• Возрождение прославленной небесами пары
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Эти нeскoлько фpaз раз за разом звучали над ухом Линь Чжаньтяня. Cарказм и высокомерие в голосах слуг, заставили мужчину чувствовать себя немного неловко. Он больше не хотел этого слушать.

    Bыражение его лица изменилось, глаза сузились до щелочек. Такие уничижительные слова никогда не должны покидать уст слуги семьи Линь. Eсли все было так, то понятно, почему Линь Сюаньчжи решился на убийство. Семья Линь не нуждается в услугах подобных наглецов.

    Возможно, что для такого нарушителя спокойствия, смерть от руки хозяина практически благословение. Хотя бы не придется заканчивать свое существование самоубийством.

    Со стороны кареты не было произнесено и звука. Янь Тяньхень сжимал кулаки и стискивал зубы. Праведный гнев взял свое, заставив его выкрикнуть.

    - Они так бессовестно оклеветали даге, разве они не заслуживают смерти?

    - Я оставлю эти улики для допроса другого нарушителя, - мужчина взглянул на Яня Тяньхеня и убрал артефакт в глубины своего верхнего халата. – В следующий раз, когда захотите преподать урок слугам, не делайте этого у главного входа.

    Тем временем второй швейцар замер, настолько побелев от страха, что его уже было не отличить от товарища-трупа.

    - Благодарю, - коротко отозвался Линь Сюаньчжи.

    Они с Линь Чжаньтянем были примерно одного возраста, но в прошлой жизни практически не общались друг с другом. Mолодой господин был не из тех, кто придерживался правил, что напрочь противоречило принципам служителя судебного зала. Однако он никогда не стремился унизить Сюаньчжи, даже после того, как тот упал на самое дно. С таким человеком было бы неплохо водить дружбу.

    После того как служитель зала увел второго швейцара, Янь Тяньхэнь подскочил к трупу, забрал практически незамаранный молот и вернулся к карете.

    - Даге, твой молот, - протирая оружие рукавом, произнес мальчишка. – Он почти не испачкался, но я все — равно протер его, прежде чем вернуть тебе.

    - Хорошо, тогда я должен поблагодарить A-Хэня.

    Молот не мог сильно перепачкаться или сломаться, но когда этот мальчишка так старается, разве можно ему отказать? Тем более мужчине нравилось, как тот о нем заботится.

    Сердце Линь Сюаньчжи наполнилось теплотой. В поведении мальчика не произошло никаких изменений. Он все так же учтив, внимателен, заботлив. Это делало мужчину по-настоящему счастливым.

    Hа самом деле молот имеет способность автоматически возвращаться, но когда Линь Сюаньчжи метнул оный, то израсходовал свою последнюю Ци. Поэтому оружие не смогло вернуться.

    - Даге, если мы сейчас войдем, нас никто не остановит?

    - Если они не хотят на себе опробовать действие молота, то вряд ли. А-Хэнь, если кто-то осмелится говорить с тобой свысока или попробует оскорбить ты всегда можешь воспользоваться тем, что держишь в руках.

    Оставшаяся у входа охрана, коей было не так уж и мало, вслушивалась в спокойную речь молодого господина и рефлекторно ретировалась. На лицах людей не осталось и капли крови.

    Пусть Линь Сюаньчжи лишился всего, практически упал с небес, но у него в собственности остается еще приличное количество артефактов, которые он мог пустить в ход.

    - Ура! Мы можем войти! – мальчик поспешил занять место кучера и натянул поводья, командуя лошади двигаться. Голос у мальчика сильно отличался от детского. Многие могли назвать его грубым, неприятным.

    В прошлой жизни Линь Сюаньчжи так ненавидел его голос, что пару раз накладывал на мальчишку проклятие немоты, но сейчас, он был для него трогательнее, нежели зов феникса.

    В его глазах этот голос принадлежал самому приятному и симпатичному человеку в мире.

    Сердце молодого господина определенно смягчилось. Он откинулся на сидение и прикрыл глаза, чтобы немного отдохнуть. Теперь никто не посмеет их остановить.

  • Возрождение прославленной небесами пары
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии