• Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •      С крыши Ли Юньдун наблюдал за тем, как бандиты топали по земле от злости. Он с облегчением выдохнул и наконец отпустил Су Чань.

         — Лучше бы ты просто дал мне избить этих парней, — прорычала Су Чань.

         — Боже, женщина. Ты пересмотрела слишком много серий “Дрянной девчонки”? — произнёс Ли Юньдун, стараясь как не расплакаться, так и не рассмеяться. — Считаешь, что такой девушке подобает размахивать кулаками и пинать людей по яйцам?

         «Хотя в чём-то она всё же права. Мы не сможем вечно убегать… рано или поздно я должен буду дать отпор, — подумал Ли Юньдун. — Хмм. Чёрт, похоже, стоит выучить пару каких-нибудь приёмов или записаться на курсы самообороны».

         Когда выброс адреналина наконец прошёл, разум Ли Юньдуна начал обрабатывать всё произошедшее ровно до этого момента. Однако чем больше он думал об этом, тем больше запутывался. Во-первых, только сейчас к нему пришло осознание того, что он пробежал несколько километров с девушкой на руках и даже не устал! Да он даже выполнил пару безумных трюков, как какой-то ниндзя, и взобрался на четырёхэтажное здание просто по двум стенам! Как, чёрт возьми, он всё это сделал?

         «Может ли это быть одним из тех случаев, когда ты оказываешься на краю жизни и у тебя происходит резкий выброс адреналина?» — подумал Ли Юньдун, вспомнив историю о хрупкой женщине, которая смогла приподнять автомобиль в ситуации, от которой зависела её жизнь.

         «Получается, я пережил то же самое?»

         В конце концов, Ли Юньдун пришёл именно к такому выводу. Других правдоподобных объяснений тому, что произошло, он попросту не нашёл.

         Так как Су Чань знала о воздействии Цзиньданя на тело Ли Юньдуна, ни один из его “подвигов” не стал для неё неожиданностью. На самом деле она всё ещё ворчала про себя и сердилась на Ли Юньдуна за то, что он помешал ей избить этих бандитов.

         Пока Ли Юньдун копался в своих мыслях, Су Чань стояла рядом с ним с надутыми щекам. Спустя какое-то время она внезапно воскликнула: 

         — О, нет! Деньги!

         Её голос пробудил Ли Юньдуна. Он посмотрел на Су Чань и заметил её робкий взгляд.

         — Я... эмм... потеряла все деньги, что ты мне дал, — произнесла Су Чань, показав ему свои пустые ладони.

         Ли Юньдун показалось, что только что его сердце пронзили колом: «Одна грёбанная тысяча юаней… пропала...»

         Однако он симулировал небрежность и спросил: 

         — Как ты умудрилась их потерять?

         — Я не помню, — сказала Су Чань, с осторожностью поглядывая на него. На мгновение в воздухе повисла тишина. Внезапно Су Чань схватила Ли Юньдуна за край рубашки и несколько раз дёрнула за неё. — Ты не злишься?

         Ли Юньдун получал “расходы на проживание” от своих родителей с довольно юного возраста. А учитывая тот факт, что он никогда особо ни на что не тратился, у него накопилась приличная сумма за все эти годы.

         Несмотря на то, что тысяча юаней для него не была невосполнимой потерей, он всё равно не мог просто пожать плечами. С другой стороны, он не приложил никаких усилий, чтобы заработать эти деньги, так как сам получил всё это даром.

         Однако Ли Юньдун не мог разозлиться, даже если бы захотел. Кающееся выражение лица Су Чань и её щенячьи глаза полностью обезоружили его. Вздохнув, он улыбнулся Су Чань. Вытянув руку, он погладил Су Чань по голове, словно всё было в порядке: 

         — Думаю, ты выронила их, пока нас преследовали, верно? — он сказал. — Ну, в любом случае просто забудь об этом. Самое главное, что никто из нас не пострадал.

         — О, — произнесла Су Чань. Ценность денег была ей до сих пор неясна, поэтому она не видела причин расстраиваться, раз уж сам Ли Юньдун так просто закрыл на это глаза.

         В это же время внизу, возле мужского общежития, было довольно шумно. Многие студенты собрались там, чтобы сфотографировать Ли Юньдуна и Су Чань на крыше. 

         — Эй! Эй! Давай, парень! Прыгай! А теперь спрыгни вниз! — очевидно, какая-то часть из них до сих пор хотела увидеть шоу.

         «Долбаные придурки! Я убегал со всех ног, а они просто веселились!»

         Среди собравшихся было несколько людей, которые его знали. Судя по всему, один из них решил, что это отличная возможность прославиться. Один из парней схватил за руку девушку, которая стояла рядом с ним, когда его лицо практически пылало от гордости, и сказал: 

         — Эй, а ведь это мой бывший сосед по комнате.

         Посмотрев на него с отвращением, девушка фыркнул:

         — Ага, как же. А я - его девушка

         Другой парень, который услышал их разговор, добавил: 

         — Ты? Хаха! Чушь собачья! Посмотри на девушку рядом с ним! Она лучше даже сотни таких, как ты!

         Естественно, его слова вызвали недовольство девушки:

         — Ты забыл принять лекарства утром? Если так и есть, то лучше чем нести бред сумасшедшего, вернись домой и прими их, мудак.

         Парень вздрогнул, услышав гневные слова девушки, его прежняя бравада испарилась.

         — Но я просто сказал правду, — пробормотал он себе под нос. — От того, что ты накричала на меня, ничего не изменится.

         — Ты что-то сказал или мне послышалось? — огрызнулась девушка.

         Голос издалека положил конец перепалки между двумя: 

         — Эй! Что здесь происходит! Что случилось! 

         Все студенты повернулись и увидели одного из сотрудников университета и охранника, бегущих к мужскому общежитию.

         Ву Хуэй вышел вперёд всей толпы и заговорил, решив подлить масла в огонь:

         — Директор Цянь, вы прибыли как раз вовремя. Опоздай вы ещё на чуть-чуть, и всё вышло бы из-под контроля.

         Г-н Цянь был директором университетского Отдела по Академическим Вопросам. Он был среднего возраста и, несомненно, обладал навыком сохранять хладнокровный вид в любой ситуации. Ну серьёзно, его лицо выглядело так, будто он вообще не был способен сострадать. На голове у него виднелась блестящая лысина, которую он прикрывал зачёсанным в сторону оставшимся пучком волос. Это было похоже на наклонившуюся вправо от порыва ветра траву. Не нужно было быть Эйнштейном, чтобы понять, с какой стороны он лысел.

         —  Ах, Сяо Ву… — выражение лица директора Цяня смягчилось, когда он увидел Ву Хуэя. — Что здесь произошло? — спросил директор Цянь, проведя пальцами по своему “зачёсу”, словно сейчас он позировал для журнала Playboy.

         — Всё было так, сэр. Только что Ли Юньдун и несколько бандитов устроили драку на территории университета, — произнёс Ву Хуэй. — У них даже были ножи, что... — Ву Хуэй оглянулся вокруг, — я уверен, смогут подтвердить все собравшиеся здесь студенты. 

         Ву Хуэй до сих пор злился на Ли Юньдуна после того унижения. Ву Хуэй знал, что директор Цянь был хорошим другом его отца, поэтому он решил использовать сегодняшние события, чтобы свести счёты с Ли Юньдуном.

         Все понимали серьёзность заявления Ву Хуэя и его очевидное намерение подставить Ли Юньдуна. Более того, это заявление было настоящим обвинением в уголовном преступлении.

         Если Ли Юньдуна осудят, то исключение из университета будет далеко не самой серьёзной проблемой. Его могли даже арестовать и заключить под стражу.

         Сунь Ли прибежала сюда от главных ворот и теперь находилась среди учеников, собравшихся перед мужским общежитием. Услышав обвинения Ву Хуэя, она резко подняла брови:

         — Ву Хуэй, это нонсенс! Ли Юньдун убегал от бандитов с ножами, которые последовали за ним даже в университет! Что ты имеешь в виду под дракой? Почему я не видела ничего даже отдалённо похожего на драку?

         — Да! Никакой драки не было! — воскликнул один из студентов.

         Выражение лица Ву Хуэя в одночасье изменилось. Он подошёл к Сунь Ли и грубо прошептал: 

         — Сунь Ли, шутить со мной вздумала? Разве ты не ненавидишь его? Тебе стоит взглянуть на всю ситуацию ещё раз и хорошенько подумать, прежде чем открывать рот. Поверь мне, ты не хочешь вставать не на ту сторону.

         Сунь Ли показалось, что голос Ву Хуэя стал звучать странно ближе к концу его заявления. Странно? Забудьте. Она была уверена в том, что это была угроза.

         Сунь Ли просто усмехнулась, вложив в этот жест каждую унцию того презрения, что она испытывала по отношению к Ву Хуэю. Затем она сделала от него шаг назад, словно он был болен какой-то инфекционной болезнью. 

         — Да, мне не нравится этот парень, — произнесла Сунь Ли. — Но ещё больше я ненавижу коррумпированных людей, пытающихся осуществить свою личную грязную месть под видом честного способа.

         Лицо Ву Хуэя исказилось от злости:

         — Коррумпированных? Сунь Ли! О ком это ты?

         — Ты прекрасно знаешь, о ком я, — холодно сказала Сунь Ли.

         Внезапно выражение лица Ву Хуэя стало жестоким. В его глазах читалось убийственное намерение. Однако нетерпеливый тон директора вовремя прервал их перепалку:

         — Сяо Ву, ты, наверное, только подошёл сюда, поэтому не знал всех подробностей произошедшего. Ты не виноват. Но если всё взаправду было так, как говорит Сяо Ву, Университет Тяньнань не проявит никакой жалости к правонарушителям!

         Будучи хитрым старым ублюдком, директор Цянь сумел помочь Ву Хуэю избежать возможного позора. Он даже пошёл немного дальше, сделав намёк, на чьей он стороне.

         В голове Дин Нань, кто холодно наблюдала за этим со стороны, вдруг возникла идея. Она наклонила свою голову к уху Чжоу Цинь и прошептала: 

         — Чжоу Цинь, этот ублюдок так выпендривается с тех пор, как его начала преследовать эта шлюха, так почему бы тебе не... ну… знаешь...

         Чжоу Цинь с мягкостью в глазах уставилась на Дин Нань. После минуты тишины она медленно покачала головой. 

         — Забудь об этом, — произнесла Чжоу Цинь. — Мы должны уметь прощать и забывать прошлое. Более того, он ни коим образом не задел меня и не обидел, — выдержав паузу, она странно взглянула на Дин Нань. — Ты, с другой стороны, похоже, горишь ненавистью к нему. Между вами что-то произошло в прошлом?

         «Я недолюбливаю его лишь из-за тебя!» — рассержено подумала Дин Нань.

         Вместо того, чтобы выпускать наружу свою ярость, Дин Нань застенчиво улыбнулась и сказала:

         — Ну, это у тебя тут большое сердце, верно? Думаю, мне не сравниться с тобой в этом.

         Чжоу Цинь улыбнулась Дин Нань и зашагала в сторону директора Цяня.

         Дин Нань уставилась на Чжоу Цинь, её глаза были тёмными и мрачными: «Ты злая коварная сука! Корчишь из себя настоящую добродетель и целомудрие перед другими! Избегаешь всё плохое, оставляя меня разгребать дерьмо за тобой.Тебе вечно достаётся всё лучшее, а мне - ничего! Хмпф! Я искренне ненавижу тебя, Чжоу Цинь!»

         И не предполагая о том, каким убийственным взглядом её сверлила Дин Нань, Чжоу Цинь остановилась рядом с директором Цянем. 

         — Директор Цянь, я немного знаю о том, что здесь произошло, — тихо произнесла она.

         Директор Цянь услышал голос Чжоу Цинь и обернулся, удивившись тому факту, что она уже стояла возле него. Вмиг он превратился из подлого старика в виляющего хвостом пса, которого только что похвалил хозяин.

         — Наконец-то! Хоть кто-то с зоркими глазами! Чжоу Цинь, ты пришла как раз вовремя. Пожалуйста, расскажи нам, что на самом деле здесь произошло! — отношение директора Цяня к Чжоу Цинь было намного более дружелюбным и вежливым, чем к Ву Хуэю. Вам интересна причина подобного отношения? Ну давайте просто скажем, что у Чжоу Цинь был длиннее ствол, чем у Ву Хуэя. Если у Ву Хуэя в руках был АК-47, то она управляла чёртовым танком.

         Лёгкая улыбка Чжоу Цинь делала её похожей на некую хорошо воспитанную, талантливую и виртуозную женщину, чьё существование было чуть ли не самой изощрённостью. Однако на самом деле эта улыбка была лишь инструментом, с помощью которого она строила толстую стену отчуждённости, чтобы держать других людей на расстоянии вытянутой руки. Изящные губы Чжоу Цинь зашевелились, проливая на эту ситуацию свет:

         — Директор Цянь, всё было в точности так же, как говорит Сунь Ли. Я была свидетелем всего этого. И я думаю, что все собравшиеся здесь тоже смогут подтвердить её слова.

         — Верно? — сказала Чжоу Цинь, посмотрев по сторонам.

         — Да, всё так и было! — в унисон закричали все парни. Создавалось такое впечатление, будто все они попали в чары Чжоу Цинь с того момента, как она подошла к директору Цяню.

         — Ах, понимаю. Так вот как всё было. Хорошо, теперь мне ясна ситуация. Э-эм, а где сам Ли Юньдун?

         Ли Юньдун знал, что крышу общежития и первый этаж соединял лестничный пролёт, но он был обычно закрыт. Тем не менее, в этот раз, к его большому удивлению, дверь оказалась не заперта.

         «Наконец-то мне повезло», — подумал Ли Юндун, заходя в лестничный пролёт.

         Пока Ли Юньдун вместе с Су Чань спускались вниз по лестнице, перед дверью уже собралась целая толпа студентов. Директору Цяню пришлось пробираться сквозь учеников, чтобы подойти к двери. 

         Как только Ли Юньдун и Су Чань появились в дверном проёме, толпа затихла. Все, включая директора Цяня, были очарованы красотой Су Чань.

         Чжоу Цинь стояла возле директора Цяня, на её лице виднелся слегка хмурый взгляд.

         — Директор Цянь, это Ли Юньдун, — тихо произнесла Чжоу Цинь. — Вы можете расспросить его о том, что произошло сегодня.

         Голос Чжоу Цинь выбил директора Цяня из мира грёз. Неуверенно и смущённо он посмотрел на Су Чань, кротко стоящую рядом с Ли Юньдуном. Спустя несколько секунд он сумел оторвать от неё взгляд и посмотрел на Ли Юньдуна. Далее директор Цянь какое-то время задавал различные вопросы Ли Юньдуну, и в конце своего допроса он сказал ему представить детальный письменный отчёт в Отдел по Академическим Вопросам завтра.

         Директор Цянь в последний раз взглянул на Ли Юньдуна, а затем ушёл, покачивая головой: «Я не понимаю. Как он смог покорить такую девушку?»

         С улыбкой на лице Ли Юньдун подошёл к Сунь Ли:

         — Спасибо, староста. Ты подоспела как раз в самый нужный момент.

         — Ты слышал нас? — удивлённо сказала Сунь Ли. — Но ты же был так далеко...

         Ли Юньдун ещё сильнее растянулся в улыбке. 

         — Естественно, я всё слышал! Голос справедливости всегда громок и ясен, — ответил Ли Юньдун. — Такое было трудно не услышать!

         Губы Сунь Ли слегка изогнулись в улыбке, но она быстро опомнилась и вернулась к своему прежнему нейтральному выражению лица:

         — Я просто сказала правду. Ты несколько дней пропускал занятия. Скажи, ты хочешь, чтобы тебя лишили стипендии или что? Если тебе всё ещё она нужна, то я советую тебе наконец собраться! Если всё и дальше будет продолжаться в таком же темпе, никому даже не придётся прилагать усилий, чтобы поспособствовать твоему исключению. Ты сам проложишь себе дорогу!

         «Будто кого-то это волнует, — подумал Ли Юньдун. — В наши дни куда ни глянешь везде одни аспиранты и обладатели различных степеней. Не думаю, что диплом из этого университета в итоге хоть чем-то мне поможет. Бьюсь об заклад, несколько сотен наших выпускников бьются за единственное рабочее место какого-нибудь водителя мусоровоза!Выпускник университета? Хах».

         Если бы не этот так называемый “договор”, который он заключил со своими никчёмными, бросающими ребёнка на произвол судьбы, родителями, он бы даже не стал утруждать себя посещать университет!

         Однако Ли Юньдун не озвучил свои мысли. Он не был мазохистом. Более того, лишь недавно он чуть не превратился в мясной фарш. Всё так же вежливо улыбаясь, Ли Юньдун произнёс: 

         — Я знал, староста. Я всегда знал, что ты на самом деле переживаешь за меня. Знаешь, ты и правда спасла мою задницу сегодня. Что же, может поужинаем сегодня вместе? Я угощаю.

         Щёки Сунь Ли слегка покраснели. Она посмотрела на Чжоу Цинь, которая вместе с Дин Нань уходила в сторону от толпы.

         — Переживаю за тебя? Что за чепуха! Мне плевать на тебя. Хоть убейся, меня это никак не коснётся! Но это! — Сунь Ли указала на него. — Как ты смеешь флиртовать с другими, когда рядом с тобой такая красавица? Ты самый настоящий подлец!

         Ли Юньдун неловко посмотрел на Сунь Ли. 

         «Упс», — подумал он.

         По правде говоря, он вовсе не планировал дразнить Сунь Ли. Естественно, у этой сычуаньской цыпочки была превосходная фигура и всё такое, но глаза Ли Юньдуна видели лишь Су Чань.

         Просто со временем у него выработалась не самая лучшая привычка: флиртовать с женщинами, с которыми он как-либо взаимодействует. В частности, ему нравилось заставлять женщин краснеть от его слов.

         Да, если бы он был красавчиком, его флирт, без сомнений, способствовал бы учащению сердцебиения женщин и их смущению. Но, к сожалению, он не был таким, поэтому все его Дон Жуанские выходки девушки встречали закатыванием глаз. Ему ещё повезло, что ни одна из этих девушек не вызвала копов и не ударила его по орехам.

         К большому облегчению Ли Юньдуна, Су Чань, похоже, не услышала комментарий Сунь Ли. На самом деле ему казалось, она вообще не обращала внимания на его разговор с Сунь Ли. Прямо сейчас она с любопытным блесках в глазах смотрела куда-то в сторону. Ли Юньдун проследил за её взглядом и понял, что Су Чань пялилась на Чжоу Цинь. «Фух, похоже, они и правда ничего не слышала».

         Однако чувство облегчения очень скоро покинуло его, так как мгновением спустя он принялся ругать себя: «Что, чёрт возьми, я творю! Тьфу! Идиот! Зачем я заговорил с Сунь Ли об этом? Я ведь должен был сказать это Су Чань!»

         — Если тебе и нужно кого благодарить, так это Чжоу Цинь, — произнесла Сунь Ли, посмотрев на Чжоу Цинь. — Именно ей удалось заставить директора поверить в произошедшее. Если бы не она... думаю, ты и сам понимаешь, в какой ситуации бы оказался.

         Ли Юньдун был озадачен этим откровением:

         — Чжоу Цинь? Та самая Чжоу Цинь?

         — А ты знаешь ещё одну Чжоу Цинь?

         Ли Юньдун в течение какого-то времени смотрел на удаляющуюся фигуру Чжоу Цинь. Затем он кивнул и перевёл взгляд обратно на Сунь Ли. 

         — Будь я проклят, — с благоговением произнёс он. — Хочешь сказать, что ледяная королева в самом деле сделала что-то справедливое?

         Сунь Ли фыркнула в ответ:

         — А вот ты поступаешь совсем не справедливо. Она защищала тебя, а ты плохо отзываешься о ней за её спиной. Иди и как следует поблагодари её! Сейчас же!

         Ли Юньдун улыбнулся. 

         — Есть, мэм! — он отдал честь. — Староста, знаешь, чем ты могла бы заняться по окончании обучения? Стать репетитором! Всё другое будет пустой тратой твоего таланта!

         — Почему ты всё ешё здесь? Иди и поблагодари Чжоу Цинь! — огрызнулась Сунь Ли. — Несмотря на то, что она отвергла твоё признание, она всё равно помогает тебе. Кто знает, может быть, у тебя есть второй шанс.

         Ли Юньдун громко рассмеялся.

         «С другой стороны, я никогда не признавался тебе. Так почему же ты помогла мне?» — чуть не произнёс Ли Юньдун. Ещё бы чуть-чуть и… но в последнюю минуту, когда он осознал, как это бы прозвучало, ему удалось удержать язык за зубами.

         Сунь Ли закатила глаза, будто она прочитала мысли Ли Юньдуна.

         — Ли Юньдун! — серьёзно сказала Сунь Ли. — Позволь мне дать тебе пару советов. В следующий раз лучше не веди себя так легкомысленно перед своей девушкой.

         Сунь Ли, взмахнув своими тёмными шелковистыми волосами, ушла.

         Ли Юньдун в оцепенении стоял там и наблюдал за тем, как качались бёдра Сунь Ли, пока её стройная фигура приближалась к одному из зданий университета. 

         «Я? Легкомысленный?» — подумал он. — «Бред какой-то, разве нет?»

         Он перевёл взгляд на Су Чань, обнаружив, что та всё ещё смотрела на Чжоу Цинь. Это что в её глазах, страсть?

         Ли Юньдун озадаченно задумался: «Что это с ней? Почему она так смотрит на Чжоу Цинь? И что это за голодный взгляд? — внезапно его голову посетила ужасная мысль. — Чёрт, она же не лесбиянка, да?»

         Ли Юньдун тоже уставился на Чжоу Цинь, его глаза наполнились сомнением. Когда Чжоу Цинь подошла ко входу общежития, она внезапно обернулась, и их глаза пересеклись.

         Ли Юньдун кивнул Чжоу Цинь в знак благодарности, но в ответ получил лишь безразличный взгляд. Очевидно, ледяная королева была снова в деле. Однако в этот раз в её глазах не было такого презрения, когда она смотрела на Ли Юньдуна. Там даже был заметен след любопытства.

         Однако Ли Юньдун даже и не предполагал, что, пока он смотрел на Чжоу Цинь, его изучала другая пара глаз. Спустя какое-то время Ву Хуэй злобно хмыкнул.

  • Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии