• Возвращение императора У Цзуня.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 4.

    Шок, сомнение – это было то, что каждый чувствовал в этом зале.
    Отброс вдруг вызвал большие перемены, фактически став мастером алхимиком, и даже мастеру алхимику третьего уровня пришлось склонить голову и встать на колени.
    — Мастер Лу, пожалуйста, примите меня как своего ученика!
    Едва прозвучали эти слова, все снова онемели от происходящего.
    Как, алхимик третьего уровня? На самом деле кланяется совсем еще молодому юноше? Это было что-то нереальное.
    Тем не менее Лу Сюань, слегка нахмурившись, сказал:
    — Я отказываюсь.
    — Но... почему? – опешил Лао Лин.
    — Ты слишком стар...»
    ...
    Слишком старый?
    Лао Лин чуть не задохнулся.
    Слишком стар? Я правильно расслышал?
    Лу Сюань обвел взглядом лица собравшейся вокруг толпы и, повернувшись к Лу Шаню, спокойно сказал:
    — Отец, этот вопрос закрыт. Уходим!
    Лишь только в этот момент Лу Шань осознал, что его сын больше не был юнцом.
    Хотя его все еще терзали сомнения, но это было не то место, где об этом можно было говорить. Поэтому он кивнул и слегка растерянно проговорил:
    — Семья Хань. На этой счастливой ноте разрешите семье Лу попрощаться с вами.
    Но едва отец и сын собирались уйти...
    — Подождите!
    Старший Лао Лин, глядя на него, поспешно встал и подошел к Лу Сюаню, одновременно с этим доставая письмо и золотой жетон.
    — Поскольку мастер Лу Сюань имеет глубокие познания в алхимии, не хотели бы вы посетить Гильдию Алхимиков? Этот золотой жетон – знак Гильдии Алхимиков, благодаря которому вы беспрепятственно сможете войти в нее...»
    — Надеюсь, мы встретимся еще раз в городе Дань.
    Лао Лин также хотел попросить у него наставления, но их алхимические достижения были слишком разными. Юноша перед ним, несомненно, был в бесчисленное количество раз лучше его, поэтому он не осмелился даже заикнуться об этом.
    Но тем не менее, слова Лао Лин были очень хитры, они не давали никакой возможности Лу Сюаню отказаться.
    Но Лу Сюань и не думал отказываться, ему также хотелось увидеть эту так называемую Гильдию Алхимии.
    Три тысячи лет спустя уже мало что осталось от алхимии. Для изготовления лекарственных даней ему потребуется покупать лекарственные травы в Гильдии Алхимии и, полагаясь на их помощь, достичь золотого царства.
    — Я обязательно посещу Гильдию Алхимии.
    Лу Сюань, сделав небольшой кивок, не стал отказываться и принял жетон.
    После того как эти двое ушли, Хань Чжань, помолчав немного, все же решился и сказал:
    — Лао Лин, подумайте об этом дважды!
    Если семья Лу и Гильдия Алхимии наладят хорошие отношения, разве это не будет означать крах семьи Хань?
    — Этот юноша, не кто иной, как отброс. Как он может иметь хоть какое-то понимание в алхимии? Не может быть так, чтобы старший Лао Лин поверил ему!
    — Чтобы стать алхимиком, нужно иметь сильную умственную силу и истинную ци огня. Я исследовал этого юношу, и у него нет ци огня, и он только на втором уровне смертного царства. Так как он может быть мастером алхимии? – стоял на своем Хань Чжань.
    — Вы только и знаете, что шуметь! – сказал Лао Лин, из-за того, что он не смог стать учеником Лу Сюаня, у него было плохое настроение. Явно недовольный, он проговорил:
    — Мастер Лу правильно назвал основные ингредиенты ци даня. Разве то, что он точно их назвал и, к тому же, сказал и способ изготовления, не доказывает его знания в алхимии?
    — Может быть, он просто по счастливой случайности узнал этот рецепт, – все не сдавался Хань Чжань.
    — Это невозможно. Все рецепты даней всей империи находятся только в Гильдии Алхимии, и никто не может передать их кому-то лично, – качая головой, ответил Лао Лин. После добавил:
    — Не говоря уже о такой простой семье как Лу. Даже если быть родственником имперской семьи, узнать рецепт даня все равно невозможно.
    — Знание только одного рецепта даня вполне достаточно, чтобы утверждать, что Лу Сюань настоящий алхимик.
    — У вас действительно бусины вместо глаз! – сказал Лао Лин. Он хотел быстрее вернуться в Гильдию Алхимии и сообщить главе гильдии о случившемся.
    После ухода Лу Сюаня из семьи Хань, весь район Кун Юнь загудел, словно пчелиный рой.
    Члени семьи Хань в недоумении переглянулись друг с другом.
    – Отец должен знать, что он лишь мастер приготовления даней, мастер боевых искусств совсем другое. Он всего лишь алхимик, который может приготовить лишь маленький дань, – кипя от злости, сказала Хань Юнь.
    Своими действиями Лу Сюань, несомненно, дал ей горячую пощечину.
    — Да, алхимия – это очень далекий путь, огромный звездный континент. Даже если этот юноша Лу Сюань действительно мастер алхимии, но в восемнадцать лет все еще находится на втором уровне жизни, он обречен, в этой жизни он не сможет многого добиться, – сказал Хань Чжань, после чего, наконец, успокоился и обрел прежнюю уверенность.
    Но Лао Лин думал по-другому.
    Мастер алхимии, мог ли он быть только на втором уровне смертного царства? Очевидно, он скрывал свою силу. Даже если это и не так, он все еще может быть учеником какого-то скрытого мастера...
    Подумав, он решил не высказывать своих мыслей вслух, в конце концов, Хань Юнь еще молода, со временем она неизбежно поймет и осознает горькую правду...
    Вернуться в дом семьи Лу.
    Лу Сюань решил отступить.
    В семье Хань воин таинственного царства оказал большое давление на Лу Сюаня.
    Несмотря на то, что сила Лу Сюаня была быстро увеличена, перед таинственным царством, он был слаб, как муравей.
    Область боевых искусств разделена на две сферы.
    Приобретённую и врождённую.
    Затем боевые искусства делятся на пять сфер: Смертная, Золотая, Таинственная, Земная и Небесная.
    В семье Хань Линг Лао продемонстрировал внушительную силу, – это была приобретенная сила таинственного царства.
    Однако Лу Сюань был легендарным и могущественным императором в прошлой жизни.
    Пересек весь континент и сразился с непобедимыми воинами по всему миру!
    Сразу после выполнения техники, вокруг тела Лу Сюаня появился белый туман, –  духовная аура.
    Если бы кто-то увидел его в это время, он был бы настолько шокирован, что его челюсть непременно упала бы на землю. Обычные люди практикуют мирно, и спокойно впитывают ауру неба и земли в соответствии с правилами совершенствования.
    Такая насильственная техника совершенствования наносит меридианам небольшой ущерб, но серьезный ущерб даньтяню.
    Если даньтянь поврежден, то последствия будут непредсказуемыми.
    «Бессмертная техника» – действительно удивительна. Она может насильно поглотить на расстоянии в сотни метров ауру неба и земли, и не иметь никаких последствий.
    Однако через некоторое время Лу Сюань перестал поглощение.
    Метод поглощения ауры в «Бессмертной Технике» является обязательным, но недостатки также были очевидны.
    Окружающая аура неба и земли, очевидно, не может угнаться за скоростью совершенствования Лу Сюаня.
    Менее чем за час аура неба и земли в его комнате была полностью поглощена.
    Лу Сюань посмотрел на свои руки и слегка нахмурился:
    «Перемены за три тысячи лет настолько велики, что аура неба и земли – даже не одна десятая того времени.
    Даже если я поглощу всю ауру в сотнях метров вокруг себя, она будет едва ли сравнима со вторым уровнем смертного царства».
    Бессмертная техника – навык на уровне бога, и почти не было противников в этом мире. Опять же, усилий нужно было приложить в бесчисленное количество раз больше, чем это понадобилось бы другим.
    Можно сказать, что Лу Сюань превратился в чёрную дыру для ауры. Если обычным воинам, чтобы прорваться на второй уровень смертного царства, понадобится два или три дня.
    У Лу Сюаня это займет дней десять, а то и целый месяц, прежде чем он сможет начать прорыв к следующему уровню.
    «Если бы у меня были камни духа, возможно, тогда я бы смог немедленно прорваться к золотому царству».
    В предыдущей жизни Лу Сюань был могущественным императором, и для него любая смертная практика так же проста, как есть и пить.
    Что такое духовный камень? Это камень, в котором собирается аура неба и земли.
    Обычно они находятся глубоко в шахтах, монополизированных империей; обычные торговцы не осмеливаются собирать их для себя. Из-за закона о монополии духовного камня, они также используются как одна из универсальных валют империи.
    Один камень низшего духа эквивалентен тысяче серебряных монет.
    А тысяча серебряных монет – эквивалентна заработку большой семьи за полгода.
    Таким образом, даже такая большая семья, как семья Лу, не могла иметь возможность получить так много духовных камней.
    «Нужно найти способ заработать немного духовных камней», – подумал Лу Сюань.
    В этот момент чёрная жемчужина внезапно задрожала.
    Сердце Лу Сюаня сильно сжалось, и он, быстро достав жемчужину, положил её на ладони. В этот момент внезапно появилась сильная поглощающая сила.
    Истинная ци выходила из меридиан и поглощалась чёрной жемчужиной.
    Но сейчас Лу Сюань только на первом уровне смертного царства, хотя его сила и сравнима с седьмым или восьмым уровнем смертного царства.
    Вскоре поглощение истинной ци стало замедляться.
    «Черт, истинной ци недостаточно», – Лу Сюань грубо прикинул, что с такой скоростью поглощения чёрной жемчужины, после ещё нескольких вздохов, он будет поглощён полностью жемчужиной.
    К счастью, как раз в тот момент, когда Лу Сюань уже больше не мог сдерживаться, чёрная жемчужина вдруг разразилась ярким светом.
    Сразу после этого над ним разорвалось пространство, и в следующий момент Лу Сюаня затянуло в него.
    Окруженный серыми цветами, Лу Сюань не мог разглядеть границы, единственное, что он мог видеть, это чёрная земля под его ногами.
    Пространство было в длину около трех метров, в ширину – четыре метра.
    «Я внутри чёрной жемчужины?»
    Несмотря на то, что Лу Сюань провел три тысячи лет внутри чёрной жемчужины, в конце концов он был всего лишь частичкой души, и мог лишь защищаться ею, не говоря о том, чтобы наблюдать за происходящей ситуацией вокруг него.
    Это был новый опыт – впервые войти в чёрную жемчужину во плоти.
    Через несколько шагов черная земля кончилась.
    Невидимый барьер остановил его.
    — Похоже, это и есть граница, – как только он это сказал, в воздух поднялась каменная платформа.
    На ней была только маленькая стела, на которой было выведено три больших слова – «Монумент небесной земли».
    «Небесная земля?» – Лу Сюань почувствовал радость в своем сердце. В течение трех тысяч лет он был привязан к чёрной жемчужине и изучил техники на уровне небес, одна из них была «Бессмертная техника».
    Подойдя к монументу небесной земли, он попытался его забрать, но тот был несравнимо тяжелым, как будто был связан с каменной платформой.
    На тот момент Лу Сюань мог поднимать до 200 кг одной рукой, но он даже не смог сдвинуть маленькую стелу.
    «Ну, моего совершенствования все еще недостаточно», – подумал Лу Сюань.
    Уже собираясь уйти, он заметил, как на монументе небесной земли появилась чрезвычайно чистая аура, которая мгновенно направилась к его тридцати шести миллионам пор.
    Даньтянь внезапно прогремел, и его уровень повысился до второго уровня смертного царства.

  • Возвращение императора У Цзуня.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии