• Жизнь Прожита 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Июль 1977-го.



    В субботу был разъезд из лагеря. Вместо того, чтобы ехать сразу домой, отец завёз меня посмотреть на место, где будет новый дом. Это оказалась лесистая полоса на Оверлук Драйв, чуть более семи акров. Когда мы добрались, я увидел, что раскопка под фундамент уже почти завершена. Отец показал мне дизайн – очень похожий на наши дома в Йорба-Линде или Бермудских Дюнах, Калифорния.



    Это был дугообразный одноэтажный дом с бассейном в центре дуги. Открытый, а не закрытый, как в Дюнах (а в Йорба-Линде вообще был сад). Построенный под холмом, гараж был на самом деле наполовину под домом с одной стороны, а с другой – помещение котельной, трубы и небольшая кладовка под родительской спальней. На улице было немного домов, и там даже имелась ферма с лошадьми. Я понадеялся, что это хороший знак.



    Вернувшись домой, я обнаружил долгожданное письмо от Бриджит. У неё ничего нового не произошло – просто отличные летние деньги у моря, веселье с друзьями и постепенное возвращение в привычный ритм. По всей страничке она нарисовало маленькие сердца, и это сделало мой день немного лучше. Она также напоминала о нашем маленьком соглашении и говорила, чтобы я не отказывался от возможностей.



    Она ни с кем не встречалась, но не хотела, чтобы я был монахом. Я слегка нахмурился, хотя и знал, что рано или поздно у неё появится парень. Это было практически неизбежно, и, хотя пока у меня не было никаких «возможностей», о которых она писала, я понимал, что у меня тоже появится девушка. Мы были слишком молоды и находились слишком далеко друг от друга, чтобы хранить верность.



    Запихнув грязные вещи в стиральную машину, распаковав остатки багажа и перекусив, я сел писать ответ. После лагеря вещей, о которых хотелось написать, было много, и я легко заполнил пару страницу. Запечатав, я решил бросить его в ящик в понедельник. Затем я позвонил Ларри и узнал его планы на ближайшие недели.



    Остаток субботы был тихим, и даже в алтаре на следующий день я был не нужен, так что сидел на скамье, возле мамы, брата и сестры. Месса была традиционной, и Дженни там не было. Я видел её, когда мы выходили – идущую под руку с тем, кто, предположительно, был её новым бойфрендом.



    На секунду меня кольнула ревность, но это быстро прошло. Я надеялся, что они поладили. Дома я обнаружил сообщение от Дженнифер на автоответчике. Я перезвонил ей, и она спросила насчёт шахмат. Я ответил, что планирую поиграть у Ларри дома на следующей неделе, и пусть она спросит у него. Дав его номер, я повесил трубку. Остаток для прошёл тихо, и я просто читал и немного смотрел телевизор.



    В понедельник мне надлежало прийти в магазин в свой первый рабочий день. Назвать его невыдающимся было бы преуменьшением; назвать его скучным было бы точнее. Надень фартук, протри полы, убери со столов. Принести из холодильника сыра и мяса для витрины. Повтори по мере необходимости. Но мне платили за это. Я уже в тот день заметил пару девочек со школы, заскочивших пообедать. Остаток недели представлял из себя то же самое, только больше. Самые разные люди приходили пообедать или делали заказы. Пару раз я заносил посылки в кабинет врача ниже по улице.



    Днём в среду я закончил, и это был тот день, когда я собирался к Ларри. Его мама подобрала меня по пути домой из больницы, где она была медсестрой. Затем она остановилась у дома Дженнифер, чтобы забрать и её, и узнала, что та тоже останется на ужин. Мы немного поиграли в обычные шахматы, но по большей части – в шахматную игру, которая была у Ларри на компьютере. В лёгком режиме мы смогли выиграть. В более сложных компьютер нас побеждал, хотя, объединив усилия, мы смогли пройти все уровни сложности, кроме двух последних.



    Мама Ларри сообщила нам, что ужин через пару минут, и спросила Ларри, что мы будем пить. Мы оба заказали колу. Он вышел за лимонадом, и Дженнифер сказала, что хочет поговорить со мной.



    - Конечно. Просто позвони мне.



    - Я бы предпочла поговорить лично, если ты не против.



    - Ну, ты можешь прийти ко мне в магазинчик на обед. Мы бы поели и поговорили.



    - Это получится.



    - Я работаю завтра.



    - Окей.



    Я задавался вопросом, чего она хочет, но не очень долго. Ужин был фантастическим, и разговор исчез из моего сознания, пока мы болтали под солнцем обо всякой всячине. Братья Ларри, Брент и Джефф, были неплохими ребятами, а не такими врединами, как мой братец. Когда мы закончили, миссис Хиггинс поставила на стол мороженное. Покончив со сладким, мы опять схватили шахматную доску и играли до тех пор, пока не приехала мама Дженнифер, чтобы развезти нас по домам.



    Она высадила меня у дома, и Дженнифер сказала:



    - Увидимся завтра.



    - Эээ, ага, увидимся завтра.



    Зайдя домой, я нашёл на автоответчике сообщение от Мелани Спенсер. Я понятия не имел, зачем она звонила, но поднялся наверх – для приватности – и перезвонил. Она сказала, что у неё есть для меня кое-что от Бриджит, и спросила, когда я могу это забрать.



    - Что это?



    Она ускользнула от каждого уточняющего вопроса. Наконец, я сказал ей, что буду дома в пятницу весь день, так что подойдёт в любое время. С её машиной, это не затруднило бы её. Но меня убивало ожидание.



    В четверг происшествий не было, по крайней мере, до обеда. Дженнифер пришла, и я спросила Андреаса, можно ли мне пообедать. Он посмотрел на Дженнифер, улыбнулся и сказал «Ладно. У тебя есть час». Он сделал нам несколько сэндвичей, не взяв оплаты (я всегда мог обедать бесплатно в свою смену). Мы присели за один из столиков перед магазином.



    - Итак, что случилось? – спросил я.



    - Весь год, что ты в шахматном клубе, было ясно, что у тебя нет подружки. Ты почти не разговаривал с девушками, кроме меня и Сьюзен. На танцах ты постоянно был с красивыми девочками, и постоянно с другими. Когда мы танцевали под «Королеву танцпола», я спросила тебя, о чём ты думаешь. То, как ты сказал «Бриджит», то, как ты смотрел – всё кричало о любви. Но это не выглядело неразделённой любовью. Скорее, что-то свершившееся. У вас что-то произошло этим летом.



    - Дженнифер, мы друзья. Но это не то, о чём я бы хотел говорить. Это было бы неправильно и нечестно.



    Обдумав мои слова, она возразила:



    - Ага. Так та джентльмен. Поэтому не хочешь говорить об этом. Но это не повредит репутации Бриджит – она уехала.



    - Это не так, правда. Она потому и не встречалась ни с кем – из-за этих стереотипов о «распутных шведских девчонках». Она была осторожной, чтобы не прослыть такой же. Она дружила со многими парнями – и ты что-нибудь такое слышала?



    - Ты прав! – сказала Дженнифер, помолчав пару секунд. – Ничего. Совсем ничего. Довольно трудно хвастаться тем, что «подцепил шведскую цыпочку», если даже поцелуя на ночь не получаешь! Правда, тусовалась она в основном с тобой и Ларри.



    - Именно.



    - Итак, из танца и этого разговора становится понятно, что в какой-то момент вы были вместе. И, если моё предположение верно, где-то в последние шесть недель.



    Что на это можно было ответить? Я ходил по тонкому льду. Подумав секунду, я сказал:



    - Ну, где-то так.



    Её было не одурачить.



    - Твои глаза и язык тела говорят мне, что ты не сказал мне всей правды. Там было что-то ещё.



    Теперь моё положение было действительно скверным. Мне нужно было с кем-нибудь поговорить, и, хоть беседы в Дженни МакГрат мне очень нравились, я хотел кого-то своего возраста. Ларри не слишком разбирался в отношениях. А вот Дженнифер подошла бы идеально.



    - Если я скажу тебе больше, тебе придётся молчать. Это должно быть на сто процентов только между нами, и никто больше не должен узнать. Ни намёков, ни подколок, ничего. Мне нужна подружка, чтобы говорить о таком, и ты можешь быть ей, если согласишься на мои условия.



    Она всё сидела и сидела. Повисло неудобное молчание. Я пил колу и ждал. Наконец, она сказала:



    - Ладно. Расскажи мне.



    Я не был уверен, почему она так долго не решалась. Может, переживала, сможет ли сохранить секрет. Но она согласилась.



    Не вдаваясь в детали и избегая подсказок, я рассказал ей о Дженни МакГрат. Я пояснил, что она была старше и дала мне потрясающий опыт, обучив тому, что в ином случае было бы результатом долгих проб и ошибок.



    Дженнифер просто кивала, ничего не говоря. Затем я сказал, что она права насчёт Бриджит, и это случилось всего один раз, за два дня до её отбытия, и только потому, что она так же заметила перемены во мне. Я нравился Бриджит весь год, но она скрывала это, не рискуя разрушить нашу дружбу. Я рассказал ей о нашем соглашении и о том, что я принял его с неохотой.



    - О, так ты доступен? – сказала она со смехом.



    - Ага, думаю, что так.



    Но я в действительности не имел это в виду. Я не был доступен. Ещё нет. Моё сердце всё ещё было с Бриджит. Мы ещё поговорили, и вот уже приближалась пора мне возвращаться к своим обязанностям.



    - Могу я задать ещё один вопрос? – спросила она.



    - Конечно!



    - На что это похоже?



    - Это потрясающе. Будто не от мира сего. Я даже не могу описать это.



    Она улыбнулась и попрощалась. Мы с Ларри должны были увидеть её в воскресенье после обеда, за шахматами –на этот раз у неё дома.



    Четверг был затянутым. Мне хотелось узнать, что же прислала мне Бриджит. Как я и думал, ожидание убивало меня. Но моё свидание со шваброй не хотело ждать. Как и протирание столиков, расстановка товаров в витрине и доставка обеда в маленькую юридическую контору. В конце дня Андреас попросил меня кой-куда заскочить. Это было немного странно, но я запрыгнул на велосипед, проехал около полумили и остановился по нужному адресу.



    Подойдя к двери, я позвонил; открывший дверь мужчина отдал мне конверт и сказал отвезти обратно Андреасу. Я сунул его в корзину для товаров и покатило обратно. Отдав Андреасу конверт, я поехал домой. Я гадал, что же в нём было, но не слишком долго. Должно быть, заказ на доставку обедов.



    Если день просто тянулся, то вечер был ещё хуже. Я пытался смотреть телик. Я пытался читать. Я пытался играть в бильярд. Ничто не могло отвлечь меня от таинственного подарка Бриджит. Заснуть было непросто. Я попытался расслабить мозг, но мастурбация не помогла, ведь объектом моих фантазий была, конечно же, Бриджит. Наконец, я заснул – уже за полночь, но видел странные сны и несколько раз просыпался. Я надеялся, что Мелани приедет с утра пораньше, но с моей удачей она могла прийти с в девять вечера. Я бы с ума сошёл до того.



    В пятницу утром отец отправился на деловую встречу, а затем он планировал проследить за ходом работ в новом доме. Мама отвезла Стефани и Джеффа к их друзьям – каждого к своим – и отбыла к своей маме, сказав, что будет поздно вечером, как и папа. Как только они ушли, я пошёл к соседям, поглядеть, как там Ким. Она вышла, и мы полчаса поиграли в бейсбол. По крайней мере, хоть какое-то занятие.



    В 9.30 Ким уезжала к друзьям, и когда она ушла, чтобы готовиться, я вернулся в дом. Только успев налить себе сока, я чуть из носков не выпрыгнул, когда раздался звонок. Я был на взводе, мне было совсем не смешно. Чёрт. Собравшись, я подошёл к двери – и очень рад был увидеть Мелани, выглядящую очень мило в шортах, открывающих её ноги, и обнажающем живот топике. Её тёмные длинные волосы были собраны в пучок, на лице были солнечные очки. И она держала конверт.



    - Привет, Стив. Ничего, если я войду?



    - Ага. Дома никого, и я вообще-то не должен никого приводить, но входи.



    Я не думал, что она пробудет там долго, так что беспокоиться было не о чем. Она вручила мне огромный конверт с моим именем, украшенный сердечками.



    - Это от Бриджит. Она сказала, что не могла послать его тебе, но не пояснила, почему.



    - Я должен открыть его сейчас?



    - Ага, в её письме говорилось, что я должна посмотреть. И она сказала, что лучше бы твоих родителей не было в комнате.



    - А? Ладно. Ну, их здесь нет.



    - Прежде, чем ты откроешь его, я должна сказать, что знаю, зачем Бриджит приходила сюда, и знаю, что здесь произошло. В последние два дня она прямо витала в облаках. Я донимала её, пока она не рассказала мне обо всём хорошем. Ты и правда сделал её счастливой.



    Я зарделся и промолчал. Что тут можно было сказать? Я не собирался нет ничего отрицать. Не думаю, что повести себя как придурок и сказать «Я знаю» было бы правильным. Лучше всего было промолчать. И отвлечь внимание.



    Вскрыв конверт, я нашёл записку и четыре фотографии.



    В записке говорилось: «Пожалуйста, держи это в безопасном месте. Можешь показать Мелани, но больше никому». Я прочёл это вслух и посмотрел на фотографии. На первой была Бриджит, сидящая в сауне, одетая с белое бикини и улыбающаяся в камеру. Еле отведя глаза, я передал карточку Мелани – и покраснел ещё больше.



    - Что там? – спросила она.



    - Эээ, нууу, эээ... – выдавил я.



    Бриджит. Большая улыбка. Та же сауна. То же бикини. Но верх уже лежал рядом с ней, а сексуальная поза могла заставить умереть. Я вспомнил её сочные груди. Ничего больше не говоря, я передал Мелани и это фото.



    - Ох! – воскликнула она.



    Но её реакция меркла по сравнению с моей. И на третьем фото была Бриджит. Опять сауна, опять бикини. Теперь уже целиком – на скамейке рядом с ней. Ноги были плотно введены вместе, но мягкие, светлые лобковые волосы были видны. Она потрясающе улыбалась. Во взгляде чувствовалось чистое желание.



    Вопреки желанию, я передал фото Мелани.



    - О Боже! Она сделала это! Что бы ты с ней не сделал, это было не от мира сего!



    По какой-то неизвестной причине она почувствовала облегчение – но не длилось недолго.



    Три карточки не были самым большим шоком. Больше всего шокировала та, что я ещё держал. Я чуть не уронил её – так тряслись мои руки. Закружилась голова. Оцепенев, я передал карточку Мелани; она взглянула, и та скользнула на пол из её рук. Она приземлилась картинкой вверх, и мы оба увидели фотографию Мелани в красном бикини, поверх которой рукой Бриджит было написано одно слово: «Возможность».



    http://tl.rulate.ru/book/9670/196463



    Переводчики: prourra

  • Жизнь Прожита 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии