• Возвращение императора У Цзуня.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 2.

    — Черт возьми, кем ты себя возомнил?! Ты грубиян, со мной ещё никто не был так груб! — топнув ногой, вскричала она, на её лице явственно читалось недовольство.

    — Я посмотрю, что ты будешь делать, когда я разорву наш брачный контракт!

    В это время Лу Сюань уже был дома. Сидя в своей комнате в тишине, размышлял о своём совершенствовании.

    Лу Сюань вспомнил о семейном складе лекарственных трав и решил отправиться туда. Пробыв там несколько минут, рассматривая травы, он выбрал десяток слабых маленьких растений близких к земному уровню.

    Из этих лекарственных трав можно сделать лишь безупречный Лин дань, в некотором смысле почти эликсир, который три тысячи лет назад помогал преодолевать барьер и использовался для улучшения телосложения и расширения меридианов.

    Тело Лу Сюаня действительно было слишком слабым.

    У обычного воина есть как минимум шесть меридианов, но у Лу Сюаня их было только два. Неудивительно, что он застрял на втором уровне смертного царства, не имея возможности совершенствоваться.

    Поэтому Лин дань на данный момент самый подходящий для него.

    Вернувшись в комнату, он приказал слуге, чтобы его не беспокоили. Закрыв дверь, приступил к приготовлениям для изготовления Лин даня.

    Для людей на уровне Лу Сюаня алхимия так же проста, как есть и пить.

    — Готово.

    Белый и гладкий, безупречный Лин дань появился в его руках. Таблетка была кристально-чистой, слабо источая ароматный запах лекарства.

    Четвертый уровень безупречного Лин даня.

    — К сожалению, с моим скромным совершенствованием я могу сделать только такой уровень Лин даня, – Лу Сюань рассмеялся и, больше не колеблясь, сразу же принял его.

    Как только Лин дань попал ему в рот, он мгновенно превратился в поток чистой ауры, наполняя тело Лу Сюаня.

    Поскольку Лу Сюань был уже достаточно взрослым, упущенные годы для совершенствования было уже не вернуть. Да и многие меридианы его были заблокированы из-за злоупотреблений им многочисленных лекарственных даней и эликсиров.

    Тело Лу Сюаня было словно пронизано множеством дыр, и, независимо от того, как поглощалась ци, скорость потери ци будет равна скорости ее поглощения.

    Лин дань помогал преодолеть барьер, восполняя эти потери, и чистейшая истинная ци очень быстро питала тело Лу Сюаня.

    В настоящее время, уровень Лу Сюаня начал преодолевать барьер.

    Пик второго уровня смертного царства.

    Третий уровень смертного царства.

    Четвертый уровень смертного царства.

    Мощная питательная сила Лин даня помогла Лу Сюаню поднять свой уровень до пятого уровня смертного царства!

    Лу Сюань посмотрел на свои изменившиеся гладкие нефритовые руки, и в этот момент на его лице появилась счастливая улыбка.

    После преодоления застоя, он не только улучшил свою силу, но и очистил тело от остатка лекарственных эликсиров.

    Глубокие внутренние раны от прошлого совершенствования исчезли без следа, и у него теперь было открыто шесть меридиан, как у обычного воина.

    Пятый уровень смертного царства, на его укрепление ушел один день и одна ночь.

    Но он столкнулся с регрессом, и его уровень снова понизился.

    Регрессия силы – это табу для воинов. Столкнувшись с такой ситуацией, Лу Сюань не удивился, но в глазах можно было рассмотреть радость.

    Естественно, боевые техники отличаются друг от друга.

    Обычный воин с каждым уровнем может добавить только сто килограмм силы, в то время как Лу Сюань – на двести; что эквивалентно двум уровням обычного воина!

    Лу Сюань занимался самым обычным искусством на континенте, которое, не говоря уже о медленном развитии, имело низкий предел роста. Следовало изменить боевые искусства.

    В наши дни «Бессмертные техники» – это искусство, присущее небесному рангу, разделенное на девять слоев, без качества, но с такой же мощью.

    Лу Сюань не думал о том, чтобы вернуться к прошлым заслугам, когда он был на вершине. Его чуть не уничтожили, даже если он восстановится и начнет заново, возможно, не сможет противостоять врагам из прошлого.

    Из-за трудностей, возникающих на пути развития, Лу Сюань был немного расстроен, но, к счастью, результаты не разочаровали его.

    У него был первоначально только даньтянь размером с большой палец, мгновенно расширившийся до размера кулака; и аура, которую он содержал, была в несколько раз больше. Теперь можно было не переживать о противниках того же уровня. Его даньтянь сопоставим с обычным седьмым или восьмым уровнем воина, так что преодолеть разницу в три уровня – не проблема.

    В сочетании с его собственным пониманием и видением, в девяти уровнях смертного царства, он почти непобедим!

    — Сюань’ер, я пришел навестить тебя, а ты до сих пор не вышел... – за дверью раздался голос Лу Шаня.

    — Сейчас выйду, – ответил Лу Сюань и, прибравшись в комнате, открыл дверь.

    За дверью, Лу Шань сидел на стуле и курил трубку, от которой исходил дым.

    Лу Сюань посмотрел на Лу Шаня, и его глаза неосознанно смягчились.

    Уже так давно он не разговаривал с отцом, было в этом что-то странное, но в то же время знакомое.

    Его родители умерли очень рано. И он, недолго пробыв в одиночестве, стал доверять Цин Лянь, вступив с ней в отношения.

    Вспоминая, что Лу Шань сделал для него, Лу Сюань на мгновение замер, а затем сухо произнес слово, которое не произносилось тысячи лет:

    — Папа.

    Увидев, что его сын уже вышел, Лу Шань убрал трубку и сказал:

    — Сюань’ер, я так долго ждал у двери, чтобы сказать, что нас пригласила семья Хань.

    У Лу Шаня, очевидно, были предположения о цели приглашения, поэтому он не мог не беспокоиться о будущем своего сына.

    — В любом случае, сборище глупцов, – сказал Лу Сюань; ему было все равно.

    Впервые Лу Сюань выглядел таким спокойным и уверенным, тем самым вызвав удивление и замешательство Лу Шаня. Однако его сын был совершенно серьезным.

    Этот человек его сын, Лу Сюань?..

    Он произносит такие властные слова, и даже изъявил желание заниматься совершенствованием...

    Возможно ли, что его сын наконец изменился?

    — Действительно, просто выскочки. Семья Хань думает, что они смогут конкурировать с нашей семей Лу, если у них будет внешний ученик, принадлежащий Гуй Юньцзун. Пустышка. Однако если будет внутренний ученик, то мы не сможем повлиять на ситуацию, – сказал Лу Шань тоже во властной манере. Похоже, он этим заразился от Лу Сюаня.

    Горничная Хань Юнь томилась в длительном ожидании у двери. Наконец-то они вышли и, переглянувшись и ничего не сказав, отправились к семье Хань.

    Девушка привела их к семье Хань.

    По пути они слышали шепот тихо переговаривающихся людей.

    — Вы слышали? Лу Сюаню, кажется, не получится жениться на мисс Хань Юнь!

    — Да, похоже, что семья мисс Хань Юнь собирается отправиться в Гуй Юньцзун. Кажется, и она тоже покинет семью Лу.

    — Ну, Гуй Юньцзун – знаменитая секта, а семья Лу довольно маленькая, так как она сможет ее удержать.

    Казалось, что всем уже были известны планы семьи Хань. Все горели нетерпением посмотреть, что же предпримет в ответ семья Лу.

    Слушая эти слова, Лу Сюань побледнел, в то время как горничная делала вид, что ничего не знает. Лу Шань выглядел сердитым.

    Да, семья Хань может сегодня возвыситься, но изначально подняться им помогла семья Лу.

    Наконец, Лу Шань и Лу Сюань вошли во двор семьи Хань.

    «Я не видел ни одного встречающего человека по пути».

    «Что за грубые манеры!» – лицо Лу Шаня исказило недовольство.

    Раньше, когда он навещал семью Хань, один-два человека всегда встречали его на входе. Сейчас не было никого!

    Слишком странно!

    Подавив гнев, Лу Шань зашёл в зал.

    Вся семья Хань была в сборе. Хань Чжань, патриарх семьи Хань, сидел высоко на главном кресле, глядя на только что вошедших Лу Шаня и Лу Сюаня.

    Зал был заполнен семьёй Хань, которые располагались с разных сторон от прохода; одни сидели, другие стояли, но главный герой – Хань Юнь – тихо стояла с опущенной головой.

    — Мистер Лу не приходит просто так, – сказал Хань Чжань, но всем был ясен смысл слов.

    — Хм, Хань Чжань, ты такой смелый, думаешь, что можешь делать все, что захочешь, потому что собираешься войти в Гуй Юньцзун? – Лу Шань слегка прищурился, стараясь сохранять спокойствие. Однако напряженные сухожилия на его руках, выдавали его недовольство.

    — Она еще юная девушка, но уже прошла испытание Гуй Юньцзуна. Думаешь, это ничего не значит? – сказал довольный Хань Чжань, с усмешкой злодея.

    — Вы просили нас прийти сюда сегодня, чтобы другие не узнали? – тем не менее в зале было много посторонних, все они были представителями старшего поколения города Ушань.

    — Конечно, нет, – вставая, сказал Хань Чжань, гордо выпрямив осанку перед всеми присутствующими. — Сегодня семья Хань должна объявить две важные новости.

    — Во-первых, молодой девушке Хань Юнь повезло пройти тест Гуй Юньцзуна, и она стала членом секты Гуй Юньцзун.

    — Во-вторых, брачный контракт между семьями Хань и Лу расторгнут.

    Услышав первое объявление, никто не отреагировал, потому что все были осведомлены об этом заранее. Однако когда Хань Чжань озвучил вторую новость, последовал шквал недоумения и возмущения.

    Толстокожие и бесстыжие люди!

    Это несчастье иметь такую семью в городе Ушань!

    Изначально, если бы семья Лу любезно не протянула вам руку помощи, существовала бы ваша семья Хань сегодня?

    Заимев ученика в Гуй Юньцзун, вы сразу стали настолько высокомерны, что остальные для вас ничто?

    Многие люди в городе Ушань уважали семью Лу, хотя им и не нравится никчёмный Лу Сюань. Но личность Лу Шаня была достойна настоящего уважения.

    Одностороннее нарушение договора семьей Хань представляло собой настоящую пощечину.

    На данный момент семья Лу находилась в городе Ушань. Воины, близкие к этой семье, выразили ей свою поддержку. А не семье Хань, которая была на стороне Гуй Юньцзун.

    Однако люди предпочитали молчать о своих предпочтениях. Все-таки Хань Чжань патриарх семьи и он, естественно, не дурак. Произнося такие слова, он должен быть уверен в себе!

    Осмотрев присутствующих, Хань Чжань улыбнулся:

    — Забыл вам сказать, Хань Юнь прошла испытание не внешнего ученика, а испытание личного ученика!

    Моментально шум в зале затих, никто из присутствующих не смог сказать и слова.

    Личного ученика?

  • Возвращение императора У Цзуня.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии