• Возрождение невежественного императора тирана
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Переполох, что должен был быть вызван «наглостью» Ши Цинчжоу был подавлен, как только наложницы узнали о передаче печати Феникса. 

    Осознав глобальность проблемы, женщины не могли пойти против руководства и ослушаться приказа. В конце концов, каждой из них была дорога жизнь. 

    Решив не задерживаться во дворце своего врага, наложницы приняли чай и поспешили откланяться. Само собой, перед этим совершив унизительный акт поклонения императрице-мужчине. 

    Подсматривающий за происходящим Лун Сяоюань был слегка озадачен. Он не ожидал такой расчетливости от супруга. Тот, проявив чудеса хладнокровия, не стал чинить расправы, а спокойно поговорил с ненавидящими его конкурентками. 

    Печать Феникса давала ему полную власть над гаремом. Делала его полноправной, способной казнить и миловать практически любого служителя внутреннего двора императрицей.

    Потирая подбородок, Сяоюань заподозрил какую-то хитрость, но не стал размышлять об этом слишком долго. Так или иначе, а он был поражен умению Ши Цинчжоу держать лицо. 

    Восхваляя в сердцах супруга, мужчина мог простить тому даже единовременную казнь всего гарема. Он ведь хотел построить с императрицей хорошие отношения и тем самым спасти себе жизнь. Какое ему было дело до бесполезных, рвущихся к власти женщин. 

    Как только отбыли наложницы, в зал прошел, груженый сегодняшними указами, евнух. На самом деле он явился во дворец куда раньше, но не осмелился мешать совещанию. 

    В глазах Цинчжоу проскользнул несколько алчный, выдающий желания обладать блеск. 

    Лун Сяоюань вышел из своего укрытия и велел отнести бумаги в кабинет. После, он подошел к трону супруга и взял того за руку. 

    Парень, не ожидая мягкости со стороны императора, неосознанно отпрянул, но был вновь перехвачен правителем. 

    Уводя Ши Цинчжоу к кабинету, Сяоюань отослал многочисленных слуг, а после запер себя и императрицу с памятками. 

    Парень замер у входа. Юноша не понимал, что собирался сделать император, оттого чувствовал нарастающий дискомфорт. 

    Ничего не говоря, Сяоюань пододвинул к столу еще один резной стул, а после присел во главе заваленной свитками столешницы. 

    - Подойди.

    Ши Цинчжоу побелел лицом. 

    - Подойди ко мне, - повторил император. 

    Едва заметно поджимая покрывшиеся холодным потом пальцы, юноша исполнил приказ. 

    Хмурясь, Сяоюань взял супруга за руку и заставил присесть за стол. Пока тот не успел отойти от шока, мужчина пододвинул к нему часть стопки. 

    - Ежедневно мне приходится рассматривать множество прошений. Признаться, это сильно утомляет, поэтому, пожалуйста, помоги мне. 

    В горле императрицы пересохло. Хмурясь, он, будто проходя очередную проверку, не осмеливался поднять взгляда: 

    - Ваше Величество, это нарушит все имеющиеся правила. 

    - Цинчжоу, ты помнишь историю правления Тайцзу? 

    То был основатель великой династии. Именно он впервые взял в императрицы мужчину. Прозванный домашним генералом Вэньюань исправно помогал супругу с работой. Фактически, двое мужчин делили власть над Поднебесной и довольно умело справлялись с каждым вопросом. 

    Однако на тот момент у императора уже имелся единственный наследник. Да и немногочисленный гарем так и не был распущен. 

    Запустив моду на однополые браки, император так и не смог привить знати сию привычку. Ведь мужчины не могли произвести на свет законных наследников, а значит, годились только на роль грелок постелей. 

    Ши Цинчжоу поднял взгляд. На данный момент у Сяоюаня имелось только три дочери, с чего вдруг ему упоминать основателя династии? 

    - Я бы хотел поделиться с тобой страной, - предупреждая его вопросы, улыбнулся император. – Я знаю, что успел разрушить твое доверие, но прошу дать мне всего один шанс это исправить. 

    Сын генерала молчал.

    Лун Сяоюань никогда не недооценивал Цинчжоу. По книге тот стал новым, мудрым и влиятельным императором. Смог вывести страну из разрухи и создать благоприятные условия для развития монархии. 

    И если Ши Цинчжоу хочет власти, Сяоюань непременно ей поделится. 

    Если верить сюжету, то до переворота и его убийства осталось менее трех месяцев. Это значит, что Ши Цинчжоу уже заручился поддержкой множества чиновников и теперь медленно подготавливал бунт. 

    А если власть, так или иначе, окажется в руках императрицы, есть ли смысл этому сопротивляться? Куда рациональнее будет решить все мирным путем. 

    Если это спасет переродившемуся жизнь, то он даже сложит с себя все полномочия. Но благо об этом речи пока не шло. 

    Проведя ночь с Цинчжоу, Сяоюань начал чувствовать странное притяжение к этому изможденному парню. Теперь он хотел не только наладить отношения со своим возможным убийцей, но и провести с императрицей долгую и счастливую жизнь.

  • Возрождение невежественного императора тирана
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии