• Люди гoворят, что когда-то мир был поxож на куриное, дрейфующее в хаосе тьмы, яйцо. И вдруг откуда-то с края вселенной появился топор, разрезавший этот самый продукт. Eго разлетевшиеся части стали водой, небом и землей.

    На одном клочке земли появились люди, на другом бессмертные боги, на третьем - демоны.

    Не знающие горя и страданий бессмертные возвысились и стали жить на пиках самых высоких гор. C тех пор люди стали строить города в низовьях этих самых возвышенностей.

    Резиденция семьи Мо также расположилась под одной из святынь, на самом краю восточного континента, под горой Сяньшань. Tам, где можно увидеть несколько из семидесяти двух, облюбованных демонами, островов.

    Считается, что дом свой семья Мо унаследовала от великого, связанного с богами, предка. Также им был оставлен уникальный метод совершенствования, который молодые ученики изучают и по сей день.

    Резиденция разрасталась из года в год и теперь была одной из самых прославленных святых сект.

    Гора Сяньшань богата не только духовной энергией, но и редкими растениями, птицами, животными. Своего рода закрытая территория представляла собой маленький райский мирок.

    Двор Мо Xэна находится к северо-востоку от главного павильона и располагает грушевым садом.

    Несмотря на отдаленность, мальчик никогда не думал о смене места жительства. Oн любил это место. Любил гулять в саду. Любил небольшой дом и свою единственную слугу – престарелую матушку Ян.

    B ту печальную, ознаменовавшуюся смертью матери Мо Хэна, осень именно матушка Ян предложила похоронить женщину в саду. Престарелая служанка помогла ребенку с обустройством алтаря и могилы.

    Kогда Мо Хэну исполнилось одиннадцать в их маленький двор пришел сын матушки Ян. Будучи взрослым мужчиной, он заработал кое-какие деньги и хотел забрать мать с тяжелой работы. Но та давно прикипела душой и сердцем к молодому господину, поэтому отказалась покидать должность.

    С тех пор мужчина приходил к ним два или три раза в год. Он стал одним из немногих, кто с уважением относился к могиле женщины и приносил ей скромные дары.

    Позже, когда Мо Хэну исполнилось восемнадцать, он перезахоронил мать в соответствии с фэн-шуй и покинул маленький двор, для того чтобы почувствовать вкус настоящей жизни и увеличить силы.

    Прежде он отослал матушку Ян к сыну, а через несколько лет уже не смог отыскать их новый дом. Зато он мог увидеться с ней сейчас, так как печать алого лотоса подарила ему новую жизнь.

    В день своего перерождения Мо Хэн долго сидел под деревом и проливал слезы. Похоронив печали и обиды глубоко в сердце, он знал, что должен вести себя в соответствии с возрастом. Пусть воспоминания остались при нем, парень не настолько глуп, чтобы сразу переходить к решительным действиям. Ненависть не затмит его разум.

    Втайне практикуя Проклятие лотоса, Мо Хэн старательно вспоминает все события прошлой жизни. Каждую деталь и нюанс. Он должен составить безукоризненный, многосторонний, способный помочь ему отомстить, план.

    Единственным его собеседником на этот период стала заботливая матушка Ян.

    Женщина заметила некоторое изменения в поведении мальчика, но списала их на потерю матери и долгое уединение. Еще никогда в жизни Мо Хэн не искал ее для простого разговора. Казалось, она чувствовала волнения подопечного, поэтому как-то раз оборонила фразу:

    - Молодой господин стал рассудительнее. Хорошо, что вы успокоились и перестали плакать. Вам нужно стать сильнее, только в этом случае, вы сможете отомстить за мать, - даже сама женщина не знала, насколько была права.

    Дни складывались в недели, недели в месяцы. В относительно умиротворенном режиме прошел целый год. Близилась годовщина смерти матери Мо Хэна.

    Мальчик, в ночь большой луны, установил у могилы маленький столик, выставил благовония и принес кусок, любимого матерью, пирога. Компанию Мо Хэну составили пара чашек чая, шелест листьев и тишина.

    - Мама, - обратив взгляд к луне, прошептал перерожденный. - Теперь твой сын понимает, что люди привыкли причислять себя к какому-либо слою общества. Привыкли придерживаться определенных догм и верований. Привыкли разделять праведный и демонические пути совершенствования. Только вот несмотря на все это, они мечтают лишь об одном. О вечной, имеющей все блага, жизни. Для каждого, само собой, это значит что-то определенное. Но в большинстве своем суть желания остается неизменной.

    Пригубив чая, парень продолжил свой монолог:

    - Все они хотят вечной жизни. Кто-то правильно питается, кто-то занимается развитием тела. Но вряд ли подобные практики помогут им просуществовать хотя бы лет пятьсот. Так что выход остается один – совершенствование. Ортодоксальный путь сложен и долог. Нечета алому лотосу. Черт, если бы люди узнали, что он не только сохранил мне жизнь, но и помог начать ее сначала, то просто разобрали на куски. Теперь я понимаю, почему ты взяла с меня обещание никому о нем не рассказывать.

    Мо Хэн сидел на коленях перед ладаном. Его глубокий, полный различных дум, взгляд был прикован к луне. Он знал, что так не бывает, но все равно надеялся, что матушка его услышит.

    - Покопавшись в книгах, я нашел множество практик лотоса. Оказывается, существуют: секта зеленого лотоса, секта белого лотоса и еще множество руководств к совершенствованию с этим названием. Один мастер знаменит своей практикой огненного лотоса, однако, ни он, ни остальные никогда не слышали об алом лотосе. Я не нашел ни одного упоминания о нем в древних и современных книгах. Мама, как ты заполучила эту печать? Кстати, интересно, а она слабее или сильнее огненного?

    Как бы он хотел вновь увидеть мать. Жаль, что лотос не перенес его в более раннее время. Скорее всего, этого не случилось, потому что именно смерть женщины подстегнула печать сменить хозяина.

    И все-таки мальчик хорошо помнит лицо любимой родственницы. Стоит ему закрыть глаза, как она вновь ему улыбается.

    - Ты никогда не рассказывала мне о своей жизни, а я никогда не удосуживался о ней спросить. Перед смертью ты сказала, что женщины не могут взращивать данную практику. Для всех ты была самой обыкновенной совершенствующейся.

    Опустевшая чаша вернулась на столик.

    - Мне до сих пор интересно как ты стала женой Мо Юньшу. Тебя заставили? Ты влюбилась? Или к тому времени уже носила под сердцем меня?

    Глубоко и шумно вздыхая, Мо Хэн прикрыл глаза. Сейчас он вспоминал легкие и очень нежные объятия родной матери.

    Жаль, что он может только спрашивать. Жаль, что ему никогда не узнать ответов на эти, на самом деле не самые важные, вопросы.

    ***

    Зимой Мо Хэну исполнилось тринадцать. Следующей зимой, как несложно догадаться, четырнадцать. Матушка Ян сделала для него праздничную лапшу в честь полного оборота гороскопа.

    Первые два года после перерождения прошли для Мо Хэна крайне спокойно и даже расслабленно. Никто не мешал ему совершенствовать технику алого лотоса. Теперь-то он знает насколько важно это умение. И пользуясь навыками из прошлой жизни, быстро преодолел первичную ступень. Укрепляя основы, парень уже начал подготовку к переходу во второе царство.

    Существует всего четыре царства совершенствования: очищение и переработка Ци, переход в Дао и развитие даньтянь, очищение и вознесение. Последнее подразумевает переход в вечную жизнь. Однако Мо Хэн еще никогда не видел подобных счастливчиков. Что заставляет его задуматься о правдивости последней ступени совершенствования.

    Царства, соответственно, делятся на ступени. Преодолевая каждую, практик улучшает собственные навыки и накапливает силу.

    Изначально Мо Хэн не знал, как работать с алым лотосом и долго оставался на первичной ступени переработки Ци. Сейчас все изменилось. Сейчас он уже совершенствующийся среднего порядка. Накопленной в даньтянь энергии хватил не только на сотворение внушительных заклинаний, но и для полета на мече.

    Согласно установленным в семье правилам, день рождения Мо Хэна должен был праздноваться с куда более широким размахом. Отцу стоило устроить грандиозный праздник и преподнести мальчику первое оружие. Но этого, как и в прошлой жизни, не случилось.

    Юноша ничего не ждал и совершенно не расстроился. Однако матушка Ян не могла смотреть на обделенного молодого господина. Его сосредоточенность и серьезность она приняла за печаль, поэтому накричала на первого, пришедшего к ним слугу с плохими новостями.

    Что значит им не выделили: угля, риса и масла?! Скоро новый год! Что им делать? Да и как быть с теплой одеждой? Мальчик растет.

    - Не нужно сердиться, - поклонился юный слуга. – Я лишь исполняю приказы управляющего.

    Под пристальным взглядом пожилой женщины слуга развернулся и направился к выходу. Сердце его было полно и жалости, и презрения к Мо Хэну.

    Молодой мастер не стал вступать в споры. Небрежно возведя руку, он направил потоки Ци в грудь наглеца. Тот вздрогнул, но коснувшись солнечного сплетения, не обнаружил ничего странного. Однако его напугало необычное ощущение и, засеменив к выходу, наглец обернулся, только когда до него было сложно добраться:

    - Ты всего лишь изгой! Думаешь о себе, как о молодом мастере? Да господин не выгнал тебя только из-за миловидного личика. Какого это быть ненужным домашним животным?

    - Aх ты безродная псина! – тут же рассердилась матушка Ян. Вынув из волос серебряную шпильку, женщина быстро нагнала негодяя и всадила ту меж лопаток наглеца.

    Матушка не может победить маленького слугу. В конце концов, тот уже успел обучиться кое-каким навыкам работы с Ци. И все-таки такие ранение не могут оставить приятных впечатлений.

    Опасаясь, что женщина начнет наносить новые раны, наглец поспешил отбиться и убежать от маленького двора.

    Плюнув обидчику вслед, матушка Ян вынула платок и, обтерев шпильку, вернула украшение на прежнее место.

    - Молодой мастер Мо, не стоит тратить на него свои силы. Дрянной пес недостоин даже вашего взгляда.

    Видя, что ребенок остался спокоен, женщина пришла в чувство.

    Мо Хэна обижали и в прошлом. Только тогда он был вынужден терпеть издевательства из-за отсутствия силы, поэтому, как только смог, то покинул резиденцию семьи, отправляясь на поиски просветления.

    Несмотря на подобное отношение, в прошлой жизни Мо Хэн еще как-то связывал себя с отцом. Чувствовал ответственность за фамилию. Но, в конце концов, так и не смог добиться его расположения.

    В то время парня обуревали самые разные, в основном серые и черные, эмоции. Пускаясь в крайности, он видел своим врагом даже ничтожного дворецкого. И лишь сильнее злился, когда тот лебезил перед его сводными младшими братьями и сестрами.

    Его не звали на собрания. Не принимали в главном павильоне. Отец практически не упоминал его имени.

    Лишь однажды Мо Юньшу собрал своих потомков для обсуждения устранения первого законного наследника дома и секты.

    Тогда, узнав об этом, Мо Хэн пришел в настоящую ярость. Сейчас же его скорее забавляет данная ситуация.

    На губах молодого господина появилась едва заметная, холодная улыбка.

    Практические руководства его семьи хоть и сильны, но никогда не позволят совершенствующимся приблизиться к бессмертию. Эти праведники едва ли доживут до трехсот. А уж он постарается, чтобы срок их жизни сократился до минимального.

    - Ты права, чертов сукин сын, недостоин упоминания.

    Матушка Ян очень хорошо относилась к Мо Хэну, но все равно нахмурилась, когда тот выругался.

    - И все-таки не могу понять, чем вы так беспокоите эту мелочь. Молодой мастер проводит года в уединении и все равно попадает в опалу. Скорее всего, слуги главного павильона просто не могут выносить вида кого-то более сильного и благородного, чем они сами. Может быть, нам подумать и предпринять какие-нибудь ответные меры?

    - Думаешь, эти псы раскрывают рты из-за собственной несостоятельности? – тихо посмеиваясь, беззаботно произнес юноша. – Не доставлю им такого удовольствия. Я прямой наследник семьи Мо. Мне нельзя опускаться до их уровня.

    Сия речь успокоила сердечные струны матушки Ян.

     

    В то же самое время наглец в красках рассказывал остальным слугам о том, какой бесполезный у них молодой господин. Одна из девушек тихо хихикала и помогала ему с обработкой раны.

    - Он хоть и мелкий, но уже завел огромного пса, что кидается на людей с серебром. Старухе недолго осталось. Интересно, что тогда будет делать «молодой господин»? Помрет с голоду? Или пойдет валяться в ногах у отца?

    Старшая экономка свела брови к переносице. Подозвав к себе одну из служанок, она строго произнесла:

    - Сходи к молодому мастеру и скажи, чтобы провел воспитательную работу со своей прислугой. Такое поведение недопустимо.

    - Слушаюсь.

    Старшая экономка проводила девицу взглядом, а после уставилась на раненного. Тот всячески вздыхал и охал.

    - Эх, как же долго будет заживать рана от этой грязной шпильки?..

    На самом деле не испытывая огромной боли, наглец дождался пока его ранение обработают и поднялся со стула. Не успел парень сделать и пару шагов, как его тело стало тяжелым. Сознание его пронзила яркая, нестерпимая боль. Изо рта, глаз и ушей потекла кровь. Упав на пол, наглец более не смог подняться.

  • Возрождение магистра зла
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии