• Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •      Ли Юньдун не мог посмотреть никому в лицо: ни шокированному профессору, ни его одноклассникам, которые выглядели так, будто вот-вот взорвутся словесным поносом. Итак, он схватил Су Чань за руку и потащил её к выходу.

         Су Чань искренне не понимала, что случилось.

         — Что-то не так?

         Только Ли Юньдун вышел за переделы лекционного зала, как оттуда тут же начал доноситься смех.

         Ли Юньдуну казалось, что его щёки горели. Если бы от смеха, разразившегося в лекционном зале, могла образоваться трещина в полу возле него, он бы без раздумий в неё прыгнул.

         «Аргх, к чёрту всё! — подумал Ли Юньдун, топнув ногой. — К чёрту эту пару. Я не собираюсь сидеть там и быть всеобщим посмешищем!»

         Он полностью забил на то, что у него впереди было ещё несколько пар, и выбежал из кампуса, таща за собой Су Чань.

         Теперь его посещаемости и итоговой стипендии лишь оставалось желать лучшего.

         Ли Юньдун прибежал домой так быстро, что ему позавидовал бы сам Усэйн Болт со своими бесчисленными золотыми медалями. В этот момент даже Су Чань, несмотря на всю свою невнимательность, начала замечать неладное. Когда они вошли в квартиру, она опустила голову и исподлобья посмотрела на Ли Юньдуна.

         — Я сказала что-то не то? — робко спросила она.

         То, что Ли Юньдун чувствовал в этот момент, находилось за пределами реальности. Такую степень неверия было просто невозможно описать словами.

         — А ты сама как думаешь? — раздражённо произнёс он.

         Прямо сейчас лицо Су Чань выглядело так, будто кто-то украл у неё ещё один Цзиньдань. Она обиженно надула губы:

         — Но я ведь права! Огурцы обладают охлаждающим эффектом!

         Ли Юньдун выхватил огурец из руки Су Чань.

         — Охлаждающий эффект! Моя задница! Как же мне хочется затыкать тебя до смерти этим огурцом!

         Су Чань вздрогнула от гневного всплеска Ли Юньдуна. Она украдкой взглянула на него, а затем быстро опустила голову обратно. Звук капающих на пол слёз заполнил квартиру. «Мастер был чертовски прав насчёт людей, обитающих за горами. Они все такие злые! Они с такой лёгкостью говорят о смерти и убийстве! А он - самый худший из всех них! Хммм! Только подожди. Как только я доведу тебя до Заложения Основ Дао, я высосу каждую унцию твоей Ци! Всё до последней капли!»

         (Примечание Переводчика: Заложение Основ Дао (築基, Чжуцзи) - четвёртая фаза совершенствования).

         Ни намёка той ярости, что она испытывала внутри себя, не проявилось на её лице, которое словно говорило: ты не можешь ничего сделать, кроме как искупать меня в своей любви. Естественно, сердце Ли Юньдуна мгновенно смягчилось при виде этого взгляда.

         — Ладно, ладно, только не плачь, — хоть это и была самая банальная фраза, чтобы успокоить кого-то, Ли Юньдун попросту не знал, что можно было ещё сказать в такой ситуации. Решив вытереть слёзы с её лица, он потянулся к ней своей рукой, но, в очередной раз заметив её совершенную красоту, замер. Его рука застыла на полпути в воздухе, а его сердце задрожало. Даже будучи заплаканной она выглядела великолепно.

         Почувствовав, что гнев Ли Юньдуна испарился, Су Чань смело подняла голову:

         — Ты не злишься на меня?

         Уголки рта Ли Юньдуна дёрнулись, и он выдавил из себя натянутую улыбку:

         — Нет, я не злюсь.

         «Из какого гнезда вообще выпал этот цыплёнок? — подумал он. — Как можно быть такой невинной?»

         «Такую, как она, уже нигде не встретить в наши дни. Готов поспорить, если бы я продал её музею, то заработал бы миллионы. Да она же как давно утерянное национальное достояние!»

         «Судя по тому, как она общается...  Могу предположить, что она из гор? Деревенщина?»

         «Тск. Чёрт. Да из какой деревни могла выйти такая красотка? Ну серьёзно, они там что, умывались афродизиаком вместо мыла?»

         Мысли в голове Ли Юньдуна бушевали настоящим штормом.

         Но все они в конечном итоге сводились к одному выводу: очередной геморрой.

         Протяжный вздох донёсся из его рта. Потрепав свои волосы руками, он начал наматывать круги по гостиной.

         — Аргх. Какая же лажа. Ну и как мне теперь идти на занятия завтра? Эти ублюдки будут смеяться надо мной весь день.

         Су Чань посмотрела на Ли Юньдуна. Нос Су Чань сморщился, придав её лицу угрожающий вид.

         — Кто будет над тобой смеяться? Я… — Су Чань махнула кулаком, — побью их!

         Ли Юньдун быстро осмотрел фигуру Су Чань. Ну, она была довольно высокой, он не мог этого отрицать. С другой стороны, учитывая её хилое телосложение, рост не имел никакого значения. Тонкие руки и ноги, узкая талия и круглая попа. Естественно, он отметил всё. Чёрт, да даже если бы она вышла на бой против курицы, то всё равно бы проиграла.

         — Ты? — возмутился Ли Юньдун.

         Су Чань рассердилась: «И что это значит?»

         Ради всего святого, она была чёртовым треххвостым духом лисы. Более того, она уже давно достигла Божественного Царства (Шэньтун). Само Божественное Царство, с другой стороны, разделялось на девять данов, и маленькая лиса находилось на Пятом Дане Божественного Царства. По правде говоря, её сила была пустым местом в глазах практиков, которые скрывались в мире смертных. Однако на фоне обычного человека она была сродни Богу. 

         (Примечание Переводчика: Божественное Царство (Шэньтун) - пятая фаза культивации).

         — Ты смеешь недооценивать меня? — прорычала Су Чань.

         «Ну вот. Теперь она тот, кто злится», — подумал Ли Юньдун, подавляя желание рассмеяться.

         Он прокашлялся и сказал: 

         — Конечно, нет. Ты очень страшная. Ты заставила всех в моём классе, включая профессора, наложить в штаны. И всё, что тебе нужно было для этого, - это огурец. Лишь дурак посмеет перейти тебе дорогу.

         Су Чань отняла огурец у Ли Юньдуна и начала избивать его им.

         — Я убью тебя!

         Первая кровь.

         — А теперь повтори!

         Двойное убийство.

         — Я сказала повтори!

         Тройное убийство.

         Ли Юньдун, двигаясь в гостиной по кругу и не прекращая смеяться, убегал от неё. Су Чань безжалостно преследовала его. Слова “оставить” для неё не существовало. Очередное заявление “Убью!”, дополненное звуками соприкосновения огурца с плотью, и смех стал ещё громче. Ли Юньдун побежал в спальню и присел возле одной из ножек кровати. Он поднял обе руки вверх и замахал ими, словно там были два белых флага.

         — Сжальтесь, ваше высочество! Сжальтесь! Ваш покорный слуга усвоил урок.

         Надкусив губу, Су Чань ударила его огурцом ещё раз.

         *Хрум!*

         Огурец сломался на две части. Словно Флэш, Ли Юньдун поймал отвалившуюся часть огурца прямо в воздухе. После чего на его лице появилась злобная ухмылка.

         — Хехехе. Ну что? Он поломался. Теперь моя очередь!

         Ли Юньдун дважды ударил огурцом Су Чань по самому её уязвимому (щекотливому) месту, по талии. Хихикнув, она пошла в контратаку вместе со своим огурцом.

         — Так ты ещё смеешься сопротивляться?  — воскликнула Су Чань. — Вот как ты сдаёшься? Сейчас ты у меня получишь!

         Лисы игривы по своей натуре, поэтому в тот момент, когда она начала этот шуточный бой с Ли Юньдуном, она уже не могла остановиться. Её игривость можно было сопоставить с шаром для боулинга, катящимся по идеально ровной поверхности без какого-либо трения. Такой шар не остановится до тех пор, пока на него не подействует какая-либо внешняя сила. С другой стороны, прижимание огурца к мягкому бугорку на её груди явно входило в категорию “внешние силы”.

         — Ах! — Су Чань попятилась назад, молча уставившись на Ли Юньдуна. Обеими руками она закрывала свою грудь.

         Поняв свою ошибку, Ли Юньдун застенчиво улыбнулся.

    Прошло уже несколько секунд, но ни одни из них не проронил ни слова.

         «Что обычно говорят, когда совершенно случайно, из всех существующих на свете вещей, именно чёртовым огурцом касаются красивой женской груди?»

         Если бы хоть кто-то знал ответ на этот вопрос.

         Улыбка уже исчезла с лица Ли Юньдуна, но они всё дальше продолжали в ступоре смотреть друг на друга.

         В самом тёмном уголке сердца Ли Юньдуна появился намёк на чувство вины. Распускать руки было как минимум безрассудно. Что, если эта сногсшибательно красивая девушка испугается и сбежит?

         «Дерьмо», — подумал он.

         Тем временем Су Чань столкнулась с внутренним конфликтом: «Что это было за смутное чувство счастья, которое я испытывала, преследуя его всего несколькими секундами ранее? И почему сейчас, когда я смотрю прямо ему в лицо, я не так сильно ненавижу его?»

         «Ой-ой. Плохо. Я потеряла бдительность. Он поглотил Жэньюань Цзиньдань, а это значит, что Ци Янь в его теле сейчас находится на самом пике. Что, если его привлечёт моя Ци Инь, и он возбудится? Конец моим планам, если он попытается заняться со мной сексом до того, как достигнет Заложения Основ Дао…»

         «Нет. Лучше держать его на расстоянии вытянутой руки, пока он не достигнет определённого прогресса».

         При этой мысли улыбка медленно исчезла с лица Су Чань. Она обдумывала свой следующий шаг, когда опустила бедный огурец и сказала: 

         — Я... эм… правда в том, что мне некуда идти. Но даже в этом случае ты не должен так издеваться надо мной.

         Эти слова тронули струны сердца Ли Юньдуна. Его глаза наполнились теплом, а взгляд смягчился. Он встал и, прокашлявшись, спросил: 

         — Ты голодна?

         Как по команде, её живот заурчал.

         Су Чань покраснела и кивнула.

    «Конечно, я голодна! — воскликнула она про себя. — На протяжении трёх дней я присматривала за тобой без еды и воды! Я даже нашла еду для тебя, а ты совсем не оценил это! Тьфу! Как же этот неблагодарный болван меня бесит!»

         — Значит, что голодна, — Ли Юньдун улыбнулся. — Хорошо. Потому что я и сам уже довольно сильно проголодался. Я приготовлю что-нибудь для нас.

         Су Чань посмотрел на Ли Юньдуна так, будто он только что отрастил десять лишних голов:

         — Ты умеешь готовить?

         Да, это правда, что после того, как родители Ли Юньдуна развелись и бросили его на произвол судьбы, он занял апатичную жизненную позицию. Но даже ленивому человеку, не имеющему конкретных целей, необходимо питаться, чтобы выжить. По причине отсутствия выбора Ли Юньдуну пришлось развить свой кулинарный навык. Сделав самодовольный вид, он закатал рукава.

         — Хах! Ну что ж, время показать на что я способен.

         Покинув спальню, Ли Юньдун зашагал в сторону кухни. Тем не менее когда он пришёл туда и открыл холодильник, его глаза чуть не выпали из глазниц.

         За всю свою жизнь он не видел ничего подобного. Будто мини-ураган пронёсся по его холодильнику, приведя там всё в хаос. Там не было абсолютно ничего съедобного. Даже банка ферментированного тофу была пустой.

         «Меня ограбили?»

         Когда Су Чань пришла на кухню и увидела шокированное выражение лица Ли Юньдуна, ей сразу вспомнился пир, который она устроила себе несколько дней назад. Ей вдруг стало жарко, её щёки налились красным цветом, а прекрасные черты её лица сформировали застенчивый взгляд. Затем она медленно подошла к Ли Юньдуну. Она говорила так тихо, что даже пищащие комара показалось бы громким по сравнению с её голосом:

         — Это я. Это я всё съела...

         Ли Юньдун глубоко вдохнул.

         «Ты что, умерла от голода в прошлой жизни? Две жареные курицы в новоорлеанском стиле, три упаковки кокосового молока, пакет кексов, четыре буханки хлеба, три банки с пудингом и половина арбуза. Чёрт, да даже ферментированный тофу. Ты съела всё это в одиночку и до сих пор жива? Из чего сделан твой желудок? Из суперпрочных презервативов?»

         Тем не менее когда Ли Юньдун увидел щенячьи глаза Су Чань, он подавил гнев внутри себя.

         «Какого чёрта?»  — тяжело вздохнув, подумал Ли Юньдун.

         — Даже самый лучший повар не сможет ничего сделать без ингредиентов. Пора за покупками!

         Чувствуя, что Ли Юньдун спустил ей всё с рук, Су Чань кивнула и пошла за ним, как послушный щенок.

         Вдруг Ли Юньдун обернулся и странно посмотрел на неё:

    — Ты не собираешься ждать меня дома?

         Как только Су Чань услышала вопрос Ли Юньдуна, она тут же сжала его рукав. Её голова энергично задвигалась влево и вправо, а две косы, покачивающиеся у её лица, напоминали китайский пеллетный барабан. С другой стороны, пеллетный барабан не мог сделать взгляд “не бросай меня”. Более того, барабан так же не мог сказать “я пойду с тобой” таким жалостливым голосом, будто он воспользовался ей.

         Улыбнувшись, Ли Юньдун произнёс: 

         — Ладно. Но только не с таким взглядом. А то люди подумают, что я сделал с тобой что-то.

         Су Чань тут же почувствовала облегчение, поэтому она подняла голову и довольно улыбнулась.

         Пара вышла из квартиры и через семь минут добралась до рынка.

         Стоило им только приблизиться к рынку, и Ли Юньдун увидел, как к нему рванула женщина из овощного прилавка. Казалось, будто она хотела задушить его голыми руками.

         Ещё издалека начали доноситься её крики:

         — Ты! Маленькая шлюха! Как ты смеешь показываться тут после того, как обокрала меня. Да ещё и с этим симпатичным мальчиком!

         Ли Юньдун нахмурился, услышав странные выкрики женщины. Сделав серьёзное выражение лица, он закрыл Су Чань своим телом.

         — А в чём проблема? Разве вы не умеете общаться нормально?

         Женщина показал пальцем на Су Чань:

         — Она взяла овощи с моего прилавка и ушла, не заплатив! Уже в таком юном возрасте эта маленькая шлюха совершает столь плохие поступки. Представь, кем она станет в будущем! Ничего не стоящей сукой!

         Ли Юньдун почувствовал гнев, бурлящий у него в груди. Посмотрев на женщину, он сказал:

         — Сколько стоили овощи. Я заплачу.

         Несмотря на то, что Ли Юньдун выглядел как обычный среднестатистический парень, его взгляд был ужасно острым. Почувствовав, что глаза Ли Юньдуна, словно два острых кинжала, пронзили её сердце, владелица прилавка вздрогнула и быстро отвела свой взгляд.

         Изначально она планировала уладить всё мирным путём. В конце концов, только люди со спокойным и умеющим прощать характером могли преуспеть в бизнесе. Но как только она увидела Су Чань, прячущуюся за спинной Ли Юньдуна, как раненый щенок, этот план тут же полетел в ближайшую помойку. А мужчины, пускающие слюни на эту девушку, стали для неё последней каплей.

         Она вспомнила, как её собственный муж изменил ей, когда она была беременна. Этот ублюдок попал в сети хитрой соблазнительницы. Если бы не ребёнок в её животе, она в тот же миг бы развелась с ним.

         Несмотря на то, что это произошло очень давно, старая рана до сих пор не зажила. Вид любой красивой женщины пробуждал в ней чувство обиды и горечи.

         Когда она услышала слова Ли Юньдуна о плате, её глаза тут же загорелись. Позволив алчности взять верх, она протянула свою руку:

         — Сто юаней!

         Ли Юньдун истерически рассмеялся:

         — Сто юаней за огурец и морковь? Ваши овощи что, сделаны из чистого золота? Мы будем срать золотом после них?

         Женщина выпучила глаза:

         — Тебя что-то не устраивает? Она обокрала меня. Разве ты не слышал о десятикратной компенсации? Если ты украл что-то, то должен вернуть в десять раз больше.

         — Даже с десятикратной компенсацией эти овощи не стоят сотни юаней! Десять юаней всего лишь за морковку и огурец, издеваетесь? Это вообще законно? Да вы же грабите люди средь гр*банного бела дня!

         Эмоциональный всплеск Ли Юньдуна привлёк внимание всех окружающих. Вокруг них быстро собралась толпа, и владелица овощного прилавка начала чувствовать раздражение. Однако мгновение спустя выбежал её сын с кухонным ножом руках.

         — Мама! Что здесь происходит? Эти люди доставляют тебе неприятности?

  • Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии