• Возрождение феникса: Бесподобная четвертая леди
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 9 - Внебрачный ребенок резиденции Су

    Вернувшись в свою комнату, Мурон Цзинсюан вяло сел на табурет. Вышел человек, одетый в черное: "Мастер, вы вернулись?"

    "Фэншуан, исследуй, что произошло в резиденции Су за последние годы." Мурон Цзинсюан холодно посмотрел на Фэншуана.

    В этот момент у него был суровый облик, совершенно отличающийся о того, каким он был рядом с Циньян: "Самое главное, я хочу знать всё, что связано с Су Циньян."

    Выслушав приказы мастера Фэншуан ответил: "Я понял."

    "И ещё, завтра отправь Фэнцина охранять Циньян." - холодно сказал Мурон Цзинсюан.

    "Но Фэнцин - самый сильный секретный охранник мастера, даже нам сложно соответствовать его навыкам боевых искусств. Если он отправится защищать четвертую мисс Су, то что будет делать мастер?" Фэншуан серьезно посмотрел на Мурона Цзинсюана.

    "Это не имеет значения." Мурон Цзинсюан ответил, не обращая внимания на серьезность слуги: "Кроме того, ты действительно думаешь, что эта четвертая молодая мисс - обычная леди?" - добавил он, попивая чай.

    Мурон Цзинсюан видел, какой была Су Циньян в прошлом: глупой, грубой и непослушной. Ее дела поднимали на смех все благородные и богатые дети в столице. И ее радикальные изменения оказались немного выше его ожиданий.

    Фэншуан знал, что его мастер всегда очень точно судит о людях. Как его подчиненный, даже по отношению с вопросами Дицю*, он тоже кое-что знал. Су Циньян часто становилась предметом шуток на досуге у многих людей. (*TN: название страны или королевства, наверное)

    "Мастер, почему вас волнуют дела четвертой мисс?" Фэншуан все еще смотрел на Мурона Цзинсюана с серьезным лицом.

    "Естественно, потому что я думаю, что она станет моей будущей невестой." Мурон Цзинсюан встретился с глазами Фэншуана и вернулся к своей беззаботной манере: "Если вы все не укрепите хорошие отношения с моей будущей принцессой-супругой, не обвиняйте меня, что настанут времена, когда я отвернусь от вас."

    "Мастер!" Немедленно закричал Фэншуан.

    Хотя его мастер, несомненно, уже достиг брачного возраста, и вокруг него было много женщин, ни одна из них не смогла завоевать его сердце. Но неожиданно он забеспокоился о четвертой мисс из усадьбы Генерала.

    "Именно так." Глядя на Фэншуана, Мурон Цзинсюан сказал с серьезным взглядом: "Отправь несколько людей следить за резиденцией Су, по словам этой милашки, кто-то хочет от неё избавиться."

    "Понял." Сказав это, Фэншуан исчез.

    Мурон Цзинсюан посмотрел на ночное небо, покручивая нефритовое кольцо на большом пальце. Его губы распахнулись.

    Впереди много дней, у него еще есть время подождать, пока она не вернет себе память.


    После того, как Циньян закончила утренние приготовления, она взяла с собой Зиджу и Байджи, и направилась в Мэйсянюань, чтобы снова поесть вместе с Су Цзяши. Тем не менее, сегодня Старую мадам также навестил сын наложницы третьего дома, Су Цинкон. Раньше она слышала от Старой мадам, что наложница третьего дома Дэн Янь не просто превосходная красавица, но ещё и цветок Су Янь Цзя. (*TN: Это не настоящий цветок, на сколько знает англ. переводчик, но он относится к женщине, которая не только красива, но и понимающая. Фраза берет свое начало от исторического анекдота в отношении одной из знаменитых древних китайских красавиц Ян Гуйфэй)

    "Ян'ер, ты пришла!" Как только Су Цзяши увидела Циньян, она крикнула с теплой улыбкой. Она обняла Су Цинкона: "Это младший сын Дэн Иньян*, которого зовут Цинкон. Вы с ним когда-то ходили к Дэн Иньян предложить ладан." (*TN: Это устаревший способ обращения к наложницам семьи, оно соответствует слову тети по материнской стороне, которое используется и сегодня)

    Су Цинкон с улыбкой сказал Су Циньян: "Здравствуй, Четвертая старшая сестра."

    Циньян подошла к Су Цзяши и улыбнулась Цинкону: "Цинкон, несомненно милый. Конечно, ведь Дэн Иньян красавица."

    "Старшая сестра тоже милая." Су Цинкон посмотрел на Циньян, его глаза во время улыбки изогнулись полумесяцем.

    Циньян, увидев внешность Цинкона, в глубине души немного обрадовалась. Она подняла пирог с красной фасолью и положила кусок в его миску: "Кон'еру нравится этот торт с красной фасолью?"

    Цинкон посмотрел на пирог в своей миске, и съел его. Глядя на Циньян с забитым фасолью ртом, он ответил: "Как вкусно." "Юньсян принеси маленькому парню чашу с кашей." Циньян с улыбкой посмотрела на Юньсян.

    После этих слов, Юньсян наполнила чашу кашей из стоящего рядом глиняного горшка и поставила ее перед Цинконом. Циньян, взяла ложку каши и начала дуть на неё, чтобы охладить. Это поведение шокировало Су Цзяши, оно выглядело настолько естественным, будто это происходило более тысячи раз.

    Циньян не заметила шокированного взгляда Су Цзяши, и с улыбкой положила охлажденную кашу перед Цинконом: "Кон'ер, теперь ты можешь съесть свою кашу вместе с пирогом." Она погладила его маленькую голову, а затем переставила пирог, стоявший прямо перед ней, ближе к нему.

    Су Цинкон никогда раньше не ощущал такого душевного тепла, даже от своей матери Дэн Янь. Он посмотрел на Циньян.

    "Четвертая старшая сестра так добра ко мне."

    Возможно, потому, что Циньян когда-то была матерью, рядом с этим ребенком она почувствовала себя немного счастливее. Она смотрела на Цинкона с искренней улыбкой: "Тогда отныне каждый день приходи к бабушке, и я буду играть с тобой, как насчет этого?"

    Су Цинкон сразу кивнул на слова Циньян.

    "Ян'ер, кроме Цинхэ, только тебе на самом деле нравится этот ребенок." Су Цзяши похлопала Цинкона по голове. Даже угол ее глаз улыбался.

    Циньян взглянула на Су Цзяши, а ее глаза свернулись в улыбке: "Бабушка, мне правда нравится Кон'ер."

    "Бабушка знает, что у нашей Ян'ер очень доброе сердце. Не такое, как у тех безжалостных людей, которые пытаются навредить тебе." Она сказала это, погладив плечо Циньян.

    Циньян слушала слова Су Цзяши, четко их понимая. Су Цзяши, хотя и становилась старше, все еще ясно видела всё, что происходит в резиденции Су. Она знала даже те вещи, о которых Циньян никогда не рассказывала.

    Циньян чувствовала, что во всей резиденции Су, никто кроме Су Цзяши, не был с ней близок. Она очень простая, и всегда помнила доброту близких к ней людей, и, к сожалению, для тех, кто желал ей зла, у нее очень хорошая память.

    После завтрака, Циньян немного поболтала с Су Цзяши, и только собравшись уходить, Су Цинкон внезапно спросил её: "Старшая сестра, подожди, ты научишь меня читать и писать? Мама сказала, что я недостаточно взрослый, чтобы записываться в школу, но пятая старшая сестра уже записана."

    Циньян подняла маленькие руки Цинкона: "Хорошо, я слышала, что сейчас в саду прекрасное освещение, как насчет того, что мы начнем прямо сейчас? Я научу тебя, как читать и писать."

    "Да!" Су Цинкон радостно улыбнулся, но по неизвестным причинам его маленькое лицо опустилось и он грустно сказал: "А я не разонравлюсь старшей сестре? Мать говорит, что я слишком глупый и что позорю своего отца."

    "Глупый ребенок, есть старая поговорка: "Озеро не замерзает на ночь, а капание воды не проникнет сквозь камень за один день." Ты еще молод, что бы ты так легко сдаваться." Циньян с улыбкой посмотрела на Цинкона.

    Цинкон подумал и кивнул ей, а потом бессознательно сжал кулак.

  • Возрождение феникса: Бесподобная четвертая леди
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии