• Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •      Ли Юньдун буквально упал со стула, услышав так называемое “рациональное” мышление Су Чань. Прежде чем его задница коснулась пола, из его рта начал доноситься смех. Девушка-талисман тоже начала смеяться, хотя её смех звучал слишком неестественно. Он походил на кряканье утки, которую душили.

         Спустя несколько секунд весь ресторан наполнился смехом. Люди даже хлопали руками по своим столам.

         Осознав, что, вероятно, она была причиной всеобщего сумасшествия, бедная Су Чань оглянулась вокруг. Что-то ей подсказывало, что она снова сказала что-то не то. Со своими красными щеками она откинулась на спинку стула, стараясь изо всех сил скрыть смущение. «Но ведь ошибки быть не может? В Мире Культивации всё работает именно так! Если за восемь магических артефактов сражаются тринадцать человек, они будут биться до тех пор, пока пятеро из них не умрут!»

         С надутыми щеками Су Чань тихо сидела на своём месте, нервно перебирая пальцы и пытаясь игнорировать шум. Казалось, что на её губы можно было повесить какую-нибудь вещь, так сильно она надулась. Почувствовав дискомфорт в глазах, она опустила голову, чтобы скрыть слёзы. Если бы какой-нибудь незнакомый человек увидел её в этот момент, он бы непременно подумал, что она стала жертвой домашнего насилия.

         Ли Юньдун так долго не мог перестать смеяться, что у него даже начал болеть пресс. Поглаживая живот, он поднялся с пола и сел обратно на своё место. 

         — Всё, всё. Хватит. Ешь и не разговаривай, — ещё один смешок покинул его уста. Он быстро подавил очередное желание рассмеяться и прокашлялся. — Лучше просто молчи. Таким образом ты точно не скажешь больше ничего странного.

         — О, — тихо произнесла Су Чань и потянулась к своему Биг Маку. Ну, кем бы она ни была, глупой птичкой или же нет, эта девушка хотя бы точно знала, как превратить чувство обиды в хороший аппетит. Однако гамбургера хватило совсем не надолго, так как Су Чань прикончила его за три укуса.

         Закончив обедать, они вышли из Макдоналдса и пошли домой.

         По пути Ли Юньдун несколько раз вспоминал о том, что произошло в Макдоналдсе. Каждый раз, когда это происходило, всё заканчивалось тем, что он начинал неудержимо смеяться, держась обеими руками за живот. Су Чань, с другой стороны, всю дорогу шагала с низко опущенной головой и красным, как помидор, лицом.

         Когда они уже были возле входной двери в квартиру, Су Чань внезапно остановилась. Ли Юньдун обернулся и увидел, что она, застыв на месте, смотрела себе под ноги. Лишь через несколько мгновений она подняла голову, и только тогда Ли Юньдун заметил слёзы на её лице. Её следующие слова, однако, будто измельчили его сердце на множество крошечных кусочков: 

         — Я и правда глупая?

         «Вот же... — подумал Ли Юньдун. — Только не говорите мне, что она начала сомневаться в своём интеллекте из-за этих дурацких дразнилок?»

         Вдруг Ли Юньдуна осенило, что он, вероятно, слишком переборщил со своим постоянным смехом.

         «Бедняжка... Очевидно, я ранил её чувства... Боже, какой же я мудак...»

         Ли Юньдун вздохнул.

         — Нет, ты совсем не глупая. Просто эти задачки специально придумали так, чтобы с их помощью можно было подшучивать над другими, — сказал он. — Но всё равно они не что иное, как шутка. Ты очень умная, правда.

         — Ты врёшь! — закричала Су Чань, её глаза были мутными из-за слёз.

         Ли Юньдун поднял правую руку и поклялся:

         — Пускай меня поразят Пять Небесных Гроз, если я вру! 

         Су Чань фыркнула в ответ.

         — Ладно, я верю тебе, — произнесла она, вытерев слёзы тыльной стороной ладони. В мире Культивации не было наказания страшнее, чем быть поражённым Пятью Небесными Грозами. 

         (Примечание Переводчика: быть поражённым Пятью Небесными Грозами - китайская поговорка, смысл которой заключается в том, что суд на небесах в конечном итоге всё равно настигнет тех, кто совершает злые деяния).

         Ли Юньдун с облегчением выдохнул.

         — Вот так-то лучше, — сказал он. — Моя Су Чань самая красивая и умная. Она не что иное, как живое воплощение красоты и мудрости! Иначе и быть не может!

         Фыркнув, Су Чань огрызнулась и быстро отвела взгляд:

         — Кто это тут твоя? У тебя нет ни стыда, ни совести!

         Ли Юньдун на протяжении нескольких мгновений изучал лицо Су Чань и заметил слабый румянец, появившийся на её щеках. Несмотря на этот резкий выпад, Ли Юньдун знал, что она не злилась на него. Ну ладно, может, она всё-таки чуть-чуть злилась, но только потому, что Су Чань смущало то, что кто-то называл её своей. Когда Ли Юньдун заметил, что она прикусила губу, чтобы спрятать улыбку, его сердце будто остановилось. На какое-то время он даже подумал, что умер и попал на небеса, а пред ним было лицо ангела.

         В конце концов Су Чань набралась смелости взглянуть на Ли Юньдуна ещё раз. Как только она встретилась с ним глазами, горячий взгляд Ли Юньдуна шокировал её. Теплота его взгляда лишила её возможности дышать, словно кто-то высосал весь воздух из её лёгких, образовав там вакуум.

         На протяжении нескольких секунд они тупо смотрели друг на друга, наполняя воздух вокруг похотью, близостью и теплом.

         У Ли Юньдуна появилось внезапное желание обнять Су Чань. У себя в голове он уже крепко обнял её, поцеловал, восхитился и полюбил. Однако в действительность у него не хватило смелости ни на что из этого, так как он боялся напугать её. Для него она была сродни прекрасному мыльному пузырю, который лопнет в том же момент, как только он прикоснётся к нему

         Су Чань стойко выдержала взгляд Ли Юньдуна. Она медленно приближалась к нему. С каждым шагом её аромат всё сильнее бил ему в нос.

         «Цветущая слива, — подумал Ли Юньдун. — Она пахнет цветущей сливой».

         Внезапно у него пересохло горло. Ему адски хотелось промочить его, но только вода в этом случае навряд ли бы помогла.

         Что-то в его сердце воспылало. Жар возбуждения распространялся по всему его телу. Внезапное ощущение тесноты в штанах напоминало ему о том, чего он хотел в этот момент. Он хотел действовать, заставить своё проклятое тело двигаться, чтобы положить конец этому неловкому моменту. Ли Юньдун понятия не имел, что будет дальше. Однако он надеялся, что для этого одежда будет лишней.

         Спустя ещё пару мгновений Су Чань подошла к нему настолько близко, что он мог чувствовать её дыхание у себя на лице. И в этот момент он не мог не задаться вопросом, как человек мог выглядеть так красиво, просто дыша. Как мотылёк увлечённый пламенем, Ли Юньдун был пленён большими и светлыми глазами Су Чань. Эти глаза совершенно очаровали его и наполнили благоговением, потому что впервые в жизни девушка смотрела на него так, будто он хоть чего-то стоил.

         К чёрту признания в любви. Действия звучат громче любых слов, поэтому Ли Юньдун собирался показать ей, что он чувствует. Его рука поднялась, и он уже вот-вот должен был коснуться её, как вдруг губы Су Чань зашевелились:

         — Могу я задать тебе вопрос?

         Ли Юньдун сглотнул и опустил руку. Его сердце бешено колотилось.

         — Ч-что такое? — произнёс он, запнувшись.

         Су Чань пару раз взмахнула ресницами:

         — Почему птица умерла из-за глупости?

         «Ох, ради всего святого…»

         Ли Юньдун развернулся и начал биться головой об стену.

         Су Чань странно посмотрела на него и спросила:

         — Что это с тобой?

         «Убейте меня... кто-нибудь…» — думал Ли Юньдун. Отойдя от стены, он развернулся и, прокашлявшись, произнёс: 

         — Ничего.

         Сегодня у него в университете не было дневных лекций, поэтому большую часть он провёл дома сидя в гостиной. Уставившись в никуда, Ли Юньдун пытался обработать события, произошедшие за последние несколько дней. Естественно, время от времени его размышления прерывала Су Чань, которая никак не могла оставить в покое тайну, стоящую за “почему птица умерла из-за глупости”.

         Уже наступила ночь, а Ли Юньдун до сих пор лежал на пушистом коврике в гостиной. Его глаза были закрыты, а руки закинуты за голову. 

         «То, что произошло сегодня, конечно, пугает, — подумал он. — Хотя, вспоминая всё это сейчас, мы вообще не были в опасности. Эти ублюдки даже не были близки к тому, чтобы догнать нас. Но как? Откуда у меня вдруг появились все эти навыки? Чёрт... Я поднялся на четыре этажа без помощи лестницы. Как?»

         «Да такое сумасшедшее дерьмо мне даже в голову никогда не приходило!»

         «Или, возможно... возможно, красивая женщина поблизости помогла мне раскрыть весь мой потенциал?»

         «Да. Скорее всего, так и есть, верно? Я встретил девушку, столкнулся с толпой плохих парней, а затем вошёл в режим Супер Саяна, чтобы спасти её... Получается, я могу использовать весь потенциал своего тела, лишь когда нахожусь в опасности...»

         «Нет, одного этого недостаточно. Я должен научиться драться, иначе мне снова придётся убегать, как сегодня. К тому же я практически уверен, что эти придурки не оставят меня в покое».

         В глубине души Ли Юньдун знал, что в будущем он ещё не один раз может столкнуться с большой опасностью. Еще до того, как в его жизни появилась Су Чань, он периодически попадал в неприятности. А теперь, когда рядом с ним есть она, даже страшно представить, что будет дальше. Способность создавать проблемы этого невинного птенца могла погубить целую нацию, не говоря уже о жизни скромного студента! Чёрт возьми! Да он будет ходячим мертвецом, если не запишется на какие-нибудь курсы самообороны!

         «Хмм, тхэквондо звучит как неплохой выбор, да?» — подумал Ли Юньдун. Из многих клубов и обществ Университета Тяньнань Клуб Тхэквондо был единственным клубом, связанным с боевыми искусствами. Более того, Клуб Тхэквондо, возглавляемый накаченным красавчиком Чжао Юйцзянем, также был клубом, в котором состояло самое большое число красивых девушек. Большинство парней, которые числились в додзё, обычно выходили оттуда с ошеломлённым видом не потому, что во время тренировки они получили удар ногой с разворота, а потому что были очарованы видом красивых женщин, выполняющих удары с высоким занесением ног вверх. Ну, в любом случае Ли Юньдун не мог их осуждать за это, так он сам был одним из них. Хотя нет. Наверное, уже нет, так как у него теперь была Су Чань. Кстати, говоря о Су Чань...

         «Су Чань ведь поддержит моё решение вступить в Клуб Тхэквондо? Да, почти не сомневаюсь в этом. В конце концов, там куча всякой эффектной показовщины. Типа различные классные демонстрации, соревнования и много всего прочего... Готов поспорить, любая девушка обожает подобное... — Ли Юньдун перевернулся на бок. — Ладно…  время немного поспать...»

         Его щёку что-то защекотало.

         Он открыл глаза:

         — Что за?

         Над его головой висело лицо Су Чань, к своей груди она прижимала подушку. Сквозь завесу её тёмных и шелковистых волос, которые щекотали его лицо, Ли Юньдун не мог не заметить остроту и яркость её глаз, сверкающих в темноте, как рубины.

         Он выдохнул:

         — Что ты тут делаешь? Боже, ты что, вообще не издаешь звуков, когда двигаешься?

         Она моргнула несколько раз и улыбнулась.

         — Юньдун, — произнесла она полухрипым голосом. — Я всё равно никак не могу понять. Почему птица умерла из-за глупости?

         Ли Юньдун застонал и, взяв подушку в руки, прижал её к своему лицу: 

         — Да пощади ты меня уже!

    …...

         На следующее утро внешне Ли Юньдун напоминал панду. Тёмные мешки под глазами показывали, как сильно Су Чань старалась превратить тупую дразнилку в эпическую головоломку. И что хуже всего, маленькую шалунью не устраивало ни одно из его объяснений.

         Простонав в очередной раз, Ли Юньдун вытащил подушку из-под головы и обнял её, положив на грудь. 

         — Аргх... Какой же отстой… — промямлил Ли Юньдун, катаясь по ковру. — Боже, как же мне дерьмово... Я так хочу спать...

         Су Чань, с другой стороны, уже давно проснулась, оделась и сейчас сидела со скрещенными ногами в медитативной позе. После того, как она завершила выполнение двух Небесных Циклов, Су Чань вышла из спальни в приподнятом настроении.

         Войдя в гостиную, она сразу остановилась, увидев Ли Юньдуна, катающегося по ковру. Затем Су Чань подошла к нему и присела рядышком.

         — Что это с тобой? Разве тебе не нужно сегодня идти в Сюэтан? спросила она.

         Ли Юньдун перестал кататься из стороны в сторону и выпустил измученный стон:

         — Это называется пары, лекции, занятия. Как угодно, чёрт возьми! Но не Сюэтан. Ради всего святого, на дворе двадцать первый век! Никто больше не говорит Сюэтан!

         — О, — пробормотала Су Чань, заметив чёрные круги на его глазах. 

         — Ты не выспался? — поинтересовалась она.

         Ли Юньдун сел на ковёр и выпрямил спину. 

         — Пффф! Если бы! Да ты только взгляни на меня! — он похвастался своими бицепсом. — Я в отличной форме! Чувствую себя лучше и сильнее, чем дракон и тигр вместе взятые!

         Прикрыв рот рукой, Су Чань усмехнулась:

         — У тебя воняет изо рта!

         Выражение лица Ли Юньдуна мгновенно стало поникшим. 

         «С раннего утра смущаю себя перед дамой... Вау, это новый уровень позора даже для меня», — подумал Ли Юньдун, направившись в ванную.

         Они покинули квартиру лишь после того, как Ли Юньдун привёл себя в презентабельный вид.

         Как только он прошёл через главные ворота кампуса, со всех сторон начал доноситься шёпот. Студенты указывали на него пальцами и странно смотрели.

         Ли Юньдун вдруг остановился, вынудив остановиться и Су Чань. Она обернулась и вопрошающе взглянула на него. 

         — У меня что-то на лице? — спросил Ли Юньдун, потрогав свою щеку.

         Около полуминуты Су Чань разглядывала его лицо:

         — У тебя слегка впалые глазницы, а кожа в центре лба тёмная.

         — Что? — сказал Ли Юньдун, перебив её.  — Тёмная кожа? Ты ведь не хочешь сказать, что я умираю?

         — Это лишь признаки того, что твои почки и сердце работают в рассинхрон друг с другом, — объяснила Су Чань. — Я бы не сказала, что ты умираешь.

         Ли Юньдун закатил глаза.

         Сегодня у него была одна утренняя лекция, поэтому, как обычно, он привёл Су Чань в лекционный зал. На протяжении всего занятия, как парни, так и девушки, не могли отвести взгляды от последнего ряда. Однако на этот раз объектом всеобщего интереса была не Су Чань, а Ли Юньдун.

         Пока студенты перешёптывались между собой, до Ли Юньдуна смутно доносились такие слова, как “король паркура”, “ходит по стенам”, “крутой” и так далее.

         Кто-то даже комментировал тёмные круги у его глаз: “переусердствовал в постели”.

         В любом случае это не имело никакого значения. Ли Юньдуну было всё равно на эти комментарии прямо сейчас. Он был слишком сильно измотан для этого. Ему едва хватало сил держать глаза открытыми.

         Вчера Ли Юньдун потратил слишком много сил. Даже с энергией Цзиньданя, пока он не накопит достаточно Первородной Янь для достижения Неразрушимого Золотого Тела, чрезмерные физические нагрузки всё равно будут изматывать его. 

         Вскоре после начала лекции Ли Юньдун рухнул на парту и погрузился в глубокий сон.

         Заметив, что Ли Юньдун заснул, Су Чань поднялась со своего места и подошла к нему со спины. Как и в прошлый раз, она выполнила технику Трёхстороннего Цветка, чтобы мобилизовать Ци Ли Юньдуна.

         При должном исполнении Трёхсторонний Цветок оказывает воздействие, аналогичное эффекту Малого Небесного Цикла, во время которого Ци в человеческом теле двигается таким образом, что утомляемость и истощение значительно снижается. Руки Су Чань парили над головой Ли Юньдуна, в то время как её пальцы ловко двигались по его черепу волнообразными движениями, массируя все жизненно важные точки.

         Однако парни, которое, сидели рядом с Ли Юньдуном, казались совсем не весёлыми. То, что они видели, в частности нежное и любвеобильное отношение Су Чань к Ли Юньдуну, бесило их до потери пульса.

         Когда Ли Юньдун проснулся, Су Чань уже подходила к концу массажа.

         Так что нет, никаких отвратительных стонов на этот раз.

         К облегчению Ли Юньдуна, Су Чань просто тихонько сидела возле него, пока занятия не закончились.

         «Похоже, то, что случилось вчера, повлияло на неё...» — подумал Ли Юньдун.

         После занятий Ли Юньдун и Су Чань не пошли домой. Вместо этого они направились к западной части кампуса, где располагался мультимедийный корпус университета.

         На втором этаже этого здания находилось додзё Клуба Тхэквондо.

         Стоило им войти внутрь, как в глаза Ли Юньдуну тут же бросился ряд бронзовых табличек с информацией о здании. На одной из них были выгравированы слова: “Общество Тхэквондо Города Тяньнань. Филиал Университета Тяньнань”.

         Когда Ли Юньдун ещё находился на первом курсе, здесь было ещё одно додзё, Клуб Каратэ. К сожалению, после того, как Чжао Юйцзянь надрал задницу их президенту, клуб распустили.

         Именно этим Чжао Юйцзянь прославился в Университете Тяньнань, заполучив огромную базу поклонников.

         Несмотря на то, что Ли Юньдун провёл уже два года в университете, он ни разу не посещал здание мультимедии. Игнорируя таблички, он прошёл прямо вплоть до коридора с комнатами по обеим сторонам. Ли Юньдун остановился и оглянулся вокруг. Отдалённые звуки игры на пианино подтверждали то, что он ранее прочитал на одной из табличек. На первом этаже мультимедийного здания находился Музыкальный Клуб Университета Тяньнань. Основной частью студентов, которые выходили из различных комнат, были женщины. Поправка: красивые, элегантные и утончённые женщины, чьи тела тоже были похожи на произведения искусства.

         Если бы прошлый он зашёл в этот коридор, то, наверное, произошло бы следующее: он бы тупо остановился на месте и начал пялиться на этих девушек, пуская слюни изо рта и получая презренные взгляды.

         Ну а что нынешний он? В его глазах ни одна из этих девушек, которых он некогда считал непревзойдёнными красавицами, даже не стояла рядом с Су Чань. Она находилась в совершенно другой лиге, из которой ей оставалось лишь протягивать руку вниз самым красивым девушкам, которых видел Ли Юньдун.

         Безусловно, прямо сейчас он вёл себя как один из этих надменных и недавно обогатившихся людей, презирающих свой прежний образ жизни после внезапного обогащения. Хоть он и не гордился этим, он точно так же не мог ничего с этим поделать.

         Пока пара шагала по коридору, все прекрасные дамы оборачивались и смотрели на них. В их глазах читалась буря эмоций: шок и удивление при виде Су Чань, сомнения и подозрения при виде Ли Юньдуна.

         Его внешность была настолько обыденной и ничем не выделяющейся, что не было бы ничего удивительного, если бы его именем было Мухаммед: самое распространённое имя во всём мире. Однако девушка, которая стояла рядом с ним, вполне возможно, была самой красивой женщиной, которую они когда-либо видели.

         Просто умопомрачительное сочетание.

  • Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии