• Жизнь Прожита 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Июль 1977-го.



    Мы оба просто стояли там, глядя на это фото. Через секунду я схватил первые три, поднял эту и сложил всё обратно в конверт. Я понимал, что нужно найти такое место, где никто не найдёт их даже случайно, и даже представления не имел, где это. Но выбросить фото Бриджит я не мог. Я положил конверт на стол.



    Мелани выглядела так, будто увидела призрака и готова сорваться с места. Я понятия не имел, что нужно делать – но мне пришла одна идея.



    У меня был записан номер телефона; номер, звонок на который стоил два доллара в минуту. Я решил, что стоит потратить часть моей зарплаты на этот звонок. Прямо сейчас.



    - Я собираюсь позвонить Бриджит, - сказал я. – Ты останешься на это время?



    Она кивнула. Я схватил телефонную книгу, чтобы посмотреть, как делаются международные звонки, надеясь, что Бриджит окажется дома. В Швеции сейчас была вторая половина дня, так что я не рисковал никого разбудить.



    Ага, вот и нужная страница. Сначала набрать 011, затем код страны (его можно найти на странице 46), затем код города – это был 08, но здесь писали, что ноль не нужно набирать. Затем сам номер. Я поднял трубку и набрал все 13 цифр. Защёлкали механические звуки, и через полминуты я услышал гудки.



    - Det är hos Andersson, - услышал я мужской голос на том конце провода.



    Её отец, догадался я. На младшего брата было не похоже.



    - Добрый день. Простите, я не говорю по-шведски. Можно мне поговорить с Бриджит?



    Смешок.



    - Ты, должно быть, Стив. Бриджит говорила, что ты можешь позвонить. Одну минуту.



    Я услышал, как он зовёт её к телефону на шведском; прозвучали её имя, моё имя и слово «telephone». Она сказала что-то, что прозвучало как «Фантастически!» и оказалась у телефона уже через секунду.



    - Хейа, Стив!



    - Хейа, Бриджит!



    Она хихикнула.



    - Кажется, ты считаешь это забавным? – спросил я.



    - Ты, наверное, получил мой подарок.



    - Да. Он, эээ, интересный. И неожиданный. И слегка шокирующий.



    - Чем это? Ты не можешь вынести нескольких голых фотографий? В своей комнате ты видел больше. В Швеции такие фото – в порядке вещей.



    - Да, но не здесь. И, прости, но забудь про первые три!



    - Забудь? – перебила она.



    - Ты знаешь, о чём я! Четвёртое фото – какого чёрта?



    Она снова хихикнула.



    - Возможность. Я говорила тебе, чтобы ты не упускал их.



    - О чём ты говоришь?



    - Я знаю, что этот звонок стоит тебе целое состояние. Я сверх-счастлива поговорить с тобой, но просто попроси Мелани рассказать тебе о том, о чём мы с ней говорили после того дня у тебя.



    - Она здесь! Ты хочешь с ней поговорить?



    - Да!



    Я передал трубку Мелани. Она сказала «привет» и где-то с минуту слушала Бриджит.



    - Ни за что!



    Бриджит говорила ещё минуту.



    - Ладно. Я подумаю об этом.



    Она вернула трубку мне.



    - Хейа, - сказал я.



    - Я люблю тебя, Стив Адамс!



    - Я люблю тебя, Бриджит Андерссон! Пиши почаще!



    - Я буду. И ты тоже – и со всеми подробностями. Пока, - смеясь, сказала она – и повесила трубку.



    Я отошёл от телефона; у меня кружилась голова. Моя любовь пытается свести меня со своей «гостевой» сестрой. Что за?.. Казалось, она подталкивает меня к чему-то, но я не мог понять. В её последнем письме тоже говорилось о возможности. Видимо, фото были отправлены в то же время. Они наверняка связаны.



    Я попросил Мелани присесть за кухонный столик. Выбрал именно его, потому что помнил, как это помогло в последнем разговоре с Дженни у неё дома. Это делало разговор формальным и менее угрожающим. Взяв в холодильнике две бутылочки Колы, я вручил одну Мелани, которая просто уставилась на неё, а сам сел напротив. Она сидела где-то минуту, а затем открыла кошелёк и вручила мне открытку в конверте.



    - Бриджит сказала отдать её тебе сейчас. Я должна была отдать перед уходом, но сейчас, когда ты позвонил, она сказала, что ты должен прочитать это сейчас же.



    Я вскрыл конверт и вынул открытку. На передней часты была какая-то фраза по-шведски, которую я не понимал. Я открыл открытку; слева она написала «Надпись означает «Думаю о тебе»». С другой стороны было написано:



    «Думаю, я достаточно хорошо тебя знаю, чтобы понять: после того, что мы сделали, ты не захочешь заводить отношения с кем-то другим. Если нам суждено быть вместе – мы будем. Тебе это не нужно, но я даю тебе разрешение быть с Мелани или любой другой девушкой, с которой тебе захочется. Наши сердца всегда думают друг о друге, но мы не можем быть вместе прямо сейчас. Я гуляла с одним парнем и, думаю, мы будем встречаться. Не переживай об этом. Будь счастлив за нас обоих. И жди, что принесёт нам будущее.



    Любовь – это нелегко, это довольно трудно.



    Со всей любовью, Бриджит».



    Закрыв открытку, я убрал её. Она не сказала, что я могу делиться этим, и я не собирался. Мелани ещё не допила колу.



    - Ты в порядке? – спросил я нё.



    - Не очень. Я как бы в шоке и невероятно смущена.



    - Я тоже, и то, и то. Бриджит настояла, чтобы я спросил, о чём вы говорили, когда ты увезла её от меня.



    - Это очень личное, - вздохнула Мелани. – Не уверена, что смогу.



    Мой ограниченный опыт сказал мне, что лучшее, что я сейчас могу сказать – это ничего. Она должна сама справиться. Я не был уверен, чего хочу, но у меня были пожелания Бриджит, прозвучавшие почти как приказ. Конечно, речь шла о «разрешении», но даже в 14 лет я понимал, что иногда приказы маскируются под предложения.



    Не поймите меня неверно. Мелани была просто воплощением горячей шестнадцатилетней штучки. Почти на два года старше меня, одетая так, чтобы привлекать внимание парней. Убийственное тело – длинные ноги, широкие бёдра, плоский живот, среднего размера груди, пухлые губки и мерцающие глаза. Её волосы были тёмные и длинные – почти до пояса. Девушка-фантазия даже для восемнадцатилетних парней, что уж говорить о четырнадцатилетнем с послужным списком из всего трёх эпизодов. Я не собирался настаивать, но если бы Мелани захотела повеселиться, я бы с радостью согласился.



    Всё это пронеслось у меня в голове, и я с усилием повернул голову и посмотрел на деревья за окном, чтобы не глядеть на Мелани и не смущать её ещё больше, а она наконец отхлебнула колы. Я терпеливо ждал. Она снова отхлебнула, и ещё, напилась и поставила бутылку. Потом вздохнула – и слова хлынули потоком.



    - Когда Бриджит попросила меня привезти её сюда в ту субботу, мне стало интересно, что происходит. Я знала, что вы, ребята, тусовались вместе, но была уверена, что между вами нет ничего серьёзного. Знала, что она тебе нравилась, но держала тебя на расстоянии вытянутой руки, чтобы не терять тебя как друга. Но в субботу она была какой-то другой. Я пытала её всю дорогу, но она сказала только то, что ей нужно сделать с тобой кое-что перед тем, как уехать домой. Я так и не вытащила из неё никаких подробностей, как ни старалась. Поэтому я довезла её и поехала по своим делам.



    - Когда она позвонила и поменяла время, я могла сказать, что что-то изменилось, но всё ещё не понимала, что происходит. Я знала, что это может быть секс... но тогда не имело смысла всё, что она сказала. Так я и гадала, пока не приехала за ней. Когда я увидела вас двоих вместе, увидела, как вы обнимаетесь и целуетесь, и как она практически летит к машине, я поняла, что случилось, это мог быть только секс. Также я была уверена – она говорила мне, что девственница, так что это было ещё более удивительным.



    - Когда мы выехали с дорожки, я спросила её, что произошло. Она сказала мне: «Кое-что, что должно было случиться уже очень давно, но тогда это, возможно, было бы ужасным, а не прекрасным». Я спросила её, о чём она говорил. Она рассказала мне, что вы, ребята, занимались любовью и что это было даже лучше, чем она могла себе вообразить. И ты был потрясающим – нежным, сладким и просто замечательным. Я спросила её, при чём тут тогда сроки, и она сказала, что ещё пару недель назад ты был девственником, но тебя соблазнила женщина старше тебя и ты, очевидно, быстро всему научился.



    Сказав это, она рассмеялась, а я покраснел.



    - Мы говорили весь путь до дома, а затем почти до полуночи. Она рассказала мне абсолютно всё, шаг за шагом. Я не могла поверить, что в четырнадцать лет можно понимать секс таким образом. Большинство парней, если верить рассказам моих друзей из колледжа, этого не делают.



    Она остановилась. Я ждал. Допив колу, она продолжила рассказ.



    - Бриджит знала, что я была со Стэном пару раз и это было так себе. Первый раз вообще катастрофа, а остальные несколько, нууу, я не осталась довольна. То же самое она слышала от большинства своих друзей, имевших в этом опыт. Единственным исключением была её подруга, имевшая первый опыт с парнем намного старше её. Она описала этот опыт более или менее похожим на ваш. Я сказала Бриджит, что завидую и надеюсь, что смогу найти такого любовника. Она улыбнулась и загадочно сказала, что, возможно, я смогу – если посмотрю туда, куда нужно. Больше она об этом не говорила, но, думаю, теперь мы оба знаем, что за план она вынашивала.



    Она просто обмякла на стуле.



    - Я так смущена. Я не знаю, что делать. Бриджит сказала мне по телефону, цитирую, «дай ему присунуть тебе в киску». Я даже не знала, что она знает такое выражение. Может, у шведов оно тоже есть. Но это – то, что она сказала перед тем, как я ответила «Ни за что!». Тогда Бриджит замеялаь. Она сказала, что дала тебе разрешение; сказала дать тебе записку, чтобы ты прочитал её, а затем взять тебя за руки, заглянуть в глаза и попросить полюбить меня.



    Моя очередь. Я подумал, что сейчас нет смысла ни в молчании, ни в секретах.



    - Ты знаешь, как она подловила меня? Она сказала, что хочет научить меня какой-то фразе на шведском. Сказав мне её, она попросила взять её за руки, посмотреть её в глаза и сказать это. Я так и сделал. Она ответила на шведском. То, чему она научила меня, было «Хочешь заняться со мной любовью?», а её ответ – «Да, я хочу». Вот что она имела в виду. Думаю, она знала, что я или уже рассказал это тебе, или расскажу потом. Я всё ещё пытаюсь понять её. Бриджит сказала тебе использовать то, что напомнит мне о ней. Не знаю, как это поможет мне сдвинуться с мёртвой точки, так сказать. Но она умна. Кажется, она знает, что делает. Даже если мы этого не знаем.



    - Так что да, у меня была возможность повозиться с женщиной за двадцать. Это супер-деликатная тема, и я расскажу тебе о ней столько, сколько получится, но хотелось бы не выходить за рамки того, что это был замечательный опыт и она научила меня тому, что доставило Бриджит такое удовольствие. И она, в общем-то, права. Случись это даже месяцем раньше, скорее всего, закончилось бы плохо. Где-то как у тебя со Стэном.



    У-упс. Большая ошибка. В её взгляде отразилась настоящая боль.



    - Погоди, прости, это не то, что я должен был сказатью



    Она поглядела на меня с тусклой улыбкой.



    - Ага, но это правда, - улыбка превратилась в хмурую гримасу.



    Мы сидели там ещё несколько минут. Я поглядел на часы и поразился тому, что уже 11.30. Мы проболтали два часа, включая просмотр фотографий и звонок Бриджит. Я спросил, не хочет ли она перекусить.



    - Ага, каких-нибудь фруктов, если есть.



    - У нас есть яблоки, бананы и апельсины. Я возьму яблоко.



    - Банан был бы в самый раз, - сказала она.



    Я подумал, что вижу какую-то толику игривости, но решил не отвечать. Беседа была слишком откровенной, и дразнилки или подколки были бы очень плохим ходом.



    Я жевал своё яблоко, когда она очистила банан, посмотрела мне в глаза и многозначительно засунула его в рот. А затем с силой откусила. Я аж вздрогнул.



    Она засмеялась.



    - Прости. Я просто нуждалась в капельке юмора. Не пойми превратно.



    - Нет, всё в порядке. Я тут на иголках сижу, думаю, ты тоже, так что шутка была к месту.



    Она лишь улыбнулась. Более широко, чем когда вошла на кухню. Хороший знак – она пришла в себя.



    Я покончил с яблоком, она расправилась с бананом (без новых шуток), и я выбросил огрызок и кожуру. Когда я сел, она сказала:



    - Ну, что теперь?



    - Я не знаю, - медленно произнёс я. – Думаю, мы оба смущены.



    Она согласилась и сказала:



    - Ну, у тебя есть хоть какие-то идеи о том, что нам следует делать?



    Хм. Опасный вопрос. Я подозревал, что, пригласи я её подняться наверх – она пойдёт. Но будет ли она довольна итогом? И буду ли доволен я? Что, если это полностью испортит мои отношения с Бриджит? Или Бриджит разозлиться, если я откажусь? Вряд ли, я так не думаю. Она просто попробует ещё раз. В итоге, моими или её стараниями, но это произойдёт. Я уже чувствовал некоторое влечение, и это заставляло меня думать над ответами, быть очень осторожным. Это должно быть решение Мелани, и она должна принять его с ясным умом.



    Я сказал:



    - Ну, если применить к ситуации шахматную логику, есть ходы и встречные ходы. В конце концов, все они приводят к решению – заняться сексом или не заняться сексом. Между этими двумя решениями находится ряд вопросов, различные возможные результаты и потенциальная переоценка. Это логический ответ.



    Она улыбнулась.



    Я продолжил:



    - Эмоциональный ответ – немедленно подняться и ебаться как кролики.



    Я поверить не мог, что сказал это слово. В последний раз я использовал его ещё совсем малышом (и, конечно, у меня были из-за этого проблемы), и уж точно я не думал употреблять его в «смешанной» компании. Теперь она засмеялась.



    - Прости. Видимо, я должен был использовать терминологию Бриджит. Видимо, она хочет, чтобы я это и сделал – поднялся наверх и присунул тебе в киску.



    Она на мгновение задумалась и ответила:



    - Я не знаю. Как думаешь, я могу ещё раз поговорить с Бриджит?



    Ещё один звонок за двадцать долларов будет трудно объяснить, но деньги у меня были. Я просто скажу родителям, что хотел позвонить ей, так как всерьёз скучал по ней, а перезванивал из-за ошибки связи.



    - Конечно.



    Я встал, протянул её номер и телефонную книгу и сказал, что подожду снаружи, на заднем крыльце.



    - Нет, ты можешь остаться.



    Она набрала номер. Это был быстрый разговор. Бриджит сняла трубку, я услышал её смех, когда Мелани поздоровалась. Мелани сказала «Ты уверена, что в тобой всё будет нормально?», затем «Нет, я не уверена», и, наконец, «Ладно. Это может быть неплохой идеей, спасибо. Пока!» - и закончила звонок.



    Ох, как мне хотелось услышать остаток. Но я не собирался шпионить, и просто ждал. Она вернулась и седла.



    Когда она продолжила молчание, я спросил:



    - Итак? Что ты хочешь мне сказать?



    Ещё одна лёгкая улыбка.



    - Она сказала мне, что уверена, и это ей не повредит, и спросила, решилась ли я. Я сказала, что не уверена. Бриджит сказала «Почему бы тебе не поцеловать его и не посмотреть, что произойдёт. Ты всегда можешь остановиться». Тогда я и ответила, что это может быть неплохой идеей.



    Я улыбнулся и сказал:



    - Неплохой идеей? Тебе этого хочется? Или ты просто размышляешь об этом? Никакого давления, я просто хочу убедиться, что мы на одной волке. Последнее, что мне хочется сделать – это чтобы кто-то из нас об этом жалел. И, честно говоря, сейчас я больше беспокоюсь о себе.



    Она пристально поглядела на меня:



    - Погоди. Ты боишься этого? Ты же парень. Парни готовы делать это всегда и со всеми, только предложи!



    Я снова улыбнулся и сказал:



    Ну, я думал, Бриджит рассказала тебе, что я не «просто парень», разве нет?



    - Ого. Я правда ей не верила. Но, кажется, она была права. Пресвятой Толедо.



    Она на секунду остановилась, и затем быстро спросила:



    - Сколько у нас времени, пока кто-то из твоих не вернётся?



    - До вечера, для моих родителей это – после четырёх.



    Она застыла и сказала:



    - Мне нужно в женскую комнату.



    - Первая дверь справа по коридору.



    Она вышла и закрылась в дамской комнате. Я быстро понёсся наверх, чтобы опорожнить мочевой пузырь до того, как она вернётся. Я решил переместить нас в семейную комнату, ведь формальное разделение кухонным столом больше было ни к чему. Но пока нужно было занять нейтральную позицию – и, когда она вошла, я сидел в папином кресле.



    Она присела на диван и посмотрела на меня с искринкой в глазах. Она причесалась и намазала блеск для губ, подчёркивая их привлекательную форму.



    - Неплохая идея? Я хочу этого.



    Кивнув, я встал, подошёл к дивану и присел рядом, близко, но не трогая её.



    Она повернула голову, и, поскольку мы с ней были одного роста, я тоже просто повернул голову, чуть наклонился – и мы слились в нежном поцелуе. Лёгкий привкус клубники от блеска для губ – вкусно и она тоже. Первый поцелуй привёл ко второму, и третьему, и четвёртому. Ничего необычного, просто мягкие поцелуи в губы.



    Она чуть отстранилась и выдохнула:



    - Это было славно.



    - Ага, - вот и всё, что я смог сказать.



    Погляди она мне на штаны – и узнала бы, как сильно мне понравилось. Я поймал себя на том, что невольно сравниваю её с Бриджит и Дженни, и, должен сказать, Мелани была лучшей. Хоть я и не любил ей так, как их обеих. Погодите, я только что сказал, что люблю их обеих?



    Я вынужден был это признать. В этом-то весь корень проблем с Дженни. Я действительно любил её, но это сильно отличалось от того, что я испытывал по отношению к Бриджит. Они обе убеждали меня оставить их и двигаться дальше, хоть и совершенно по-разному. Теперь я чувствовал, что могу использовать Мелани, но она была здесь по доброй воле, сама начала целоваться, и я был очень осторожен, чтобы не надавить.



    Боже, что я делаю? Это может закончиться очень, очень плохо. Битва большой головы с маленькой головкой была в самом разгаре, и шла с переменным успехом. Нужно было учесть чёртову кучу нюансов. Я вернулся в реальность, когда Мелани снова поцеловала меня, но уже сильнее, и я почувствовал, что её губы слегка приоткрыты. Я поддержал её, и её язык коснулся моего рта, сначала мягко, затем всё более настойчиво. Завязалась борьба языков.



    Я положил руки на талию, и мои пальцы коснулись её тёплой, гладкой кожи. Она обняла мой затылок и притянула, делая поцелуй жарче. Наши языки продолжили танцевать и сплетаться, а моя эрекция чуть не рвала шорты. Я шевельнул рукой, чтобы взяться удобнее.



    Она разорвала поцелуй и поглядела, как я принимаю более удобную позу, а затем рассмеялась.



    - Кажется, тебе нравится.



    - Ну, да, это же очевидно, разве нет?



    Так маленькая головка оповестила нас обоих о своём мнении. Сердце было смущено, а большая голова помнила желание Бриджит. Но было ли оно желанием Мелани? И моим?



    Я имел в виду не просто физическое желание. Ясно, что мы оба хотели, чтобы я, как сказала Бриджит, присунул ей в киску. Но мы оба были осторожны. Теперь большая голова думала, что секс – это куда сложнее, чем просто вставить устройство А в разъём Б, как думало большинство парней в школе.



    Я действительно боролся с собой. Должен ли я заниматься сексом с кем-то, к кому не испытывал эмоционального влечения? Конечно, с Дженни так и было, по крайней мере, поначалу, но недолго. Я не был уверен, что у нас с Мелани есть хоть искра романтики. Пришло время принять решение. Хотел я заняться сексом – или любовью? Если первое, то, при согласии Мелани, я был готов. Если второе, то мне следовало осторожно отпустить её.



    http://tl.rulate.ru/book/9670/217061



    Переводчики: prourra

  • Жизнь Прожита 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии