• Злодей абсурдно красив
  • Следуя инстинкту самосохранения, Сюй Синчжи притворялся знакомым с этим молодым человеком в маске и аккуратно коснулся его головы. 

    — Сюй-шисюн, — поднимая голову, юноша продемонстрировал бледно-голубую, крупную, будто лисью, радужку и светлую, притягательную улыбку, — я не видел тебя тринадцать лет. Что случилось? Где ты был? 

    Губы переселившегося растянулись в горькой дрожащей улыбке. И что ему ответить? Как не вызвать подозрений? 

    Не успел парень сориентироваться, как мальчика в маске грубо вытянули из его объятий. Чжоу Бэйнань, казалось, не собирался позволять остальным контактировать с пришельцем. Именно поэтому выражение его лица становилось все более угрюмым. 

    Переглянувшись с Сюй Синчжи, призрак протянул юноше в маске сломанное копье: 

    — Почини. 

    — Но шисюн, наконец-то, здесь! Я так хочу о многом его спросить… — все еще лелея робкую надежду, весьма мило упирался ребенок. 

    — Сейчас не твоя очередь задавать вопросы, — медленно переводя взгляд на Мэн Чунгуана, мрачно парировал дух, утягивая юношу в маске подальше от собравшихся. Да и тот, вдруг что-то осознав, не стал противиться. Лишь бросил еще один полный печальной надежды взгляд на старшего, прежде чем уйти с призраком. 

    Тяжело вздохнув, Мэн Чунгуан ухватил правое запястье старшего брата, потащив того прямо к башне. И не то чтобы Сюй Синчжи не сопротивлялся, просто силы оказались не равны, и парень почувствовал себя провинившимся перед хозяином псом, которого пытаются запереть в будке.

    В подобной спешке он только и успел, что оглянуться да встретиться взглядом с девушкой-скелетом. Но та, смущенно опустив голову, развернулась и поспешила вглубь леса. Только ее чернильно-черные длинные, перевязанные лентой волосы, словно шелковая скрутка, колыхались при ходьбе. 

    Как только Мен Чунгуан и Сюй Синчжи скрылись в башне, девчушка с мечами подошла к юноше в маске: 

    — Это и есть брат Сюй, о котором ты столько раз рассказывал? — конечно же, новоприбывший ее заинтересовал. Нечасто в пустоши появляются новые люди и тем более старые друзья. 

    — Это он! — торжественно кивнул парнишка, продолжая возиться с копьем. 

    Поправляя пушистые короткие волосы, девушка еще раз взглянула на башню: 

    — Почему он показался мне несколько легкомысленным? 

    — Потому что он такой и есть, — улыбнулся хозяин призрака. — А еще он самый добрый и отзывчивый человек в мире. 

    — Ха, — передразнивая парня, закатил глаза Чжоу Бэйнань.

    — И над чем ты смеешься? — надув губы, поднял голову заклинатель. — Ты можешь вести себя осторожнее? Ты хоть представляешь, как сложно починить это копье? Не мог бы ты не направлять его на того, кому оно не причинит вреда? 

    Проявляя толику детского темперамента, дух вздернул подбородок и закатил глаза: 

    — Ладно-ладно… 

    — А’Ван, где Цюй Чи и Тао Сянь? — обратился парнишка в маске к жилистой девушке с мечами. 

    — Я слышала, что несколько духовных камней были найдены в южных горах. Они пошли их искать, вернутся к полуночи. 

    Вдруг озаренный гениальной идеей, Чжоу Бэйнань перестал дуться и поманил к себе племянницу: 

    — Эй, можешь помочь дяде? Сделай мне одолжение… — тон заговорщика намекал на шалость, которой тут же заинтересовалась Чжоу Ван, поэтому последовала за призраком. 

    Оставшийся чинить копье юноша в маске невольно нахмурился. Менее чем через полминуты даже губы его скривились: 

    — Чжоу Бэйнань! — гаркнул заклинатель. — Ты все еще не веришь Сюй—шисюну?! 

    — Эй, я разговариваю с Чжоу Ван, зачем ты подслушиваешь?

    — Ты мой слуга! — сердито парировал парень. — Твои глаза — мои глаза. Твои уши — мои уши. Ты думаешь, мне это так нравится?! 

    Пойманный с поличным дух беспомощно развел руками: 

    — Тринадцать лет он где-то пропадал, а теперь внезапно появился. Да чтоб умереть мне дважды, если это случайность. Не забывайте, Цзю Чжидэн всегда хотел нашей смерти, — тон призрачного раба становился все серьезнее, а настороженный взгляд переместился на бронзовые ворота башни. — Особенно Мэн Чунгуана. Тринадцать лет он провел в пустоши и не погиб вопреки его стараниям. Боюсь, что Чжидэн устал ждать. 

    В то же время Сюй Синчжи сумел оценить внутреннее убранство башни. Как оказалось, невзрачный внешний вид не отражал сути постройки. Внутри той царила легкая прохлада, изящный, подобранный со вкусом интерьер, а через один из залов протекает укрепленная покатыми камнями река, даже стены оказались расписаны. Сюй Синчжи мог поклясться, что видел поднимающийся к высокому потолку туман. 

    В сравнении с обычными пейзажами пустоши сие место можно окрестить как райское. 

    Остановившись и взмахнув рукой, Мэн Чунгуан распахнул одну из крепко сбитый бамбуковых дверей, и затащил Сюй Синчжи в комнату. Той оказалась присуща не менее элегантная, но имеющая другой стиль, атмосфера. Столы, стулья, кровать, все было украшено диковинными бусинами и полотнами. 

    — Я подготовил для тебя комнату, — прошептал Чунгуан. — Постарался найти и расставить предметы так, как было в твоей пещере на горе. Жаль, что в пустоши сложно найти все, но я никогда не прекращу поиски! 

    — Угу, — само собой, не узнав интерьер, притворился равнодушным переселившийся. 

    Протянув старшего и усадив того на кровать, Мэн Чунгуан присел перед тем на корточки и с мольбой взглянул в чужое лицо: 

    — Шисюн только что касался волос Лу Юйцзю, почему бы теперь не коснуться моих? Хорошо? 

    «Отлично, мальчишку в маске зовут Лу Юйцзю!» — теперь Синчжи хотя бы знает, как к тому обращаться при встрече. 

    Ставя пометку, переселившийся отвел взгляд, не смотрел на Мэн Чунгуана и пропустил некоторые из его вопросов мимо ушей. Куда больше его занимал развернутый на кровати изготовленный из бамбука веер. Выделяющийся на фоне всего остального, он выглядел довольно загадочно и будто просился в руку. 

    Чуть потянувшись и подняв инструмент, Сюй Синчжи свернул и снова развернул веер, читая надпись: 

    «Чей этот мир, если не мой? — и на обратной стороне. — Первый в списке небес, Сюй Синчжи с горы Фэнлин.» 

    Переселившийся задумчиво изогнул бровь, а проигнорированный Мэн Чунгуан все еще не терял надежды обратить на себя внимание: 

    — Я бережно хранил сокровище шисюна. Тебе нравится? 

    Единственное о чем сейчас размышлял калека, так это о странных вкусах изначального хозяина тела. Он уже хотел вернуть веер на прежнее место, но вдруг непонятно откуда выросшая виноградная лоза, повела себя, будто змея, и окутала левое запястье новоприбывшего. 

    — Что это? Какого?.. — вздрогнул молодой человек, наконец-то, обратив внимание на дьявола. 

    — Шисюн все—таки обратил на меня внимание, — радостно отозвался шиди. 

    — Хорошо, я поговорю с тобой, только убери эту штуку, — неловкие попытки вырваться из пут не принесли успеха. Виноградные лозы, будто смеясь над пленником, казалось, становились только тверже. 

    — Там в пустыне, шисюн сказал, что пришел найти меня. Так вот он я, тут, перед тобой. Больше не нужно никуда идти и кого-то искать, правда? — словно опасаясь отказа, с робкой надеждой прошептал хозяин башни. 

    Глаза Синчжи округлились. Оставшись глух у чужой мольбе, он сильно расстроил даже слишком красивого шиди. 

    — Кажется, ты все-таки не хочешь со мной разговаривать. Не страшно, у нас еще будет время, я подожду, — поднявшись, направился к двери Чунгуан. 

    — Нет! Стой! Отпусти меня! — откровенно паникуя, поддался вперед Синчжи. 

    Уже подошедший к двери молодой человек внезапно остановился и медленно обернулся к пленнику. В глазах напоминающего щенка парня застыли слезы, а в голосе появилась хрипотца: 

    — Прошу тебя, потерпи. Все это только ради твоей безопасности. Пустошь слишком опасна, шисюну лучше меня послушать и остаться здесь, со мной. Прошу… останься тут… останься с Чунгуаном… 

    Сюй Синчжи сглотнул. Почему-то сейчас он почувствовал себя злостным нарушителем, обидчиком невинного ребенка. Если бы не разница в росте и наличие оков, могло действительно показаться, что именно Мэн Чунгуан является жертвой в этой дешевой драме. 

    — Сними их, я никуда не уйду, — все еще не оставлял надежд переселившийся. 

    — Шисюну не нравятся лозы? — недолго думал демон. 

    — Верно, — потому что это растение. А под их листиками частенько прячутся мелкие жучки да букашки, которых Синчжи боится больше смерти. 

    — Жаль, тогда… 

    Так и не закончив фразу, молодой человек покинул комнату, а виноградная лоза превратилась в начищенные до блеска золотые кандалы. 

    Вздыхая и оглядываясь по сторонам, Синчжи прислонился к изголовью кровати и деревянной рукой коснулся припрятанного кинжала. Кажется, возложенная на него миссия окажется сложна и мучительна.

  • Злодей абсурдно красив
  • Отсутствуют комментарии