• Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •      Когда Чжоу Цинь вошла в общежитие, Ли Юньдун повернул голову и вновь посмотрел на Су Чань. Хотите верьте, хотите нет, но Су Чань до сих пор пялилась на главный вход женского общежития, словно Чжоу Цинь всё ещё стояла там.

         — Эй, она уже ушла. Ты чего застыла?

         Су Чань счастливо вздохнула и забормотала: 

         — Хм, так, посмотрим. Идеально стройная фигура, есть. Толстые брови и утончённый нос, есть. Высокий лоб, есть. Вау, черты её лица просто безупречны. Её губной желобок тоже идеальной глубины и ширины. Хм... так, что дальше? Узкая талия и широкие бёдра, есть. Боже мой, она же наглядный пример динглу!

         (Примечание Переводчика: Динглу (dinglu) - так называют женщину, которая заботится о своей Ци Инь, чтобы впоследствии её поглотил мужчина во время полового акта).

         «Так, а вот это выглядит уже крипово», — подумал Ли Юньдун. 

         — Что с тобой? — спросил он, прикоснувшись ко лбу Су Чань. — О чём ты бормочёшь? К чему это ты упомянула динглу и как к этому относится её идеальная внешность?

         Су Чань оторвала взгляд от общежития и произнесла: 

         — О, я просто похвалила её.

         Недоверие, заполонившее лицо Ли Юньдуна было таким же реальным, как солнце на небе: 

         — Просто похвалила её? Ты за кого меня держишь? За идиота? Я знаю, что значит “динглу”. Я тоже смотрел “Смертельное оружие любви и страсти”.

         — О, так получается, ты уже знаешь? — сказала Су Чань, захлопав ресницами. — Это же великолепно. 

         Она схватила Ли Юньдуна за руку и потащила его в сторону от толпы.

         Как только они отошли от толпы на несколько метров, Су Чань внезапно остановилась и осмотрелась. Ли Юньдун заметил хитрый блеск в её глазах, когда она наклонилась и прошептала ему на ухо: 

         — Юньдун, ты обязан приударить за ней. Такую первоклассную динглу нельзя упустить!

         Поскольку Су Чань понимала, что Ли Юньдун не был заинтересован в искусстве совершенствования, она больше не хотела настаивать на этом, чтобы случайно не раскрыть свои истинные намерения. Вот почему ей нужно было найти другой способ повысить уровень Первородной Янь внутри его тела, пока свойства Цзиньданя всё ещё не иссякли.

         Ранее, когда Су Чань перечисляла различные черты Чжоу Цинь, она пришла к выводу, что в её теле содержалась редкая и чистая форма Ци Инь, известная как Чистая Инь (Чуань Инь). С другой стороны, Ци Цзиньданя в теле Ли Юньдуна являлась Чистой Янь (Чуань Янь), редкой и чистой формой Ци Янь. Если у неё получится заставить Ли Юньдуна переспать с Чжоу Цинь, это принесёт ему огромную пользу, благодаря процессу, известному как Кормление Инь. 

         (Примечание Переводчика: Кормление Инь - это процесс, во время которого мужчина питается Ци Инь женщины посредством секса).

         Поглощение Чистой Инь, которой обладала Чжоу Цинь, было определённо прекрасным способом улучшить Первородную Янь Ли Юньдуна. 

         Единственным недостатком “гениального” плана Су Чань было то, что она совсем не рассматривала всю ситуацию с точки зрения не культиватора.

         Услышав предложение Су Чань, Ли Юньдун едва не потерял сознание.

         «Что?! Прударить за Чжоу Цинь?! Какого чёрта она несёт? Зачем ей подталкивать меня ухаживать за кем-то?» — подумал Ли Юньдун, уставившись на Су Чань.

         «Может быть, она таким образом проверяет меня? Или она в самом деле такая простодушная?»

         «Или, возможно, ей вообще наплевать на меня... Иначе зачем ещё ей нужно сводить меня с другим девушками?»

         Прошло уже достаточно времени, но ни один из них так и не проронил ни слова, пока Ли Юньдун вдруг не развернулся и не ушёл. Его лицо в этот момент выглядело так, будто он съел сотню лимонов.

         Су Чань, озадаченная внезапным изменением поведения Ли Юньдуна, послушно последовала за ним. 

         — Я опять сказала что-то не то? — бормотала она себе под нос. — Но вроде бы я верно подметила всё. В теле этой девушки содержится Чистая Инь. Она одна на миллион. Какой-нибудь практик Кармамудры даже убил бы любого за такую динглу, как она... 

         (Примечание Переводчика: Кармамудра - техника сексуального совершенствования Буддизма Ваджраяна, выполняемая путём контакта с физическим или визуализированным партнёром).

         «Стоп, может быть, она просто не его типаж? — подумала Су Чань. — Нет, невозможно. Не может такого быть. Она ведь такая красивая! А мастер говорил, что все мужчины - похотливые существа...»

         Пока Су Чань сводила себя с ума различными дурацкими мыслями, Ли Юньдун тоже был на грани безумия. Их путешествие по кампусу проходило в абсолютно угнетающей тишине. Каждый из них пытался понять, что же происходило в голове у другого.

         Проходя через главные ворота, Ли Юньдун внезапно хлопнул себя по бедру.

         — Чёрт! Из-за этих уродов ведь пропали все наши продукты! — воскликнул он. — Что мы будем есть сегодня?

         Когда Су Чань услышала голос Ли Юньдуна, с её плеч будто свалился огромный валун. 

         «Хотя бы он разговаривает со мной», — облегчённо выдохнула Су Чань. 

         — А почему бы нам не купить всё заново? — поинтересовалась она.

         Цинично рассмеявшись, Ли Юньдун ответил: 

         — Предлагаешь ещё раз посетить этот рынок? Ну уж нет. Я больше ни ногой в это гр*банное место!

         Образ мышления Су Чань весьма отличался от мышления нормального человека, поэтому другие довольно часто смотрели на неё как на тугодума. Хотя это было не так уж далеко от истины. На самом деле где-то глубоко внутри Су Чань уже догадывалась, что, скорее всего, именно она была причиной плохого настроения Ли Юньдуна.

         Почувствовав, что кто-то потянул его за край футболки, Ли Юньдун остановился. Он обернулся и увидел виноватый взгляд Су Чань. 

         — Прости, — сказала Су Чань с опущенными глазами. — Тебе пришлось столкнуться с целой кучей неприятностей из-за меня. 

         Последовали моменты тишины. Ли Юньдун даже не знал, что на такое ответить. Внезапно Су Чань подняла голову и посмотрела на него своими большими щенячьими глазами, которые, как уже давно понял Ли Юньдун, были самой большой его слабостью и погибелью. 

         — Ты можешь накричать на меня, если хочешь, — произнесла она.

         Ли Юньдун внутренне вздохнул: «Как на тебя можно кричать».

         Это было правдой. Как бы зол он ни был, Ли Юньдун не мог заставить себя накричать на неё. И уж тем более после такого жалобного взгляда.

         Ли Юньдун улыбнулся и сказал: 

         — Ладно. Может поужинаем сегодня не дома? Давай сходим в Макдоналдс.

         — Мак Дон Алдс? Что такое Мак Дон Алдс?

         Ли Юньдун рассмеялся:

         — Фаст-фуд. Ты когда-нибудь слышала о ресторанах быстрого питания? — так и не получив ответа от Су Чань, он продолжил. — В общем, думай об этом как о самом удобном и простом виде готовой еды, которую можно купить.

         — А эта еда вкусная?

         Ли Юньдун задумался ненадолго:

         — Ну она вполне ничего, — произнёс он. — Вот попробуешь и узнаешь.

         Не теряя времени попусту, Ли Юньдун повёл Су Чань к ближайшему Макдоналдсу, который находился всего в десяти минутах ходьбы от Университета Тяньнань.

         В это время был как раз полдень, и солнце находилось прямо в зените. На улице было настолько жарко, что от асфальта даже исходил слабый пар.

         Пока Су Чань следовала за Ли Юньдуном, она внимательно изучала окружение, утоляя своё любопытство. Контраст между этим городом и горами, откуда она родом, был просто невероятен. Казалось, что здесь было столько же небоскрёбов, сколько зелени в горах. В то время как в горах дикие звери протаптывали себе грязные тропинки и прыгали по деревьям, в городе по готовым дорогам передвигались металлические контейнеры на колёсах. Практически всё было противоположно тому миру, в котором она выросла.

         Однако вместо того, чтобы чувствовать себя подавленной из-за незнакомого окружения, Су Чань чувствовала себя взволнованной и возбужденной. Всё это выглядело для неё таким новым и освежающим. Новизна подобного опыта проявлялась в яркой улыбке на её лице, пока она шагала за Ли Юньдуном, не переставая атаковать его бесконечными вопросами.

         Взволнованность Су Чань положительно повлияла и на Ли Юньдуна. Её улыбка была как музыка для его души. Она охлаждала и освежала его в столь жаркий солнечный день. И совсем скоро он полностью позабыл обо всех недавних разочарованиях и сомнениях.

         Громко смеясь и весело болтая, пара шагала по улицам так, как будто их никогда и не преследовали бандиты с ножами.

         В конце концов, в их поле зрения появился Макдоналдс, и они ускорили шаг. Возле стеклянной двери ресторана стояла длинная скамейка. На скамейке сидел клоун-талисман фирмы “McDonald’s”, а рядом с ним лежала какая-то коробка. Проигнорировав рыжеволосого клоуна, Ли Юньдун потянулся к дверной ручке. Стоило ему слегка приоткрыть дверь, как одновременно произошли три вещи: клоун вскочил со скамьи, крышка коробки открылась, и из коробки выскочила голова мыши. Су Чань подпрыгнула.

         *Бдыщ!*

         Голова клоуна откинулась назад, и он плюхнулся на задницу. Коробка упала на землю. А пружинистая голова мыши то и дело покачивалась в коробке.

         Ли Юньдун не мог поверить своим глазам. Су Чань только что сделала безжалостный правый хук по носу бедного клоуна. Ли Юньдун отпустил ручку двери и поспешил помочь упавшему талисману. 

         — Эй, вы в порядке? — спросил он, присев.

         Если бы Ли Юньдун не попытался помочь клоуну подняться на ноги, он бы ни за что не угадал, каким на самом деле стройным и миниатюрным был владелец костюма. Как только пальцы Ли Юньдуна коснулись костюма, его ткань тут же впала внутрь, как проколотый воздушный шарик, показывая, насколько маленькой была рука под костюмом. Через мгновение раздался стон:

         — Ауч...

         «Эм? Девушка?»

         Ли Юньдуну стало ещё паршивее в тот момент, когда он узнал, что за костюмом клоуна скрывалась девушка. Грозно посмотрев на Су Чань, он произнёс:

         — Почему ты всё ещё стоишь? Извинись.

         Надувшись и выкатив губу, Су Чань проворчала:

         — Но это она напугала меня!

         Девушка в костюме сняла клоунский нос и начала массировать свой настоящий нос, который теперь был красным и воспалённым. 

         — Всё в порядке, я всё равно привыкла к этому, — тихо произнесла она. — Ещё несколько раз и, похоже, красный клоунский нос мне уже будет ни к чему...

         Удивлённый способностью девушки шутить в подобной ситуации, Ли Юньдун хихикнул. 

         — Вы слишком добры, — сказал Ли Юньдун. — Готов поспорить, чтобы разозлить вас, нужно хорошенько постараться. Кстати, почему Макдоналдс наняли девушку на эту должность? Сейчас же такая жара на улице, и в этом костюме должно быть как в печи. 

         На белых щеках и лбу девушки появились лёгкие складки, когда она улыбнулась. 

         — Когда нужны деньги, долго выбирать работу не приходится! — произнесла девушка. — Ничего страшного. Я в норме. Не задерживайтесь и скорее заходите внутрь. Просто закажите побольше еды, если вы и правда хотите помочь мне.

         Ли Юньдун улыбнулся в ответ. 

         — Не сомневайтесь, — сказал Ли Юньдун задумавшись. — Может быть, вам тоже взять чего-нибудь? В конце концов, мы действительно провинились.

         Девушка отмахнулась:

         — Нет, всё хорошо. Спасибо.

         «Ну, кажется, она в самом деле в порядке, — Ли Юньдун поднялся на ноги и подошёл к Су Чань. Встав напротив неё, он в течение некоторого времени смотрел на её лицо, а затем тяжело вздохнул. — Ну и что же мне с тобой делать?»

         Су Чань стояла с опущенной вниз головой, изредка поглядывая на Ли Юньдуна. Прямо сейчас она походила на ребёнка, которого поймали во время какой-то шалости.

         Су Чань казалось, что с ней обошлись несправедливо.

         «Но это ведь даже не моя вина!» — подумала она, раздражённая тем фактом, что все вели себя так, словно она была виновна в этом происшествии. Хотя она определённо не была! Да как такое вообще возможно! Она провела всего лишь несколько дней в мире смертных, но уже совершила намного больше ошибок чем за несколько десятилетий в горах! Это же попросту смешно.

         Су Чань почувствовала, что кто-то погладил её по голове. Она подняла голову и увидела вздыхающего Ли Юньдуна. 

         — Проехали, — сказал он. — Давай лучше наконец-то перекусим.

         Изнутри ресторан был забит людьми. Ли Юньдун прошел мимо длинной очереди возле стойки прямиком к столикам. Су Чань шагала за ним, как щенок. Само собой разумеется, она не прекращала ни на секунду вертеть головой из стороны в сторону с того момента, как зашла внутрь. Мужчины, очарованные её невинным видом, не могли оторвать от неё глаз. Они никогда в своей жизни не видели девушки, которая в традиционном платье выглядела сексуальней, чем какая-нибудь полуголая модель в бикини.

         Не обращая внимания на завистливые взгляды мужчин, которые, кстати, было довольно трудно игнорировать, Ли Юньдун привёл Су Чань к столику возле детской игровой площадки.

         Посадив её за стол, он сказал:

         — Подожди меня здесь, окей?

         Спустя какое-то время он вернулся с подносом в руках, на котором находились два Биг Мак Комбо и два рожка мороженого. Поставив поднос на стол, он сел напротив Су Чань. 

         — Вот, попробуй, — сказал он, отдав Су Чань мороженое.

         Су Чань взяла рожок и с любопытством изучала его в течение пары минут. Когда она облизнула его, на её лице вновь засияла улыбка.

         — Такое сладкое! — произнесла она.

         Ли Юньдун усмехнулся. 

         — Ага. Макдоналдс используют импортные ингредиенты для приготовления своего мороженого, поэтому они намного вкуснее тех, что продаются в КФС.

         Су Чань практически не услышала ничего из того, что сказал Ли Юньдун. Она была слишком увлечена поглощением мороженого.

         Ли Юньдун замолчал, увидев, как Су Чань орально ублажала мороженое. По началу ему казалось милым то, как её маленький язык двигался по всей поверхности мороженого. Однако так было ровно до тех пор, пока не пробудилась нижняя часть его тела.

         Белоснежное мороженое сильно контрастировало с красными губами и языком Су Чань. И при виде того, как её язычок нежно обвивал мороженное, а её рот периодически посасывал его, Ли Юньдун едва не испачкал свои штаны.

         На его лице появилась похотливая улыбка. 

         «Эх, вот бы и меня так же... — тихо промямлил Ли Юньдун. — Чёрт, я бы, наверное, мгновенно умер от наслаждения, случись бы со мной такое».

         — Фто? Профти, я профуфала, — сказала Су Чань с полным ртом мороженого.

         Ли Юньдун промолчал в ответ. Лишь когда Су Чань с хрустом откусила половину вафельного рожка, он прокашлялся и сделал серьёзное выражение лица.

         — Ничего! Давай есть! — Ли Юньдун поправил свои неожиданно крайне узкие штаны и положил ногу на ногу.

         «Эта девушка определённо станет моей погибелью», — подумал Ли Юньдун, представив сколько ещё раз в будущем ему придётся бороться со своим сексуальным возбуждением. Чёрт, ему казалось, что его шары уже болели.

         Су Чань окинула его странным взглядом и пробормотала:

         — Какой странный парень.

         Ли Юньдун внутренне закатил глаза: «Это я тут странный?! Кто бы говорил!»

         Когда Су Чань наконец прикончила рожок, нижняя часть её лица, включая щёки, была испачкана в мороженном.

         — Вот, вытри, — произнёс Ли Юньдун, протянув ей салфетку.

         Лицо Су Чань сморщилось от удивления.

         — Зачем? — спросила она.

         Несколько секунд они молча пялились друг на друга.

         «Какого чёрта!» — подумал Ли Юньдун. Он встал и наклонился, чтобы вытереть лицо Су Чань салфеткой.

         Хихикнув, она позволила ему сделать это.

         — Ты выглядишь так глупо сейчас, — произнесла она.

         Ли Юньдун усмехнулся и сел обратно. 

         — Я выгляжу глупо? — сказал он, бросив смятую салфетку на поднос. — Спорим, что ты глупее? Как маленький глупый котёнок.

         Су Чань фыркнула в ответ.

         — Неправда! Я не глупая. И просто, чтобы ты знал, я - Лиса... — вдруг она замолчала и резко подняла голову, чтобы посмотреть на Ли Юньдуна. Затем она прокашлялась и продолжила. — Имею в виду, что я - самая умная среди моего народа. Даже мой мастер похвалил меня!

         Су Чань резко отвернулась, её ладони покрылись холодным потом: «Проклятие! Не могу поверить, что чуть не раскрыла свой секрет! Дура!»

         Ли Юньдун рассмеялся и произнёс:

         — Ты? Умная? Ладно, тогда вот задачка для тебя. Представь, на дереве сидят семь птиц. Если застрелить одну из них, сколько птиц останется на дереве?

         Су Чань странно посмотрела на Ли Юньдуна:

         — Хах, это же детская задачка? Ты хочешь проверить или разозлить меня? Естественно, на дереве останется шесть птиц!

         Ли Юньдун взорвался смехом:

         — Нет, глупышка. На дереве не останется ни одной птицы! Застреленная птица свалится с дерева, а остальные испугаются и улетят!

         Су Чань молча уставилась на Ли Юньдуна. Её глаза были настолько широкими и круглыми в этот момент, что их можно было сравнить с блюдцем.

         Мгновение спустя она прикусила свою губу:

         — Так нечестно! Ещё раз.

         «Я клянусь, ты единственная, кого можно удивить такой глупой шуткой. Обычно люди просто закатывают глаза, когда слышат подобное», — подумал Ли Юньдун. 

         Он заговорил снова:

         — Хорошо. На дереве семь птиц. Одну застрелили. Сколько птиц осталось?

         Су Чань разозлилась: 

         — Но это ведь та же самая задача! Естественно, ни одной!

         Ли Юньдун едва сдерживал смех:

         — Нет, неверно! Осталась только одна птица! Та, что валяется под деревом!

         Хлопнув по столу, Су Чань вскочила на ноги:

         — Ты просто смеёшься надо мной! В первый раз ты сам сказал, что птиц не осталось!

         — Но, но, но, — сказал Ли Юньдун, помахав указательным пальцем. — На этот раз я спросил, сколько птиц осталось, а не сколько птиц осталось на дереве. Получается тебе нужно было учесть мёртвую птицу под деревом!

         Су Чань с глупым выражением на лице уставилась на него:

         — Разве это так работает?

         Заметив, что он завёл её в тупик, Ли Юньдун произнёс: 

         — Хорошо. Вот ещё. Под деревом лежит мёртвая птица, верно? Знаешь, как умерла эта птица?

         Су Чань казалось, что она вот-вот взорвётся от гнева. «Разве ты сам только что не сказал мне, что её застрелили?»

         Су Чань открыла рот и уже собиралась закричать, но вдруг что-то заставило её задуматься.

         «Должно быть, это какой-то очередной трюк...» — подумала она, и её гнев мгновенно рассеялся.

         — К-как она умерла? — она спросила.

         Ли Юньдун громко рассмеялся: 

         — Ах ты, глупая девчонка! Конечно, она умерла из-за своей глупости!

         У Су Чань в голове случился программный сбой, который продлился весьма длительное время. Её красивое лицо было охвачено замешательством:

         — Но ведь её застрелили! Как она могла умереть от глупости?

         В этот момент даже люди, которые сидели за другими столиками неподалёку, тоже рассмеялись.

         — Потому что, если ты глупый, у тебя больше шансов умереть, глупая птичка! — произнёс Ли Юньдун, ущипнув её за нос. 

         (Примечание Переводчика: Когда хотят над кем-либо подшутить или кого-либо наругать, то в Китае этого человека обычно называют “птицей”).

         — Ай, — Су Чань оттолкнула руку Ли Юньдуна и сердито повернула голову в другую сторону. — Всё! Я игнорирую тебя с этого момента. Ты, глупая птица!

         Всё помещение заполнилось смехом. С каждым смешком румянец на щеках Су Чань становился ярче.

         Входная стеклянная дверь распахнулась и внутрь вошла девушка-талисман. В этот раз в её руках была коробка с яблоками вместо той коробки для розыгрышей. От дверей она сразу же направилась к игровой площадке, где веселились тринадцать детей. 

         — Эй, ребятки. Смотрите, что у меня в коробке? Восемь яблок! Но вас тринадцать! Хмм... Как же нам их разделить между всеми...

         Подобные развлечения для детей были далеко не редкостью в ресторанах Макдоналдс и КФС. Целью данной забавы было преподать детям нравственный урок об уважении к старшим и любви к младшим. На самом деле не имело значения, отдадут ли старшие дети свои яблоки младшим из любви к ним, или же младшие в знак уважения отдадут свои яблоки старшим. В итоге каждый из них всё равно бы получил своё яблоко

         Увы, Ли Юньдун слишком сильно раздраконил Су Чань. Она была не согласна с его утверждением о том, что она - глупая птица. Другими словами, ей нужно было доказать обратное.

         *Скрип*.

         Су Чань так резко вскочила со стула, что он отодвинулся на несколько шагов назад. 

         — Я знаю, как поделить яблоки! — с гордостью воскликнула она.

         Девушка-талисман странно посмотрела на Су Чань. Однако нормы социального приличия обязывали её подыграть ей:

         — Ну и что же нам нужно сделать?

         Лицо Су Чань горело ликованием:

         — Убить пятерых из них!

         Мгновенный эффект. Словно кто-то нажал кнопку отключения звука на пульте от телевизора, весь ресторан погрузился в тишину.

  • Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии