• - Cукин сын! Я прикaзал сдeлать такую прoстую вещь, но даже здесь ты потерпел фиаско! – едва вернувшись во дворец, один из старших братьев Мо Xэна, Мо Вэньсянь услышал новости о трагичной кончине одного из своих подчиненных. Мрачный взгляд господина сверлил упавшего на колени стюарда.

    В общине Мофу Мо Юньшу – небо, его дети и жены разной высоты горы, а все остальные земля. И Вэньсянь самая высокая среди них. Наиболее приближены к его высоте были Мо Вэньцю, Мо Ду, Мо Чэн и Мо Сюэсин.

    Все они являлись любимым детьми Мо Юньшу, а также объектом поклонения всех слуг в Мофу. Их совершенствование было непостижимо, а богатства безграничны.

    С другой стороны, Мо Хэна нельзя было сравнить даже со старым болотом. Глава общины игнорировал его существование. Не собирался устраивать праздник в честь четырнадцатилетия, не собирался делиться семейным руководством к совершенствованию.

    Никто ни знал причин такой нелюбви, но некоторые судачили, что мальчик попал в опалу из-за своей матери.

    В общине действовала строгая иерархия. Особо отличившиеся слуги могли быть вознаграждены незначительными руководствами к совершенствованию и начинали развиваться под присмотром своих хозяев. Именно поэтому большинство работников дворцового комплекса стремились завоевать расположения не только неба, но и самых высоких гор.

    За историю этого поколения Мо Юньшу отметил лишь двоих стюардов, тем самым поставив их над остальными людьми. Хотя, признаться, тех и за людей то не считали. Pабы. Просто не имеющие права голоса низшие твари. Убийства таких считались нормой и никогда не порицались правилами общины.

    И все-таки убитый Мо Хэном наглец не был бездумной пешкой. Болото не имело права губить холм.

    - Молодой мастер Вэньсян, - не смел поднимать глаз стюард. – Простите мою оплошность. Посланный в дом мастера Мо Хэна слуга только начал свои духовные практики. Я думал, что мальчик никогда не сможет с ним справиться, в конце концов, никто и никогда его не учил. Это моя оплошность.

    Хуан Ши был относительно крупной фигурой среди слуг Мофу. Eго совершенствование уже продвинулось на среднюю ступень переработки Ци. Tакже Ши был пожалован собственный павильон. Что ни говори, а за пределами общины он мог стать великим, всеми уважаемым, человеком. Но здесь, за высоким каменным забором, он всего лишь чуть более продвинутый слуга.

    - Старый раб осмотрел травму маленького подмастерья. Его внутренние органы превратились в кашу, а меридианы были повреждены внешней Ци. Удар был настолько точным, что раб готов выдвинуть предположение. Убил парня совершенствующийся, готовый прорваться в стадию основания, - осматривая тело, Хуан Ши действительно испугался. Многое повидал он на своем пути, но еще никогда не сталкивался с таким расчетливым и жестоким убийством. – Старый раб уже попросил лекаря тщательнее осмотреть тело. Молодой мастер Мо, пожалуйста, примите контрмеры. Нельзя оставлять такое деяние безнаказанным.

    - Закрой свой рот! Или у тебя есть доказательства того, что Мо Хэн лично убил слугу? Хочешь наказать своего господина?

    Мо Вэньсянь казался встревоженным. Скрестив руки на груди, он позволил темно-пурпурной мантии немного смяться. Благородный и агрессивный, он нетерпеливо поглядывал на отполированное нефритовое кольцо.

    Немного подумав, мужчина одарил раба уничижительным взглядом:

    - Ты до сих пор не продвинулся дальше средней ступени переработки Ци. Не думаю, что есть толк продолжать твое обучение. Верни моей матери переданное руководство.

    Хуан Ши резко побледнел и разве что не плача начал ползти в сторону мужчины:

    - Молодой господин, умоляю, не губите. Старый раб никогда бы не стал вредить молодому мастеру Мо Хэну. Старый раб понимает свое положение и никогда бы не посмел напасть на сына великого главы. Матушка молодого мастера так рано скончалась. Мы все хотим позаботиться о бедном ребенке, - быстро сменив пластинку, верещал слуга.

    Даже если Юньшу никак не реагировал на отпрыска, тот все равно носил фамилию Мо, а значит имел право не только наказывать, но и убивать слуг. И без вердикта главы, никто не смел сделать мальчику даже выговор.

    В конце концов, он действительно Мо. Если бы Хэн наоборот, не стал противиться унижениям и сдался без боя, то навлек бы позор на всю семью.

    Дети Мо Юньшу неприкосновенны. Kак бы высоко ни взобрались слуги им никогда не достичь того же величия.

    Взгляд Мо Вэньсяня остановился на кольце. Ситуация сложилась неординарная. Если он будет действовать умнее, то сможет повернуть ее в свою сторону. Однако для начала ему нужно все проверить. Что если мальчишка действительно не убивал слугу.

    - Дрянной пес! – неожиданно усмехнувшись, веселее заговорил молодой господин. – Ты все еще боишься своих господ. Я дам тебе способ найти доказательства. Возьми одного из лучших учеников своей братии и отправь его к Мо Хэну. Пусть тот его спровоцирует.

    Голос его становился медленнее, а лицо расслабление:

    - Но проверни все без эксцессов. Мо Хэн не должен сильно пострадать. В конце концов, если твои слова окажутся ложными и ты просто так клеветал на господина, я лично вытяну из тебя душу.

    - Старый раб никогда не подведет своего господина.

    Хуан Ши боялся поднять взгляд, но когда он все-таки это сделал, его ослепила странная вспышка. Хватило всего секунды воздействия. Разум слуги опустел. В том не осталось ни страха, ни печали, ни горести.

    Вспышка скрылась в нефритовом кольце так же быстро, как и появилась. Мо Вэньсянь с легкой улыбкой наблюдал за тем, как безучастный, сконцентрировавшийся лишь на одной идее, раб поднимается с пола и покидается павильон.

    Душа его уже поглощена кольцом. Отныне не будет смысла подозревать мужчину в неверности или подлоге. Вэньсянь никогда не допустит жизни свидетелей своих махинаций.

    - Что, Мо Хэн, всего четырнадцать, а уже решил переплюнуть средних братьев?

    В оболочку Хуан Ши уже помещена частица разума молодого господина. Сегодня он лично убедится в том, что представляет из себя его младший брат. И если опасения верны, то он приложит все силы, но не позволит мальчику стать гордостью отца.

    ***

    В то же время в маленьком дворе Мо Хэн успокаивал сердитую матушку Ян.

    - Тетя, не нужно так переживать. Лучше иди внутрь и отдохни. Моей силы еще недостаточно для защиты другого человека, но я вполне могу постоять за себя. Так что не думай о дурном.

    С момента перерождения прошло уже два года. Мо Хэн, ради собственного удобства, не стал скрывать от экономки продвижения собственного совершенствования. Иначе ему бы пришлось поломать голову над объяснением тех или иных поступков. Да и сложно скрыть нечто подобное от человека, с которым проводишь так много времени.

    И все-таки матушка Ян не могла не волноваться.

    - Мастер, позвольте старой рабыне высказать свои мысли. Вы благородный господин. Вам не стоит сражаться с безродными псами. Они не стоят вашего внимания.

    Мо Хэн равнодушно взглянул на женщину и, одарив ту понимающей улыбкой, кивнул.

    Покачав головой, пожилая женщина, будто уловив нестроение юноши, развернулась и отправилась внутрь павильона.

    Как только ее спина скрылась из зоны видимости, Мо Хэн отправился в сад и нашел одно старое дерево. Вытянув правую руку, молодой господин позволил Ци сконцентрироваться в ладони. Едва ощутимая сила неспешно приобретала очертания алого лотоса, а после была сброшена к корням грушевого дерева.

    Впитавшись, она не оставила от себя даже намека на пребывание.

    Немного выждав, Мо Хэн взмахнул рукой и тут корни груши зашевелились, выпуская на свет маленький деревянный кинжал. Упав на ладонь властителя дьявольского руководства, кинжал перестал святиться.

    Проведший четырнадцать лет в заточении так называемый меч на самом деле с трудом считался запрещенным оружием. Но это единственная, оставленная матерью для сына, реликвия.

    Мо Хэн не спеша знакомился с неаккуратно вырезанным из древесины кинжалом. Со временем тот приобретет должную огранку, но не это сейчас важно.

    Ностальгируя по былым временам, юноша мог показать унылым, опечаленным. Но любой, кто взглянул бы в его темные глаза, непременно испугался. В тех плескалось настоящее безумие.

    Изначально меч вместе с руководством хранился в доме матери Мо Хэна, но женщина опасалась кражи. Поэтому поместила руководство в собственное тело, а меч посадила вместе с одним из деревьев. Возможно, появлению любимого сада юноша обязан именно этим страхам.

    Будучи отправленной, мать успела передать сыну только печать красного лотоса. О нахождении кинжала Мо Хэн узнал слишком поздно и уже не мог к нему подобраться. По крайней мере, так был в прошлой жизни. В этой подросток не позволит подарку матери так долго прозябать в земле.

    Выйдя напрямую к базовой стадии Мо Хэн теперь обязан полагаться на подходящее оружие. Магический инструмент облегчит формирование заклинаний и увеличит урон атак.

    Сам по себе кинжал, само собой, не может даже поцарапать человека, но вот в сочетании с алой Ци способен нарезать неприятеля на множество мелких кусочков.

    Принеся покрывало, Мо Хэн сел под деревом и не жалея сил вырезал на рукояти артефакта собственное имя. Влитая в печать Ци, связала оружие и хозяина.

    Решив проверить способности нового инструмента, парень, умело манипулируя духовной энергией, заставил кинжал почернеть и воспарить над землей. С усилением контроля и вливанием Ци оружие увеличилось в размерах. Полноценный испускающий алую энергию меч со свистом рассек воздух, а после, уменьшился и скрылся в ладони мастера.

    - Мама, этим мечом я поражу наших врагов. Их кровь упокоит твой дух на небесах, - прошептал юноша. Вместе с мечом скрылось и его безумие. Теперь равнодушно взирая на покачивающиеся ветви грушевого дерева, Мо Хэн дожидался гостей.

    - Молодой господин, раб Гэн Чун пришел просить вашей аудиенции, - тихо донеслось из-за главных ворот маленького двора. Крепкий, одетый, как и подобает слуге среднего звена, мужчина вел себя достойно.

    - Входи, - спокойно поднялся со своего места Мо Хэн.

    Приятный голос Мо Хэна заставил мужчину покрыться мурашками. Aккуратно раскрыв ворота, слуга не смел поднять взгляд. Во-первых, он уже видел труп. Во-вторых, Хуан Ши, как с цепи сорвавшись, приказал доставить господина Мо Хэна в главный павильон для допроса.

    Гэн Чун не сомневался в силе молодого мастера. Он уже видел, что могут сотворить с человеком бессмертные и искренне опасался за свою жизнь. Еще неизвестно, как господин отреагирует на его просьбу или, лучше сказать, приказ.

    Некогда Гэн Чун был свирепым мастером единоборств. Проживая в глухой провинций, он заслужил звание сильнейшего и купался в лучах славы. Время от времени в их деревне останавливались совершенствующиеся. Творя разные чудеса и источая ауру силы, они поразили воображение деревенского силача.

    Бросив все, Гэн Чун возжелал того же и отправился на поиски учителя. Кто-то ему рассказал, что в Мофу у обычных людей есть возможность получить руководство и начать путь духовного развития. Только вот этот кто-то никогда не упоминал об обязательном рабстве и тирании господ.

    Не желая отказываться от мечты, Гэн Чун согласился на все условия и уже добрых несколько лет добровольно сложил корону и носил кандалы.

    Мо Хэн помнил этого мужчину.

    В прошлой жизни его совершенствование и силы были весьма недурны. К двадцати пяти годам он даже стал личным слугой Мо Сюэсина, а после познакомил Мо Хэна с Лян Гуном.

    В этой жизни переродившийся уже обменял все привязанности на силу и возможность отомстить. Юноша более не поддастся красоте бывшего любовника.

    На первый взгляд, печать алого лотоса является источником могучих сил. Однако быстрое продвижение с помощью нее возможно лишь при условии отсутствия ярко выраженных духовных корней и наличие изначальных способностей к практике с алой Ци. Как оказалось, сие действительно редкий дар, поэтому большинство совершенствующихся просто не знают о ее существовании.

    Также совершенствование алого лотоса накладывает некоторые ограничения. То есть, человек его использующий навсегда останется смертным и будет вынужден отказаться от вознесения. Да, можно прорваться в Дао, стать по-настоящему сильным, но никогда не рассчитывать на вечную жизнь.

    Конечно, есть мантра перерождения, но кто знает, как часто она применима к одному человеку. После реальной смерти Мо Хэна лотос, так или иначе, найдет себе нового хозяина.

  • Возрождение магистра зла
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии