• Возрождение злой свекрови
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • — Какое платье? — Фан Цзюньжун изо всех сил старалась контролировать свои эмоции. — И когда ты успела покрасить волосы?

    Чувствуя себя немного виноватой, Ли Синьюнь коснулась кончиков своих волос, прежде чем начать защищаться:

    — Я уже закончила среднюю школу. Ты говорила, что я могу покраситься после вступительных экзаменов в университет. Мама, а где то платье, которое мне подарила тетя? Я не могу понять, куда его положила. Я хочу надеть его на свой день рождения.

    Синьюнь была единственным человеком, кто поддерживал ее, когда она находилась в психиатрической лечебнице. В голове женщины проносились многочисленные воспоминания о дочери, и ей казалось, что все это произошло только вчера.

    — Оно у меня. Ты же не хотела его потерять, поэтому специально отдала его мне.

    — О да! Я совсем забыла об этом! — кивнула Ли Синьюнь, на мгновение высунув язык и чувствуя себя глупо. Затем, обняв мать за плечи, она нежно произнесла: — Мама - самая лучшая. Ах да, мам, как ты думаешь, я могу пригласить одноклассников на свой день рождения?

    Фан Цзюньжун никогда не могла устоять перед щенячьим взглядом Синьюнь. А теперь, когда она вернулась на восемь лет назад и знала, что ждет ее дочь, как она могла позволить ей грустить?

    — Конечно, можешь. Ты можешь пригласить столько людей, сколько захочешь.

    — Хех, я знала, что мама любит меня больше всех! — продолжала болтать Ли Синьюнь. Фан Цзюньжун посмотрела на ее улыбку и не могла не вспомнить еще одну деталь. Родители Цзян Ягэ скончались в день рождение Синьюнь. В своей прошлой жизни Синьюнь так сильно ждала своего дня рождения и сама все координировала, но ее муж, Ли Ванцзинь, отменил праздник, объяснив, что это расстроит Цзян Ягэ. Синьюнь была его родной дочерью, но он ценил Цзян Ягэ намного больше. Даже Ли Шицзэ поддержал решение отца.

    Именно с этого момента Ли Синьюнь начала ссориться с Цзян Ягэ. А дальше все покатилось как снежный ком.

    Возможно, у Синьюнь и был немного вспыльчивый характер, но она не была мелочной. Если бы отец и брат не предпочитали ей Цзян Ягэ, она никогда бы так сильно не возненавидела ее.

    На этот раз Фан Цзюньжун решила, что не позволит своей дочери почувствовать и каплю обиды. Ее мужчина? Она больше не хотела его видеть. Ее сын? Она просто притворится, что родила только плаценту. Она им ничего не должна. Вся ее любовь к сыну исчезла за время пребывания в психиатрической лечебнице. Время ее возрождения было не самым удачным. Тогда она еще доверяла мужу, и он контролировал их компанию. Если она сейчас разведется с ним, то не сможет победить.

    Ей следует подождать и спланировать все заранее. Она заберет назад все, что ей принадлежало!

    Когда она услышала кокетливый голос дочери, темнота вокруг нее начала рассеиваться.

    — Синьюнь, почему ты целыми днями приклеиваешься к своей матери, словно незрелый ребенок?

    Улыбка на губах Фан Цзюньжун исчезла, когда она услышала голос супруга. Мужчина, с которым она должна была провести остаток своей жизни, был одним из тех, кто причинил ей огромную боль.

    — Синьюнь всегда будет ребенком в моем сознании, независимо от того, сколько ей лет. Мне нравится, когда она рядом со мной, — мягко сказала Фан Цзюньжун, изо всех сил стараясь сдержаться, чтобы не вскочить и не расцарапать это чертово лицо.

    С точки зрения внешнего вида, Ли Ванцзинь, которому было уже за сорок, хорошо ухаживал за собой и выглядел лет на десять моложе. Располагающая внешность и его невероятное состояние помогло ему заполучить множество поклонниц, но он отказался от них всех и заработал репутацию хорошего мужа в глазах общественности. Фан Цзюньжун некогда очень гордилась этим. Но она никак не ожидала, что ее любящий супруг однажды сможет равнодушно наблюдать, как страдает его собственная дочь и как его жена попадает в психиатрическую лечебницу.

    Когда окружающие подумали, что это Цзян Ягэ виновата в разладе семьи, именно Ли Ванцзинь объявил всем, что у Фан Цзюньжун был плохой темперамент и она была источником всех проблем. Он даже обвинил ее в жестоком обращении с Цзян Ягэ. По его мнению, супруга заслуженно попала в психушку.

    От этих мыслей, в душе Фан Цзюньжун зажглась жгучая ненависть, она ударила ее, как приливная волна, и почти утопила. До конца своей жизни женщина так и не смогла понять, почему супруг относился к Цзян Ягэ лучше, чем к собственной дочери, и почему он был так безжалостен к ней.

    Ли Ванцзинь напустил на себя смиренный вид, как будто он понимал их.

    — Вы обе всегда на одной стороне. Я никогда не смогу победить.

    — Мама любит меня больше всех, — злорадно заметила Ли Синьюнь.

    — Тогда, может быть, Синьюнь позволит мне одолжить свою мать на несколько минут? Я хотел бы кое о чем с ней поговорить, — попросил Ли Ванцзинь.

    Ли Синьюнь не была незрелым человеком. Девушка подмигнула матери и отпустила ее. Она отскочила в сторону и засмеялась:

    — Я не буду подслушивать секреты взрослых!

    Фан Цзюньжун, с другой стороны, догадалась, о чем Ли Ванцзинь хотел поговорить с ней. Вероятно, он хотел привести в их дом Цзян Ягэ; это было примерно в то время.

    После того, как их дочь ушла, Ли Ванцзинь, вздохнул и взглянул на супругу.

    — Цзюньжун, ты помнишь Цзян Ягэ?

    «Если бы я могла ее забыть…» — хмыкнула про себя Фан Цзюньжун.

    — Это та, которая потеряла своих родителей в автомобильной аварии, верно? — спокойно уточнила она.

    — Да, — Ли Ванцзинь кивнул, и в его глазах промелькнул намек на боль. — Сначала я думал, что, хотя она и потеряла родителей, они оставили ей достаточно средств, так что все будет в порядке. Кто бы мог подумать, что ее родственники могут быть настолько безжалостны? Они отняли у нее деньги и дом с помощью бабушки!

    — Они не только ничего не оставили ей на обучение в колледже, но даже хотели выдать ее замуж за какого-то старика из деревни. Ее отец был моим соседом по комнате еще в колледже. Я не могу спокойно наблюдать за этим, поэтому я хотел бы привести ее сюда.

    В ее прошлой жизни он говорил те же слова.

    Это действительно был не сон.

    Ногти Фан Цзюньжун уже готовы были впиться в ее собственную ладонь. Она дружила с отцом Цзян Ягэ, и также чувствовала себя плохо, узнав о том, что случилось, поэтому сразу же согласилась на это предложение. Но на этот раз…

    — Что ты думаешь, Цзюньжун?

    Возможно, она слишком долго молчала, поэтому в голосе ее мужа прозвучала редкая тревога.

    Фан Цзюньжун посмотрела вверх и напустила на себя благопристойный вид. Она слегка нахмурилась, как будто сочувствовала девушке, и сказала:

    — То, что случилось с ней, ужасно, — она немного помолчала и продолжила: — Но если она хочет остаться здесь без официального титула, ей придется выдержать множество сплетен за то, что она живет в чужом доме.

    Ее слова действительно пробудили в Ли Ванцзине некоторые сомнения.

    Фан Цзюньжун улыбнулась.

    — Почему бы нам не сделать это официально и не удочерить ее? Так на нее никто не будет смотреть свысока.

    Ли Ванцзинь был вне себя от радости.

    — Цзюньжун, ты действительно самая заботливая и разумная женщина в мире.

    Фан Цзюньжун не преминула заметить иронию во всей этой ситуации. Любой, кто не знал бы его хорошо, подумал бы, что Цзян Ягэ была его родным ребенком. Он никогда не относился к Синьюнь с таким восторгом. Женщина поняла, что Ли Ванцзинь с самого начала смотрел на Цзян Ягэ как на свою собственную дочь. К тому времени как они разведутся, Цзян Ягэ все равно ничего не получит из ее имущества.

    На самом деле Фан Цзюньжун хотела выяснить, будет ли ее замечательный сын все еще безумно влюблен в Цзян Ягэ, если между ними появится родственная связь?

     

    https://tl.rulate.ru/book/36774 (еще больше глав для чтения!)

    https://vk.com/webnovell (промокоды на главы, акции, конкурсы и прочие плюшки от команды по переводам K.O.D.)

     

  • Возрождение злой свекрови
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии