• Однажды… мать-работорговка привела главную героиню этого мира.

    – Сегодня мне улыбнулась удача. Я наткнулась на повозку, разбившуюся по пути из аукционного дома. Она сошла с дороги из-за дождя. Мелоди, ты только взгляни.

    Помимо девочки она так же показала кучу разных украшений и платьев, которые захватила из кареты.

    – Это тряпьё столичной знати, так ведь? А как же иначе!

    Её мать была просто в восторге, но Мелоди не разделяла этой радости. Даже более того, она была в отчаянии.

    Шла уже 11 весна с тех пор, как Мелоди появилась на свет в мире романа. Она – дочь работорговки.

    Так начиналась первая глава, хотя Мелоди и надеялась, что этого никогда не произойдет. Вот как всё было.

    Главная героиня романа – пятилетняя девочка – лишилась своей материи в аварии, а её саму украла жестокая работорговка.

    Эта мерзкая женщина и её дочь – первые злодеи, появившиеся в романе. Их роль проста: своими издёвками над Лореттой, главной героиней, они должны вызывать у читателя гнев и жалость. Получив заслуженное наказание в конце первой главы, надсмотрщица больше не показывалась. При всем желании она и не смогла бы снова появиться. Того, кто хотел похитить аристократов и продать в рабство, казнили без суда и следствия.

    – Но ведь…

    Мелоди слегка приоткрыла рот, думая, как же дать матери совет. Хотя она и злодейка, но у девочки кроме неё никого нет.

    – Разве не опасно воровать у знати?

    Когда она вернулась, Мелоди со временем замолчала. Девочка лишь слегка переживала, что её мать могут за это избить, но всё же искренне волновалась.

    …хотя она и придерживалась оригинала, но всё же была немного раздражена.

    – Уверена, что у них ещё всего навалом.

    Но девочка… Мелоди, смотря прямо на юную героиню, которая держала её мать за руку, снова постаралась её переубедить.

    – У них ведь всего одна дочь.

    Во-первых, оригинальный роман назывался «Три сына и дочь герцога». Очевидно, исходя из этого, поклонники для краткости прозвали его «Четверо детей герцога».

    – Мне-то откуда знать,

    Опять-таки она же злодейка. Вот как она ответила Мелоди

    – Аристократы только этим и занимаются, так что и детей у них навалом.

    Говорить так не просто не смешно, но в присутствии детей совершенно неприлично. Но тем не менее женщина гордо выпрямилась и захохотала, настолько ей понравилась эта шутка.

    ***

    Примерно лет в пять Мелоди вспомнила о своей прошлой жизни.

    Сначала она ничего не поняла, испугалась и заплакала. Ведь она оказалась одна в мире, где никто ей даже и не улыбнётся. Однажды она не выдержала и, вцепившись в юбку матери, заикаясь, начала рассказывать про свои жуткие воспоминания.

    – Ну что за непоседливое дитя. Действуешь на нервы.

    Мелоди больше не поднимала эту тему, так как понимала, что ей точно влетит, если опять станет докучать матери.

    К сожалению, Мелоди начала постепенно ко всему привыкать. Всё потому, что кое-что осознала. Тот мир, который всплывает в её памяти связан с той «бывшей» Мелоди. Спустя ещё несколько лет, когда ей было примерно десять, разрозненные воспоминания стали складываться в полноценные картинки.

    Каждую ночь, перед сном, она пересматривала свои воспоминания, словно читала сказку. Та Мелоди из воспоминаний не была взрослой. Даже когда она изрядно подросла, то говорила, что ей всего 15. У девушки были проблемы с деньгами. Может именно поэтому, даже находясь в кругу своих сверстников или взрослых, она постоянно опускала взгляд на свои старые сморщенные ботинки, и это часто всплывало в воспоминаниях. Мелоди так хотелось, чтобы её кто-то подбодрил, похлопал по спине. Но этого так и не случилось.

    Возможно, и не кому было её поддержать. Она всегда была одинока.

    Даже когда болела, даже беспросветными ночами, когда гремел гром. Всё это её злило, но срываться её было не на кого.

    – Как же всё достало!

    Это была лишь малая часть гнева, которая вырывалась после того, как ярость поглощала её. Но юная Мелоди об этом не знала. Одиночество переполняло девушку каждый раз, когда она плакала в дали от всех. Так казалось Мелоди. Но всё же в воспоминаниях сохранилась одна-единственная радость – чтение.

    Конечно же, Мелоди была в курсе, что любимая книга той девушки – «Три сына и дочь герцога»

    Неясно почему, но она знала о происхождении этого странного названия больше, чем было в воспоминаниях. Мелоди вскоре влюбилась в эту книгу: с самого начала истории и до долгожданного конца всех бед. Её охватывали точно такие же эмоции, как и в прошлой жизни.

    – Может быть, прошлая я хотела поделиться этой историей?

    Так она думала без всякой на то причины.

    – Или же мне так интересно потому, что злодейку из первой главы зовут так же, как меня. Это словно проясняет мои воспоминания.

    Эти выдумки показались ей занятными, и Мелоди тихонько хихикнула. Однако она не долго наслаждалась чтением этой книги. Однажды девочка наткнулась на клочок газеты, лежащий у входа в деревню. Все имена полностью совпадали с теми, что она встречала в романе.

    Опомнившись от шока, Мелоди начала сравнивать мир романа «Четыре сына и дочь герцога» с окружающей её реальностью. В конце концов она пришла к выводу: «Та Мелоди, дочь первой работорговки из книги, это ведь я?»

    Она – мелкая злодейка, которая в конце концов получает по заслугам за все издевательства над главной героиней. На мгновение её сознание помутилось. Сходство между её воспоминаниями о прошлой жизни с реальностью было совершенно очевидно.

    Она думала об этом… хотя не то чтобы.

    «…оказаться в ещё более плачевной ситуации»

    Почему-то её сердце словно разрывалось. Всё так нечестно и печально. Но с этим уж ничего не поделать.

    Остаётся просто в одиночестве выплёскивать накопившийся гнев, крича в никуда:

    – …Как же всё достало.

    ***

    Но в Мелоди ещё теплилась надежда: «Я ведь всё помню о своей прошлой жизни». Она знала, за что её накажут. А значит, если получится избежать неприятностей, то её жизни больше ничто не будет угрожать. В тот же момент она побежала к матери.

    – Матушка, тебе нужно перестать торговать рабами! Иначе у нас будут проблемы!

    Мелоди, хотя и понимала, что её скорее всего накажут, постаралась вразумить мать. Конечно, как и ожидалось, девочке досталось.

    – Молчи, нельзя так обращаться с тем, кто тебя содержит! Ещё хоть раз услышу от тебя такой бред – тут же вылетишь из дома!

    Мелоди пришлось отказаться от этого плана. И вот, год спустя её мать всё же привела главную героиню.

    И вот настал момент для запасного варианта: «По крайней мере, если буду добра к ней, то смогу спастись хотя бы сама».

    Но между Мелоди и этой целью возникли две преграды. Первая – это её мать. Она мыслила, как самый настоящий злодей. Иначе она не была бы такой жестокой.

    - Мелоди! Я же просила вести себя разумно: никакого шума. С каких это пор я вам должна прислуживать? Это твоя работа.

    Клянусь, я не собиралась пресмыкаться перед ней как перед какой-то знатью. Для начала, это попросту невозможно из-за сложившихся неблагоприятных обстоятельств.

    Мелоди просто накормила девочку и принесла ей одеяло. И всё же, несмотря ни на что, в её матери живёт истинный дух злодея.

    – Если сбежишь, будет ещё хуже. Радуйся и этому вонючему одеялу.

    Хотя её мать совершала немыслимые злодеяния, Мелоди старалась хоть как-то проявить доброту по отношению к главной героине.

    Но просто быть доброй недостаточно, чтобы установить крепкую связь. Если так подумать, нужно ведь ещё и общение.

    – Но у нас с Лореттой совсем ничего общего…

    Мелоди – дочь жуткой работорговки. С ней самой всю жизнь обращались как с рабыней.

    А Лоретту воспитывала милая и чуткая мать. Даже если предположить, что все в мире как-то связаны, то в случае с ними двумя в это едва ли можно поверить.

    - Эй, Лоретта.

    Услышав своё имя, девочка в ужасе забилась в угол.

    – О, так вот где ты!

    Мелоди даже пришлось сказала эту совершенно бесполезную фразу на случай, если ребёнок удивится.

    – Я заметила гравировку на твоём ожерелье.

    Мелоди с помощью жестов изобразила кулон.

    – Там написано «Лоретта». Тебя же так зовут, да?

    Мелоди, конечно же, знала, как зовут девочку, так как уже прочитала книгу. Но решила начать с этого вопроса, чтобы завязать небольшой разговор.

    Естественно, это не сработало. Девочка буквально сжалась в комочек и уткнулась в стену. Мелоди было немного жаль, что она так напугала ребёнка. Поэтому она решила, что на сегодня общения хватит.

    – Наверное, ты голодна? Я оставлю здесь молоко с хлебом, так что, как захочешь, можешь перекусить. Вот, держи, – сказав это, Мелоди выскользнула из комнаты и подтолкнула корзинку к Лоретте. – Надеюсь, ты тут не голодаешь.

    Взволнованная, она выглянула из-за двери, чтобы посмотреть, как поведёт себя девочка. Та всё еще с подозрением относилась к всему, что её окружает даже после того, как Мелоди ушла.

    Только после довольно долгого затишья она аккуратно выглянула, чтобы посмотреть, зря ли она переживала. Лоретта довольно быстро нашла корзинку с хлебом. Как Мелоди и ожидала, девочка была голодна, поэтому сразу же принялась за еду.

    Слава богу.

    Мелоди вздохнула с облегчением. Однако это заметила Лоретта, уплетающая хлеб. Девочка вновь забилась в угол, сжимая в руке кусок хлеба, словно пытаясь спрятаться, скрыться от Мелоди.

    – Как я и думала, пока что с неё хватит.

    Вечером Мелоди пришла снова.

    В романе Лоретта никак не могла уснуть на том старом и жёстком кресле, стоящем в комнате матери Мелоди. Девочка решила, что нельзя заставлять ребёнка терпеть такие неудобства.

    Поэтому она решила дождаться, когда мать уснёт, чтобы отвести Лоретту к себе в комнату.

    – Сегодня спишь у меня в кровати. Идёт?

    Хотя такое место всё равно не годилось для юной леди, но уж лучше здесь, чем в том кресле. Девочка взглянула на Мелоди и залезла на кровать. Интересно, ей грустно? Она всегда сидит, сгорбившись, и тихонько плачет.

    Девочка свернулась калачиком и задержала дыхание, так как не могла сейчас выплакаться.

  • Отсутствуют комментарии