• Злодею Есть Что Сказать [Возрождение]
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Как только прозвучала эта фраза, поток мощной духовной энергии атаковал Ло Цзянь Цина.

    Ло Цзянь Цин не терял времени даром, стоило ему услышать слова «ты демон», он моментально достал свой бамбуковый зонтик из кольца пространственного хранения. Бурлящая духовная сила влетела в преграду и неожиданно обломила ребро каркаса бамбукового зонта!

    В голове Ло Цзянь Цина зазвенел сигнал тревоги, а сердце учащенно забилось. Не медля ни мгновения, он обнажил свой меч и приготовился встретить противника.

    В непроглядной мгле Ло Цзянь Цин, закрыв глаза, внимательно прислушивался, держа меч наготове. Атаки летели со всех сторон, концентрируясь на бамбуковом зонтике, в то время как слепые удары заклинателя сыпались в пустоту, не достигая цели.

    Череда глухих ударов не затихала.

    Хотя эти атаки были уже не такими сильными, как первая, с легкостью сломавшая одно из ребер зонта, тем не менее они не прекращались - еще с десяток таких - и обломится очередное ребро. Пусть даже эмоционально Ло Цзянь Цин не был привязан к подарку своего мастера, он отдавал себе отчет в том, что вскоре зонт не сможет защитить его, и он падет от рук другой стороны.

    Успокаивает хотя бы то, что эти атаки явно принадлежат заклинателю на стадии зарождения души, причем, определенно, на поздней ступени!

    Мозг работал на пределе возможностей, Ло Цзянь Цин, отражая нападки, одновременно размышлял о том, что здесь произошло - как он мог поверить этому неразумному вздору. Издревле люди и демоны никогда не жили бок о бок. Даже будь он демоном, и почтенный Сюань Лин Цзи, зная об этом, по-прежнему принимал его своим учеником, то ни одна душа в реликвиях не догадалась бы о его сущности.

    Тогда как же так получилось...

    "Демоническое ядро?!"

    Ло Цзянь Цин крепко сжал зонтик, бросив всякое сопротивление, и выкрикнул: "Старейшина! Смиренный я вовсе не демон!"

    Голос, смешавшись с духовной силой распространился повсюду, заполняя своим звучанием пространство, атаки прекратились. Затем с тем же мерзким скрежетом он прохрипел: "Демон, демон, демон..."

    Ло Цзянь Цин, пошарив рукой в кольце пространственного хранения, выудил оттуда пурпурное ядро. Протягивая его на ладони, он почтительно обратился к голосу: "Старейшина, смиренный я только что забрал это ядро у демонического зверя шестого уровня в бескрайней пустоши. К тому же, смиренный я ранее убил бесчисленное множество демонов и собрал все их ядра. Должно быть, это недоразумение?"

    Хаотическая какофония наконец стихла, и сердце Ло Цзянь Цина постепенно вернуло былой ритм. Но неожиданно голос вновь разразился воплем: "Ты демон! Ты демон! Ты демон!"

    Очередная сокрушительная атака обрушилась на Ло Цзянь Цина. Даже покуда зонт мог еще противостоять им, заклинатель по-прежнему не знал, где скрывается противник, поэтому не мог нанести ответный удар. Он только чувствовал, что голос был абсолютно безрассудный. С чего он вдруг пришел к выводу, что Ло Цзянь Цин демон? Если оно так, то что же получается, все почтенные старейшины и старшие на горе Тай Хуа его разыгрывают?

    Очень скоро у бамбукового зонтика надломилось еще одно ребро. Ло Цзянь Цин, стиснув зубы, подбросил зонтик в воздух - его золотистое свечение мягко струилось, окутывая заклинателя со всех сторон.

    Ло Цзянь Цин медленно разжал пальцы руки, держащей Шуан Фу, и меч вылетел из его ладони за пределы золотого свечения острием вперед. Пока он активно формировал ручные печати, изумрудные блики мерцали между его пальцев, словно холодные звезды. Шуан Фу засветился еще более ослепительно.

    Средь гулкой какофонии, казалось, послышались слабые раскаты грома.

    Ло Цзянь Цин ускорился в формировании печатей, и Шуан Фу резво развернулся в воздухе, ожидая вражеской атаки. В этот самый момент свечение в руках заклинателя, казалось, слегка потускнело - он, не колеблясь, топнул правой ногой по земле, и Шуан Фу забрызгало горячей кровью.

    В одночасье все взорвалось изумрудным свечением!

    Из уголка губ Ло Цзянь Цина, все еще формирующего ручные печати, вилась багряная дорожка.

    "Один меч неизбежно станет лотосом о девяти лепестках!"

    Меч завибрировал, превратившись в девять клинков, которые устремились вперед. Шуан Фу уже разделил себя на иллюзорные копии, и в тоже время с небес, подобно громогласной дроби барабанов, обрушились гром и молния. Стихию притянули громовые горные кристаллы и черный металл десяти тысяч лет, из сплава которых был отлит Шуан Фу. Ло Цзянь Цин за один день умудрился дважды прибегнуть к технике превращения меча в лотос о девяти лепестках, и сейчас его духовная энергия оказалась на грани, оставалось защищаться лишь бамбуковым зонтом.

    Пурпурная молния прорубила пространство, распавшись на извивающихся в дикой пляске серебряных небесных змей. Девять мечей, не сыскав цель для атаки, объединились в глухую формацию, охватывая в полете каждый цунь на своем пути.

    У Ло Цзянь Цина не оставалось иного выхода, кроме как разбить нефрит-кракле и покинуть реликвии, если он не сумеет преодолеть шестой перевал.

    Заклинатель зажал рукой живот, израсходовав слишком много духовной энергии. К сожалению, у него не осталось таблеток Сгущения Духа - он принял их все до последней во время битвы с призрачной лисицей. И сейчас, глядя на слепо атакующего все подряд Шуан Фу, Ло Цзянь Цин горько улыбнулся: "Может быть... мне действительно стоит закончить здесь?"

    Мгновение спустя, молодого человека с ног до головы покрыло белым светом. Открыв глаза, он понял, что находится в каменной комнате!

    Ло Цзянь Цин молча не двигался с места. Первой реакцией было разыскать, куда мог упасть Шуан Фу. Но, почувствовав, что меч радостно резонирует в его сознании, он наконец вздохнул с облегчением. Стоило заклинателю поднять глаза, как он тотчас остолбенел.

    Ли Сю Чэнь, не проронив ни слова, наблюдал за прилично потрепанным Ло Цзянь Цином.

    Оба в полной тишине смотрели друг на друга широко распахнутыми глазами, в которых еле виднелись сузившиеся до точек зрачки. Ло Цзянь Цин сложил два пальца вместе, изумрудное свечение вспыхнуло на их кончиках.

    В тот самый момент Ли Сю Чэнь стоял на коленях на молитвенном коврике и с ужасом наблюдал за действиями старшего брата-наставника. Он мигом поднялся и наспех затараторил: "Ты... ты действительно хочешь убить меня? Мы оба пришли из одного места, мы земляки! Я обещаю, что не убью тебя в будущем. Да мне это даже и не по силам, прошу пощади!"

    Ло Цзянь Цин прищурился, а изумрудное свечение продолжало надвигаться.

    Ли Сю Чэнь не замолкал: "Я не буду с тобой тягаться, хочешь главную роль, забери, хорошо? Ты знаешь, что награду за седьмой уровень уже не получишь. Я не хочу никакого наследства. Мне не нужны эти сокровища, я отдам тебе все, что у меня есть. По возвращению я стану твоим младшим братом, и все, что я имею, будет твоим".

    Тем временем Ло Цзянь Цин уже приблизился к юноше. Его губы изогнулись в холодной усмешке. Он взглянул на лицо этого человека, и в голове внезапно всплыли воспоминания об Утесе Дуань Цин, когда Ли Сю Чэнь точно с таким же презрением смотрел свысока на него.

    (Дуань Цин - 断情 - ушедшая любовь, прерванные чувства, разорванные отношения).

    Тогда Ли Сю Чэнь сказал: "Ло Шисюн, сегодня я в последний раз называю тебя Шисюн. Ты избрал для себя кривую дорожку демонических практик, искалечил второго шисюна и шестого шисюна, совершив величайшее преступление против законов небес. Если ты готов сегодня принять свою смерть на Утесе Дуань Цин, во имя дружбы между братьями по оружию прошлых дней, я мог бы просить их пощадить тебя, оставив твой труп нетронутым".

    Тот Ли Сю Чэнь был таким напыщенным и бесшабашным. Этот же, напротив, выглядел ничтожным, словно муравей.

    Слезы и сопли стекали по лицу юноши, что заставило Ло Цзянь Цина почувствовать отвращение, но времени медлить больше не было. Холодный дух меча изумрудным свечением озарил бледное, будто полотно, лицо Ли Сю Чэня.

    На этот раз Ло Цзянь Цин держал в руке бамбуковый зонтик, чтобы блокировать внезапные атаки.

    Он одарил мальчишку равнодушным взглядом напоследок и уже поднял пальцы, готовый нанести решающий удар, когда вдруг услышал в голове звенящий голос: "Хе-хе-хе, вы, людишки, все еще убиваете друг друга? Молодой господин, ты такой испорченный, но покорной мне это даже по нраву. Неужели не было бы лучше... отдаться мне, а?"

    Глаза Ло Цзянь Цина широко распахнулись в тот момент, когда его разум пронзила невыносимая боль.

    "А-ах!"

    Боль была настолько сильной, что он схватился руками за голову. Воспользовавшись этим, Ли Сю Чэнь нырнул в темный угол.

    Демоническое ядро призрачной лисицы выскочило из кольца пространственного хранения и испустило сгустки пурпурного тумана, который очень скоро окутал тело заклинателя в одеждах цвета цин. Ошеломленный Ли Сю Чэнь, наблюдающий за этой сценой, совершенно не понимал, что происходит.

    И он даже представить не мог, какие муки в этот момент испытывает Ло Цзянь Цин.

    Шуан Фу в его сознании беспокойно резонировал, содрогаясь от страха, и ударил в ответ шаром ослепительной белой вспышки. Ло Цзянь Цин страдальчески катался по земле, его светлые одежды покрылись грязью, волосы растрепались, один глаз оставался ясным, в то время как второй уже заплыл пурпурным цветом.

    "Молодой господин, не противься. Сейчас ты, словно лампа, в которой пересохло масло. Просто подчинись покорной мне".

    "Даже не думай!"

    "Молодой господин, ни к чему вновь рисоваться".

    "Ты..."

    Его красивое лицо взмокло от пота. Ло Цзянь Цин держался за голову обеими руками, из его пурпурных глаз струилась кровь.

    Неизвестно, сколько времени это продолжалось. Ли Сю Чэнь неизменно прятался в стороне, наблюдая, как Ло Цзянь Цин вопит от боли в пурпурном демоническом тумане. Казалось, он ждал целую вечность, слушая мучительные рыдания молодого человека. Внезапно юноша заметил, что пурпурный туман рассеялся по всему помещению, и даже тогда не решился сдвинуться с места.

    Пока не услышал низкий и неоднозначный стон.

    Этот звук был слишком соблазнительным. Все тело Ли Сю Чэня напряглось и он, обуреваемый любопытством, подошел ближе.

    В полупрозрачной пурпурной дымке он разглядел изящного и привлекательного молодого человека, который, прислонившись к стене, тяжело дышал. Его прекрасные глаза чарующе блестели, губы окрасила алая кровь, и в целом весь он был неописуемо великолепным.

    Ли Сю Чэнь ощутил, как по спине пробежали мурашки.

    Как только высокомерие великого старшего брата-наставника горы Тай Хуа и вместе с тем заклинателя на стадии формирования ядра исчезло без следа, непревзойденная красота, принадлежащая в мире одному Ло Цзянь Цину, расцвела в полной мере. Ли Сю Чэнь всегда знал, что Ло Цзянь Цин был самым привлекательным персонажем в книге «В Поисках Бессмертия». Даже принцесса-русалка, на которой юноша в последствии женился, не сравнится с этим злодеем.

    В прошлом Ли Сю Чэнь и размышлять не смел о внешности Ло Цзянь Цина, этого великого старшего брата-наставника с мощной гнетущей аурой. Даже сейчас трудно было противостоять силе этого человека. Но глазам предстал беззащитный Ло Цзянь Цин, окутанный пурпурным туманом. Его черные волосы беспорядочно рассыпались по одежде цвета цин, горящий взгляд устремлен в прострацию, дополняли эту восхитительную картину розовеющие щечки.

    Наконец Ли Сю Чэнь осознал, что это было то,что называется красотой, неподвластной гендерным различиям!

    Пальцы юноши начали подрагивать. Он подсознательно хотел шагнуть вперед, желая получше рассмотреть молодого человека, но замер на месте, не в силах вспомнить, почему этот туман кажется ему таким знакомым. И в тот же миг пурпурная дымка охватила его. Все мысли сбились.

    Он ясно услышал хриплый крик Ло Цзянь Цина: "Нет!!!"

    Сбитый с толку, Ли Сю Чэнь упорно смотрел на Ло Цзянь Цина - его глаза были широко раскрыты и налились красным от ярости. Мгновение поколебавшись, юноша вдруг ощутил приятный жар, распространяющийся от бедер к остальным частям тела.

    В голове будто что-то взорвалось, и разум моментально сгорел дотла.

    Ли Сю Чэнь тяжело дышал, все тело дрожало, он не мог оторвать глаз от красивого заклинателя, лежащего у стены.

    Ло Цзянь Цин уже не в силах был открыть глаза, но даже его гневное выражение не способно было укрыть этакую бесподобную привлекательность. Капля пота стекла со лба молодого человека, проскользила по точеным чертам его белоснежного лица и, очертив линию подбородка, утонула под внутренней одеждой.

    Ли Сю Чэнь проглотил полный рот слюны и хрипло прошептал: "Так очаровательно..."

    Ло Цзянь Цин вздернул руку, призывая свечение духа меча, и послал атаку в сторону Ли Сю Чэня. Кто бы мог подумать, что даже на таком расстоянии свет меча едва заденет щеку не колыхнувшегося юноши, пуская кровь, и, в конце концов, ударит в стену позади него.

    "Воля небес!!!"

    Ло Цзянь Цин вздрогнул всем телом, силясь подавить постыдные желания, а в душе мечтал сбежать на Пик Юй Сяо.

    И ровно тогда, когда Ло Цзянь Цин полностью истощил свою духовную энергию, призрачная лисица возжелала овладеть его телом. В мучительной борьбе с сознанием демонической лисицы молодой человек едва не погиб, но, в конце концов, вышел победителем. Вместе с этим его отравлял яд желания, выпущенный из ядра зверя. Однако Ло Цзянь Цин и помыслить не мог, что на пороге смерти подлая лисица направит свой ядовитый туман на Ли Сю Чэня, который по счастливой случайности оказался в той же каменной комнате, в ожидании смерти.

    Когда лисица умирала, в голове Ло Цзянь Цина эхом раздавались ее последние слова: "Грязный, мерзкий человек! Сегодня ты узнаешь, каково быть женщиной под мужским телом!"

    Его последняя атака на Ли Сю Чэня была также и последней надеждой. Он полностью исчерпал себя, и на восстановление не хватит и часа. Любое незначительное движение, вплоть до поднятия век, простимулирует яд.

    Если даже яд желания в пурпурном тумане завладел разумом его шимэй, которая на стадии формирования ядра, то более концентрированный яд из демонического ядра, пожалуй, заставит и заклинателя на стадии слияния души потерять над собой контроль.

    Тем временем Ло Цзянь Цин уже давно был поглощен безумным желанием: его разгоряченное тело жаждало прикосновений, но едва теплящиеся остатки рассудка могли лишь позволить ему беспомощно наблюдать, как Ли Сю Чэнь шаг за шагом приближается к нему, развязывая пояс. Молодой человек перевел взгляд с тела на лицо юноши и в отчаянии склонил голову.

    "Ли Сю Чэнь... я должен убить тебя, в этой жизни ... я обязательно убью тебя!"

    С этими словами его рот наполнился теплой кровью, которая тонкой струйкой стекала с уголка губ.

    Ли Сю Чэнь не слышал этих слов. Его пожирающий взгляд задержался на красивом лице заклинателя и, наконец, на красной родинке на лбу. Казалось, она ярко вспыхнула, притягивая внимание юноши. Через мгновение он, не удержавшись, опустился, желая поцеловать его полные губы.

    Одно за другим на лице Ло Цзянь Цина отразились унижение и негодование. Он уже близко ощущал мерзкое дыхание Ли Сю Чэня. Он держал глаза широко раскрытыми, чтобы навеки запомнить этот момент, запомнить, как этот человек обесчестил его, и в будущем воздать десятикратно!

    Расстояние между их губами было меньше цуня. Ли Сю Чэнь обдавал своим горячим дыханием соблазнительное лицо Ло Цзянь Цина.

    Но в мгновение ока, все озарилось золотым светом.

    Бах!

    Ли Сю Чэнь отлетел к противоположной стене. Ледяной голос, насквозь пропитанный гневом и тревогой, священным эхом разлился в узкой каменной комнате: "Если ты вновь рискнешь приблизиться к нему, я неминуемо разорву твой труп на мелкие кусочки и не помыслю о пощаде!"

  • Злодею Есть Что Сказать [Возрождение]
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии