• Возвращение императора У Цзуня.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 42.

    Лонг Сюэ, посмотрев на Лу Сюаня, подумала:

    «Мой дедушка встал на колени перед тобой, а ты не спешишь его поднять».

    У Лу Сюаня действительно и в мыслях не было помогать старшему Лонгу подняться. В прошлой жизни множество могущественных воинов кланялись ему, для него это было естественно.

    Лонг Вэйтянь, стоя на коленях, ответил Сюэ’р:

    – Не важно, этот младший заслуживает того, чтобы я преклонил колени.

    Ему было достаточно хорошо известно состояние его тела. Он был уже очень стар, кровь имела слабое ци, а меридианы в его теле почти усохли. Его совершенствование вошло в стадию застоя.

    После полного усвоения им Шэньшуй, изначально слабая ци в его крови стала очень насыщенной ци. И узкое место, отделявшее его от следующего уровня, также немного ослабло. Это означало, что он снова может продолжить свое совершенствование на пути Дао. У него не было ни капли сомнений в том, что его тело помолодело!

    — Самое меньшее, что я могу сделать для тебя, чтобы поблагодарить, это встать на колени.

    — Учитель, пожалуйста, присаживайтесь на главное место в зале.

    Решительно освободив свое место, Лонг Вэйтянь предложил Лу Сюаню сесть. Никто больше не осмелился недооценивать юношу, так спокойно подарившего Шэньшуй.

    Несмотря на то, что между Лу Сюанем и Сюэ’р отношения не так плохи, это была хорошая возможность поторопиться и улучшить их, возведя на новый уровень.

    Гости, присутствовавшие в зале, склонялись к такому же мнению.

    После всех этих событий, гости продолжили празднование, вовсю расхваливая Лу Сюаня с тайным намерением сблизиться. Напрочь забыв издевательства над ним, словно их никогда и не было.

    Разве небольшая потеря уважения может сравниться с Шэньшуй?

    — Нет необходимости, к тому же, здесь присутствуют еще несколько человек, которые мне не рады. Поскольку подарок я уже вручил, пришло время попрощаться.

    Сказав это, Лу Сюань не стал ожидать реакции гостей на свои слова, повернулся и ушел.

    Цель его визита сюда – вернуть услугу, оказанную Лонг Сюэ ему в академии Лин Сяо — была достигнута.

    Поэтому у него не было больше причин оставаться на этом праздновании.

    Потратив драгоценное время впустую на празднике вручения подарков, он больше не мог здесь оставаться. Вполне справедливо полагая, что можно заняться чем-то более продуктивным и полезным. Например, самосовершенствованием.

    — Хм, – Лонг Вэйтянь фыркнул, с холодным взглядом посмотрев на Ци Юня.

    Это он во всем виноват! Если бы не его попытка унизить Лу Сюаня, заставляя продемонстрировать эффект Шэньшуя, ему не пришлось бы довольствоваться лишь половиной нефритовой бутылки с Шэньшуем.

    Полная нефритовая бутылка могла увеличить продолжительность жизни на целых десять лет!

    А так осталась лишь ее половина, соответственно, способная увеличить продолжительность жизни всего лишь на пять лет.

    — Жемчужина Ночи слишком дорога, наша семья Лонг не может себе этого позволить, – сказал Лонг Вэйтянь, возвращая подарок Ци Юня.

    Побледнев от злости, Ци Юнь не осмелился вести себя грубо перед старшим.

    Обвинив про себя Лу Сюаня и пообещав себе отомстить ему в следующий раз.

    «Прекрасно! Лу Сюань, просто подожди, ты уже неоднократно переходил мне дорогу и вмешивался в мои дела.

    Через полмесяца Дворец Боевых Искусств проведёт испытание Хуан Банг, я хочу, чтобы ты там умер!»

    Такова была природа плохих людей, во всех своих ошибках обвинявших других людей. Даже если им удавалось добиваться какого-либо успеха, они все равно оставались глупцами.

    Теперь Ци Юнь потерял остатки уважения, держа в руках возвращенный подарок. Ему оставалось лишь поспешно уйти.

    У Ци Юня и людей из Дворца Боевых Искусств была определенная причина прихода на этот праздник.

    Они хотели пригласить Лонг Сюэ во «Дворец Боевых Искусств», но после случившегося, этот вопрос поднимать было неуместно.

    Видя, как уходят уважаемые люди, остальные гости тоже решили попрощаться с Лонг Вэйтянем.

    Поскорее вернувшись домой, они намеревались как можно скорее отправить людей для сбора информации об этом юноше.

    Любой человек, так легко способный подарить Шэньшуй, явно был не простым.

    Изначально оживленное празднование, после случившегося инцидента, затихло.

    — Сюэ’р, я сделал что-то не так? – оглядывая опустевший зал, произнес растерянный Лонг Вэйтянь.

    — Да, было несколько неправильных решений, – произнесла Лонг Сюэ и, вздохнув, продолжила: — Он – один из самых выдающихся гениев нашей академии Лин Сяо за последние сто лет. Со второго уровня смертного царства ему потребовалось всего полгода, чтобы, совершенствуясь, прорваться к седьмому уровню смертного царства.

    — И, находясь на седьмом уровне смертного царства, он победил сильного воина из золотого царства.

    Эх...

    Услышав сказанное Лонг Сюэ, Лонг Вэйтяню осталось лишь только вздохнуть…

    Много размышляя о Лу Сюане и оценивая его способности, он не ожидал, что в конечном счете так сильно его недооценивал.

    — За этим юношей, безусловно, есть великий человек, который его обучает. Моя вина, что не воспользовался такой прекрасной возможностью и не сумел наладить с ним хорошие отношения, – сожалея, сказал Лонг Вэйтянь.

    После чего, взглянув на свою внучку, задумался. Сюэ’р была удивительно хороша. В голове Лонг Вэйтяня тут же появилась хорошая идея.

    — Сюэ’р, ты не слишком юна, как ты думаешь?

    — Дедушка, что это ты вдруг об этом заговорил? – недовольно спросила Лонг Сюэ.

    — Хе-хе, ничего-ничего, – сконфузившись, ответил Лонг Вэйтянь. Его лицо залилось краской, он и не предполагал, что будет так быстро разоблачен внучкой. Во что бы то ни стало, ему надо найти шанс, чтобы улучшить отношения между Сюэ’р и Лу Сюанем.

    За дверью.

    — Этот Лу Сюань слишком отвратительный, он вообще ни во что не ставит наш Дворец Боевых Искусств и смотрит на нас свысока. Мастер, такого человека нельзя принимать во Дворец Боевых Искусств! — изливал злость Ци Юнь.

    — У твоего учителя такое же мнение об этом юноше. Он действительно слишком высокомерен, и не знает, когда следует атаковать или отступать. Кроме того, его сила настолько обычная, что он даже недостоин быть учеником Дворца Боевых Искусств. Будьте уверены, я не позволю ему пройти испытание Дворца Боевых Искусств, – задумчиво произнес старейшина Чень Чжань.

    Лу Сюань ударил его ученика по лицу, это было равносильно оскорблению его учителя.

    И такой юноша хочет вступить во Дворец Боевых Искусств?

    Пусть лишь мечтает об этом!

    Можно сказать, что характер старейшины Чень Чжаня точно такой же, как у Ци Юня. И он такой же – злодей, перекладывающий ответственность за свои неудачи и проблемы на других.

    Хоть они и не семья, но все четверо имеют ядовитое сердце, и являются представителями Дворца Боевых Искусств.

    — Цинь И, встретив на испытании этого юношу, не сдерживайся. Как только будет удачный момент, уничтожь его меридианы и заверши его путь Дао.

    Одно это предложение решило жизнь и смерть Лу Сюаня.

    — Да, учитель, – ответил Цинь И и, в предвкушении облизнув губы, улыбнулся.

    Он также был оскорблён Лу Сюанем на празднике, но не стал враждовать и ругаться с ним в зале.

    Прошло чуть больше десяти дней.

    До начала открытия испытаний Хуан Банг оставалось несколько дней.

    Лу Сюань постоянно совершенствовался и, хотя его нынешняя сила достаточно хороша, он не был непобедимым.

    В прошлой жизни, гордые воины могли бросить вызов золотому царству, находясь на любом уровне смертного царства.

    Лу Сюань был недоволен своим текущим совершенствованием.

    Всего за десять дней его совершенствование улучшилось, и оно достигло пика смертного царства, и теперь он находился всего в одном шаге от золотого царства.

    Однако у него были некоторые проблемы.

    «У «Бессмертной техники» есть узкое место, которое я игнорировал раньше, но теперь этого делать нельзя», – размышлял Лу Сюань, слегка нахмурившись.

    «Бессмертная техника» — это божественная техника, с огромной потребностью в ауре.

    Поэтому при прорыве узкого места требуется очень много ауры.

    Несмотря на то, что у Лу Сюаня было в три раза больше ауры в дунфу, чем концентрация во внешнем мире, и, поддерживая ежедневное совершенствование, всё ещё можно было прорваться через узкое место, – это было заняло достаточно много времени.

    «Похоже, мне придётся снова улучшить формацию Цзюэ Лин», – задумчиво размышлял Лу Сюань.

    Формация Цзюэ Лин в дунфу была не полная, и, не имея возможности рассчитывать на нее, он мог только сделать это сам.

    Приняв такое решение, Лу Сюань покинул дунфу.

    Вскоре после его ухода, из ниоткуда появилась черная фигура.

    Она достала из-за пазухи знак связи и размашисто написала:

    «Добыча появилась».

    После этого знак связи превратился в пепел.

    И воин растворился во тьме.

  • Возвращение императора У Цзуня.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии