• Злодею Есть Что Сказать [Возрождение]
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Спустя день, младший адепт явился доложить Ло Цзянь Цину, что происшествие на «Тропе Грома и Молнии» было чистой случайностью.

    Будучи сектой номер один в мире заклинателей, гора Тай Хуа принимала учеников из любого места под солнцем раз в десять лет. Что такое десять лет для совершенствующихся - не более чем срок для уединения. Отчего старейшинам стало весьма затруднительно управлять сектой, поэтому они вверили бразды правления младшему поколению.

    Ло Цзянь Цин является главным учеником горной секты Тай Хуа и единственным учеником седьмого Пика Юй Сяо. Десять лет назад он непосредственно принимал участие в отборе новобранцев, но в этот раз ему посчастливилось взять небольшой отпуск и покинуть территорию секты, а его обязанность по контролю испытаний взяла на себя третья сестра-наставница Вэй Цюн Инь.

    Под чьим управлением и произошел несчастный случай на «Тропе Грома и Молнии».

    Ученик, ответственный за активацию этого испытания при помощи духовных камней, пренебрежительно использовал духовные камни среднего уровня, вместо камней низшего уровня, что и привело к увеличению мощности влияния смертельно-опасных молний и едва не закончилось полной катастрофой.

    Поскольку виной был ненадлежащий контроль со стороны Вэй Цюн Инь, в качестве наказания, она должна отправиться на Утес Раскаяния для медитации в течение месяца, а потому все заботы экзаминаторства вновь перешли Ло Цзянь Цину.

    Услышав передачу голоса от Вэй Цюн Инь, которая уже далеко за тысячу миль, Ло Цзянь Цин не знал плакать ему или смеяться.

    (Передача голоса - техника Цзянху (мира боевых искусств), с помощью которой можно общаться на большом расстоянии с человеком, и только он будет слышать голос передающего).

    "Старший брат Ло, из всех семи пиков хребта Тай Хуа, твой Пик Юй Сяо самый праздный. На этот раз я совершила ошибку и должна понести наказание. Боевой Дядюшка сказал, что я могу просить у тебя помощи с проведением экзаменов вместо меня. Премного благодарна. Вэй Цюн Инь".

    Просить человека о помощи, перед этим обвинив его в праздности? Где логика?

    Кажется, Вэй Цюн Инь была такой же, как и в его прошлой жизни - она добивалась неплохих успехов в совершенствовании, но так и не научилась вести себя подобающе.

    Конечно же Ло Цзянь Цин не отверг эту просьбу. В своей прошлой жизни он и сам с легкостью прошел межпиковые экзамены на высшем уровне. Он безучастно уставился на ребенка с посредственным основанием, который выглядел, казалось, как святая простота. Всего за каких-то десять дней сила этого подростка весомо увеличилась, один маневр - и вот он уже занял второе место на межпиковых экзаменах и беспрепятственно шагнул на Пик Юй Сяо, снискав место второго ученика.

    Три дня назад Ло Цзянь Цин очнулся посреди кучи трупов.

    Он словно был похоронен под грудой бездыханных тел. Его кости, казалось, были расплющены, а голова весила тысячу цзинь, его белые одежды насквозь пропитались густой кровью и грязью - его окружали сотни мертвых зверей. Ло Цзянь Цин сперва было решил, что попал в ад, но заметив циркуляцию духовной энергии в своем теле, пришел в неописуемый восторг. А туман в голове постепенно рассеивался, и память об этом месте становилась все более ясной---

    (1 цзинь = 500 грамм).

    Горы Вань Шу.

    Далеко в прошлом, отправляться на горы Вань Шу для убийства демонов было его излюбленным занятием. Он мог посвящать этой забаве по два-три года безвылазно.

    Это место, где царит абсолютное беззаконие - никто не станет мстить за убийство демонов. Заклинатели, избравшие темный демонический путь, так же приходили на горы Вань Шу, чтобы охотиться на людей, как на зверье. Вопреки здравому смыслу мира совершенствования, это место являлось точкой сбора светлых и темных заклинателей для урегулирования конфликтов между собой. Здесь происходили жестокие массовые убийства, никто себя не сдерживал.

    Очнувшись в этом гиблом месте, Ло Цзянь Цин не поспешил сразу убраться оттуда, а прежде поудобней уселся на горе трупов и стал размышлять о событиях своей прошлой жизни. Он понял, что вернулся на восемнадцать лет назад, когда Ли Сю Чэнь вот-вот должен войти в секту и стать его шиди.

    (Шиди - младший брат-адепт).

    Шла как раз та самая неделя межпиковых экзаменов.

    Он тут же поспешил отправиться на гору Тай Хуа, чтобы помешать Ли Сю Чэню присоединиться к секте. Стоило ему подняться на ноги, как странный предмет свалился сверху и с треском ударил его по голове.

    Ло Цзянь Цин протянул руки и схватил упавший предмет, посчитав его сборником секретных техник. Опустив голову вниз, он прочитал «В Поисках Бессмертия»?

    После открытия книги, жизнь Ло Цзянь Цина уже нельзя назвать прежней.

    Его мир был книгой! И этот роман в жанре гарема, лишенный каких-либо правил, с полным отсутствием логики и не соответствующий ни одному из трех взглядов!

    (Три взгляда: взгляд на мир - материя, взгляд на жизнь - бытие, взгляд на ценности - духовность).

    Ли Сю Чэнь был из тех, кому стоит только пожелать, и это непременно станет явью: подними голову - как небеса благоволят тебе во всем, опусти голову - и тут-как-тут у ног уже духовный зверь. С тех пор как он впервые ступил на порог секты Тай Хуа, мальчик чувствовал себя, словно рыба в воде - удача во всем, как небесная манна, безостановочно лилась на его голову. Даже будучи обладателем не столь благородной наружности, стоило ему героически спасти красотку, не проявляющую благосклонность к нему, она моментально менялась во взглядах и готова была отдать свое сердце.

    Прочитав книгу от корки до корки, Ло Цзянь Цин чувствовал себя весьма прескверно. Его красивое и изящное лицо застыло в ярости, плотно закрытые веки подергивались в напряжении. Он поднял свой меч и одним махом пронзил тихо подкравшегося темного заклинателя, словно надоедливую муху, не удостоив того даже взглядом. Стряхнув капли крови с лезвия, Ло Цзянь Цин запрыгнул на меч и устремился в сторону горы Тай Хуа.

    Но, кажется, что в романе «В Поисках Бессмертия» опущены многие события, он лишь пересказывает историю Ли Сю Чэня, который за короткий срок сверг Ло Цзянь Цина с насиженного места и стал лучшим учеником горной секты Тай Хуа. Теперь Ло Цзянь Цин доподлинно знал, что мальчишка будет раз за разом чинить козни против него и всячески подставлять. В конце концов Ло Цзянь Цин потерял самообладание и в порыве гнева жестоко расправился с единственным духовным зверем Ли Сю Чэня, после чего нанес серьезное ранение юноше во Всетемном Царстве, за что был навсегда изгнан с горы Тай Хуа.

    Несомненно поводом для разногласий во Всетемном Царстве стали потаенные там сокровища. В итоге Ло Цзянь Цин сыграл нечестно, используя на Ли Сю Чэне скрытую атаку, что и привело к тяжким последствиям.

    За все время путешествия от гор Вань Шу до горы Тай Хуа, Ло Цзянь Цин дюжину раз перечитал «В Поисках Бессмертия» с первой до последней страницы.

    Ощущение того, как лезвие меча пронзает сердце из прошлой жизни все еще терзало его память. Но ему дан второй шанс, и в этой жизни он не позволит подобному повториться вновь.

    Прибыв на «Тропу Грома и Молнии», Ло Цзянь Цин увидел перед собой лицо Ли Сю Чэня, который нанес ему смертельный удар, но это было всего лишь воспоминание из прошлого, а в настоящий момент десятки пар глаз, полных изумления, устремились на него - это были дети, юноши и девушки, проходящие испытание. Поэтому он не мог позволить себе поддаться влиянию прошлых обид и потерять самообладание перед младшими братьями и сестрами. Вмешавшись в испытание «Тропы Грома и Молнии», Ло Цзянь Цин изменил ход истории, предотвратив трагическую гибель бесхитростной маленькой девочки, которая так самоотверженно готова была пожертвовать своей жизнью.

    Хотя...

    "Старший брат Ло, это список новых учеников этого года. Пожалуйста, взгляни".

    Ло Цзянь Цин посмотрел на список, который пестрил десятками строк, и увидел имя `Ли Сю Чэнь`, уголок его губ нервно подпрыгнул. С легкой и добродушной улыбкой он поднял глаза, посмотрев на младшего адепта и спросил: "Помнится мне этот Ли Сю Чэнь обладает заурядным основанием, как ему удалось вступить в секту?"

    Глядя на его праведные и холеные лицо и улыбку, младший адепт судорожно сглотнул. С дрожью в голосе он проговорил: "Не смотря на низкий уровень его основания, он все же прошел испытание «Тропы Грома и Молнии». Старший брат Ло, после того как ты взял на себя ответственность остановить молнию, время испытания подошло к концу, теперь в твоем распоряжении 14 шиди и шимэй". Этот адепт просто принял почти половину из тех, кто находился на тропе.

    (Шимей - младшая сестра-адепт).

    Ло Цзянь Цин в изумлении поднял брови, больше ничего не сказав. Младший адепт одарил его взглядом насквозь пропитанным благоговением и восхищением, и поспешил уходить, но прежде чем покинуть комнату, он несколько раз обернулся, сказав, что через три дня после межпиковых экзаменов он вынужден будет просить Ло Цзянь Цина стать шисюном этих детей.

    (Шисюн - брат-наставник).

    Ло Цянь Цин забвенно кивал на каждую просьбу младшего, а когда тот наконец ушел, улыбка на его лице тотчас померкла.

    Он тяжело вздохнул и встал, собираясь покинуть Пик Юй Сяо. Прошло то всего пол дня с момента его возвращения, а на голову свалился целый ворох дел.

    Спустя три дня настало время межпиковых экзаменов.

    24 новичка показались на арене, все они с любопытством разглядывали и оценивали друг друга. Среди этих новобранцев было по меньшей мере 8 девушек, одна из которых выглядела привлекательнее остальных - Лю Сяо Сяо. Одной рукой девушка то и дело подтягивала к себе мальчика, который что-то говорил, но, казалось, вообще не обращал внимания на окружающих.

    Даже если этот мальчик однажды и прослыл выдающимся талантом, Ли Сю Чэнь все же обладал посредственным основанием, что отразилось в том числе и на его внешности.

    Этим он привлек на себя немало удивленных взглядов. Многие задавались вопросом: как такой заурядный юноша целиком захватил внимание красавицы с основанием третьего уровня.

    "Старший брат Чэнь, ты достаточно практиковался? Неплохо бы знать, насколько хороши остальные. А вдруг что-то пойдет не так?"

    Ли Сю Чэн лишь небрежно кивнул: "Мгм".

    Завидев его безучастное выражение лица, Лю Сяо Сяо печально нахмурилась: "Старший брат Чэнь, разве ты не говорил, что если мы присоединимся к горной секте Тай Хуа, то сможем стать бессмертными, и тогда мои родители смогут жить счастливо? Но вчера тот брат-наставник сказал, что мы не можем вернуться домой, когда захотим".

    Ли Сю Чэнь с сожалением произнес: "Рано или поздно ты сможешь вернуться домой".

    Говоря эти слова, юноша одарил Лю Сяо Сяо взглядом, от которого маленькая девочка почувствовала как ее сердце сжимает колющая досада.

    Лю Сяо Сяо не понимала, что происходит с ее Чэнь-гэгэ. До испытания на «Тропе Грома и Молнии» ее Чэнь-гэгэ всегда проявлял к ней особую заботу - последние три года они были не разлей вода - юноша опекал и лелеял девочку. Но сейчас Ли Сю Чэнь выглядит холодным и отстраненным. Она последовала за ним на гору Тай Хуа лишь для того, чтобы ее родители гордились ей и смогли прожить свои дни в радости и спокойствии. Но сейчас она просто не узнавала этого когда-то близкого человека.

    (-гэгэ - братик).

    В один миг эти горькие переживания захлестнули сердце малышки, которой не было и десяти лет. Лю Сяо Сяо моргнула, и слезы покатились по ее щекам. Но как только она подняла глаза, ее взору предстал этот прекрасный человек в белоснежных одеждах, от вида которого перехватило дыхание. Она громко выкрикнула: "Старшая сестра! Старший брат Чэнь, посмотри - посмотри! Это та старшая сестра, которая нас спасла!"

    В этаком порыве девочка совсем не задумывалась о том, что близстоящие отчетливо слышат ее звонкий голосок, да что уж там - адепты, что находились на приличном расстоянии от арены, многие из которых уже были на стадии очищения ци, имели предельно ясный слух, и посему ее громкие реплики не остались без внимания.

    "Старшая... старшая сестра? Эта девочка назвала старшего брата Ло старшей сестрой?"

    "Хахахаха, действительно, наш старший брат Ло такой обаятельный и беззаботный. Во всем мире заклинателей не найдется женщины, которая бы не грезила о нем".

    "В свой первый день в секте, я подумала, что старший брат Ло на самом деле старшая сестра, которая любит носить мужскую одежду, он просто такой обаятельный..."

    Услышав эти слова, Ло Цзянь Цин тут же отвлекся в поисках того, кто их сказал. Он опустил взгляд на арену, где и находился источник звука - молодая девушка, крепко обнимающая руку своего Чэнь-гэгэ, радостно размахивала собственной.

    Обладая стройной точеной фигурой и, будучи, как минимум на метр, выше нее, он приподнял брови - эта девчушка с бобовый росток назвала его старшей сестрой?

    Молодой человек в черных одеждах хихикнул и подошел ближе к Ло Цзянь Цину, чтобы буркнуть ему на ухо: "Старший брат, а у девчонки отменный взгляд на вещи".

    Ло Цзянь Цин бросил на него неодобрительный взгляд в то время, как тот уже опустил голову и развел руками, больше ничего не сказав. Ло Цзянь Цин обернулся и степенно обвел глазами арену, а перешептывающиеся адепты тотчас закрыли рты.

    Некоторые, не смея быть замеченными, использовали технику передачи голоса, обсуждая этот забавный казус. Ло Цзянь Цин мог догадаться об этом, даже не глядя на их развеселые лица. Он растянул уголки губ в очаровательной улыбке и вышел на центр высокой платформы, держа белый кристалл в своей поднятой кверху ладони.

    Под блистательными солнечными лучами высокий и красивый молодой человек, облаченный в белоснежное чан пао с серебристой вышивкой, томным и мягким взором окинул своих младших братьев и сестер. Выражение его лица казалось таким беззаботным, словно птица, парящая в бескрайних просторах небес; его безупречные черты притягивали взгляды как магнит. В то же время, его мощная и властная аура заставляла окружающих дважды подумать о своих действиях, не оставляя иного выбора, кроме как смотреть на этого светлого человека с благоговением.

    (Чан пао - традиционные одежды).

    Ло Цзянь Цин слегка помахал белым кристаллом в своей руке и заговорил: "Межпиковые экзамены - важное событие для новоприбывших молодых адептов. После прохождения этих экзаменов вы будете распределены на шесть пиков горы Тай Хуа. Надеюсь, все понимают, что любое жульничество будет вычислено - если этот кристалл передачи голоса загорится, будет поздно обвинять меня в безжалостности, когда я занесу свой меч над вашей головой и отправлю всех авантюристов без суда и следствия повидаться со старшей сестрой Вэй".

    Воцарилась гробовая тишина.

    А где-то далеко на Утесе Раскаяния Вэй Цюн Инь, будучи так беспринципно высмеянной, онемела от растерянности.

    Молодой человек в черных одеждах, стоящий рядом с ним пробормотал: "Хе-хе, старший брат, тебе не следовало бы так злоупотреблять своим положением. Неужто мы даже не можем использовать технику передачи голоса? А как на счет нашей дорогой сестры Вэй? Ах, наша добросердечная старшая сестра Вэй, ни один мужчина под небесами не сможет соперничать с силой моей любви к ней".

    Ло Цзянь Цин повернул голову, переводя взгляд на своего младшего брата, и серьезным тоном проговорил: "Четвертый шиди, я могу передать то, что ты только что сказал третьей шимэй".

    (Шиди - младший брат-адепт, шимэй - младшая сестра-адепт).

    Лицо Се Цзы Чжо в страхе исказилось: "Ло шисюн, ты опасный человек!!!"

    Ло Цзянь Цин молча улыбнулся.

    Это было лишь короткое внеплановое отступление от главного, так как сразу после этого Ло Цзянь Цин объявил о начале межпиковых экзаменов.

    Все 24 новобранца выстроились в очередь тянуть жребий. Им предстоит сразиться друг против друга на арене, дабы продемонстрировать старшим братьям и сестрам со всех шести пиков свой прогресс в совершенствовании за последние десять дней усердной практики. Победитель раунда может продолжить участие в соревновании, в таком случае, обладая исключительным талантом, есть шанс схватить удачу за хвост и быть выбранным старейшиной в качестве наследного ученика.

    Перед вступлением в секту, ученикам не дозволялось развивать стадии культивации, даже если они являлись молодыми мастерами из великих кланов - максимальным допущением было изучение техник самообороны без применения духовной силы. Таким образом, целью экзамена являлась демонстрация способностей, взращенных в течение коротких десяти дней, тем самым, ставя всех в равные условия, можно было справедливо оценить приложенные усилия каждого.

    А раз ученики не развили основ культивации, то и бои эти были весьма скучными.

    Многие ученицы украдкой поглядывали в сторону платформы на выдающегося чарующего старшего брата в белоснежных одеждах. Ло Цзянь Цин был совершенно спокоен, играя с кристаллом передачи голоса в своей руке. С невозмутимым выражением лица и мягкой улыбкой он следил за происходящим на арене.

    Спустя длительное время, наконец, настал черед мальчика с посредственным основанием, неожиданно везучего Ли Сю Чэня, подняться на платформу. В этот момент игривые пальцы Ло Цзянь Цина, проворно перебирающие кристалл, вдруг замерли, что не осталось незамеченным его шиди, Се Цзы Чжо. Молодой человек повернул голову взглянуть на Ли Сю Чэня и, слегка приподняв уголки губ, выпалил: "Похоже шисюна заинтересовал этот мальчишка с худшим основанием из всех присутствующих".

    Ло Цзянь Цин приподнял одну бровь: "Думаешь, он сможет победить?"

    Се Цзы Чжо громко рассмеялся: "Если он выиграет, я уйду в уединение на целый год!"

    "Не стоит так драматизировать" - махнул рукой Ло Цзянь Цин: "Лучше отправляйся на Утес Раскаяния составить компанию своей шицзе Вэй".

    (Шицзе - сестра наставница).

    Се Цзы Чжо широко распахнул глаза: "Ло шисюн, страшный ты человек!!!"

    Ло Цзянь Цин мягко улыбнулся, казалось, он полностью расслабился, однако, даже Се Цзы Чжо не догадывался, насколько сильно тот обеспокоен, наблюдая за этим не выдающимся мальчиком внизу. Ли Сю Чэнь с мрачным лицом поднялся на платформу и не читаемым взглядом уставился на своего противника.

    Улыбка Ло Цзянь Цина медленно сползла вниз, темный блеск вспыхнул в его ясных глазах.

    "...Ты вовсе не особенный, Ли Сю Чэнь. Что теперь будешь делать?"

  • Злодею Есть Что Сказать [Возрождение]
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии