• Злодею Есть Что Сказать [Возрождение]
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Хо Юйчун все еще помышлял помериться силой с Се Цзычжо, но в тот момент, когда Ло Цзянь Цин нарочито покашлял, тот поднял на своего Да Шисюна сосредоточенный взгляд и наконец замолк, усмирив свой пыл. А под нос себе пробормотал: "Позже с тобой рассчитаюсь" и послушно отошел в сторонку.

    Все-таки Ло Цзянь Цин был достаточно властным среди своих братьев и сестер, в конце концов, в мире заклинателей сильнейшие всегда впереди. Слава семи детей Тай Хуа гремела по всему Царству Людей, однако в пределах собственной секты перед лицом великого Да Шисюна все они меркли в его тени.

    Цзо Юньмо еще был способен один-два раза потягаться с Ло Цзянь Цином, остальные же пятеро, в том числе и третья шицзе Вэй Цюнинь, не являлись ему достойными противниками.

    Вскоре почтенный Хао Синцзи пронесся на облаке* и сел в центре зала Линюнь.

    (*у бессмертных есть такой скилл).

    Будто бы и не заметив эти распри среди молодежи, Хао Синцзи в общих чертах изложил, на что нужно обратить внимание в грядущих великих соревнованиях секты. Затем повелел Цзо Юньмо более тщательно проинструктировать всех по этому вопросу, но прежде добавил: "Двадцать четыре новичка, ваши шиди и шимэй, как раз вовремя присоединились к горе Тай Хуа и подоспели к великим соревнованиям секты. Обязанность каждого пика настойчиво наказать новым ученикам, чтобы те не стремились к победе, а вместо этого, рассматривали участие как обмен опытом. К Пику Юй Сяо это не относится. Юньмо, на тебе вся ответственность".

    Цзо Юньмо, сделав шаг вперед, кивнул в знак согласия: "Да, Шизун".

    Все эти годы Ло Цзянь Цин был единственным учеником Пика Юй Сяо. Всякий раз, когда подходило время очередных великих соревнований секты, участников набиралось немного, не похоже, что остальные горные пики были столь же восторженны. Однако Ло Цзянь Цин в душе ликовал - ведь он и есть тот Великий Меч*, на победу которого может полагаться Пик Юй Сяо.

    (*титул мастера меча).

    Когда он прорвался на стадию конденсации Ци, то был первым из своего поколения учеников, кто это сделал - соответственно, Пик Юй Сяо заслуженно урвал лидерство на этапе развития учеников всех прочих пиков. Тем, кто первым заложил основы*, был тоже Ло Цзянь Цин, вновь подняв свой пик на пьедестал. Теперь, когда он достиг высшего уровня совершенствования среди учеников своей секты, Ло Цзянь Цин бесспорно первый в списке на звание победителя в грядущих соревнованиях. И даже Цзо Юньмо не стоит рассчитывать на победу над ним.

    (*достиг стадии возведения основания).

    В зале Линюнь Да Шисюн в белых одеждах с широкими рукавами горделиво являл взору свое беззаботное выражение лица, под стать возвышающейся в спокойствии над миром вершине Юй Сяо, холодной и недоступной. С его пояса свисала длинная подвеска с кисточкой, которую венчала светло-зеленая нефритовая бусина - такая яшмовая подвеска свидетельствовала о принадлежности к Пику Юй Сяо.

    Казалось бы, своим равнодушным видом он откровенно говорил, что является выдающимся и выделяется из толпы.

    И дело вовсе не в его исключительной красоте, а в том, что то был Ло Цзянь Цин - единственный и неповторимый Да Шисюн горы Тай Хуа.

    Почтенный Хао Синцзи многие годы управлял горной сектой Тай Хуа и в своих поручениях был несколько докучливым, поэтому, не считая Цзо Юньмо, все остальные наследные ученики пиков уже давно летали в облаках. Даже Ло Цзянь Цзин, хоть и стоял, вытянувшись в струнку, однако мыслями блуждал в вопросах, связанных с проблемами недавних тренировок.

    Неизвестно, сколько времени прошло, как вдруг над ухом раздался радостный голос: "Шисюн, я скоро сделаю прорыв".

    Заслышав эти слова, Ло Цзянь Цин резко вышел из транса и в изумлении повернулся к Цзо Юньмо, стоящему рядом.

    Молодой человек был одет в светлые одежды, принадлежащие Пику Цан Шуан, его брови слегка изогнулись, и, прямо на глазах своего Шизуна, Цзо Юньмо склонился над ухом Ло Цзянь Цина, прошептав: "На этих великих соревнованиях секты я выложусь по полной. Надеюсь, Шисюн не сольет".

    Ло Цзянь Цин торжественно кивнул головой: "Я обязательно встречу тебя во всеоружии".

    Почтенный Хао Синцзи разглагольствовал еще четверть часа, но, разглядев отсутствие интереса у наследных учеников, подавленный седовласый старик прокашлялся и решил поспешить перейти к другому вопросу: "По поводу всего вышесказанного, Юньмо потом еще раз просветит вас подробнее. Однако вам следует собраться с духом, прежде чем я поведаю кое-что еще".

    Все тотчас сосредоточенно воззрились на Хао Синцзи.

    Выражение лица старейшины постепенно становилось строже, а тон серьезнее: "В провинции Чан был замечен демонический совершенствующийся".

    (Чан Чжоу - благоденствующая/процветающая провинция).

    В главном зале вмиг поднялся галдеж.

    С холодным выражением лица Вэй Цюнинь вышла вперед, отчеканив: "Шибо, я хочу отправиться туда и уничтожить врага!"

    Хао Синцзи взмахнул широким рукавом: "Этот заклинатель темного пути уже вырезал целый клан и убил двух великих старейшин, один из которых достиг начальной ступени стадии зарождения души. Ты собираешься на верную гибель!"

    Привлекательное личико Вэй Цюнинь, казалось, покрылось слоем инея. Заслышав запрет старейшины, она, стиснув зубы, процедила: "Я обязательно убью демонического совершенствующегося!"

    Хао Синцзи лишь вздохнул и больше ничего не сказал.

    Стоило упомянуть, что Вэй Цюнинь не выросла на горе Тай Хуа, она вошла в секту уже будучи на стадии возведения основания. Хотя гора Тай Хуа принимала новичков исключительно без способностей, родители девушки и Лорд Пика Би Цан были близкими друзьями, что называется, до гробовой доски. После того, как заклинатель темного пути уничтожил ее семью, Лорд Пика Би Цан, невзирая на правила, взял Вэй Цюнинь в свои ученицы.

    Все заклинатели под небесами постигают восемьдесят одно великое учение и три тысячи малых.

    Внутри этого, духовные практики людей можно разделить на следующие пути совершенствования: истинный путь, путь буддизма, призрачный путь и демонический. Истинный путь, которым следует даосизм, основывается на совершенствовании и закаливании себя с целью достичь бессмертия и является основным; буддийская этика подразумевает всеобщее спасение от соблазнов и греха; призрачными заклинателями являются люди, которые в виде бестелесного духа продолжают свое совершенствование после смерти; однако демоническое совершенствование - оно же совершенствование темного пути - и вовсе исключение из правил.

    На континенте Сюаньтянь было немного демонических совершенствующихся, так мало, что праведным заклинателям было не по силам отыскать их следы, однако те отличались чрезвычайной силой. Их техники были жестоки и ужасны - объединившись, они способны окропить мир заклинателей кровавым дождем. Хотя и говорится, что в ходе великой битвы между людьми и демонами праведные заклинатели объединили усилия с заклинателями темного пути, дабы отразить врага, но, покуда заклинатели темного пути не сражаются с расой демонов, они всегда будут смотреть на праведников, как на добычу.

    Ло Цзянь Цин знал, что демонические совершенствующиеся по своему существу нелюдимы и замкнуты, крайне редко они встречались группами. Однако каждый из них одинаково чтил темного мастера на поздней ступени стадии Махаяны. По уровню своей силы этот человек, так сказать, наступал на пятки Сюань Лин Цзи, и его заслуженно можно признать вторым после величайшего заклинателя во всем мире.

    Тот почитаемый демон единолично учредил собственный Дворец Темных Искусств, к которому примкнуло порядочное число заклинателей темного пути. Он был единственным из демонических совершенствующихся, кто сумел воздвигнуть собственную секту. Те, кто пытались - не смогли превозмочь вольный образ жизни этих свободолюбивых людей.

    Тем не менее, даже один демонический совершенствующийся - уже головная боль для праведного. Прежде чем заклинатель темного пути достигнет начальной ступени стадии зарождения души, он мало отличается от обычного заклинателя, разве что, немного сильнее. Но стоит ему прорваться на стадию зарождения души, как мощь демонического совершенствующего разрывает все вообразимые границы. Повстречайся с таким праведный заклинатель того же уровня - ему останется лишь смириться со смертью.

    Обдумав это, Ло Цзянь Цин шагнул вперед, спросив: "Чжанмэнь Шибо, касательно появившегося демонического совершенствующегося, на его устранение будут назначены старейшины?"

    Хао Синцзи слегка качнул головой: "Этот совершенствующийся всего лишь на начальной ступени стадии зарождения души. На сей раз гора Тай Хуа отправит одного старейшину на стадии слияния души, а под его началом пойдет тройка лидеров великих соревнований секты - для них это будет своего рода практикой" - сделав паузу, Хао Синцзи добавил: "Юньмо, поведай своим соученикам все в деталях".

    "Будет сделано" - улыбнулся Цзо Юньмо.

    Спустя час, вознесясь на облаках, каждый отправился на свой пик и вернулся к повседневным делам. Только Ло Цзянь Цин задержался на Пике Цан Шуан, что бы помочь Цзо Юньмо организовать порядок проведения великих соревнований секты, а также прием гостей.

    Несмотря на то, что Ло Цзянь Цин согласился оказать помощь своему шиди, большую часть работы все же выполнил Цзо Юньмо. На таком большом Пике Юй Сяо жили лишь двое - учитель и ученик. И пускай Ло Цзянь Цин - великий и ужасный старший брат-наставник, во внутренних делах он определенно был не силен. Цзо Юньмо же, напротив, на регулярной основе помогал главе секты заведовать всей этой рутиной, а главное - весьма неплохо исполнял свои обязанности.

    К тому времени, когда опустились сумерки, Ло Цзянь Цин собрался уходить, но прежде, не сдержавшись, спросил: "Шиди, на этот раз долина Лю Янь в провинции Чан откроется раньше срока из-за проделок того темного заклинателя, ты тоже пойдешь?"

    (Лю Янь - поток пламени).

    Цзо Юньмо игриво улыбнулся и ласковым голосом задал встречный вопрос: "Шисюн, ты не веришь, что Шиди способен попасть в тройку лучших среди учеников, сформировавших золотое ядро?"

    Замешкавшись на мгновение, Ло Цзянь Цин покачал головой: "Если там и впрямь демонический совершенствующийся чинит препятствия, тебе следовало бы остаться на горе Тай Хуа и помогать Чжанмэнь Шибо". Не говоря уже о том, что ты так и не получил никаких артефактов в долине Лю Янь, а только тяжело пострадал и лечился полгода...

    Последнего Ло Цзянь Цин в слух не произнес, однако под светом луны не смогли укрыться тревога и беспокойство на его лице. Иссиня-черные брови молодого человека едва заметно наморщились, а в глубине его раскосых глаз, казалось, сверкали звезды. Прошло довольно много времени, а ответа от Цзо Юньмо так и не последовало.

    Не стерпев, Ло Цзянь Цин поднял голову - оказалось, его вечно спокойный второй шиди сейчас взирает на него с трудно описуемым выражением лица. После затяжной паузы Цзо Юньмо наконец отозвался: "Шисюн, ты не должен переживать. Я знаю, как сохранить себе жизнь в долине Лю Янь, даже если у меня это не получится, помочь Шисюну завладеть ценными артефактами - для меня уже большая награда".

    Ло Цзянь Цин вновь попытался его переубедить, но Цзо Юньмо лишь улыбнулся, промолчав.

    Улетающий прочь старший брат-наставник уже не мог видеть, как улыбка с лица Цзо Юньмо медленно сползла, за чем последовал глубокий вздох.

    Луч изумрудного света со скоростью молнии устремился к Пику Юй Сяо. Ло Цзянь Цин еще подняться не успел, когда заметил у подножья вершины чью-то фигуру.

    Молодой человек с пониманием усмехнулся и, опустившись рядом с той фигурой, вскинул брови: "Давно ждешь?"

    Лицо Се Цзычжо тотчас помрачнело: "Шисюн, я жду тебя уже четверть часа!" - фыркнул он.

    Взмахнув рукавом, Ло Цзянь Цин достал белый нефритовый пузырек: "Я заболтался со вторым шиди. В этом флаконе лекарственная таблетка третьего уровня, которая была выплавлена из твоих ингредиентов, забери, возможно в будущем тебе пригодится".

    "Ни к чему мне это" - неожиданно отказался Се Цзычжо: "Если младшая шимэй обнаружит ее у меня, то придет в ярость и будет гонять меня по всей горе Тай Хуа". Сделав паузу, Се Цзычжо перешел к главному. Он усмехнулся и вульгарно продемонстрировал изгиб своей шеи, после чего плотно приблизился к уху Ло Цзянь Цина, прошептав: "Шисюн, за эти полгода я отдал все духовные и физические силы, я тебя не разочарую".

    "Что? Что Ты сделал?" - поднял брови Ло Цзянь Цин.

    Се Цзычжо хлопнул в ладоши, и нескончаемый поток рванул из его рта: "Я должен был сказать это еще полгода назад! Но на тот момент, Шисюн, едва ты успел вернуться в секту, как тут же ушел в уединение, оставив мне на поруки этот бардак. Как бы сказать, Ли Сю Чэнь занял второе место среди новичков и попал на наш Пик Хао Мин в качестве внутреннего ученика. В тот день, когда он покинул гору, отправившись на практику, он по-прежнему числился таковым, однако, вернувшись, изменился до неузнаваемости, я, короче, в ах*уе..."

    Се Цзычжо, очевидно, был любителем приукрасить. Исходя из его слов, Ло Цзянь Цин выяснил, что Ли Сю Чэнь с десяток раз умер и столько же раз воскрес, а каждый новый день приносил невыносимые страдания, прямо-таки похлеще восемнадцати ступеней ада. А сам замечательный Се Цзычжо сиял ярче алмаза, и многочисленные ученики, преклоняясь перед ним, боготворили его и возлагали свои надежды.

    Лицо великого брата-наставника светилось весельем, пока он слушал увлекательные истории Се Цзычжо. Спустя час Ло Цзянь Цин заботливо поинтересовался: "Хочешь пить?"

    "...Немного" - отозвался Се Цзычжо.

    "Тогда говори по существу!" - фыркнув, прикрикнул Ло Цзянь Цин.

    "..." Шисюн, ты злюка!!!

    Но, как бы не преувеличивал Се Цзычжо, Ли Сю Чэнь действительно немало настрадался за эти полгода. Во-первых, пусть его пострадавшие ладони и были исцелены, духовные меридианы в его теле закупорились; во-вторых, он так и остался слепым, поскольку ни один из старейшин не стал напрасно растрачивать свое мастерство, дабы излечить его. А потому Ли Сю Чэнь по сей день немного... слеповат - как только опускался вечер, все перед его глазами становилось размыто.

    Важнее всего то, что Се Цзычжо вне очереди посвятил всего себя «запугиванию» этого нового ученика.

    Не говоря уж о переквалификации того во внешние ученики, он, тем не менее, регулярно посылал людей позадирать Ли Сю Чэня. Всякий раз, слыша его слова - «не обижай слабого и маленького» или «рано или поздно вы будете ползать в моих ногах», Се Цзычжо испытывал такое воодушевление, что весь светился. Поэтому не прекращал побуждать людей унижать и избивать мальчишку.

    ---Только избиения для тебя не пройдут бесславно, видишь ли, Ли Сю Чэнь, твое неуважение к шисюну обернется для тебя градом проклятий!

    Откровенно говоря, пускай Се Цзычжо и вставлял ему палки в колеса, Ли Сю Чэнь действительно был в недобрых отношениях с людьми на Пике Хао Мин. С тех пор, как он ослеп, дурной нрав юноши стал еще более несдержанным. Он гадко обходился со слугами, которые не были одарены врожденными способностями, а также демонстрировал неприязнь по отношению к другим своим соученикам.

    Как-то раз ученик на стадии возведения основания проходил мимо Ли Сю Чэня, не заметив его, и по ходу небрежно бросил своему товарищу: "Вечереет, уже темно и не видно горной тропы, пойдем побыстрее". Кто бы мог подумать, что Ли Сю Чэнь вдруг придет в бешенство и замахнется на парня своим костылем, доведя того до тошноты.

    В мире заклинателей, где господствует сила, один ученик на стадии конденсации Ци преспокойно закатил глаза к небу - определенно вызывает отвращение.

    Дойдя в своем рассказе до этого момента, Се Цзычжо никак не мог взять в толк: "Он в самом деле странный".

    Се Цзычжо вообще ничего не понял, однако кое-что понял Ло Цзянь Цин.

    Что ни говори, а Ли Сю Чэнь всего лишь подросток, чья природа еще неустойчива. К тому же, за все это время Ло Цзянь Цин подметил, что этот юноша, казалось, знает, что в будущем обретет немало возможностей и полным-полно магических инструментов. Размышляя в эту сторону, Ло Цзянь Цин предположил, что Ли Сю Чэнь такой же, как и он сам; он тоже получил книгу «В Поисках Бессмертия».

    Однако, похоже, у Ли Сю Чэня не было воспоминаний о прошлой жизни, и это довольно сильно удивляло Ло Цзянь Цина.

    Если у Ли Сю Чэня и впрямь есть книга «В Поисках Бессмертия», то это вполне объясняет его бестолковое поведение. Поскольку юноша знал, что небеса на его стороне, а также знал, что является главным героем книги «В Поисках Бессмертия», он отбросил всякую напористость и волю, а вместе с ними и свои мозги. Потому-то, как только события, круто сменив курс, пошли вразрез с его ожиданиями, он тут же вышел из равновесия и оказался беспомощным.

    Например, по сюжету книги, Ли Сю Чэнь стал последователем Пика Юй Сяо, а ученики других вершин взирали на него с благоговением. Ему не приходилось заботиться о людях с Пика Хао Мин и прочих адептах. Поэтому, не имея заранее заготовленного сценария, от которого можно было бы отталкиваться, юноша явил свое истинное лицо, заставив других тем самым испытывать к нему отвращение.

    Впрочем, был момент, побудивший Ло Цзянь Цина плотно сдвинуть брови к переносице: "Он уже достиг четвертой ступени конденсации Ци?"

    Се Цзычжо был этим бесконечно подавлен: "Да! Все, кого я отправлял к нему, подтверждали, что он не совершенствуется, но каким-то непостижимым образом он уже на четвертой ступени конденсации Ци! Шисюн, ты же говорил, что у него даже нет основания, а он и без него продвигается со скоростью света, как так..."

    Ло Цзянь Цин хранил молчание, спустя мгновение, они распрощались у подножья Пика Юй Сяо.

    Се Цзычжо громче всех кричал, что обязательно выяснит, что это за дела с Ли Сю Чэнем, да вот только по-прежнему продолжал угнетать этого нового ученика, чьи глаза были обращены к небесам. Ло Цзянь Цин усмехнулся, скрывая многочисленные переживания в глубине души.

    К тому времени, как старший брат-наставник вернулся на Пик Юй Сяо, две бамбуковые хижины сияли в лунном свете, подобно мрамору - холодному и отрешенному.

    Входная дверь Сюань Лин Цзи была плотно закрыта. Похоже, его не заботило позднее возвращение ученика. Ло Цзянь Цин ушел в затвор на полгода, а Сюань Лин Цзи, по большей части, из уединения и не выходил, лишь изредка навещал своего ученика для того, чтобы дать наставления по вопросам совершенствования. Остальное же время его было ни видать, ни слыхать.

    Окинув напоследок взглядом закрытую чужую дверь, молодой человек вошел в свой дом.

    Через семь дней прибыли адепты всех крупных сект. Ло Цзян Цин и Цзо Юньмо вдвоем занимались встречей гостей.

    Все эти секты преследовали три главных цели: во-первых, обсудить принятие мер против демонических совершенствующихся с горой Тай Хуа; во-вторых решить вопрос преждевременного открытия долины Лю Янь; ну и в заключении, конечно же, поприсутствовать на великих соревнованиях горной секты Тай Хуа, которые состоятся уже через три дня!

  • Злодею Есть Что Сказать [Возрождение]
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии