• Восставший против Неба
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Этот луч красного света был даже быстрее молнии. Фэнь Цзюэ Чень увидел лишь красную вспышку, он даже не успел подумать об ответных действиях, прежде чем красный свет ударил ему в голову, мгновенно погружаясь в тело.

    Тотчас же ощущение, что его пронзило бесчисленное число игл, дико нахлынуло из глубины души, это заставило его издать сдавленный вопль, прежде чем потерять сознание и упасть в обморок.

    Девушка в красной мантии слегка опустила глаза, взгляд ее был холодным и ясным, и она сохраняла уверенную позу, пока быстро читала воспоминания Фэнь Цзюэ Ченя… Спустя десять секунд, луч красного света покинул тело Фэнь Цзюэ Ченя и исчез в небе. При этом его воспоминания были полностью прочитаны девушкой в красной мантии; она ничего не пропустила.

    Вместе с тем она с легкостью стерла все его воспоминания о встрече с ней.

    Когда в ее глазах на миг вспыхнул холодный свет, девушка в красном одеянии медленно отвела ладонь. Она повернулась, более не оглядываясь на потерявшего сознание Фэнь Цзюэ Ченя. К тому же она не причинила ему никакого вреда. Маленькая белоснежная рука сделала небольшой жест и, перед девушкой незамедлительно появилась чрезвычайно длинная прореха в пространстве; она искривлялась и пронизывала воздух, не рассеиваясь и не исчезая.

    “Вы подобны человеку, прожившему две жизни. Однако, конец обеих ваших жизней так неописуемо трагичен. Это настолько прискорбно, что мне не хочется вас убивать”

    С холодным и невозмутимым вздохом девушка вошла в пространственную прореху и полностью исчезла, после чего пространство схлопнулось вокруг нее.

    Сразу после возвращения в Город Плывущих Облаков Юнь Чэ быстро уединился во внутреннем дворе, где сосредоточился на восстановлении своей внутренней энергии и исцелении ран. Битва с Фэнь Цзюэ Ченем была гораздо менее ожесточенной и отчаянной, чем он изначально предполагал. Размышлять, что он, как ни странно, вполне смог сдержать Фэнь Цзюэ Ченя, у которого оставалось в запасе еще сорок процентов его силы… Даже сейчас думая об этом, он все еще считал, что это было совершенно невероятно.

    “Жасмин, я совсем не могу избавиться от чувства, что с состоянием Фэнь Цзюэ Ченя было что-то не так. Может ли быть, что особенностью дьявольской внутренней энергии является то, что как только вы исчерпали большую ее часть, оставшаяся энергия становится чрезвычайно неустойчивой?”

    Юнь Чэ ждал достаточно долго, но ответа Жасмин так и не услышал.

    Она уснула? Нет, этого не может быть. Тело уже очищено от дьявольского яда, поэтому ей не требуется погружаться в глубокий сон, где она запечатывала все свое сознание.

    Немного помедлив, Юнь Чэ решил войти в свое подсознание и проникнуть в Небесную Ядовитую Жемчужину.

    Внутри Небесной Ядовитой Жемчужины он смог разглядеть лишь крепко спящую Хун’эр; она не отреагировала на его появление… Однако он не видел фигуры Жасмин и не ощущал ее присутствие.

    “…”, - Юнь Чэ молча стоял, погруженный в свои мысли. Он не покидал Небесную Ядовитую Жемчужину, а лишь стоял там, ожидая возвращения Жасмин. Несмотря на то, что Жасмин больше не нужно было зависеть от Небесной Ядовитой Жемчужины, она все еще делила с ним жизнь, ее духовное тело не могло удаляться от Юнь Чэ слишком надолго, так что она скоро должна была вернуться.

    И, как и следовало ожидать, через некоторое время перед ним вспыхнул красный свет, и очаровательные черты лица Жасмин появились перед Юнь Чэ, ее небольшое молочно-белое личико абсолютно ничего не выражало.

    “…Ты ждал меня?”

    “Не могла же ты на самом деле отправиться искать Фэнь Цзюэ Чень?”, - спросил Юнь Чэ, полный сомнений.

    Хм, ты правильно угадал.”, - Жасмин отвернулась в сторону, непроизвольно сморщив лепестки губ, поскольку она очень расстроилась от того, что Юнь Чэ, как ни странно, смог догадаться, что только что было сделано ею: “Однако, тебе не о чем беспокоиться. Я не убила его, я лишь добыла кое-какие сведения, которые жаждала получить от него, вот и все.”

    “Значит, ты уже выведала все его секреты?”, - удивленно спросил Юнь Чэ.

    “Хм, можно сказать и так.”

    Душа Юнь Чэ встрепенулась, и он тут же спросил: “Так откуда именно взялась его сила? Что точно произошло с ним за последние несколько лет? Почему он хочет добыть Божественный Меч Небесного Греха?”

    То, что Жасмин промолвила: “Можно сказать и так.”, - определенно означало, что она в принципе поняла всю суть дела и все необходимые детали. Различные тайны, окружающие Фэнь Цзюэ Чен, всегда будоражили его подсознание, поэтому, раз Жасмин уже знала ответы на эти вопросы, ему определенно нужно было разобраться во всем этом.

    “Похоже, что все, относящееся к Фэнь Цзюэ Ченю, действительно касается тебя”, - спокойно произнесла Жасмин.

    “Мне просто крайне любопытно, вот и все”, - сказал Юнь Чэ, нахмурив брови: “Всего за четыре года его сила быстро выросла до такой степени, что это в принципе невероятно. Внутренняя энергия, которую он использует, - это то, чего я никогда не видел, и тот факт, что он упомянул Божественный Меч Небесного Греха сегодня, поднимает еще больше вопросов. У меня такое ощущение, что в Фэнь Цзюэ Чене скрыта огромная тайна, и я не могу не думать об этом.”

    “Это как раз далеко не такая уж великая загадка”, - проговорила Жасмин, в то время, как ее длинные тонкие брови слегка нахмурились: “Вещи, запечатленные в его воспоминаниях, гораздо интереснее, чем я изначально ожидала!”

    Хотя Жасмин обозначила их, как что-то “интересное”, выражение ее лица явно стало более серьезным.

    Это, несомненно, заставило и без того огромное любопытство Юнь Чэ возрасти еще больше, поскольку его подозрения стали еще мрачнее. Раньше, когда Жасмин выкрикивала слова “Фолиант Иллюзорного Дьявола Ночи!”, ее тон был весьма странным. Но прямо сейчас казалось, что сложность ситуации намного превосходит пределы того, что он себе представлял в начале.

    “Есть что-то еще чего мне не положено знать?”, - осторожно спросил Юнь Чэ. Жасмин скрыла от него многие вещи, и если ей не хотелось что-то рассказывать, невозможно было вытянуть из нее ни единого слова.

    Жасмин мельком взглянула на него, прежде чем надменно отвернуться в сторону: “Хотя этот вопрос достаточно мучительно обсуждать, но раз ты так сильно хочешь узнать об этом… Хм, сегодня я, наконец, избавилась от дьявольского яда и чувствую себя довольно хорошо, поэтому, как бы там ни было, я расскажу тебе. О чем бы я тебе ни рассказала сейчас, ты не должен проронить ни слова об этом в будущем, вне зависимости от того, с кем ты столкнешься.”

    Черт меня дери, это было так серьезно… - думал Юнь Чэ, когда торжественно отвечал: “Возможно, в этом мире никто не знает меня лучше, чем ты, и так или иначе, тебе лучше всех известно, что я – человек, который не имеет ни малейшего понятия, что важно, а что – нет.”

    “Хм! Когда дело касалось женщин, ты ни разу не показал, что ты имеешь четкие приоритеты!”, - холодно фыркнула Жасмин.

    Юнь Чэ оставался совершенно безмолвным.

    Жасмин протянула руку и взмахом своей маленькой ручки поставила небольшой звуконепроницаемый барьер вокруг Хун’эр… Этот звуконепроницаемый барьер определенно не препятствовал ей подслушивать, напротив, он должен был уберечь их беседу от звуков ее пробуждения.

    Этот случайный жест фактически лишний раз проиллюстрировал безотчетную заботу и любовь, которые Жасмин испытывала к Хун’эр.

    “Жасмин всегда была защитой и опорой для Хун’эр, но по отношению ко мне она всегда так агрессивна…”, - недовольно подумал Юнь Чэ.

    “Во времена Древней Эпохи, особенно в эпоху Богов, все другие расы считались худшими и низшими существами. Север Измерения Первоначального Хаоса состоял из энергии Инь, в то время, как юг состоял из энергии Ян. Южный регион Измерения Первоначального Хаоса был областью, где жил древний божественный клан, в то время, как северный регион Измерения Первоначального Хаоса был местом жительства древнего дьявольского клана. Каждый из этих кланов, божественный и дьявольский, контролировали половину Измерения Первоначального Хаоса. Энергии Инь и Ян отвергали друг друга, и оба клана относились друг к другу с враждебностью, но явный конфликт возникал редко. Можно было даже сказать, что они редко входили в контакт друг с другом, и между двумя кланами существовал непрочный мир. Это выглядело так, будто два противоположных элемента существовали попарно, уравновешивая друг друга.”

    Жасмин начала рассказывать свою историю, но смысл сказанного совершенно потряс Юнь Чэ, вопрос невольно сорвался с его губ: “Все это… какое это имеет отношение к Фэнь Цзюэ Ченю?”

    “Не перебивай!”, - сказала Жасмин с явной издевкой: “Все это имеет непосредственное отношение к Фэнь Цзюэ Чень.”

    Юнь Чэ: “…”

    “Причина, по которой боги и дьяволы были так сильны, заключалась в том, что они были рождены силой, созданной в самом начале первоначального хаоса. Кроме того, они также питались энергией, созданной в начале первоначального хаоса… И чистейшая, сильнейшая и самая совершенная энергия неба и земли, созданная в начале первичного хаоса, - это “изначальная энергия”, о которой я упоминала, когда учила тебя Великому Пути Будды. Даже если та энергия, что ты поглощаешь своим телом, используя Великий Путь Будды, также является энергией неба и земли, и сравнивая ее свойства со свойствами “изначальной энергии”, одним небесам известно, насколько уровней она уступает ей, это сродни различию между небом и землей.”

    Юнь Чэ естественно помнил выражение “изначальная энергия”. В то время Жасмин сказала так: “Если кто-то сможет развить Великий Путь Будды, не достигнув десятого уровня, этот человек сможет использовать высшую энергию неба и земли – изначальную энергию!” Но она также сказала, что для тела человека даже способность развить шестую ступень Великого Пути Будды уже была крайним пределом.

    После Эпохи Богов появление истинных богов перестало быть возможным, и самой существенной причиной тому послужило то, что изначальная энергия в Измерении Первичного Хаоса стала настолько слабой, что выращивать людей с телами и силой истинного бога больше не было возможности. Кроме того, поскольку Царство Первичного Хаоса становилось все более и более мутным, это послужило причиной истощения истинной энергии, что оставалось незамеченным годами. Таким образом, нам не суждено получить истинного бога снова из числа нынешних людей. И прямо сейчас, возможно, исходная высшая и чистейшая изначальная энергия, существовавшая в начале, может уже и не встречаться в Измерении Первичного Хаоса.”

    “В ту Древнюю Эпоху боги были вершиной мироздания. И среди малых миров, которые существуют среди бесчисленных звезд и вселенных, часть их была естественным образом создана в изначальном хаосе, но большинство из них создавались или преобразовывались богами. Более девяноста процентов существующих сегодня народов были созданы силой богов. Сюда относятся и человеческая раса, раса демонов, эльфийская раса, темная низшая раса, раса лесного духа…”

    “Темная низшая раса, раса… лесного духа? Что это за расы?”, - невольно выпалил Юнь Чэ. Он никогда даже не слышал об этих двух расах раньше, будь то на Континенте Бездонного Неба или в Империи Иллюзорного Демона, и не было никаких письменных свидетельств относительно них.

    Жасмин закатила глаза, как бы злясь на него, что ее снова прервали, но на этот раз она лишь тихо фыркнула, сохраняя самообладание, и продолжила рассказ: “Раса лесного духа идентична эльфийской, они являются кланом, который обладает чрезвычайной близостью с энергией природы. Они могут общаться с растениями и имеют определенную степень контроля над растениями. Врожденная способность этого клана к развитию внутренней энергии крайне низка, поэтому они всегда слабы и притесняемы. Кроме того, учитывая их уникальные способности и телосложение, если они попадают в руки представителя другой расы, их участь всегда будет исключительно жалкой… они будут порабощены и рассматриваться как марионетки, которые смогут искать и выращивать лекарства, или, что еще хуже, их тела могут даже использоваться для усовершенствования спиртовых настоек или магических духов! В аукционных домах в моем мире можно было очень часто увидеть продажу лесных духов, и поскольку представителей этой расы становилось все меньше и меньше, и они начали балансировать на грани исчезновения, их стоимость начала подниматься все выше и выше.”

    Юнь Чэ: “…”

    “Темная низшая раса – это раса, живущая в темноте и имеющая возможность изменять внешний вид по собственному желанию. У этой расы нет различий по половому признаку, и они могут размножаться вегетативно. Численность этой расы не маленькая, но они могут существовать лишь в местах, где изобилует энергия инь; внутренняя сила, которую они могут наращивать, сама по себе чрезвычайно мала. Однако, у них есть способность накапливать души живых существ, и они могут поглощать эти души, чтобы значительно увеличить свою силу.”

    “Они… живут… в темноте?”, - глаза Юнь Чэ расширились. Он бы мог понять, если бы кто-то выживал с помощью вегетации, утренней росы или даже ветра, но жить в темноте… что, черт возьми, это была за раса?

    Могло ли что-то подобное “тьме” служить пищей?

    “Хм! Невежественный дурак!!”, - сказала Жасмин крайне пренебрежительно: “Учитывая твой жизненный опыт, ты, возможно, знаешь лишь о существовании людей, демонов и зверей. Но в этом гигантском Измерении Первоначального Хаоса существуют сотни маленьких и больших рас, а знания, которыми ты обладаешь, не равнозначны даже одной капле в океане! Существуют не только расы, живущие в темноте, есть даже расы, которые существуют во снах и даже в космосе. Ходят слухи, что во времена Древней Эпохи была раса, которая существовала в самом времени…”

    “~@#%…”, - мозг Юнь Чэ готов был взорваться, но он по-прежнему не мог представить, как это было возможно питаться снами, космосом или даже временем…

    “Забудь об этом, ты никогда даже не покидал эту крошечную Голубую Полярную Звезду, так что это вещи, которые ты возможно никогда не сможешь понять в своей жизни, и сказать по правде, подобные обсуждения равносильна бесполезной трате моей жизненной силы.”, - Жасмин скрестила нежные руки на груди, приняв высокомерную позу, которая позволяла смотреть на всех свысока.

    “Более того, Эпоха Богов, в конце концов, завершилась абсолютным и полным крахом. И причиной данной кончины было кое-что, о чем я упоминала тебе давным-давно… это произошло из-за одного меча”

    “Исконный Меч, Карающий Небеса!”, - хриплым голосом прошептал Юнь Чэ.

  • Восставший против Неба
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии