• Восставший против Неба
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Отец, Великий Старейшина, брат... Возможно, что мои взгляды слишком незрелые, но я все равно не могу понять ваших намерений. Потому что в моем мире ваши действия совершенно неверные. Империя Божественного Феникса - лидер среди семи империй. Как я знаю, лидера должны уважать, а не бояться. Также, я совершенно не могу понять, о чем вы, ребята, говорите, подразумевая этим честь и достоинство. По-моему, честь и достоинство, это не сила, с которой можно влиять на людей, но великодушие, чтобы быть любимым народу, и доброта, чтобы прощать ошибки других.

    - Поэтому, если отец хочет, чтобы я победила Юнь Чэ... - Фэн Сюэ'ер посмотрела на Юнь Чэ и мягко продолжила:

    - Я... отказываюсь.

    Все из Секты Божественного Феникса удивленно переглядывались. Если бы эти слова были сказаны любым другим учеником, пусть даже Фэном Си Ло, это было бы возмутительно, Фэн Хэн Кун тут же бы вспыхнул в ярости. Тем не менее, это сказала Принцесса Снежка. Никто не показал ни малейших признаков гнева или злобы.

    Тем не менее, хоть эти слова и подставляли Секту Божественного Феникса, это был ее способ сохранить ее достоинство, разрушенное Юнь Чэ на данный момент. То, что она показала свою истинную силу, были лишь для того, чтобы показать всем истинную силу сильнейшего практика молодого поколения секты. Ее выступление имело целью сохранение справедливости и положения ведущей империи, ослабить оскорбления со стороны Империи Голубого Ветра по отношению к Секте Божественного Феникса после этого турнира.

    Вся арена затихла. Затем послышался звон аплодисментов, который быстро распространился по всей арене, словно пожар в лесу. В каждом уголке раздавались хлопки. Аплодисменты были настолько оглушительны, что затмили все, произошедшее ранее.

    Почти все члены Секты Божественного Феникса аплодировали. Несмотря на то, что она была гражданкой Божественного Феникса, своими речами они унижала Секту Божественного Феникса, и даже отказалась от битвы с Юнь Чэ... Но никто не чувствовал гнева или стыда от этого, наоборот, была лишь гордость и восхищение!

    Все присутствующие смогли увидеть Принцессу Снежку. Они были не настолько удачливы, чтобы увидеть ее лицо, но им все же удалось лицезреть ее непревзойденный талант и невинное, чистое сердце.

    - Невозможно не восхититься ею, - Гу Цан вздохнул:

    - На всем континенте, она единственная, кто имеет божественное тело, но ее сердце также кристально чистое. Я не уверен удача ли это... или несчастье.

    Громкие крики продолжались долгое время, и казалось, превратились в звуковые волны. Юнь Чэ и Фэн Сюэ'ер смотрели друг на друга какое-то время, и наконец Юнь Чэ первым заговорил:

    - Сюэ'ер, мне очень жаль... Я столько тебе наврал. Ты должно быть... очень разочарована во мне.

    Фэн Сюэ'ер тихонько покачала головой:

    - Как я могу винить братика Юня... На самом деле, это я слишком много тебе лгала.

    - Ты... врала мне? - Юнь Чэ удивился.

    - Угу... - Фэн Сюэ'ер кивнула:

    - На самом деле я почти сразу поняла, что братик Юнь не из Секты Божественного Феникса, а значит и твое имя было поддельным.

    Некоторое время Юнь Чэ пытался подавить внутреннее смятение:

    - Чт... Когда это произошло?

    - Когда я передавала тебе основную формулу Феникса, - ответила Фюн Сюэ'ер:

    - Пока ты изучал эту формулу, между твоих бровей горел золотой отпечаток Феникса, который появляется лишь на прямом наследнике Божественного Феникса. Кроме того, этого не знает даже мой отец, есть еще одно условие; у этого человека должна быть душа Феникса.

    Юнь Чэ:

    - ...

    - Таким образом, я уже тогда поняла, что братик Юнь не из нашей секты, а преемник другого Феникса, ведь Феникс может отдать свою душу лишь раз в жизни... Я обладаю ей же. Возможно, родство наших душ и способствовало нашей близости и доверию.

    - Тогда, зачем ты позволила мне остаться и лечила мои раны и даже... Обучила меня Оде Феникса? - Юнь Чэ окончательно запутался. Он чувствовал себя виноватым из-за лжи, но никак не мог ожидать, что Фэн Сюэ'ер уже знала об этом, и все равно помогла ему.

    - Потому что я знаю, что братик Юнь не специально лгал мне. Я чувствовала, что ты относишься к мне хорошо. Все-таки ты стал преемником Божественного Феникса, а значит ты не плохой человек. Поэтому, когда ты попросил меня обучить тебя Всемирной Оде Феникса, я естественно, научила тебя. Братик Юнь имеет родословную Феникса, поэтому ты должен знать Всемирную Оду Феникса.

    - Так как Братик Юнь лгал мне, и я скрывала это от тебя... Мы можем забыть об этом, не так ли?

    Нефритовое стекло слегка встряхнулось, и хоть Юнь Чэ и не мог ничего видеть, он чувствовал, что она улыбается.

    В то время, как крики постепенно затихали, Фэн Сюэ'ер посмотрела на Юнь, а затем нежно, но с твердостью в голосе сказала:

    - Я буду всегда помнить оказанную тобой доброту. Также я всегда буду помнить обещание Братика Юня и твои слова... Я, Фэн Сюэ'ер, не стану тебе вредить.

    Как только возгласы затихли, Фэн Сюэ'ер вернулась на свое место под пристальными взглядами.

    - Отец, мне очень жаль. Сюэ'ер подвела тебя, - она мягко сказала Фэн Хэн Куну.

    Фэн Хэн Кун покачал головой и вздохнул, на его лице не вило никакого осуждения, лишь признаки душевной боли:

    - Как можно? Сегодня многое произошло, в этом лишь моя вина. Я послал тебя на арену вместо того, чтобы... Твои слова помогли мне опомниться...

    Фэн Хэн Кун осмотрелся, а затем повернулся к Юнь Чэ, что был на сцене. Он сделал глубокий вдох, а затем нахмурился и сказал:

    - Юнь Чэ, в финальном матче наша Империя Божественного Феникса проиграла твоей Империи Голубого Ветра, и мы согласны с этим! Дело насчет твоей родословной также было нашей ошибкой. Как Император Божественного Феникса, обещаю, что начиная с этого момента мы не будем как-либо притеснять тебя из-за этого. Так как у тебя также есть родословная Феникса, мы будем рады, если ты вступишь в Секту Божественного Феникса!

    - Теперь, позвольте сказать, победителем тридцать девятого Рейтингового Турнира Семи Империй становится... Империя Голубого Ветра! Согласно договору, Голубой Ветер вместе с третьим местом, Империей Черного Дьявола, могут сопровождать Империю Божественного Феникса для исследования Ковчега Изначальной Эры!

    "Ура!"

    Вся арена тут же повеселела. Приветствия и аплодисменты шли не только от Империи Голубого Ветра, но и от других шести империй.

    Из-за происшествия с Ковчегом Изначальной Эры, турнир был резко сокращен по времени до одного дня. Кроме того, различных потрясений и шокирующих моментов было слишком много! Самая слабая империи победила сильнейшую, при этом один человек сражался против десяти!

    Появление другого преемника Феникса... Легендарный практик на Земной ступени, сражающийся против Императоров... Появление восемнадцатилетнего Повелителя... Шестнадцатилетняя в пол шаге от Высшей Ступени... Все это способно встряхнуть весь мир, и будет увековечено в легендах и книгах.

    Особенно Юнь Чэ, ему предстоит стать ведущим практиком Континента Бездонного Неба. Его имя распространиться по всему миру.

    После того, как Фэн Хэн Кун объявил результаты, турнир официально завершился. Ся Юань Ба бросился вперед к Юнь Чэ вместе со своим учителем Гу Цаном, а затем начал бесперебойно увлеченно болтать. Все прочие зрители также покинули свои места в сопровождении учеников Божественного Феникса.

    Грудь Лин Цзе поднималась и опускалась от волнения, он никак не мог успокоиться, а его лицо покраснело. Сжав кулаки, он сказал:

    - Я все верно предположил, я слишком мудрый! Ах... Мой брат определенно пожалеет, что не пришел сюда!

    - Угу, я с тобой согласен, - кивнул Мин Хай. Когда он собирался выйти с арены, он вдруг оглянулся и посмотрел на Е Син Ханя. Злоба мелькнула в его глазах.

    - Месть за моих родителей, ненависть к убийцам моих родных... Даже если мои кости будут уничтожены... Однажды, когда-нибудь... Я утоплю вашу обитель в крови.

    Мин Хай стиснул зубы, пока проклинал его в своем сердце, поклявшись себе.

    До того, как его жена была вылечена от яда; он тратил все время на лекарства, чтобы спасти ей жизнь. Теперь же, когда яд вышел из ее тела, а она сама быстро восстанавливается... Сегодня его ненависть, что постоянно подавлялась, изверглась, как лава из вулкана, который долго был в спячке.

    Е Син Хань лениво сидел и вдруг встал, почувствовал чью-то ледяную ненависть. Он сразу обернулся и просканировал всю местность, но ничего не обнаружил. Он прищурился и посмотрел в сторону мест Божественного Феникса. Как только его взгляд встретился с другим, они оба понимающе улыбнулись.

     

  • Восставший против Неба
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии