• Злодейка, перевернувшая песочные часы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Ария почувствовала, что стала моложе. Она вернулась в свою комнату, опираясь на Джесси. Служанка аккуратно обработала ей рану.

    Ария помнила, что  как только достигла совершеннолетия, она сменила обстановку в комнате, накупив роскошной мебели, дорогих украшений и самых разных, в большинстве своем довольно безвкусных, предметов роскоши. Все это всегда было в хаотичном порядке разбросано по комнате, словно ее хозяйка хвасталась всем тем, что у нее было.

    Её нынешняя комната была скромнее, но всё ещё выглядела достаточно дорогой. Очаровательный дизайн словно был создан для милой девочки-подростка. Наверняка такие же комнаты были у большинства представительниц дворянских семей ее возраста.

    Ария взглянула на Джесси, которая перевязывала ей ногу. Несмотря на то, что Джесси была на стороне Миэлли, она была единственной, кто  пытался остановить Арию. Правда, в большинстве случаев, это были лишь жалкие и слабые попытки.

    Ария помнила, как велела Джесси остричь волосы и обожгла ей правую руку, а затем просто отослала ее, так как ей не нравилось, что Джесси ей перечит.

     «Джесси. Её переход на сторону Миэлли, был связан не с тем, что она предатель, а с тем, что я была слишком жестока по отношению к ней».

    Когда Ария вошла в графский дом, все горничные, кроме Джесси, сравнивали Арию с Миэлли, не в пользу первой. Это вызывало жгучую ревность в сердце юной девочки. Со временем нашлись служанки, которые якобы поддерживали Арию, льстили ей, провоцируя выступить против младшей сестры.

    Но теперь всё было по-другому. Тот, кто знает, где расположен капкан – никогда не попадет в него.

    Ария вдруг почувствовала себя чрезвычайно уставшей. Она хотела прилечь и отдохнуть, но боялась, что, когда проснется, это счастье закончится, и её снова будет ждать ужасающая реальность. Однако усталость взяла свое.

    - Джесси, я хочу прилечь.

    - Да, миледи.

    Засыпая, Ария наделялась, что если это её последний сон, то она больше никогда не проснется.

    Горничная переодела полусонную девочку и подвела ее к постели. Забравшись под одеяло, Ария вдруг почувствовала, что лежит на песке. Откинув покров, она действительно увидела песок, рассыпанный на шелковой простыне. Охнув, Джесси стала просматривать белье и с удивлением обнаружила под кроватью обломки песочных часов.

    Ария подняла удивленный взгляд на Джесси.

    - Простите, миледи. Когда я уходила часы были целыми. Я убрала их, я точно помню. Не знаю, как это вышло.

    Служанка стояла на коленях перед девочкой. Ее била мелкая дрожь, ведь она хорошо знала какой несдержанной и грубой может быть ее маленькая хозяйка.

    Ария смотрела поочередно, то на Джесси, то на часы. Это были те самые часы, которые она увидела за мгновенье до смерти. Она была в этом уверена. То, что она держала в руках, было ее величайшей драгоценностью, ее вторым шансом. Часы под ее кроватью не были случайным совпадением.

    «Должно быть, всё это было частью Божьего плана. Плана, чтобы спасти бедного ребенка и позволить ему заново прожить свои дни. Дни, в которых я больше не буду обманутой, использованной и выброшенной».

    Ее вытащили из этой черной ямы боли и отчаяния, дали ей возможность отомстить, сохранив все ее прошлые воспоминания.

    Ария сжимала в руках осколок песочных часов, но несмотря на то, что он впивался ей в кожу, девочка не чувствовала боли. Только радость, всепоглощающую чистую радость.

     «Я никогда не прощу её».

    Ария улыбнулась, медленно разжимая руки. Улыбка юной девочки была столь чистой и прекрасной, что даже несчастная служанка перестала трястись от страха и с удивлением уставилась на свою хозяйку.

    «Я воздам ей за все!»

    ***

    - Ария, ты, должно быть, очень усердно училась все это время.

    Четкий мужской голос заполнил всю гостиную, после того, как девочка  прочитала вслух стихотворение. Это был голос графа Росдзента, который сделал первый комплимент своей приемной дочери.

    Графиня вкрадчиво рассмеялась, прикрыв свой рот рукой, и слегка приукрасила достижения юной Арии.

    - Ох, она при каждой возможности читала книги, даже тогда, когда мы были очень бедны. Мое дитя счастливо, что теперь у неё больше возможностей для учебы».

    Это была чистейшая ложь. Ария помнила, что не могла даже нормально поесть без чьей-либо помощи. Ей резали мясо, разделывали рыбу, указывали на приборы во время обеда. И уж тем более в их старой нищей жизни она не стала бы тратить время на книги, когда весь день была занята поисками еды.

    Ария никогда и не прикасалась к книгам до того момента, как пришла в дом графа Росдзента. Впрочем, не любила читать она уже и после того, как ей представилась такая возможность.

    Удовольствие ей доставляли только покупка украшений и бессмысленная трата денег. И это было единственное, что она хорошо умела делать.

    Когда она была помладше, она выучила наизусть несколько стихотворений, которые нравились графу Росдзенту, чтобы прочитать их вслух перед ним. Но она хорошо помнила, что тем, кто получил одобрение в результате этого, была Миэлли.

    Прямо как сейчас.

    - Это известное стихотворение, которое передается из поколения в поколение в семье Росдзент. Его автором является первый граф Росдзент. Это первое стихотворение, которое я выучила, когда мне было всего четыре, – прокомментировала Миэлли.

    Скромно улыбнувшись, она вышла в центр гостиной и продолжила:

    - В последней части, которая называется «Женщина, которую я люблю», есть ответное стихотворение. Оно не очень известно, но лишь вместе эти два стихотворения можно считать законченными.

    Миэлли приложила руку к груди и прочитала вслух это стихотворение выразительным тихим голосом.

    Присутствующие смотрели на нее с удовольствием. Даже мать Арии, графиня, взглянула на свою приемную дочь с гордостью. Наверно, со стороны это выглядело, как появление главного героя после посредственного выступления второстепенного персонажа.

    - Я все свое сердце и себя посвящу твоему будущему….! – наконец, закончила Миэлли.

    Как только голос девочки смолк, прозвучали аплодисменты. В отличие от прошлого, Ария также присоединилась к хлопающим зрителям. Стеснительно улыбнувшись и покраснев от смущения, Миэлли быстро отвоевала лавры героя вечера.

    Она всегда отбирала признание у Арии, словно хотела показать, что низшая простолюдинка никогда не сможет тягаться с тем, кто являлся дворянином по рождению.

    Чем ближе была Ария, тем больше хвалили Миэлли. Последняя прекрасно это осознавала, поэтому часто прибегала к игре на контрасте. Однако она не знала, что теперь Ария стала другой. И она решила отобрать и забрать себе все, что принадлежало ей по праву.

     - Это было очень красивое стихотворение, Миэлли. Но что конкретно, ты знаешь о нем?

    После того как аплодисменты затихли, Ария, с улыбкой  не сходящей с лица, задала сестре вопрос. Глаза Миэлли расширились от удивления. Ария любезно улыбнувшись, покровительственным тоном пояснила:

    - Видишь ли, это стихотворение было написано младшим братом первого графа. Он пытался убить своего старшего брата – первого графа. Вот почему в нашей семье его вспоминают не так часто. Первый граф очень жалел, что это стихотворение когда-то появилось на свет.

    Ария собиралась сказать, что это также стало причиной, почему она не стала учить это стихотворение, но граф опередил её, строго сказав Миэлли:

     - Подумай об этом. Несколько поколений назад это стихотворение было запрещено читать вслух. Считается, что оно содержит в себе метафоры, которые способны наложить проклятье на нашу  семью.

    Лицо Миэлли мгновенно застыло словно лёд. Всё потому, что она с гордостью прочитала вслух запрещенное стихотворение, и, таким образом, прокляла семью. Ария же всеми силами старалась подавить желание расхохотаться прямо в лицо сестре.

     Она прекрасно помнила, как все было в прошлом.

    Ария узнала об ответном стихотворении от своего учителя. А так как она хотела добиться признания графа, она прочитала его с искрящимися глазами, когда граф вернулся из-за границы.

    Но резкая критика, последовавшая после, заставила её одновременно побледнеть и покраснеть от смущения.

    Человек, критиковавший её, был её сводным братом, Каином. Он был старше неё на четыре года и знал гораздо больше не только в силу своего возраста, но и благодаря обучению в академии. Все это он использовал в качестве своего преимущества, с удовольствием критикуя всё, что делала Ария.

    «Итак, что же ты скажешь, Каин?!»

    Каин не хотел критиковать свою родную сестру, поэтому всё время, что она читала стихотворение, он держал язык за зубами. Ария мельком посмотрела на брата, желая увидеть выражение его лица. Тот был напряжен и пристально смотрел на Арию. Было ясно, что, ему не нравится, как разворачивается ситуация.

    Ария не хотела открытой ненависти со стороны старшего брата, поэтому она притворилась, что защищает Миэлли. Неловко рассмеявшись, она сказала:

    - Удивительно, ты запомнила наизусть такое сложное ответное стихотворение, Миэлли. А ведь тебе всего 13 лет.

    Однако, даже это не изменило того факта, что Миэлли прочитала вслух запретный стих. Настроение графа не улучшилось. Миэлли действительно совершила глупый поступок.

     «Ей должно быть мучительно стыдно, не столько потому, что она не знала этого факта, сколько из-за того, что это знала жалкая дочь проститутки?»- усмехнулась про себя Ария.

    Все прошли в столовую. Граф неодобрительно кашлянул, всем своим видом демонстрируя неудовольствие поведением Миэлли. Ария же улыбнулась приемному отцу самой чистой детской улыбкой и молча, приступила к трапезе.

    Мясо сегодня было исключительно вкусным!

     

     

  • Злодейка, перевернувшая песочные часы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии