• Живопись Туманов
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • На следующее утро Ча Мин проснулся от звука поворота ключа. Его запертая дверь тихо открылась, пока солнечный свет не осветил его кровать. Низкая фигура с длинными светлыми волосами смотрела сквозь щель в двери.  Казалось, он понял, что другой человек был в комнате и тихо закрыл дверь.

    Вставая, Ча Мин вздохнул.

    "Похоже, у меня появился сосед по комнате. Лучше быстро встать и поприветствовать его".

    Он встал, почистил зубы, вымыл лицо и надел чистую одежду. Время завтрака истекло, и он предпочел бы поспать еще пару часов. Наконец открыв дверь, он  увидел светловолосого мальчика, сидящего со скрещенными ногами. Мальчик был стройным и, казалось, был того же возраста, что и Ча Мин, а также излучал ауру оторванности от материальных ценностей (благ). Молодой человек медленно открыл глаза и улыбнулся.

    - Приношу свои извинения за то, что разбудил тебя этим утром. Большинство культиваторов встают на рассвете, вот и я подумал, что ты не будешь в комнате в это время. Я постараюсь стучаться в будущем.             

    Юноша медленно встал, он был в простой зеленой мантии, но его поведение было совсем не простым. Поднявшись, он сложил руки и слегка поклонился, на что Ча Мин ответил взаимностью.

    - Меня зовут Ван Цзюнь, и я полагаю, что ты - мой сосед по комнате, Ча Мин. Я немного задержался в своих путешествиях, потому прибыл только сейчас. Мои обстоятельства немного особенные, поэтому академия сделала исключение из-за моего опоздания. Я надеюсь, что смогу пригласить тебя на ужин сегодня вечером, чтобы компенсировать принесенные неудобства. - Ван Цзюнь искренне улыбнулся.

    Ча Мин не мог придумать причину, чтобы отказать ему, и он, вероятно, должен быть в хороших отношениях с человеком, с которым будет жить в одной комнате в течение учебного года. Понимая, что Ван Цзюнь все еще стоит за пределами, формально же своей комнаты, Ча Мин открыл дверь и пригласил его войти.

    У Ван Цзюня был только один кожаный чемоданчик, из которого он вытащил несколько сменной одежды, несколько светящихся кристаллов для своего стола, ручки и много стопок бумаги. Начав сразу изучать бумаги с сосредоточенным выражением на лице.

    "Какой труженик" подумал Ча Мин.

    Наверняка ему нужно пройти дополнительное обучение, или же он принадлежал к аристократической или купеческой семье, и такое времяпровождения необходимо для управления. Увидев это, Ча Мин сел на кровать и несколько часов культивировал, после чего отправился на обед. Ван Цзюнь был слишком занят, чтобы поесть, но он настаивал на том, что ему нужно есть только один раз в день и что Ча Мину не нужно беспокоиться о нем.

    Вернувшись в свою комнату, Ча Мин начал практиковать написание талисманов. Первая часть книги была справочная, простые упражнения, которые должны быть выполнены обычной кистью и чернилами, а также упражнения каллиграфии. Он заканчивал их один за другим, пока не наступил вечер. Видя, что он закончил свои тренировки, Ван Цзюнь встал и пригласил Ча Миня прогуляться за пределами академии.

    Когда они шли, Ча Мин воспользовался возможностью, чтобы осмотреть город. У него никогда не было возможности осмотреть развлекательный район в городе Зелёного Листа, поскольку он был только в доме семьи Хун, на центральной площади и в школе. Как только они вошли в развлекательный район, все изменилось. Хоть город выглядел довольно обветшалым, но все еще в хорошем состоянии, район развлечений выглядел совершенно новым. В отличие от каменного строительства большей части города, этот район, казалось, сохранил название города. Пышные деревья, бамбук и другую листву можно было увидеть повсюду. Решётки для вьющихся растений были довольно популярны повсюду. Дороги больше не были из серого камня;  казалось, что ни на чем не экономили, и дороги были построены из твердого красного дерева, которое смягчало шаги каждого, когда они ходили. Щебетание птиц можно было услышать между случайными паузами в чьих-нибудь разговорах.

    В конце концов, они добрались до большого ресторана. Ресторан был построен с тем же деревянным декором, что и любое другое здание, но впереди был уникальный забор из нефритово-зеленого бамбука. За дверью ресторана была вывеска, написанная золотыми буквами, на которой было написано «Ресторан нефритового бамбука». У дверей мужчина приветствовал гостей. Он слегка нахмурился, собираясь прогнать их, пока Ван Цзюнь не сверкнул ему пурпурным нефритовым жетоном. Он сразу же выпрямился и поклонился двум ученикам. 

    - Молодой мастер Ван, прошу следовать за мной, я отведу вас к менеджеру. Он сможет разместить вас и помочь в случае необходимости.

    Раньше Ча Мин был под впечатлением, но теперь был шокирован. Как хозяин ресторана уже мог знать Ван Цзюня, если он прибыл только сегодня?

    Ван Цзюнь смущенно улыбнулся и объяснил ситуацию. 

    - Все заведения Нефритового бамбука принадлежат моей семье. Мне временно было поручено выполнить поручение здесь, в городе Зелёного Листа. Я только что показал ему нефритовый жетон, что является признаком власти семьи Ван. Это необходимо для проведения деловых встреч от имени семьи.

    Спустя некоторое время их поприветствовал культиватор в зеленой мантии.

    - Мастер Ван, приветствую Вас и вашего гостя.

    Эта фигура была довольно утонченной, с белыми волосами. Хотя он излучал ауру превосходства, но все еще был весьма раболепным. Наконец он привел их на балкон на втором этаже. Ван Цзюнь заказал пару блюд и настоял, чтобы он выбрал, чего-нибудь себе, поэтому Ча Мин заказал несколько уникально звучащих овощных блюд. В меню не было цен, поэтому он не был уверен, что окажется невежливым. Пожилой мужчина поклонился и пошел отнести заказ на кухню.

    - Я всегда предпочитаю эти частные балконы на втором этаже. Всего их было пять в каждом ресторане "Нефритового Бамбука", а так же они  даю полный обзор на присутствующих гостей ресторана.

    Ван Цзюнь указал на столы ниже. 

    - Здесь могут позволить себе поесть только граждане благородного класса города Зелёного Листа. Разумеется, ты мой друг, и каждый раз, когда ты будешь посещать это заведение, тебя будут обслуживать по высшему разряду и бесплатно. Но конечно, не нужно злоупотреблять этой привилегией, иначе ты обанкротишь нас -  усмехнулся Ван Цзюнь, прикрывая рот, заставляя Ча Мина, задуматься, был ли он просто красивым парнем или замаскированной девушкой. В прошлом читал много китайских романов, и это казалось обычным делом.

    - Я родом из города Золотого Листа, - продолжил он. - А также являюсь членом довольно богатой семьи предпринимателей. Наша семья не борется за политическую власть, а вместо этого сосредоточена на зарабатыванию денег. У меня есть семь братьев и сестер. Поскольку у меня четыре старших брата и 3 сестры, меня отправили за границу, чтобы помочь семейному бизнесу. Что насчет тебя?

    В этот момент принесли заказ. Готовка была действительно слишком быстрой, и у Ча Мина было ощущение, что могущественные культиваторы, возможно, как-то связаны с этим. Как будто, чтобы ответить на его вопрос, Ван Цзюнь усмехнулся и объяснил, что эти блюда были приготовлены высококлассными духовными поварами. Эта пища была не только вкусной, но и полезной для культивации. Теперь Ча Мин понял, почему только благородный класс может, позволить себе кушать здесь, поскольку такие повара и ингредиенты неизбежно до жути дорогие.

    Они быстро поели. Ча Мин рассказал свою историю: от скромного происхождения пастуха до путешествия в школу и недавних приключений, связанных с созданием талисманов. У него было очень хорошее первое впечатление о Ван Цзюне, поэтому рассказывал много деталей. Когда Ван Цзюнь услышал, как он упомянул о его приключениях в культивации из пяти элементов, он нахмурился.

    - Думаю, у тебя неправильное представление о технике культивации  пяти элементов, - сказал Ван Цзюнь.

    Глотнув чая, он на мгновение закрыл глаза и продолжил. 

    - Откуда я родом, это весьма престижная техника. Нужно быть достаточно удачливым, чтобы успешно ее культивировать, и к тому же у этой технике очень высокие требования к восприятию. Культивация пяти элементов намного сложнее, чем культивация четырех элементов, потому что полный цикл из пяти элементов усиливает и разрушает каждый этап. Преимущества, как правило, не реализуются позже. - Затем он начал странно поглядывать на него.

    - У всех нас есть свои секреты, но я сразу перейду к делу. У меня есть особый талант в оценивании. Я могу посмотреть на предмет и сразу оценить его относительную ценность. А также могу посмотреть на любого культиватора и сказать его уровень таланта, класс его техник и т.д. Хоть ты и говоришь, что практикуешь технику культивации пяти элементов, но мне известно, что в школе есть только одна его версия, которая относиться к бронзовому классу. Эта версия не завершена. Однако когда я смотрю на тебя, я не вижу сияния, которое дает техника культивации бронзового класса.

    - Видишь ли, каждая техника культивации излучает определенную ауру. Эту ауру трудно обнаружить, пока ты не достигнешь определенного уровня культивации, но я исключение из правила. Техника бронзового класса излучает бронзовую ауру, техника серебряного класса излучает серебряную ауру и техника золотого класса соответственно - золотую ауру. А если бы она была еще выше, я бы увидел пурпурную ауру, которую могли бы  культивировать, лишь немногие гении на этом континенте. Это любопытно, потому что я не вижу ни одного из этих цветов на тебе, только чистая белая аура.

    - Нынешние версии техники культивации пяти элементов - техники культивации пяти малых элементов, пяти средних элементов, пяти больших элементов. Я не знаю технику на уровне пурпурного класса, поэтому любопытно, почему аура, которую ты излучаешь - белая. Нет необходимости делиться своими секретами, я понимаю, что это может поставить тебя в трудное положение, потому не буду совать свой нос. Однако я бы посоветовал тебе быть самокритичным, когда упоминаешь свою технику культивации. Техники очень престижные за границей, и те, кто критикует их, не знают как высоко небо или как низко земля.

  • Живопись Туманов
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии