• Возродиться вместе с заклятым врагом в день свадьбы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Чэнь Шии была шокирована одеждой Линь Ячжи, но вскоре успокоилась. Она сказала дуэту отца и сына:

    – Подождите дома. Я схожу забрать его.

     

    Восторженный Ячжи ответил:

    – Я пойду с тобой. Редко я одеваюсь так официально, так что будет немного расточительно, если не смогу походить в этой одежде вокруг.

    Было видно, что он хотел немного щеголять.

     

    – … Нет, спасибо, – она не могла позволить себе проиграть прямо на старте!

     

    Линь Ячжи был озадачен.

    – Почему?

     

    Чэнь Шии чувствовала себя довольно подавленной. Прошло всего несколько месяцев с тех пор, как они в последний раз видели друг друга, но почему у Линь Ячжи было больше недостатков, чем раньше?

     

    Линь Цянь едва сдерживал смех. Он остановил Линь Ячжи, сказав:

    – Не ходи. На улице пыльно, ты испачкаешь свою одежду.

     

    Линь Ячжи думал, что это имеет смысл. Чувствуя себя немного разочарованным, он сказал Чэнь Шии:

    – Хорошо, тогда поторопись.

     

    Боясь, что Линь Ячжи передумает, Чэнь Шии быстро выбежала из входной двери. Когда мужчина смотрел ей вслед, он вздохнул.

    – Она выглядит такой взволнованной. И неудивительно. Она так давно не видела своего сына. Должно быть ужасно по нему соскучилась.

     

    Линь Цянь: «……»

     

    __________________

     

    Когда она шла вниз по лестнице, Чэнь Шии подумала, что, возможно, ей все же повезет. Прошло много времени с тех пор, как она в последний раз видела Чжэн Пинцина, и, согласно его характеру «любить новое и ненавидеть старое», он, вероятно, давно не носил этот конкретный наряд. Поэтому, даже если бы он увидел Линь Цяня в этой одежде, возможно, Чжэн Пинцин был бы не против.

     

    С этой мыслью разум Чэнь Шии немного успокоился, и она помассировала пальцем пространство между бровями.

     

    Попытка отнестись к отношениям между двумя детьми настолько мягко, насколько это возможно, заставила ее нервничать и чувствовать себя истощенной.

     

    Чэнь Шии и Линь Ячжи были людьми, которые оставались в своих кабинетах круглый год. В прошлом они пренебрегали общением со своими детьми, и Чжэн Пинцин и Линь Цянь были особенно чувствительны сейчас, когда находились в подростковом возрасте. Если они не будут действовать осторожно и вести себя невнимательно, их дети могут в конечном итоге думать, что они предвзято к ним относятся.

     

    Это то, что случилось при разговоре с Чжэн Пинцином в прошлый раз. Тогда Чэнь Шии думала, что, поскольку она не знакома с Линь Цянем, у нее не было возможности поговорить с ним о том, как ладить со своим сыном. Но после некоторой осторожной мысли, Чэнь Шии все еще надеялась, что он и Чжэн Пинцин смогут поладить. Чжэн Пинцин оставался один в городе, и она хотела, чтобы сын отпустил свои обиды и прожил счастливую жизнь.

     

    Даже при том, что она пыталась избавить свое сердце от каких-либо чрезмерных ожиданий, часть Чэнь Шии все еще хотела, чтобы напряженные отношения между детьми ослабли. Она полагала, что таким образом, больше людей могут сопровождать Чжэн Пинцина и присматривать за ним.

     

    Но, в конце концов, ей не удалось правильно выразить свои намерения. В прошлый раз Чжэн Пинцин взорвался на месте.

     

    Чэнь Шии потребовалось много времени, чтобы понять, что то, что она сказала, было неправильно.

     

    О, она была очень глупа в своих словах!

     

    По сей день она все еще немного беспокоится о том, что произнесла тогда. Но по какой-то причине ее сын, который с детства имел характер «опровергаю небеса, опровергаю землю», впоследствии не доставлял проблем Линь Цяню. Это было неожиданное благословение, которое заставило Чэнь Шии почувствовать себя очень счастливой.

     

    Но что больше всего удивило Чэнь Шии, так это то, что Чжэн Пинцин все еще хотел прийти и встретиться с Линь Ячжи. Она чувствовала нереальность происходящего и даже подозревала, что Чжэн Пинцин согласился только потому, что просто искал возможность создать проблему.

     

    Пока она шла, Чэнь Шии глубоко задумалась. Когда женщина наконец достигла ворот общины, она снова была потрясена до глубины души.

     

    Чжэн Пинцин, ее красивый, высокий и достойный сын, стоял рядом с воротами, разговаривая и смеясь с охранником.

     

    Но дело даже не в этом. Дело в том, что держит этот представительный подросток???

     

    В левой руке Чжэн Пинцина была куча подарочных пакетов, но что еще более притягательно взгляду, так это маленькая тележка, которую тянула его правая рука. Из разряда тех, которые тетушки использовали для покупки овощей, причем наполненная красиво упакованными коробками.

     

    Чэнь Шии: ????

     

    Приблизившись, она услышала обрывки слов Чжэн Пинцина с охранником.

     

    Охранник улыбнулся и сказал:

    – У тебя довольно хорошие отношения с твоим другом, ах. Ты каждый день приносишь ему завтрак, а теперь еще и столько подарков.

     

    Чжэн Пинцин ответил:

    – Видите ли, я впервые встречаюсь с его семьей…

     

    В то же время он не забыл спросить дядю охранника:

    – Я хорошо выгляжу? «Вздох». Этой маленькой тележке немного не хватает представительности, которой я пытаюсь достичь. Но я недостаточно взрослый, чтобы получить водительские права, так что это так проблемно…

     

    Охранник похлопал его по плечу.

    – Все нормально. Ты выглядишь достаточно энергичным, молодой человек. И маленькая тележка вызывает то же чувство, что и Ferrari.

     

    После этого Чжэн Пинцин немного успокоился.

    – Вы уверены, что это чувство Ferrari? Я стараюсь достичь ощущения BMW Mercedes-Benz. Думаю, что это больше соответствует моему темпераменту.

     

    Охранник засмеялся.

    – Ты выглядишь таким нервным, ах. Если бы я не знал, что ты пришел сюда, чтобы навестить дом друга, я бы подумал, что ты пришел сделать предложение.

     

    Голос Чжэн Пинцина был пронизан сожалением, когда он ответил:

    – Я действительно хочу, но подумал, что это может быть чересчур быстро.

     

    Охранник засмеялся еще сильнее.

    – С вами, ребята, так интересно общаться, ах. Вы, подростки, до сих пор называете своих близких друзей «брат» [1]?

     

    Чжэн Пинцин очень серьезно ответил:

    – Да, но я предпочитаю напрямую использовать термин «гей» [2].

     

    Охранник издал звук, как будто все понял.

    – О да, моя дочь часто использует это слово. Ах, я не могу угнаться за вами, ребята…

     

    _________________

     

    Чэнь Шии была еще далеко от обоих мужчин, поэтому она не слышала их разговора. Вместо этого она подумала, что у ее сына действительно есть ген известного бизнесмена. У него были такие сильные социальные навыки, что он мог даже с охранником подружиться всего за несколько минут.

     

    – Пинцин, – крикнула ему Чэнь Шии. – Почему ты принес так много вещей? Ты еще ребенок, тебе не нужно быть таким вежливым.

     

    В последний раз они встречались в ресторане «Маленькая горошинка», где у них состоялся насыщенный разговор, и до сих пор Чжэн Пинцин чувствовал себя немного неловко с Чэнь Шии. Он пытался скрыть свое беспокойство, действуя небрежно и пожав плечами.

    – Это первая встреча. Было бы нехорошо приходить с пустыми руками.

     

    Чэнь Шии чувствовала, что прошло слишком много времени с тех пор, как она последний раз разговаривала со своим сыном. Она не знала, когда ее сын стал таким вежливым и вдумчивым. Он даже принес так много подарков Линь Ячжи и Линь Цяню, двум людям, которых он так сильно ненавидел.

     

    Просто эти подарки выглядели слишком экстравагантными и расточительными. Хотя отец Чжэн Пинцина имел бесконечную семейную собственность, покупать ненужные вещи было не очень хорошей привычкой.

     

    Сердце Чэнь Шии было утешено, а потом очень взволновано. Она вдруг пожалела, что не проводила с ним больше времени. Чэнь Шии, переполненная этими противоречивыми эмоциями, не знала, что и думать.

     

    Но в любом случае ей очень повезло, что у нее была возможность улучшить отношения между Чжэн Пинцином и Линь Ячжи.

     

    К сожалению, это чувство длилось недолго. Когда она, наконец, оказалась перед Чжэн Пинцином, Чэнь Шии почувствовала, что она вот-вот потеряет сознание.

     

    Потому что под свободной курткой Чжэн Пинцина была та же рубашка, в которой сегодня ходил Линь Цянь.

     

    Он все еще носит ее несколько месяцев спустя. Чжэн Пинцину действительно должна нравиться эта рубашка!

     

    Когда он увидит Линь Цяня, все будет кончено!

     

    Любой след радости исчез в сердце Чэнь Шии, оставив на своем месте только слезы и страдания.

     

    Эта жизнь… она сознательно пыталась играть с ней, ах.

     

    Чжэн Пинцин не дал ей времени подумать о решении проблемы. Он поднял подбородок и сказал:

    – Поспешим, эти вещи тяжелые.

     

    Чэнь Шии протянула руку, чтобы взять сумку из его руки.

    – Я понесу часть.

     

    Но Чжэн Пинцин избежал ее руки.

    – Нет.

     

    Увидев потерянное выражение лица Чэнь Ши, он сказал:

    – Я понял, что твои руки для лабораторных экспериментов, поэтому ты не должна носить такие тяжелые вещи.

     

    Чэнь Шии замерла от его слов и уставилась на сына. Неуверенно глядя на нее, Чжэн Пинцин вздохнул и нетерпеливо подтолкнул к ней две сумки.

    – Хорошо, хорошо, если ты так хочешь взять их, тогда возьми эти.

     

    Но Чэнь Шии не приняла сумки.

    – Гм! Я не понесу их.

     

    Чжэн Пинцин: «......»

     

    Когда Чэнь Шии привела Чжэн Пинцина в жилой дом, она попыталась найти выход из кризиса с одеждой. Когда они вошли в лифт, Чэнь Шии изо всех сил старалась выглядеть беспечной и спросила:

    – Скажи, вам, молодым людям, нравится быть в курсе современных тенденций?

     

    Чжэн Пинцин, этот дядя средних лет, который ненавидел текущие тенденции этой эпохи, небрежно ответил:

    – Да.

     

    Чэнь Шии сразу же добавила:

    – Я думаю, что тенденции — это неплохо. Быть в тренде показывает, что всем это нравится. Как, например, одежда. Если многие люди носят одинаковый наряд, это просто означает, что публика признала эстетику этого конкретного наряда. Тебе так не кажется?

     

    Чжэн Пинцин закатил глаза и с презрением на лице ответил:

    – Конечно, нет. Если многие люди в одинаковой одежде идут по одной и той же дороге, то улицу, вероятно, следует переименовать в «гнилую улицу».

     

    Попытка Чэнь Шии провалилась, и ее настроение упало еще ниже. Затем Чжэн Пинцин продолжил «прокручивать нож»:

    – Одна из самых раздражающих вещей в мире – наткнуться на кого-то в такой же одежде, как у тебя.

     

    Чэнь Шии: «……»

     

    – Ты уверен, что хочешь встретиться с Линь Ячжи и Линь Цянем? –неожиданно спросила его Чэнь Шии с невыразительным лицом. – Если у тебя есть хоть малейшее нежелание, мы можем уйти прямо сейчас. Нет необходимости заставлять себя!

     

    Когда она сказала это, лифт издал «динь» и открыл свои двери.

     

    Чжэн Пинцин сначала покинул лифт, а затем нахмурился, глядя на Чэнь Шии.

    – Ты хочешь, чтобы я встретился с ними или нет? Почему я чувствую, что ты не хочешь допустить нашей встречи с твоим новым мужем, а?

     

    Чэнь Шии: «……» Она была обижена!

     

    Чэнь Шии вышла из лифта на одеревеневших ногах. Она уже могла представить всю агрессию и разногласия, которые произойдут в тот момент, когда Чжэн Пинцин увидит Линь Цяня.

     

    Ах, эта чертова рубашка.

     

    Она неохотно повела Чжэн Пинцина к дому Линь.

     

    Линь Ячжи и Линь Цянь терпеливо ждали у входной двери. Когда они услышали шум снаружи, Линь Ячжи первым открыл входную дверь. С теплой улыбкой Линь Ячжи приветствовал:

    – Добро пожаловать, добро пожаловать ~

     

    А потом он увидел человека рядом с Чэнь Шии. Вздрогнув, он воскликнул:

    – Ученик Сяо Чжэн!

     

    Увидев удивленное выражение лица Линь Ячжи, Чэнь Шии почувствовала, как ее сердце внезапно подскочило к горлу. Ее тело незаметно напряглось, готовясь остановить любые внезапные действия, Чэнь Шии улыбнулась и сказала:

    – Я хотела сказать тебе, но боялась, что Пинцин не будет счастлив…

     

    Но потом она услышала смех Чжэн Пинцина.

    – Учитель Линь, как у вас дела?

     

    Затем Чэнь Шии увидела, как Линь Ячжи шагнул вперед, чтобы похлопать Чжэн Пинцина по плечу. Линь Ячжи повернулся к Чэнь Шии и с некоторым недовольством в голосе сказал:

    – Почему ты не сказал мне, что Сяо Чжэн – твой сын, а? Если бы ты сказала мне раньше, я бы о нем позаботился.

     

    Чжэн Пинцин сознательно возложил всю вину на Чэнь Шии.

    – Возможно, она боялась, что тогда вы будете оскорблять меня.

     

    Чэнь Шии: «????»

     

    Чжэн Пинцин продолжал преувеличивать:

    – Только что она сказала мне не приходить, а просто вернуться домой.

     

    Линь Ячжи посмотрел на Чэнь Шии с неодобрением.

    – Как ты можешь так поступать? То, что Сяо Чжэн пришел сюда, это очень хорошо. Почему ты пыталась остановить его, а?

     

    Чэнь Шии: «????????????»

     

    Хотя ее сын продолжал выдавать чепуху, в этот момент Чэнь Шии была слишком ошеломлена, чтобы вспомнить как все было на самом деле, чтобы защититься.

     

    Однако самая большая головная боль была еще впереди. Все это время Чэнь Шии очень беспокоилась о ситуации с одеждой, и боялась худшего.

     

    Чэнь Шии увидела, как Линь Цянь шагнул вперед, затем естественно и непринужденно забрал подарки из рук Чжэн Пинцина. С улыбкой он сказал:

    – Наконец-то ты прибыл.

     

    Затем прозвучал голос Линь Ячжи:

    – Эй, вы оба снова одеты в одинаковую одежду, очень хорошо, очень хорошо. Каждый раз, когда вы носите одну и ту же одежду, я обнаруживаю, что она согревает сердце и радует глаз. Знаете, в школе учителя часто хвалят вас двоих. Это как получить двойные комплименты.

     

    – Это потому, что Линь Цянь так хорош, – ответил Чжэн Пинцин.

     

    Линь Ячжи кивнул.

    – Имеет смысл, вы оба хорошо выглядите.

     

    Чэнь Шии смотрела, как трио так знакомо разговаривает и смеется. Они похожи на близкую между собой семью. Чэнь Шии почувствовала, что сюжет внезапно изменил жанр на фантастику.

     

    Подождите минуту! Кто-то объяснит мне все это! Когда вы трое оказались в таких хороших отношениях?

     

    Вы, ребята, такие гармоничные и дружелюбные. Весь ее страх и беспокойство… Для чего все эти страдания?

     

    Чэнь Шии все еще была в оцепенении, когда Линь Ячжи потянул ее в дом.

    – Шии, что ты все еще делаешь на улице? Входи.

     

    Чэнь Шии практически втянули обратно в дом. Тем временем Линь Цянь помогал разгрузить подарки из тележки, которую привез Чжэн Пинцин. Сделав это, он спросил того:

    – Зачем ты принес так много вещей? Хорошо, что тяжелые вещи были в тележке.

     

    Чжэн Пинцин сморщил нос.

    – Разве для меня слишком тяжело, принести вещи для тебя?

     

    С другой стороны, Линь Ячжи с сожалением сообщил Чэнь Шии:

    – Шии, похоже, сегодня готовить придется тебе.

     

    Чэнь Шии была озадачена.

    – Почему?

     

    Прошлым вечером Линь Ячжи взволнованно сказал ей, что попытается приготовить что-то для ее сына.

     

    Линь Ячжи ответил с выражением полной обиды:

    – Сяо Чжэн не позволяет мне готовить… Он слишком хорошо меня знает.

     

    Чэнь Шии: «??????»

     

    Ее сын не только уже встречался с Линь Ячжи, но и сделал это достаточное количество раз, чтобы знать о его талантах в приготовлении пищи?

     

    __________________

     

    [1] 基友 [jīyǒu] – это сленг, который может означать очень близкого однополого друга или партнера-гея.

    [2] 佬佬 [jīlǎo] – это сленг для гея. Два китайских слова похожи, поэтому дядя считает, что это всего лишь новый сленг, означающий «близкие друзья».

  • Возродиться вместе с заклятым врагом в день свадьбы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии