• Восставший против Неба
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • “Я и подумать не мог, что императрица Цан Юэ окажется так остра на язык!” с нескрываемой издевкой в голосе, произнес Фэн Хэн Кун.

    “Зная о статусе Сюэ’эр вы продолжаете убеждать меня будто этот брак позволит сохранить Империи Божественного Феникса свое лицо. Но вот как вижу ситуация я – благороднейшая принцесса Божественного Феникса не просто выйдет замуж за принца – консорта Голубого Ветра, а станет его наложницей. То есть её позиция будет даже нише вашей. По-моему это непрозрачный намек на то, что вы хотите поставить Империю Голубого Ветра над Империей Божественного Феникса…”

    “Ох…” не успел Фэн Хэн Кун закончить свою обвинительную речь, как был прерван Цан Юэ, все также не убирающей улыбку с лица: “Я поняла, для вас решающим фактором является будущий статус вашей дочери, как наложницы. Тогда у меня есть другое предложение. После свадьбы Фэн Сюэ’эр и Юнь Чэ она займет место, равное мне! Подобное ни разу не случалось за тысячелетнюю историю Империи Голубого Ветра, но ради мира между нашими народами я готова уступить. Теперь у Мастера Секты Феникса нет возражений?”

    Судя по выражению лица Фэн Хэн Куна, возражения у него были. Только сейчас он осознал, как ловко его загнали в ловушку, сначала запросив ‘немыслимую цену’, а затем сделав огромную скидку.

    Цан Юэ продолжила говорить, не дожидаясь ответа: “Когда мы только познакомились с Юнь Чэ, я была только принцессой Голубого Ветра. После свадьбы муж стал для меня всем, забота о нем была целью моей жизни. И Даже сейчас, заняв трон я безмерно уважаю мужа. Авторитет Юнь Чэ выходит далеко за рамки принца – консорта! Сестра Сюэ’эр выйдет замуж за самого высокопоставленного и благороднейшего мужчину Империи Голубого Ветра! Разве это похоже на унижение?”

    “Однако ваши слова напомнили мне о самом важном. Фэн Сюэ’эр с её статусом в Империи Божественного Феникса, имеет право сама выбирать свою судьбу. Таким образом, спор между нами не имеет смысла, давайте лучше спросим непосредственно у неё.”

    Фэн Хэн Кун с широко распахнутыми глазами переводил взгляд от Цан Юэ к Фэн Сюэ’эр… как же так получилось, что императрица, взошедшая на трон три года назад, обвела вокруг пальца его, правителя сильнейшей империи на континенте, человека, имевшего огромный опыт в политических вопросах.

    “Младшая Сестра Сюэ’эр, готова ли ты выйти замуж за Юнь Чэ, всегда быть рядом с ним и тем самым остановить войну между двумя империями?” спросила Цан Юэ, повернувшись к Фэн Сюэ’эр; в противовес пронзающему насквозь тону при разговоре с Фэн Хэн Куном сейчас её голос был наполнен нежностью.

    Пока Цан Юэ и Фэн Хэн Кун бодались между собой, Юнь Чэ и Фэн Сюэ’эр сохраняли молчание. Только услышав о предложении Цан Юэ, Фэн Сюэ’эр на долгое время впала в ступор. Она моргнула своими яркими, как чистейший кристалл глазами и тихо переспросила: “Выйти замуж за Старшего Брата Юнь… всегда рядом?”

    “Да, навечно!” с улыбкой кивнула Цан Юэ: “После вашей свадьбы ты будешь принадлежать ему, а он тебе. Вы станете опорой друг для друга, будете всегда рядом, никто не сможет разлучить вас или навредить.”

    “… П – правда и сестра выполнит все обещания, данные ранее?” глаза Фэн Сюэ’Эр засияли еще ярче.

    “Ну конечно.” Уже заготовленной фразой ответила Цан Юэ: “Я все же императрица Голубого Ветра. Я никогда не отказываюсь от своих слов. Если ты согласишься выйти замуж за Юнь Чэ, Империи Божественного Феникса не придется приносить публичные извинения, передавать территории или выплачивать дань, твой отец будет свободен и волен вернуться домой в любое время. Ты же, сможешь остаться здесь, рядом с Юнь Чэ и быть с ним сколько пожелаешь.

    “…” Фэн Сюэ’эр прибыла в Империю Голубого Ветра, дабы искупить грехи своего отца. Она готова была понести любое наказание. Но кто бы мог подумать, что ‘наказание’ от Цан Юэ примет такую форму. Она и мечтать не смела о подобном предложении…

    “Если если так будет лучше для всех” почти прошептала она и повернулась в сторону Юнь Чэ, коснувшись края его одежды, она почувствовала странный жар, её разум захватили неведомые ей ранее эмоции. Сердцебиение ускорилось, голос срывался: “Я со…”

    “Сюэ’эр!!” взревел Фэн Хэн Кун: “Ты еще слишком молода и не понимаешь, о чем говоришь! Это решение повлияет на всю твою жизнь! Ты не должна принимать его необдуманно!”

    “Я знаю…” мягко сказала она: “Я редко контактировала с внешним миром, но благодаря воспоминаниям Бога Феникса поверхностно знаю о многих вещах. Я знаю, что узы брака на всю жизнь связывают между собой мужчину и женщину… но если моим мужем станет Старший Брат Юнь, разве это не прекрасно?”

    “Мы оба обладаем Душой Феникса и наследием Бога Феникса. Когда я рядом со Старшим Братом Юнь мне так тепло. Три года назад я впервые встретила Старшего Брата Юнь в Долине Феникса и тот день стал самым счастливым в моей жизни. Он не только спас меня и пробудил мою душу Феникса, но и открыл для меня невиданный ранее мир эмоций… в этом мире Старший Брат Юнь самый близкий мне человек.”

    “Вчера, когда я снова увидела Старшего Брата Юнь… я испытала ту же радость, что и при нашем знакомстве.”

    “Если таким образом я смогу искупить грехи моей секты, то я сделаю это с радостью.”

    Вместе со словами Фэн Сюэ’эр, в главном зале будто стало светлее.

    Выражение лица Цан Юэ на мгновение приняло неоднозначный вид, но затем быстро вернулось к прежнему дружелюбному. Она украдкой посмотрела на Юнь Чэ и улыбнулась. Как и ожидалось чувства Фэн Сюэ’эр выходили за рамки простой благодарности. Видимо, для её невинной души встреча с Юнь Чэ стала фатальной.

    Фэн Хэн Кун поник всем телом… Душа Феникса изначально была одним целым, естественно две половинки тянет друг к другу. Так он убеждал себя.

    “Сюэ’эр” полным страдания голосом произнес он: “Помнишь ли ты наш разговор после того как ты перешла под опеку Секты Божественного Феникса?”

    “Да, помню” мягко кивнула она: “Отец запретил мне покидать Город Божественного Феникса до семнадцати лет и общаться с кем-либо за исключением родственников. Покинуть Империю Божественного Феникса я смогу только по достижении двадцати лет и с тех пор я смогу познавать мир самостоятельно.”

    Фэн Хэн Кун тяжело вздохнул, он просто не мог злиться или давить на свою дочь: “Сюэ’эр ты выросла под надзором Бога Феникса. Доброй и чистой. И как бы я не хотел защищать тебя вечно, ты растешь, тебе пора двигаться вперед, в будущем тебе придется нести на себе ответственность за всю Империю Божественного Феникса…”

    “Так или иначе после семнадцати лет я хотел, чтобы ты путешествовала по нашей империи, узнала человеческую натуру, её непостоянность. После двадцати ты смогла бы отправиться в любое место на Континенте Бездонного Неба и далее сама строила бы свою жизнь…”

    “Однако последние три года ты провела в коме. Тебе уже девятнадцать, а мой план так и остался на уровне идеи.

    “Отец…” тихо прошептала она.

    “Я не имею право требовать от тебя большего, но дай мне полгода, пока тебе не исполнится двадцать… после ты станешь абсолютно свободна.” С полуопущенной головой сказал Фэн Хэн Кун: “За полгода ты сможешь узнать больше о мире и разобраться в своих чувствах к Юнь Чэ.

    “И если к тому времени ты не изменишь свое решение” после некоторой паузы добавил он: “Я не буду мешать тебе… Если же ты передумаешь – не переживай, я найду способ уладить наши дела с Голубым Ветром.”

    “…Мм” Фэн Сюэ’эр задумалась на мгновение, но затем неуверенно кивнула: “Хорошо, я последую совету отца.”

    “Императрица Цан Юэ вы все слышали. Нельзя с наскоку решить за Фэн Сюэ’эр её будущее; Она сама должна все хорошенько обдумать. Если через полгода она не изменит своего решения… Я соглашусь с вашим условием.”

    “Отлично!” Неожиданно, для Фэн Хэн Куна, радостно хлопнула в ладоши Цан Юэ: “Обещание Мастера Секты Феникса – нерушимо. Считайте мы договорились! Однако на эти полгода Фэн Сюэ’эр останется в Империи Голубого Ветра, что касается вас – вы можете отбыть в Империю Божественного Феникса когда захотите!

    По тону Цан Юэ было понятно – дальнейшая торговля не имеет смысла.

    Фэн Хэн Кун нахмурился… Фэн Сюэ’эр выросла под защитой Бога Феникса, она никогда ранее не покидала Город Божественного Феникса. И теперь он должен оставить её в Столице Голубого Ветра… более того, в лапах Юнь Чэ? Он уже поднял голову, чтобы возразить, но его взгляд случайно упал на Фэн Сюэ’эр, та совсем не выглядела обеспокоенной; наоборот скорее возбужденной. Проглотив свои протесты он развернулся и резко полетел в сторону выхода из зала.

    “Юнь Чэ, подойди сюда.”

    “Секунду.” Юнь Чэ посмотрел на Цан Юэ и Фэн Сюэ’эр, кивнул им и последовал за Фэн Хэн Куном.

    Фэн Хэн Кун остановился рядом с Ковчегом Божественного Феникса. Он встретился взглядами с Юнь Чэ, лицо не выражает ни единой эмоции, голос тихий: “Юнь Чэ… За свою жизнь я очень немногим людям говорил спасибо. Но ты рискнул своей жизнью ради спасения Фэн Сюэ’эр и за это я тебе от всей души благодарен! Три года назад я бы выполнил любое твое желание.”

    “Не понимаю к чему ты клонишь?”

    Однако с тех пор как Сюэ’эр вышла из комы, с каждым днем моя ненависть к тебе росла все больше… прямо сейчас я ненавижу тебя каждой клеткой своего тело, каждой костью!”

    “Сюэ’эр росла под присмотром Бога Феникса, практически не видясь с братьями. Возможно поэтому новость о их смерти не сильно опечалила её… однако они были моими сыновьями! Ты убил четверых близких мне и связанных со мной кровью людей, теперь даже твоя смерть не станет для меня успокоением… но есть и другая причина моей ненависти к тебе, превосходящая мою боль от смерти сыновей. И причина эта… причина…

    Странный хруст раздался изо рта Фэн Хэн Куна… кажется он только что лишился зуба.

    “Аналогично, твои чувства взаимны.” Холодно ответил Юнь Чэ.

    Фэн Хэн Кун отвернулся, от одного вида Юнь Чэ он моментально терял контроль над собой, ненависть захлестывала его: “Мои последние слова к Сюэ’эр были не ради сохранения достоинства Божественного Феникса и не потому что я простил тебя. Только из-за чувств Сюэ’эр к тебе. Хех… императрица Цан Юэ нашла мое слабое место. Действительно, забери я Сюэ’эр силой я только разобью ей сердце… ради своей дочери я готов уступить!”

    “То есть ты отозвал меня на приватный разговор лишь чтобы похвастаться, тем какой ты хороший отец?” усмехнулся Юнь Чэ.

    “…” Фэн Хэн Кун смог подавить свой гнев, его голос оставался относительно спокойным: “Ты спас Сюэ’эр и поэтому я верю, что ты не причинишь ей вреда. Но после пробуждения Души Феникса у неё появилось множество могущественных врагов. Возможно, спрятать её в Голубом Ветре не такая уж плохая идея. К тому же за это время… она сможет взглянуть на мир с новой стороны.”

    “Но пока она здесь, ты должен пообещать мне одну вещь!” внезапно его голос стал до предела серьезным… однако судя по последним словам, он уже смирился с неизбежным.

    “Я слушаю.”

    “Вероятно чувства Сюэ’эр к тебе за полгода не сильно изменятся. А за это время я смогу уладить этот вопрос с сектой. Если Сюэ’эр выйдет за тебя, пообещай мне, что пока её силы не пробудятся окончательно, ты не осквернишь её тело Бога Феникса! Должно быть ты и сам знаешь, как это может сказаться на росте её силы.”

    Юнь Чэ слегка прищурился, а затем ответил, как ни в чем ни бывало: “Не волнуйся. Меня не интересуют дела Секты Божественного Феникса и её будущее, но я бы никогда не навредил Сюэ’эр.”

    “Хорошо, я верю тебе.” Как бы Фэн Хэн Кун не ненавидел Юнь Чэ, факт спасения им Фэн Сюэ’эр не изменить.

    “Позволь и мне высказаться напоследок” не менее серьезным тоном сказал Юнь Чэ: “Даже если в будущем я женюсь на Сюэ’эр, я никогда не назову тебя отцом!”

    Фэн Хэн Кун напрягся всем телом, но не произнес более ни слова.

    Уже почти скрывшись в Ковчеге Божественного Феникса, он развернулся и кинул Юнь Чэ красный камень. По ладони Юнь Чэ, с зажатым в ней камне, пробежала волна тепла.

    “С помощью этого Камня Феникса ты сможешь связаться со мной лично, его предельная дальность сто пятьдесят тысяч километров. Если Сюэ’эр будет грозить опасность…”

    Фэн Хэн Кун не договорил, сделав еще шаг внутрь ковчега.

    “Уходишь даже не попрощавшись с Сюэ’эр?” использовав новообретенный камень спросил Юнь Чэ.

    “… Вне зависимости от моего желания, моя дочь… собирается выйти замуж.” Едва слышно сказал он: “Ну все лучше, чем попасть в гарем к Е Син Ханю.” Не понятно обращался ли Фэн Хэн Кун к Юнь Чэ или размышлял вслух.

    Двери ковчега захлопнулись, и тот немедля взмыл в воздух, оставляя за собой след из разрезанных напополам облаков.

  • Восставший против Неба
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии