• Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •      «Прости, ты милый парень. Но мы не подходим друг другу».

         Эти слова были вечным проклятием Ли Юньдуна. И даже сейчас, будучи пьяным как скунс, он всё ещё не мог забыть про это. Слова попросту продолжали крутиться у него в голове, как какая-то сломанная запись. 

         — Агх. Бл*ть! — закричал Ли Юньдун, отбросив все прочие мысли. — Она отвергла меня, — невнятно пробормотал он, — и причём самым банальным и холодным способом! Очередное клише про милого парня. Да дайте мне уже, бл*ть, передохнуть от этого!

         Ли Юньдун отдавался воспоминаниям о своей неудачной любви утром прямо перед зданием университета. Он и подумать не мог, что всего лишь несколько мыслей об этом так сильно ударят по нему. Внезапно он почувствовал, как у него всё сжалось в районе груди.

         «Неужели я и впрямь настолько жалок?  подумал он.  Двадцать один год. Двадцать один год я слышу одну и ту же речь про милого парня. И это только первый год в университете, а жизнь уже обкладывает меня дерьмом».

         Громкий динь выбил Ли Юньдуна из колеи мыслей. Открылись двери лифта. Не переставая спотыкаться, он всё-таки добрался до нужной двери. Достав ключи, он предпринял свои первые попытки открыть замок. Спустя несколько неудачных попыток его накрыло волной раздражения. И как только эта волна, распространяющаяся по его телу, достигла мозга, что-то внутри него лопнуло. Хотя больше это было похоже на взрыв настоящей бомбы.

         — К чёрту всё это! К черту этих девушек и это их отношение! —произнёс он. — Думаете, вы такие великие и бесподобные? Однажды я найду себе девушку, которая будет лучше и прекрасней вас всех вместе взятых!

         Ли Юньдун был совсем маленьким, когда его родители развелись. После развода его отец нашел покой в объятиях высокой и грудастой блондинки и сейчас находился Бог знает где. Его мать так же не страдала от одиночества. Она встретила какого-то австралийца и эмигрировала к нему на родину, чтобы вести там свою столь желанную и развратную жизнь. Ли Юньдун остался совершенно один в этой стране. Его единственным спасением было жалкое социальное пособие, которым его обеспечивало государство.

         И это было настоящее чудо, что с таким отношением к жизни он сумел накопить достаточно средств, чтобы попасть в университет. Несмотря на то, что все называли Тяньнань третьесортным университетом, это было лучшим образовательным учреждением, куда он мог попасть.

         Более того, даже у третьесортных университетов были свои плюсы. Факультет Искусства Университета Тяньнань был довольно известен. Хотите - верьте, хотите - нет, но многие звёзды и знаменитости пришли именно оттуда. Вы когда-нибудь видели прекрасное пышное белое облако на небе в солнечный день? Так вот, красивые девушки Университета Тяньнань были каплями из этого облака. Их там было очень много. А когда все девушки университета собирались в одном месте, становилось невозможно не вздыхать от восхищения. Ли Юньдун (всё ещё девственник) уже потерял счёт того, сколько раз он таращился на этих дамочек до появления боли в глазах. Но увы, и тут не обошлось без закона о притяжении противоположностей. Места, где красивых девушек столько же, сколько и облаков на небе, обычно переполнены привлекательными парнями. Если все красавицы были облаком, то парни - дождём. Дождь неизбежен там, где собирается много облаков. Всё просто, это - наука.

         Опять же, когда начинается дождь, часть из него испаряется и возвращается на небо, а другая часть - впитывается в землю. По-простому, некоторые скопления капель дождя (привлекательные парни) со временем испаряются и возвращаются к облакам (девушкам), чтобы продолжать веселиться, в то время как другие смертные (такие, как Ли Юньдун) просто остаются валяться в слякоти. По правде говоря, Ли Юньдуна нельзя было назвать уродом, но и красавчиком он не был. Поэтому солнечных деньков у Ли Юньдуна не было. Ни солнечного света, ни радуги тем, кому достался короткий конец палки в тот момент, когда Бог сортировал человеческий генетический бассейн.

         В нынешние дни, если ты парень и хочешь произвести впечатление, ты должен либо выглядеть привлекательно, либо быть богатым, как чёрт. А если ты простой среднестатистический парень… ну, тогда мне жаль, братишка. Тебе попалась нечестная игра. На всех сторонах игрального кубика под названием “милый парень” написано твоё имя.

         Единственное, чего у Ли Юньдуна было в изобилии, - это гордость. Сразу к делу. Все девушки, с которыми он пытался сблизиться, были истинными королевами красоты. Мягко говоря, они были не из его лиги. Итак, лишь за этот год он умудрился услышать речь о милом парне двадцать один раз подряд. Этот вечно бесплодный круг “признайся, получи отказ, повтори” превратил Ли Юньдуна в посмешище университета.

         Различные воспоминания заполоняли разум Ли Юньдуна, пока он продолжал возиться с замком. Он вспомнил надменные взгляды людей, которые наблюдали за его утренним неудачным признанием. Он ненавидел каждую секунду этих воспоминаний. А больше всего он ненавидел то, что эти ублюдки даже ничего не говорили в тот момент. Всё было понятно по их глазам: «Чувак, да ты посмотри на себя в зеркало. Вот что случается, когда пытаешься дотянуться до кого-то столь от тебя далёкого. Хах. Неудачник».

         Ли Юньдун стиснул субы и зарычал: «Да почему этот гр*банный ключ не работает?»

         — Сукин ты сын! — закричал он, резко бросив на пол ключ и взмахнув обеими руками.

         Прищурившись, Ли Юньдун наклонился вниз, чтобы поднять ключ. Однако все его мысли о ключе и дурацком замке мгновенно испарились, как только он увидел нечто перед дверью в его квартиру. Это была собака. Японский Шпиц, покрытый ярко-красной шерстью. Наклонившись, он поближе посмотрел на собаку и заметил красное протяжное мокрое пятно на одной из задних лап. Очевидно, бедное создание было ранено.

         (Примечание Переводчика: Японский Шпиц внешне напоминает лису).

         Шпиц повернул голову и принялся лизать кровоточащую рану. Время от времени бедное создание поглядывало на Ли Юньдуна своими щенячьими глазами.

         Сердце Ли Юньдуна тут же растаяло.

         Он взял собаку в руки и прижал к своей груди.

         — Твой хозяин бросил тебя? Бедный пёсик. Эй, знаешь что? Мы ведь похожи, ты и я. Мои родители тоже бросили меня. А после жизнь покатилась в тартарары. Все думают, что я - пустое место. Никто не видит во мне ничего хорошего. Ты чувствуешь то же самое, да? Ах. Да, уверен в этом… Но не волнуйся. Не плачь. Ведь сейчас я здесь, дружок. Я буду приглядывать за тобой с сегодняшнего дня. Я никогда не брошу тебя одного, никогда!

         Спустя какое-то время у него всё же получилось открыть дверь. Первым, что он увидел, была гостиная, отделённая от балкона французским окном, которое было закрыто тонкой муслиновой шторой.

         Большая часть пола гостиной была покрыта ковром, который лежал в центре и на котором стоял стеклянный кофейный столик. На столе лежала целая кипа дисков с играми, загораживающая собой миску с недоеденной лапшой, и PlayStation 2.

         Проходя через дверной проём, Ли Юньдун споткнулся, но устоял на ногах и вошёл в комнату. В его руках была собака. Дойдя до центра гостиной комнаты, он почувствовал усталость и лёг прямо на ковёр. Парой моментов позже он слегка развернулся, осмотрелся и рухнул обратно на ковёр возле стеклянного столика. Комната вскоре заполнилась его храпом.

         Собака в его руках (на самом деле лиса) задрожала, но постепенно успокоилась. Под чистым лунным светом, её глаза становились всё ярче и ярче. Толкнув лицо Ли Юньдуна пару раз своей мордой, лисица убедилась, что он спит.

         В этот момент маленькая лисичка свернулась калачиком. Спустя несколько мгновений её тело стало излучать зелёный свет. Свет от маленькой лисы распространялся по комнате, как рыхлая паутинка. Нити тянулись к Ли Юньдуну и, войдя в контакт с его кожей, медленно впитались в его тело. Моментом позже нити вышли из его тела, однако они уже были не зелёного цвета, а бриллиантово-алого. Затем нити вернулись в тело лисы и вышли из неё вновь зелёные.

         Маленькая лисица повторила процесс несколько раз подряд, поглощая Ци Янь Ли Юньдуна, пока она полностью не восстановила свою силу. С каждым новым повторением были чётко видны улучшения её физического состояния, не говоря уже о том, что её глаза становились всё чище и сосредоточенней. Очень скоро кровотечение остановилось. Как только она восполнила достаточно сил, лисица прыгнула с груди Ли Юньдуна на пол и сделала несколько кругов на одном и том же месте. Собака исчезла, а на её месте появилась девочка в алом платье.

         Девочка выглядела примерно на пятнадцать или шестнадцать лет. В высоту она была около 165 сантиметров. Её роскошные острые бриллиантовые глаза излучали ум. Создавалось впечатление, будто её тёмные зрачки светились сами по себе.

         Девочка настороженно осмотрелась. Убедившись, что в этом месте нет ничего опасного, она с облегчением вздохнула.

         — Фух. А ведь было близко, — прошептала она, ударив себя по груди. — Чуть не умерла. Подумать только, что мастер преодолел все эти трудности лишь ради того, чтобы помочь мне украсть Цзиньдань. Было бы ужасно, если бы я умерла здесь, так и не успев воспользоваться им.

         На протяжении какого-то времени девочка стояла и изучала спящего Ли Юньдуна. Затем она присела, наклонила голову и продолжила свой осмотр мужчины, который ранее подобрал её и притащил в свой дом, а сейчас нёс какой-то несвязный бред во сне.

         По какой-то причине на неё нахлынули эмоции.

         «Жизнь этого парня напоминает мою собственную».

         Тем не менее это сентиментальное настроение не продлилось и секунды.

         «Ну, время выбираться отсюда!» — подумала она, поднявшись на ноги.

         В этот момент её вдруг осенило, что её враги, наверное, до сих пор охотились за ней, а она так окончательно и не восстановилась. Что будет, если её поймают?

         — К чёрту! Я просто поглощу Жэньюань Цзиньдань прямо сейчас!

         Она достала золотую таблетку из кармана. Таблетка была размером с большой палец и имела сферическую форму. Медленно и аккуратно она поместила таблетку в самый центр своей ладони. Она с таким благоговением смотрела на круглую таблетку, будто это было самое драгоценное сокровище во всей вселенной.

         В тот момент, когда она достала Цзиньдань из кармана, вся комната наполнилась золотым светом. В мгновение ока в квартире стало так же светло, как и со включенным светом.

         С тех пор, как она украла этот Цзиньдань, она не переставала бежать. До этого момента у неё не было ни единой возможности поглотить его.

         Вдруг краем глаза она увидела что-то за окном: два всплеска зелёного цвета.

         — Проклятье, проклятье, — произнесла она, посмотрев в окно с долей паники в глазах. — Как они нашли меня?

         Девочка начала быстро думать.

         «Ну же, думай, думай быстрее!»

         Она уже могла ощутить приближение двух могущественных Ци. Затем, несмотря на панику, её внезапно осенило.

         «Неужели это аура Цзиньданя привлекла внимание этих двух практиков? Да! Точно! Вот почему у них каждый раз получалось выследить меня!»

         Решение было сделано предельно быстро, и в долю секунды она оказалась рядом с Ли Юньдуном. Она поспешно открыла его рот и положила туда Цзиньдань, а сама превратилась обратно в лису. Она быстро заползла к нему на грудь и свернулась там калачиком.

         Её план был, без сомнений, гениален. Поместив Цзиньдань в рот Ли Юньдуна, она планировала использовать его подростковую Ци Янь, чтобы скрыть ауру Цзиньданя.

         Подростковая Ци Янь - это Ци с энергией Янь в своей чистейшей форме. У подростковой Ци Янь имеется множество применений, одним из которых является сокрытие различных типов Ци и аур. Подростковая Ци Янь способна спрятать сильнейшую Ци Инь, различные виды злых и нечестивых Ци и даже ауры, излучаемые уникальными предметами.

         Она не особо волновалось насчёт того, что Цзиньдань находился во рту у человека. В конце концов, это был не шоколад, он не мог растаять во рту. Более того, Ли Юньдун был сильно пьян. Люди обычно не глотают ничего, когда находятся в пьяном состоянии, пока им не запихают что-либо прямо в глотку. По этой причине ей не о чём было волноваться. 

         Подростковая Ци Янь могла замаскировать не только ауру Цзиньданя, но и её Ци Инь. Она убила двух зайцем одним выстрелом.

         Как только она оказалась на груди Ли Юньдуна, зелённые огоньки за окном тут же остановились. На балконе материализовались две человекоподобные фигуры. Они были тонкими и высокими и двигались с женственной грацией.

         Со стороны балкона прозвучал безэмоциональный женский голос:

         — Странно, как оно могло просто так исчезнуть? 

         — Старшая Цзы Юань, что происходит? Может ли быть такое, что мы шли не по тому следу? — прозвучал ещё один голос, но намного оживлённее и невинней.

         — Невозможно, — последовал холодный ответ.

         — Тогда разрешите мне войти внутрь и взглянуть, — произнесла более оживленная девушка. — В этом месте испарилась аура.

         Маленькая лисица подслушивала разговор с самого начала. По началу она подумала, что её план сработал. Простая мысль о том, что у неё получилось обдурить этих практиков, приносила ей столько удовольствия, что она едва не махала хвостом. Тем не менее, чувство удовлетворения продлилось не долго. Как только она услышала предложение о том, чтобы вломиться внутрь, она тут же сжалась калачиком ещё сильнее и задержала дыхание.

         Женщина с холодным голосом заговорила вновь:

         — Это нонсенс. Таким, как мы, нельзя вторгаться в жизни нормальных людей и пугать их.

         — Но мы же не можем вернуться с пустыми руками, — попыталась убедить другая девушка.

         На балконе воцарилась тишина.

         Маленькая лисица была так напугана, что казалось её сердце сейчас выпрыгнет из груди. Она не переставала молиться: «Не дай им войти! Я отплачу тебе!»

         Словно её внутренние молитвы были услышаны, изо рта Ли Юньдуна донёсся сладкий вздох. Он проглотил полный рот слюней, чтобы промочить высохшее горло.

         Сферический Цзиньдань проскользил по его пищеварительному каналу и застрял где-то там. Почувствовав дискомфорт, Ли Юньдун внезапно прищурился и, облокотившись одной рукой о пол, сел. В это же время другой рукой он стал пытаться нащупать что-то на кофейном столике.

         В этот момент глаза лисицы сильно расширились и округлились. Как только Ли Юньдун нащупал миску с недоеденной лапшой, её глаза наполнились ужасом. Прежде чем она успела сделать что-либо, Ли Юньдун поднёс миску к себе и съел оставшуюся лапшу, как голодная свинья. Основное содержимое миски, к сожалению, было жидким. Он проглотил холодный суп, а вместе с ним и Цзиньдань...

  • Воспитание духа лисы в моем доме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии