• Злодейка, перевернувшая песочные часы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Арию даже не отругали. Это было ожидаемо, ведь граф, единственный, кто мог ее критиковать, уехал далеко на север, а Каин вернулся в академию. Графиня не собиралась ее наказывать, а Миэлли ничего и не могла сказать ей, учитывая, что сейчас рядом с ней не было никого, кто был бы на ее стороне.

    - Ты была слегка неосторожна, Ария. Радует, что это не привело к еще большему пожару.

    - Что же мне делать? Вся моя одежда сгорела? А ведь я планировала выйти на улицу….

    - Ты не можешь выйти в домашней одежде, дорогая…. Тебе следует одолжить на время наряд у кого-то с таким же ростом и комплекцией.

    Графиня быстро сообразила, что пыталась сделать ее милая дочурка, и предложила очевидное решение. Вероятно, Ария хотела купить новую одежду. То, что ее платья так неожиданно сгорели, не могло быть простым совпадением.

    Миэлли нахмурилась, осознав, что этот «кто-то», о ком говорила графиня, - она сама. Все взгляды устремились на нее. Так как вся одежда Арии сгорела, ей нужно было купить новую. А для этого было необходимо выйти на улицу.

    Горничные, прислужившие Миэлли, всем своим видом демонстрировали неодобрение. Они подумали, что несмотря на то, что в последнее время от Арии было мало проблем, она вновь взялась за старое, как только граф и молодой господин покинули дом.

    Служанки не могли без разрешения смотреть в лицо дворянину, поэтому их взгляды были направлены в пол, но враждебность в их глазах нельзя было скрыть.

    - Да как они смеют!

    Встречала ли она такие же взгляды в прошлом? Ария никогда не обращала на это внимание, так как была слишком одержима своей ревностью к Миэлли.

    Даже если они были горничными Миэлли, пока они работали в доме графа, они были также горничными Арии. Как они смели демонстрировать ей свое пренебрежение.

    Ария хотела оттаскать их за волосы, но она понимала, что это лишь послужит появлению новых плохих слухов, поэтому она просто перестала думать о прошлом.

    У девочки покраснели глаза. В тот же самый момент их наполнили слезы, словно подчеркивая их яркий изумрудный цвет. Ресницы вспорхнули, слегка припухлые влажные губы вздрогнули и предательски задрожали. Ария была похожа на трясущегося котенка, который вымок из-за дождя. Бедняжка взглянула на окружающих с таким выражением, будто ее сердце вот-вот разорвется на части.

    - Миэлли, мне действительно жаль…… Я не хотела доставлять тебе никаких проблем. Я понимаю, почему ты не хочешь отдавать мне свои вещи, пусть даже на время. Я просто выйду в своей домашней одежде. Никто и не заметит, если я сделаю это быстро.

    «Бедняжка». Именно такая мысль пришла в голову тем, кто смотрел на Арию. Ее бедный вид заставлял забыть все сплетни, окружавшие ее.

    «Люди, как животные. Они полагаются, в первую очередь, на зрение и одного вида милого, но грустного ребенка достаточно, чтобы заслужить симпатию каждого наблюдающего».

    Это было «прошлая» Ария. Горничные этого дома привыкли, что она шумная, высокомерная и капризная девочка. Так почему же она так изменилась? Они слышали, что она недавно наняла себе учителя, чтобы обучиться манерам. Другого объяснения просто-напросто не было.

    Взгляды, которые были устремлены на Арию, наполнились раскаянием, состраданием и сожалением, а не враждебностью, которая была до этого. Графиня удовлетворенно улыбнулась, пока наблюдала за дочерью. Как же ее дочь была похожа на нее! Она гордилась тем, что Ария осознала, что нет никакого смысла в глупом нытье.

    - Всё, правда, в порядке, Миэлли. Не беспокойся об этом. Я изначально была человеком незнатного происхождения….. Поэтому это не такая уж и проблема для меня.

    Миэлли была неспособна отказаться и не одолжить Арии вещи из-за ее безупречной актерской игры последней. Если она откажется, она станет равнодушной и мелочной сестрой, которая не помогла бедной девочке, чья одежда сгорела дотла.

    Длинные и густые ресницы Миэлли задрожали. Словно это была борьба новорожденной птички, которая учится летать. Она действительно хотела, чтобы Ария исчезла. Прямо как ее сгоревшая одежда. Но она не показала этого, и лишь мягко улыбнулась. Скрывать свои истинные мысли было талантом Миэлли.

    - О чем ты говоришь, старшая сестра. Конечно же, я дам тебе на время свои вещи. Я так рада, что у нас один и тот же размер.

    - Ты уверена?

    - Конечно. Когда угодно.

    - Спасибо! Спасибо тебе большое, Миэлли!

    Ария схватила Миэлли за руки. Она выглядела по-настоящему счастливой, демонстрируя яркую чистую улыбку. Миэлли не ожидала, что Ария схватит ее за руки и чуть не оттолкнула ее, но в последний момент осознала, в какой ситуации она находится, и еле-еле удержалась, с трудом выдавливая из себя улыбку.

    Окружающие были взволнованы этим зрелищем. Две милые девочки, заботящиеся друг о друге, были действительно прекрасны. Некоторые горничные Миэлли начали думать, что они, вероятно, были слишком грубы по отношению к ребенку, который не мог обучиться только из-за своего происхождения. Они решили, что было неправильно обращаться с ней грубо, ведь она так хорошо ладила со своей новой семьей.

    - Выбирай все, что хочешь, старшая сестра.

    Ария стала просматривать себе одежду из гардероба Миэлли, как только та любезно разрешила это сделать. Она пропустила все наряды, которые лежали на виду, и схватила коробку, спрятанную в углу. Эта коробка была чистой, без единой пылинки, было видно, что ее чистили каждый день. В коробке лежало аккуратно сложенное белое платье.

    Платье было изготовлено из нежного мягкого материала. На нем не было никаких украшений, кроме красного рубина в форме розы на груди. Это был подарок от Оскара, наследника герцога Фредерик. Миэлли получила его на свой последний день рождения.

    Она никогда не надевала это платье, так как  слишком его берегла. Когда, в конце концов, она попыталась надеть его, оно стало ей уже мало. Миэлли побледнела, как только увидела, что за платье достала Ария. Она вскинула руки, ну тут же осеклась, напомнив  Арии дирижера и заставив внутри засмеяться.

    Невинно улыбаясь, Ария спросила.

    - Это нельзя?

    - Ээ, это немного….

    Миэлли задавалась вопросом, как Ария нашла платье, которое она спрятала так, чтобы никто не смог найти. Ария быстро извинилась и положила платье на место, как только Миэлли показала свое неодобрение.

    - Полагаю, красивые платья сложнее отдавать?! Мне просто следует выбрать что-нибудь поскромнее…. Я выбрала это платье, потому что на нем нет никаких украшений, но я полагаю, я случайно выбрала слишком дорогой наряд. Что же мне делать….? Какое тогда платье мне можно взять, Миэлли….?

    - Ах.… Дело в том, что….

    Миэлли не смогла договорить и прикусила губу. Если бы она была чуть  старше, метод Арии не сработал бы, но Миэлли не могла найти решение, потому что ей было всего лишь тринадцать лет. Она ненавидела и презирала Арию внутри себя, но снаружи она была великодушной и заботливой родной дочерью графа.

    Ария была простолюдинкой, поэтому все привыкли, что она невежественная, шумная и жадная, но с Миэлли все было иначе. Она должна была всегда быть снисходительной, доброй и щедрой. Потому что именно такой образ она создала.

    «Глупышка. Она сама загнала себя в ловушку».

    В гардеробной стояла тишина. Люди начали спрашивать Миэлли, так как ее молчание затянулось. Почему она не разрешает ей взять платье, после того как сказала Арии, что та может брать все, что хочет?

    Никто не знал, что белое платье было подарком от Оскара, так как в сложенном виде оно выглядело очень простым. В конце концов, Миэлли не оставалось ничего другого, кроме как разрешить Арии взять платье на время.

    - Я крайне признательна! Уверяю, я верну тебе его чистым!

    - …..Да.

    Лицо Миэлли было мрачным, когда она ответила. Она выглядела, как молодая лилия, которая может увянуть в любой момент. Она так хорошо в этот момент гармонировала с фамильным гербом, что даже Ария в душе изумилась. Однако если Миэлли была лилией, то Ария желала стать олеандром, производящим яд.

    Цветок с ядом, который может отнять жизни даже используемый в небольшом количестве. Причудливый и красивый, словно роза, но неумолимый по отношению к тем, кто его трогает.

     

    Прекрасные образы двух девочек согревали сердца каждого смотрящего, и никто не подозревал, сколько яда скрывается за этими фальшивыми улыбками.

  • Злодейка, перевернувшая песочные часы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии