• Злодею Есть Что Сказать [Возрождение]
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Долина Лю Янь находилась в северной части провинции Чан и занимала десятую долю ее территории. Даже при использовании летательного магического инструмента высокого уровня, потребуется по меньшей мере дней десять, чтобы обогнуть долину Лю Янь по кругу. Поэтому внутри долины достаточно сложно столкнуться хоть с одним человеком при условии, что вы будете гулять по ней без остановки в течение целого дня.

    Еще до того, как зайти в долину Лю Янь, Ло Цзяньцин указал ученикам горы Тай Хуа на ориентир того места, где они все должны были встретиться и собраться вместе после прохода внутрь. А если бы кто из них осмелился ослушаться, в лучшем случае отправился бы отбывать наказание за вратами порицания, а в худшем - без разговоров бы подвергся изгнанию с горы Тай Хуа.

    В результате, первым прибыв к месту назначения, старший брат наставник, наверное, полдня прождал, пока наконец не увидел Вэй Цюнъинь.

    В конце концов, в течение трех дней подтянулись все остальные ученики - среди них и Ли Сючэнь с явным выражением нежелания на лице.

    Ло Цзяньцин бросил на юношу беглый взгляд, затем окинул взором всех собравшихся и принялся напутствовать: "В этот раз наша горная секта Тай Хуа направила в долину Лю Янь девять человек. Насколько мне известно, нынче в долину также прибыли десять человек на поздней ступени стадии формирования ядра. К примеру, Янь Су из секты Дуаньхунь в полушаге от прорыва на начальную ступень стадии зарождения души. Я это к тому, что ученики на стадии заложения основ должны держать ушки на макушке и отслеживать любые предпосылки угрозы, если опасность имеется, не идите на риск и лучше поищите для себя другую возможность. Что касается учеников на стадии конденсации Ци..."

    Ло Цзяньцин сделал паузу и улыбнулся, посмотрев в сторону Вэй Цюнъинь и Се Цзычжо: "Третья шимэй, четвертый шиди, процент смертности заклинателей на стадии конденсации Ци в долине Лю Янь очень высок, будет лучше, если каждый из нас троих возьмет себе под защиту по одному ученику. Что касается использования ими магических инструментов, просто контролируйте этот процесс".

    Вэй Цюнъинь тут же откликнулась, выразив согласие.

    Се Цзычжо, однако, скривил рот: "Да Шисюн, ладно тебе. Если бы не второй шисюн, я бы вообще не приходил в долину Лю Янь, а, поскольку он отсутствует, мне пришлось пойти скрипя сердце. Теперь, когда я все же здесь, то вынужден тащить с собой бутылку из-под масла*? Я могу на перёд заявить, стоя на этом месте, что для них для всех я старший брат наставник!"

    (*拖油瓶 - притащенная бутылка из-под масла - обр. о пасынке или падчерице, приведенных их матерью в дом второго мужа или о женщине, вторично вышедшей замуж; иными словами - буксир).

    Все взгляды тотчас обратились на Ли Сючэня.

    Из трех учеников на стадии конденсации Ци один был с Пика Цан Шуан, второй - с Пика Би Цань и только Ли Сючэнь был адептом Пика Хао Мин, поэтому смысл слов Се Цзычжо был предельно ясен - будучи дашисюном Пика Хао Мин, Се Цзычжо заявил, что является шисюном всех младших учеников, разумно было бы предположить, что он попросту не хочет брать под свое крыло Ли Сючэня.

    "В таком случае, четвертый шиди, возьми шимэй с Пика Цан Шуан" - великодушно молвил Ло Цзяньцин.

    "Шисюн, ты чудо" - расхохотался Се Цзычжо.

    Проигнорировав его, Ло Цзяньцин распорядился: "Третья шимэй, тогда ты отвечаешь за шиди с Пика Би Цань. А шиди с Пика Хао Мин идет со мной".

    Ли Сючэнь рефлекторно отпрянул назад, но, пойманный улыбкой Ло Цзяньцина, послушно кивнул в знак согласия.

    Вскоре толпа разделилась и отправилась шестью разными дорогами, каждый в поисках великих возможностей для себя. Трое учеников на стадии возведения основания начали свой путь по одиночке, а трое, сформировавшие свои золотые ядра, взяли с собой по одному ученику на стадии конденсации Ци.

    Шимэй с Пика Цан Шуан, наблюдая за тем, как корабль сокровищ Ло Цзяньцина все дальше и дальше уносится ввысь, завистливо сглотнула слюну и прошептала: "Целый год провести наедине с Дашисюном в долине Лю Янь, как же повезло этому парню..."

    Заслышав эти слова, Се Цзычжо метнул в девушку пристальный взгляд: "Младшая шимэй, а со мной, что, плохо?"

    Долина Лю Янь остается открытой три дня, а по прошествии трех дней, врата закроются. После чего ровно через год долина автоматически переместит оставшихся в живых наружу.

    На вопрос Се Цзычжо шимэй, что находилась на девятой ступени стадии конденсации Ци, смущенно опустила голову и едва слышно пояснила: "Четвертый шисюн... ты без сомнения очень хороший. Но мы, ученики горы Тай Хуа только и знаем, что дашисюн вечно на Пике Юй Сяо, и совсем его не видим. К тому же, дашисюн, он..." - девушка заметно покраснела: "он так красив, талантлив и силен. Многие ученицы Тай Хуа восхищаются им. И я... в их числе"

    Се Цзычжо не сумел подобрать слов.

    Но уже спустя мгновение он, не желая сдаваться, заверил: "Может, я и не так красив, как дашисюн, однако я все равно юноша с выдающимся талантом и внешностью". Молодой человек взмахнул своим складным веером и продолжил: "Вдобавок, не забывай, что я на начальной ступени формирования ядра, а также дашисюн Пика Хао Мин. Шимэй, разве я не крут..."

    "Это совсем разные вещи. Четвертый шисюн, в наших сердцах великий брат-наставник - божество!"

    Тут Се Цзычжо и вовсе позабыл о своем таланте говорить человеческой речью.

    Казалось, девушка и не заметила его депрессивного негодования. Обеими руками она театрально схватилась за сердце: "Ты слышал, что на горе Тай Хуа есть песня - Наш Лидер?"

    Се Цзычжо сперва остолбенел, но вдруг лицо его растянулось в весьма причудливой ухмылке: "Ты говоришь... неужто так и называется Наш Лидер?"

    Шимэй яро закивала головой: "Да, эта песня Наш Лидер посвящена именно дашисюну!"

    Се Цзычжо расхохотался, а затем активировал свой магический ковер-самолет и, усадив на него шимэй полетел в путь-дорогу. Во время полета он не удержался от колкости: "Шимэй, спустя год, когда ты вновь увидишь дашисюна, обязательно спой ему эту песенку про лидера".

    Девушка озадачилась, очевидно, не понимая, что так развеселило молодого человека: "...?"

    (Вы, очевидно, тоже не поняли, просто у Се Цзычжо, видимо, извращенный мозг, либо он немного гей... Дело в том, что иероглиф 首 [shǒu] - глава, лидер, вождь, предводитель - является омонимом иероглифа 受 [shòu] - что значит уке, шоу, «боттом», пассив в гомосексуальных отношениях).

    Се Цзычжо и шимэй были последними, кто покинул место сбора. Тем временем Ло Цзяньцин на своем летающем корабле сокровищ преодолел десятки ли.

    На борту судна великий брат-наставник спокойно совершенствовался в медитации, вовсе не принимая во внимание Ли Сючэня. Он ничуть не опасался, что юноша задумает дурное - мало того, что он был только на четвертой ступени стадии конденсации Ци, Ло Цзяньцин убедился, что Ли Сючэнь не помнит, что тот порывался убить его в реликвиях.

    Память Ли Сючэня была стерта кем-то очень могущественным, и, пускай личность Ло Цзяньцина все же вызывала у мальчика некие сомнения, он определенно точно не мог понять, причину этих сомнений.

    Поэтому Ло Цзяньцин продолжал усердно совершенствоваться, как ни в чем не бывало. И только когда они вошли во второй пласт пространства долины Лю Янь, Ли Сючэнь постучался в его дверь: "Дашисюн, мы уже вошли во второй слой".

    Ло Цзяньцин открыл глаза и, улыбнувшись ему, спросил: "Ли шиди, полагаешь, нам следует остановиться?"

    Этот вопрос поставил юношу в тупик: "Дашисюн, что значит следует остановиться?"

    "Я тоже впервые в долине Лю Янь" - отозвался Ло Цзяньцин: "Хотя долина Лю Янь располагает множеством возможностей и сокровищ, не все они ценны. В большинстве своем люди приходят в долину на поиски пламенных плодов. Пламенные плоды содержат в себе чистую духовную энергию того небесного огненного демона и, по слухам, наделены остатками огненной сущности*. Мы, люди, постигаем великое учение*, а демоны совершенствуют принцип*. В долине Лю Янь полным-полно пламенных плодов, но территория долины слишком обширна, можно не найти ни одного плода в радиусе нескольких сотен ли".

    (*тут у китайцев все объединено одним словом принцип, но имеется в виду принцип, как начало - начало в своем грандиозном понятии, то есть сущность, великий закон и все в таком роде).

    Упомянув об этом как бы невзначай, Ло Цзяньцин поднял бесстрастный взгляд на Ли Сючэня: "Ли шиди, ты думаешь, мы найдем пламенные плоды, если спустимся на втором слое?"

    Долина Лю Янь походила на труднопроходимый дуршлаг или кимберлитовую трубку* скрывающую массу опасностей. Ее крайняя окружность являлась первым слоем, всего имелось девять слоев от границы в сторону центра. Говорят, что в самом сердце долины протекает огненная река, языки пламени которой вздымаются до небес. Потому-то, чем ближе слой находится к центру долины Лю Янь, тем мощнее пламенный жар, а вместе с ним и давление. Однако пламенных плодов тоже становилось больше.

    (*пример кимберлитовой трубки - так добывают алмазы).

    13301.jpg

     

    "На втором слое точно нет пламенных плодов, да и границы его чересчур велики. Шисюн, нам лучше остановиться на четвертом слое" - предложил Ли Сючэнь.

    "Да? И почему же?" - вскинул брови Ло Цзяньцин.

    "Четвертый слой находится посередине" - растолковал юноша: "Он не так близко расположен к центру долины, поэтому в его пределах нам вряд ли повстречаются особенно сильные противники, однако там у нас будет больше шансов найти пламенные поды".

    Улыбнувшись, Ло Цзяньцин кивнул.

    Уже собираясь было уйти, Ли Сючэнь сделал поросячьи глазки и не удержался от вопроса: "Шисюн, ты правда не знаешь..., что такое телевизор?"

    "Демон какой-то?" - изумился Ло Цзяньцин.

    Юноша в ответ покачал головой и вышел. Шагая по коридору корабля сокровищ, он бубнил себе под нос: "Похоже, он точно не попаданец. Неужели... после моего переселения в эту книгу, эффект бабочки сработал в таком крупном масштабе, катастрофически изменив сюжет? Рано или поздно, мне все же придется следовать сюжету, а этот тип, можно сказать, является Боссом начального уровня..."

    В целом Ло Цзяньцин не смог понять слова Ли Сючэня, однако расслышать их был способен. Мальчишка совершенно точно не ставил под сомнение личность своего брата-наставника, но в его словах затаился намек на подсознательное намерение убить.

    Мало бы кто понял, в чью сторону была направлена эта молчаливая злоба, но Ло Цзяньцин понимал это ясно, стоило ему только припомнить, сколь студеным было лезвие меча в его прошлой жизни.

    Заклинатель на четвертой ступени стадии конденсации Ци помышлял убить заклинателя на средней стадии формирования ядра?

    Ну и сказочки, подумаете вы. Однако тон Ли Сючэня был тверд и решителен, казалось, он ни сколько не сомневается в своих силах.

    Разумеется, потому что он являлся главным героем романа «В Поисках Бессмертия».

    Ло Цзяньцин достал книгу и еще разок прочитал последние несколько глав.

    Книга заканчивалась на долине Лю Янь. В последних главах говорилось, что Ли Сючэнь достиг завидного успеха, собрав неплохой урожай, и вернулся на гору Тай Хуа. Несмотря на то, что он был заклинателем на стадии конденсации Ци, юноша многократно отвращал опасности в долине, повсеместно натыкался на сокровища небесного духа и, в конце концов, нашел кровавый плод горящего пламени.

    На сей раз этот кровавый плод был целью Ло Цзяньцина.

    Это был вовсе не пламенный плод, но в нем содержалась колоссальная энергия. Когда Ли Сючэнь поглотил лишь малую его часть, то буквально сразу же перепрыгнул с шестой ступени конденсации Ци на восьмую. Кроме того, в романе говорится, что главный герой припрятал этот плод, который, похоже, в будущем должен принести не малую пользу.

    Ло Цзяньцин решил, во что бы то ни стало, заполучить кровавый плод!

    Не только ради того, чтобы отнять у Ли Сючэня сокровище, дарующее большие возможности, а главным образом ради собственных достижений в совершенствовании - что смогло бы приблизить его еще на шаг к этому человеку!

    "Если я достигну уровня небожителя, У Инь... что ты на это скажешь?"

    В следующие три дня Ло Цзяньцин не покидал своей комнаты на судне и беспрестанно совершенствовался, штурмуя вторую ступень Небесного Свитка Девяти Побед.

    Первой победой свитка была победа над весной и осенью - захват природных законов над растительностью.

    Земная флора избавилась от контроля небес. Почему ивовый пух должен кружить по весне? Почему леденящий холод осени убивает цветы? Таковым был нерушимый порядок небес, а с захватом весны и осени, всякая травинка, полагаясь на собственные силы, изберет собственный путь - развиться в уровне или же стать сорняком.

    Что же касалось ограбленных небесных законов, тут Ло Цзяньцин чувствовал, что когда его совершенствование достигнет определенного уровня, ему будет по силам учредить новые законы!

    Небеса установили правила, обязав весь мир их блюсти. Так почему бы ему не установить собственные?

    Вторая победа Небесного Свитка Девяти Побед захватывала власть над живыми существами, а точнее - над неравенством между ними.

    Небесный закон о жизни не справедлив - почему муравей от рождения живет лишь день, а демонические змееподобные наги* появляются на свет сразу одаренные могуществом восьмого ранга. Все в мире должны быть равны, негоже кому-то выделяться превосходством. Человеческому роду и расе демонов не надлежит делиться на благородных и презренных. Даже жизнь червячка и мелкой букашки, зарожденная в грязной воде или помоях - тоже жизнь.

    (*наги - змееподобные мифические существа в индуизме и буддизме. Изображаются в виде змей с человеческим торсом, человеческой головой и змеиным хвостом).

    Истинная праведность небес должна стремиться к равенству живых существ.

    Победа над живыми существами подразумевала захват закона о неравенстве между ними.

    Находясь на каменном ложе, Ло Цзяньцин без остановки перебирал пальцами печати, поток невидимой энергии начал медленно распространяться. Призрачная сила, превратившись в подобие длинной ленты, заполонила собой крохотную каюту и плавно покачивалась в воздухе. Казалось, будто бы эта энергия обладала духовным разумом - она, словно озорной ребенок, резвилась в комнате. Однако, внимая заклинаниям молодого человека, мало-помалу покорялась ему.

    А вскоре и вовсе замерла, повинуясь прозвучавшему из его уст.

    Трехлепестковый синий лотос между бровей Ло Цзяньцина расцвел в ослепительном сиянии.

    У заклинателей, совершенствующихся по свитку Девяти Лотосов Подлинного Намерения, по мере их успехов, над переносицей проявляется узор в виде лотоса. Изначально Ло Цзяньцин очень тревожился тем, что когда он бросил практиковать свиток девяти лотосов и взялся совершенствоваться по Небесному Свитку Девяти Побед, узор меча в виде лотоса на его лбу исчезнет. Странно то, что даже после практик совершенно других техник, синий лотос с тремя лепестками никуда не делся!

    Разница была лишь в том, что доселе тусклый узор теперь ярко искрился таинственным светом.

    Глаза Ло Цзяньцина были плотно закрыты, а между пальцами не спеша проявлялся синий таинственный свет. Вокруг этого свечения завертелась энергия небытия, формируя собой небольшой вихрь. Этот вихрь раздувался все больше и больше, покуда не превысил размерами пределы каюты и, словно безумный, вырвался наружу.

    "Желтый цветок - не иначе, как праджня*, изумрудный бамбук - дхармакая**".

    (*прозрение; **сущностное тело).

    "Небеса незыблемы, что есть незыблемость? Незыблемое равенство всех живых существ, незыблемость для всего сущего!"

    "Вторая победа Небесного Свитка Девяти Побед - захват живых существ!"

    В одно мгновение мощная и подавляющая духовная энергия вырвалась из груди Ло Цзяньцина, равномерно рассеявшись по всему периметру. Сперва натолкнувшись на своем пути на Ли Сючэня, стоящего в носовой части корабля, эта невидимая глазу энергия обвила его, точно шелковичным коконом, и только собиралась было силой захватить небесный закон его жизни, как вдруг тело Ли Сючэня вспыхнуло плотным и ярким свечением.

    Подавляющая сила тотчас застыла, затем в безысходности ослабила хватку на юноше, но, прежде чем убраться прочь, пару раз пренебрежительно щелкнула своим длинным хвостом Ли Сючэня, словно бы говоря, что он ниже ее достоинства.

    Само собой, Ли Сючэнь и не догадывался о происходящем. Продолжая стоять на носу судна, он с любопытством оглядывал пейзажи долины Лю Янь.

    Тем временем та энергия резко увеличилась в своих объемах и пронеслась по долине Лю Янь, охватив многочисленных демонических зверей низкого ранга, и даже обвила тело зверя пятого ранга! По уровню демонический зверь пятого ранга был равнозначен заклинателю на стадии формирования ядра. Обладая разумом от рождения, зверь пятого ранга был способен говорить на человеческом языке, он единственный среди прочих живых существ ощутил давление невидимой силы и яростно боролся с ее влиянием из последних сил.

    Но, как бы он не трепыхался, довольно скоро - и чашечка чая бы не успела завариться, яркая звезда покинула тело демонического зверя и стремительно внедрилась в тело Ло Цзяньцина.

    Молодой человек свел брови к переносице, а изумрудное свечение вокруг него расцветало все более яркими красками.

    Его аура внезапно разрослась! Наконец, достигнув великой завершенности средней ступени формирования ядра, ему осталось только пересечь границу поздней ступени!

    Вторая победа Небесного Свитка Девяти Побед успешно отработана!

    ...

    Летающий корабль сокровищ шел вперед без остановки, а вместе с ним бестелесная сила воодушевленно сметала все на своем пути. Жадная энергия дочиста всасывала небесный закон всего сущего, не забыв о растениях и, тем не менее, продолжала хищно поглядывать на Ли Сючэня.

    Если бы не тот густой свет небесного закона на теле Ли Сючэня, что просиял, освещая путь на сотню ли вперед, подавляющая энергия давным-давно бы бросилась на парнишку тигром и в мгновение ока сожрала целиком.

    В результате, немало заклинателей, прибывших в долину Лю Янь уже успели удивиться разительным переменам - очень много демонических зверей и духовной растительности противоречили здравому смыслу. Дикие змеи темных песков, которым на роду написано быть третьего ранга, вдруг поголовно спустились в уровне до второго! В принципе не способный достичь четвертого класса цветок черного пламени, взял, да и плюнул на все правила, став таки духовным растением четвертого класса!

    "Может, причина в географическом расположении долины Лю Янь?"

    Никто не мог дать происходящему объяснение.

    Спустя семь дней Ло Цзяньцин и Ли Сючэнь добрались до четвертого слоя долины Лю Янь.

    Великий брат наставник вернул свой летающий корабль сокровищ обратно в кольцо пространственного хранения, и вдвоем они ступили на обжигающий песок, шаг за шагом продвигаясь в сторону центра долины Лю Янь.

    В данный момент Ли Сючэнь боялся Ло Цзяньцина ровно столько же, сколько от него зависел. Само собой, его навыки еще слишком низки, а Ло Цзяньцин сейчас выступал большим деревом, на которое можно было опереться - поистине весьма удобно. Однако юноша по сей день держал в памяти тот случай в реликвиях Истинного Лорда Бэйду, когда великий брат-наставник приказал заткнуть ему рот и наложил на его тело сдерживающее заклинание, опозорив перед остальными учениками.

    Но, проведя в его компании последние несколько дней, Ли Сючэнь с удивлением обнаружил, что Ло Цзяньцин, похоже и вовсе забыл о том инциденте.

    Ли Сючэнь даже рискнул осторожно спросить на сей счет, отчего Ло Цзяньцин так искренне поразился, вопрошая: "Шиди, так это был ты?"

    Выходит, Ло Цзяньцин его даже не запомнил! - неожиданно прозрел Ли Сючэнь.

    Это обретало смысл - с самого начала он полагал, что Ло Цзяньцин тоже переселился, а потому намеренно доставал его несколько раз, прощупывая почву. Кто же знал, что брат-наставник в результате заедет ему ногой по лицу. А после этого случая в реликвиях Лорда Бэйду он, вероятно, обмолвился о том, о чем следовало умолчать, и Ло Цзяньцин на правах дашисюна его наказал.

    Тщательно все обдумав, Ли Сючэнь пришел к выводу, что Ло Цзяньцин не так уж и плох. Во всяком случае, намного лучше Се Цзычжо.

    Теперь юноша взглянул на Ло Цзяньцина немного по-другому. Все это время, находясь на Пике Хао Мин, Ли Сючэнь настрадался от многих людей и постепенно научился скрывать свои чувства. Из десяти провокаций Се Цзычжо, ему успешно удавалось игнорировать две - прогресс... да еще какой.

    "Дашисюн, как насчет сделать здесь небольшой привал?" - обратился он к брату-наставнику.

    "Хорошо, давай" - улыбнулся в ответ Ло Цзяньцин.

    Смотри-ка! Дашисюн горы Тай Хуа намного сговорчивей Се Цзычжо!

    Ло Цзяньцин демонстрировал холодную невозмутимость, казалось, всяческие магические сокровища и артефакты не имели для него ни малейшего значения - он только и делал, что непрерывно совершенствовался. Если Ли Сючэнь просил его остановиться, он останавливался, если просил продолжить путь, он без возражений продолжал. Таким образом Ли Сючэнь понемногу расслабился сам и ослабил свою бдительность по отношению к Ло Цзяньцину.

    Однако на протяжении всего пути Ло Цзяньцин не повстречал ни одного пламенного плода.

    Три дня их было не видать, а тут вдруг за один день они нашли сразу семь-восемь плодов!

    Ло Цзяньцин повел себя весьма великодушно - те, что Ли Сючэнь был в состоянии добыть сам, он не трогал, а собирал только те пламенные плоды, которые достать у юноши силенок не хватало.

    Таким поступком Ли Сючэнь был очень тронут и тут же позабыл болезненный «удар ногой в лицо» и унизительный «кляп во рту».

    Юноша был так благодарен, что однажды глубокой ночью пробормотал: "Когда ты станешь Боссом, я постараюсь безболезненно с тобой разделаться".

    Ли Сючэнь не ведал, что острота слуха Ло Цзяньцина абсолютно не шла ни в какое сравнение с обычными заклинателями, сформировавшими золотое ядро, да что уж там, его слух превосходил даже способности заклинателей на стадии зарождения души. Пускай Ли Сючэнь не издал бы ни звука, выдохнув лишь воздух, Ло Цзяньцин непременно расслышал бы в нем слова.

    Так они вдвоем и продвигались всю дорогу - Ли Сючэнь, можно сказать, «наслаждаясь прохладой в тени большого дерева*», повсюду собирал драгоценные артефакты. Ло Цзяньцин тоже никуда не спешил. Повстречавшийся им на дороге бродячий заклинатель, увидев на Ло Цзяньцине белую форму горной секты Тай Хуа и разглядев его уровень средней ступени формирования ядра, тотчас же понял, что тут ему поживиться не удастся и в гневе удалился.

    (*наслаждаясь прохладой в тени большого дерева - имеется в виду, что он чувствовал себя в безопасности под покровительством ЛЦЦ).

    Вот уже минуло свыше месяца, и вдвоем они собрали знатный урожай. Ли Сючэнь с признанием воззрился на старшего брата-наставника, который, как и прежде, держался безразличным.

    Ли Сючэнь был безгранично благодарен Ло Цзяньцину. И Ло Цзяньцин прекрасно понимал, что, несмотря на то, что он вынужден был разделить добытые сокровища с Ли Сючэнем, тем не менее, его доля урожая, собранная всего за один месяц, с лихвой превышала те крохи, что он сумел собрать за полгода в своей прошлой жизни!

    Небеса были слишком несправедливы - Ли Сючэню достаточно было просто остановиться передохнуть, а под его ногами вдруг завалялся пламенный плод. Ло Цзяньцину же приходилось за этот пламенный плод сражаться с демоническим зверем пятого ранга.

    Спустя еще три дня пути, они наткнулись на людей из секты Дуаньхунь.

    В отличие от горы Тай Хуа, секта Дуаньхунь не стала делиться на группы, дабы увеличить свои шансы и найти как можно больше сокровищ, все они действовали вместе. Лидером их был Янь Су, тот самый, что в полушаге от начальной ступени зарождения души. Когда он так внезапно появился, Ло Цзяньцин открыл глаза и обратил взор в его сторону.

    Их взгляды скрестились, подобно клинкам.

    Немало времени прошло, прежде чем Янь Су наконец сложил руки в приветственном жесте: "Брат Ло".

    (Они обращаются друг к другу ДаоЮ - единоверец, поскольку все постигают путь дао, можно перевести как брат/друг на пути дао; я решила все опустить и оставить просто брат).

    "Брат Янь" - ответил тем же жестом Ло Цзяньцин.

    "Похоже, браться с горы Тай Хуа решили разделиться, и каждый сам по себе отправился на поиски великих возможностей?" - поинтересовался Янь Су.

    Ло Цзяньцин без слов продемонстрировал легкую улыбку и решил не отвечать на вопрос.

    Как раз в этот момент девушка, одетая не в форменную одежду, что стояла рядом с Янь Су, внезапно пронзительно взвизгнула: "Шисюн, тот мальчишка! Я видела, как он недавно нашел пламенный плод, и сейчас он подобрал еще один, выкопав его прямо из песка!"

    Испепеляющие взоры адептов Дуаньхунь тотчас обратились на Ли Сючэня, стоящего рядом с Ло Цзяньцином.

    Ло Цзяньцин тоже повернулся к нему лицом, до некоторой степени пораженным.

    ...И четверти часа не прошло, а Ли Сючэнь уже заполучил два пламенных плода?!

    Все девять человек из секты Дуаньхунь сверлили Ли Сючэня взглядами. Та же барышня в повседневном зеленом платье завистливо высказалась, якобы пацан на стадии конденсации Ци попросту не обладает навыками, чтобы собрать столько пламенных плодов. Однако Янь Су махнул рукой, прервав монолог раздраженной женщины, и шагнул вперед: "Брат Ло, осмелюсь спросить, сколько пламенных плодов вы оба собрали?"

    Как только он это произнес, взгляд Ло Цзяньцина в мгновение ока заледенел.

    Янь Су поспешил добавить: "Знаю, мой вопрос бесцеремонен, но Брат Ло, мы вдевятером два месяца искали и смогли добыть лишь четыре пламенных плода".

    Вместо того, чтобы разозлиться, Ло Цзяньцин рассмеялся: "Вы смогли добыть лишь четыре пламенных плода..., и как же это меня касается?"

    "Брат Ло, я всегда уважал великую славу первого ученика горы Тай Хуа" - не унимался Янь Су: "Но мои шиди и шимэй, войдя в долину Лю Янь, рискуют своими жизнями. Убивать и грабить людей в долине - обыкновенное дело. Кроме того, как известно, все, что произошло в долине Лю Янь, остается в долине Лю Янь. Гора Тай Хуа и наша секта Дуаньхунь подписали взаимное соглашение, которое гласит - жизнь или смерть в долине Лю Янь - все зависит от судьбы, богатство и почет определены небесами!"

    "И?" - индифферентно отозвался Ло Цзяньцин.

    Лицо Янь Су искрилось праведностью: "Тот юный брат, похоже, ходит у судьбы в любимцах, думается, у него с лихвой пламенных плодов. Брат Ло, я, по фамилии Янь, гарантирую тебе, что если ты отдашь нам пять пламенных плодов, наша секта Дуаньхунь ни при каких условиях не будет тебе противником в долине Лю Янь..."

    Ба-ах!

    Ядовито-синий блеск меча с грохотом бросился в атаку. Янь Су тут же вытащил свой призрачный топор, спеша сдержать удар, и даже не успел договорить.

    Ло Цзяньцин извлек свой меч Шуан Фу и, отшвырнув подальше Ли Сючэня, восстал против того нахала.

    Подняв свой большой топор, Янь Су вышел вперед, принимая бой, и уже через мгновение двое столкнулись в ожесточенной битве.

    Янь Су все еще надеялся уладить конфликт по добру: "Брат Ло, это же просто ученик на стадии конденсации Ци, достоин ли он того, что бы мы с тобой бились за него?"

    Ло Цзяньцин неожиданно рассмеялся: "Думаешь я восстал против секты Дуаньхунь ради него?!"

    "Ну да" - кивнул Янь Су.

    Свет меча клином сошелся, а Ло Цзяньцин сурово произнес: "Моя горя Тай Хуа ни за что и ни перед кем не признает свое поражение, а уж тем более не уступит такому, как ты! Во славное имя горы Тай Хуа я заставлю тебя просить о прощении!"

    В этом мире только горе Тай Хуа дозволено помыкать остальными, но никогда на свете никто не посмеет помыкать учениками горы Тай Хуа!

    Зеленый и черный силуэт не прекращали бой в воздухе - меч скрестился с большим топором, разбрызгивая металлические искры. Восемь соучеников Янь Су кинулись преследовать Ли Сючэня, но Ло Цзяньцин одним взмахом своего клинка на корню отрубил их попытки.

    Выражение лица Янь Су сделалось грозным: "Брат Ло, не говори мне, что собрался противостоять девятерым в одиночку".

    Ло Цзяньцин отпрыгнул, отступив на шаг, и щелкнул пальцами - Шуан Фу тотчас влетел в его ладонь.

    "Почему бы и нет?" - сказал он со смехом.

    Под палящим солнцем на жгучем песке стоял молодой человек в одеждах цвета цин, чья красота ослепляла. В руках он держал длинный меч, холодный блеск которого преграждал дорогу девятерым. Один муж удерживает целую заставу, десять тысяч мужей не пройдут*! Его величественная сила подавляла всех девятерых адептов секты Дуаньхунь, даже Янь Су, чье мастерство достигло великой завершенности формирования золотого ядра, и тот не смел смотреть Ло Цзяньцину прямо в глаза.

    (*обр. неприступное в стратегическом отношении место, неприступный, непроходимый, непреодолимый)

    Обе стороны затихли на мгновение, а спустя секунду синхронно рванули в атаку!

    Блеск меча Ло Цзяньцина полоснул по правым рукам троих учеников на стадии возведения основания, выведя их из строя на некоторое время. Еще трое на стадии конденсации Ци решили не ввязываться в опасную битву, в результате перед Ло Цзяньцином остались двое учеников на начальной ступени формирования ядра и Янь Су на поздней ступени.

    "Духи небесного топора!"

    "Меч влечет раскаты грома!"

    Главным образом борьба велась между Ло Цзяньцинем и Янь Су.

    Хотя почтенный Хао Синцзы говорил, что Ло Цзяньцина даже заклинатель на начальной ступени зарождения души не сможет одолеть, однако этот Янь Су мало того, что был в полушаге от прорыва на эту стадию, под боком у него имелась пара заклинателей на стадии формирования ядра, которые исподтишка могли нанести удар - таким образом, чаша весов мало-помалу склонялась не в пользу Ло Цзяньцина.

    Большой топор в руке Янь Су окутало черными миазмами, бесчисленные призраки вырвались наружу. Небо заволокло мраком, зашумел порывистый северный ветер. В сопровождении заунывных воплей эти призраки, сломя голову, рванули в сторону Ло Цзяньцина. Зрачки молодого человека сжались до точек.

    "Захват весны и осени!"

    "Меч превращается в лотос о девяти лепестках!"

    Девять сияющих синих мечей сформировали собой огромную формацию в виде цветка лотоса, которая понеслась в атаку на бесчисленных призраков. Столкнувшись, они закрутились в яростном противостоянии. Тем временем Янь Су, скрежеща зубами, выплюнул кровавую квинтэссенцию, чем вдохнул в свой призрачный топор больше энергии.

    А в это же мгновение двое других адепта секты Дуаньхунь на стадии формирования ядра с обеих сторон обступили Ло Цзяньцина.

    Градины пота выступили на лбу молодого человека, ему не доставало сил, чтобы противостоять набегу этих двоих. В тот самый миг, когда он уже решительно вознамерился разбить котлы и потопить лодки*, прибегнув ко второму захвату Небесного Свитка Девяти Побед, тем самым без остатка истратить всего себя, вдали послышался разрушительный вой духовной энергии.

    (*обр. в знач.: стоять насмерть, отрезать себе путь к отступлению, сжечь мосты, не отступать, не сдаваться).

    "А-а! Какая боль!"

    "Кто посмел!"

    Плеть красная, как кровь, пробила насквозь плечо одного из заклинателей начальной ступени формирования ядра, затем проткнула ладонь второго. И под звуки озорного хохота вернулась к своему владельцу - кроваво-красный силуэт, подобно тени, медленно плыл средь песочных дюн. "Девять против одного, как увлекательно" - низким тоном отметил он, но продолжал смеяться.

    "Ты кто такой?" - выкрикнул заклинатель секты Дуаньхунь: "Не вмешивайся не в свое дело".

    Стоило Ло Цзяньцину услышать этот голос, как зрачки его тотчас сузились, а Янь Су, тем не менее, не сбросил с лица ледяную маску. Он поспешно опустил свой огромный топор и полетел к толпе остальных учеников Дуаньхунь. Встав между ними, он обратил настороженный взор на мужчину в красном.

    "Кто я такой? Не дорос ты еще знать". Мо Цю усмехнулся, прикрыв губы, и подошел к Ло Цзяньцину: "Я заметил, что вы целой толпой набросились на одного, разве мог я просто пройти мимо".

    "Брат Ло ранил трех наших младших учеников на стадии конденсации Ци" - недовольно бросил один из адептов Дуаньхунь.

    Мо Цю вновь усмехнулся: "Да что вы говорите.., в долине Лю Янь жизнь и смерть предопределены судьбой, а богатство и честь дарованы небесами. Попросту ваши навыки хуже других, и как вы еще живы до сих пор?"

    "ТЫ!"

    Повернувшись к Мо Цю, Ло Цзяньцин сложил руки перед грудью: "Брат Мо, премного благодарен за оказанную услугу".

    "О, не стоит благодарностей" - помахал рукой Мо Цю: "Меня всегда раздражали люди из Дуаньхунь".

    "Тебя что-то связывает с сектой Дуаньхунь?" - удивился Ло Цзяньцин: "Разве ты не впервые в тридцати шести провинциях?"

    "Ты наводил обо мне справки?" - внезапно сощурил глаза Мо Цю.

    Ло Цзяньцин остался безмолвен.

    В этот момент между Ло Цзяньцином и Мо Цю повисла стылая атмосфера. Завидев положение дел, Янь Су крепко сжал в руке свой большой топор и твердо намеревался тайком атаковать. Однако ни с того, ни с сего небо на востоке озарила вспышка кроваво-красного пламени, сокрушающая мощь с грохотом обвалилась на землю, закрутив смерчем пыль и песок.

    Ло Цзяньцин, Мо Цю и Янь Су переглянулись.

    "Явление великого сокровища!"

    Трое мгновенно обратились лучами яркого света и унеслись в эпицентр происходящего.

    Скорость полета Ло Цзяньцина превзошла остальных, но, кто бы мог подумать, Мо Цю сел ему на хвост, тогда как Янь Су прилично отставал.

    Ло Цзяньцин набрал обороты, однако Мо Цю по-прежнему держался вплотную. Очень скоро эти двое оставили Янь Су далеко позади, что его было и не видать.

    В погоне за великим сокровищем каждый действовал сам по себе, то же касалось и Янь Су - он без раздумий оставил своих шиди и шимэй.

    Прибыв на место, Ло Цзяньцин увидел, что Ли Сючэнь подвергся удару меча заклинателя на стадии заложения основ. Однако взгляд великого брата-наставника не задержался на юноше ни на секунду, он обратил его в самый центр песочной ямы, где находился кровавый плод.

    Молодой человек распахнул глаза так широко, насколько только мог, и даже на мгновение перестал дышать.

    Со стороны раздался насмешливый голос Мо Цю: "Кажется тот парень - ученик вашей горы Тай Хуа, похоже, он смертельно ранен. Ты еще успеешь спасти его, почему не спешишь ему на выручку?"

    "Брат Мо, ты обознался" - заверил Ло Цзяньцин: "Я не вижу здесь учеников горы Тай Хуа".

    Мо Цю изумленно вскинул брови и больше ничего не сказал.

    Это была впалая дюна радиусом в десяток ли!

    Ло Цзяньцин сосредоточил взгляд на кровавом плоде, однако не двигался. Он знал, что не стоит быть доверчивым к учтивым речам Мо Цю - стоит Ло Цзяньцину шевельнуться, тот воспользуется своей плетью, дабы пресечь его поползновения. Точно также и он сам реагировал на каждое действие Мо Цю, угрожающе обнажая меч.

    Во имя долга своей прошлой жизни перед предком семьи Мо, Ло Цзяньцин совершенно точно не станет убивать Мо Цю, но это вовсе не означает, что он добровольно откажется от великого сокровища, когда оно практически на ладони.

    Оба в одночасье застыли.

    С самого начала находившийся здесь бродячий заклинатель на стадии заложения основ, вдруг увидев двоих на стадии формирования ядра, испуганно замер на месте, не осмеливаясь пошевелиться. Вскоре подоспел и Янь Су. Он потрясенно воззрился на кровавый плод, воскликнув: "Это же чудодейственное растение выше седьмого класса!"

    В этом мире чудодейственные травы делились на девять классов. Растения седьмого класса и выше в большинстве своем обладали сознанием, а те, что восьмого класса, были наделены различными способностями. Растения девятого класса и вовсе могли принимать человеческий облик, однако последних никто не встречал вот уже несколько тысяч лет!

    Как ни странно, этот кровавый плод, несмотря на его ужасающее давление, похоже не имел сознания. Однако, вне всякого сомнения, такой устрашающей мощью могло обладать растение по меньшей мере выше шестого класса точно. Обычные пламенные плоды ни в какое сравнение с ним не идут.

    Рождение этого плода наделало чрезвычайно много шума - это еще мягко сказано. Само собой, на место начали стекаться массы заклинателей.

    Ло Цзяньцин наконец понял, почему в своей прошлой жизни ничего знать не знал об этом плоде. Оказывается, этот внушающий страх плод, вопреки ожиданиям, находился на четвертом слое долины Лю Янь, а не в самом ее сердце! В своей прошлой жизни к этому времени он положил все силы, чтобы достичь восьмого слоя - естественно, ему было невдомёк, что творится на четвертом.

    И только лишь в этой жизни ему довелось узнать.

    Мо Цю верно сказал - Ло Цзяньцин мог спасти Ли Сючэня, но не стал.

    Просто этот мальчишка больше не был ему полезен. Уж коли он нашел это чудодейственное растение, принимая во внимание покровительство небес над Ли Сючэнем, пронзать его своим мечом молодой человек больше не намерен. А что касается трудностей и опасностей, поджидающих Ли Сючэня в этом увлекательном приключении - это больше не заботы Ло Цзяньцина.

    В книге говорится, что Ли Сючэнь, как рыбак, вытащивший устрицу вместе с птицей, чей клюв защемило раковиной*, заполучил этот плод. Только вот на сей раз Ло Цзяньцин не предоставит ему такого шанса.

    (*выгода рыбака, добывшего как птицу-рыболова, так и устрицу, раковиной защемившую птичий клюв - выгода, прибыль, которую извлекают третьи лица из конфликта между двумя сторонами).

    А вокруг впалой песчаной дюны постепенно собралось свыше сотни заклинателей.

    Заклинатели с золотыми ядрами парили в небе, остальные - кто на стадии заложения основ, кто на стадии конденсации Ци - не сдаваясь обступали дюну, выискивая удобного случая умыкнуть сокровище. Сперва Ло Цзяньцин и Мо Цю обоюдно сдерживали друг друга, теперь к ним подключился и Янь Су, уравняв баланс трехстороннего противостояния.

    Ситуация зашла в тупик, и продолжалось все это довольно долго, пока не появились трое наследников крупных кланов на поздней ступени формирования ядра. Старшая шицзе секты Фэйхуа, также на поздней ступени формирования ядра - заклинательница Мин Хуа тоже оказалась здесь.

    В общей сложности - шесть заклинателей поздней ступени формирования ядра и Ло Цзяньцин, что на ступень ниже.

    Все семеро настороженно поглядывали друг на друга, никто не решался действовать первым.

    Таким образом могущественная семерка и сотни бродячих совершенствующихся сторожили эту впалую дюну в течение трех дней.

    На рассвете третьего дня кровавый плод внезапно закачался и, сорвавшись, неожиданно полетел в сторону Мо Цю, упав прямиком в его ладони.

    Казалось, Мо Цю был к этому готов - поймав кровавый плод, он развернулся кругом и бросился наутёк.

    Ло Цзяньцин ближе всех находился к Мо Цю, поэтому тотчас же обнажил свой меч и преградил ему путь до того, как тот успел покинуть дюну.

    Мгновения не прошло, как несметное количество духовной энергии атаковало мужчину в красном наряде.

    "Дух небесного топора!"

    "Цветочная песнь!"

    "Снежная пика отречения!"

    "Смертоносный нефритовый феникс небес!"

    "Пробивающая облака, разящая солнце стрела!"

    Вдруг осознав, какая ужасающая опасность надвигается на одного Мо Цю, Ло Цзяньцин потрясенно распахнул глаза, зрачки его сжались до точек. Он мешкал не дольше секунды и, развернувшись лицом к атакующей пятерке заклинателей поздней ступени формирования ядра, поднял свой меч.

    "Захват весны и осени!"

    "Захват живых существ!"

    "Меч превращается в лотос о девяти лепестках!"

  • Злодею Есть Что Сказать [Возрождение]
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии