• Верховный Маг
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Как и предсказывал Лит, его пятая зима оказалась довольно интересной.

    Лечение патологии Тисты требовало минимум двух сеансов в неделю, каждый из которых длился около четырёх часов. Два для самого лечения и оставшееся время для него, чтобы искупаться и восстановить свои силы.

    Манипулирование путём маны Тисты одновременно используя огонь, воду и магию тьмы, каждый раз брало своё. Хорошей новостью было то, что с такой большой практикой, он привык использовать и поддерживать несколько заклинаний одновременно.

    Каждое лечение было легче, чем предыдущее, и её симптомы быстро улучшались. Теперь Тиста могла помогать по хозяйству и ухаживать за домашним скотом.

    Она даже могла позволить себе долгие прогулки на свежем воздухе, когда была хорошая погода.

    Плохая новость заключалась в том, что отношения Лита с братьями стали ещё отвратительнее, чем раньше. Каждый раз, когда Тисте становилось лучше, кто-то упрекал Орпала за его прошлые слова, либо она сама, если остальным было недосуг.

    Приступы ярости Орпала действительно ранили Тисту, его жестокие слова разрушили сложившийся у неё образ идеальной семьи и заботливого старшего брата.

    Тиста была унижена и предана, и она не собиралась так легко это забывать.

    Также, вскоре после того, как стали доступны горячие зимние ванны, Рааз тоже начал часто мыться.

    Орпал и Трион были единственными, кто не мылся с помощью Лита. Они не могли смириться с мыслью о том, что им придётся просить что-то у Лита, особенно если придётся делать это вежливо.

    «Я старше его, и мне не положено выпрашивать у коротышек милости. Я должен отдавать приказы и быть уважаемым! Эта пиявка теперь настроила даже калеку против меня! И я не могу поставить Тисту на место, иначе она выставит меня злодеем, который издевается над больной маленькой девочкой. Чёртова шантажистка!» — думал он.

    Трион оказался между молотом и наковальней. Он глубоко любил Тисту, но также любил и уважал Орпала. Трион был единственным, кто оставался на его стороне так что у него не хватило духу предать их узы.

    Когда все остальные пахли свежестью и чистотой, смрад от них не лез ни в какие ворота. Даже при всей их семейной доброжелательности, время от времени нельзя было избежать гримас отвращения.

    В первый раз, когда Тиста окрестила дуэт Оркал и Тривонь, весь дом упал со смеху. Орпал и Трион винили Лита в своём унижении, но он просто игнорировал их, как и всегда.

    Рааз сделал для Лита пару снегоступов, проводя с ним всё больше времени. Рааз также начал давать ему уроки о том, как управлять фермой. Лит был ещё очень молод, но, зная, что он способен освежевать и выпотрошить свою добычу, Рааз подумал, что в обращении с разделочным ножом для него нет никакого риска.

    Однако Орпал и Трион видели эту ситуацию по-другому. До тех пор Лит проводил большую часть своего времени с девочками, позволяя Раазу проводить всё своё свободное время с мальчиками. Они чувствовали себя обиженными дважды: один раз потому, что Лит отнимал у них время отца, второй — потому, что он всегда отказывался учить их строгать до достижения ими восьмилетнего возраста.

    ***

    После середины зимы дела у Лита пошли ещё хуже. Каждый раз, когда он лечил Тисту, он мог заметить, что что-то не так. У его матери и сестры было странное выражение в глазах.

    Часто они открывали рот, но тут же закрывали его, часами молча наблюдая за ним. Лит не мог понять причину такого поведения, поэтому его мысли закружились, как сумасшедшие.

    «Они считают меня извращенцем? Я смотрел на них неподобающим образом? Может быть, они начинают что-то подозревать. Может быть, они знают, что я из другого мира!» — полная паранойя Лита, не давала ему ни секунды покоя, мешая хорошо выспаться. Он слышал, как они вздыхают слишком часто. Что-то определённо было не так.

    Литу потребовалось все его мужество, чтобы собраться с силами, и встретиться с ними лицом к лицу и спросить правду.

    Противостояние произошло в комнате девушек, где все они собрались для лечения Тисты.

    — Лит, ты действительно не заметил никаких изменений? — надувшись, спросила Элина.

    — Тиста сейчас чувствует себя намного лучше, да? — ответил Лит.

    — Конечно, но разве ты ничего не замечаешь здесь? — она взмахнула рукой, переходя от головы Тисты к пальцам ног.

    — Это моя сестра.

    — И? — спросила она.

    — Её здоровье улучшается, ничего не ухудшается. Тиста — всё ещё Тиста, — впервые за три жизни Лит смог своими глазами увидеть синхронизированный фейспалм за пределами интернет-мемов. Рена кипела от злости.

    — Неужели? Разве ты не замечаешь, что её волосы мягкие и шелковистые? Что они никогда не запутываются и не секутся? — сказала Элина.

    У Тисты были светло-каштановые волосы с фиолетовыми оттенками. С тех пор как лечение началось, цвет стал более ярким.

    — С фиолетовыми оттенками, да. В конце концов, это и впрямь иной мир. Интересно, почему у женщин они есть, а у мужчин — нет, — думал Лит.

    — Теперь, когда ты это упомянула, да, замечаю. Но обычно меня не волнуют волосы, недаром я их оставляю короткими.

    Рена покачала головой.

    — Неужели ты даже не замечаешь, что её кожа стала более гладкой? Без каких-либо недостатков? Что она становится выше и даже стройнее своих сверстников?

    Лит продолжал чесать голову. Он ничего не знал о среднестатистической девушке. Кроме того, они просто описывали побочные эффекты удаления примесей.

    — А это проблема? Разве это не хорошо?

    — Они завидуют мне, болван! Они просто хотят, чтобы ты сделал то же самое для них, — на этот раз даже Тиста присоединилась к фейспалму.

    Лит был ошеломлён такими тривиальными требованиями.

    — Все те гримасы, игра в молчанку, всё это по такой дурацкой причине?

    — Лит, дорогой, быть привлекательной для девушки — это очень важно. Для твоих сестёр это может повлиять на всю их жизнь и на их счастье.

    Это показалось Литу правильным.

    «Как я мог не подумать об этом?»

    — Для твоей бедной матери это означает, что она наконец-то может заставить всех этих напыщенных и властных соседей, которые продолжают хвастаться своим богатством и выставлять напоказ всяческие дорогие косметические кремы, кусать себе локти от зависти!

    Это тоже показалось Литу правильным. Он со вздохом согласился, и его жизнь наконец вернулась в нормальное русло. Он должен был проводить по крайней мере три дня в неделю для всех процедур, но это того стоило.

    Вся эта практика заставляла его ядро маны расти устойчиво и быстро, а его контроль над маной и скорость улучшались скачкообразно.

    Прямо перед концом зимы, Лит был вынужден принять нового клиента.

    С улучшением погоды соседние семьи стали часто встречаться. Иногда ходили в гости, но чаще они просто сталкивались друг с другом во время торговли товарами в деревне.

    И это сводило Рааза с ума.

    — Лит, ты должен мне помочь! — его мольба была отчаянной.

    — Твоя мать выглядит по меньшей мере на десять лет моложе, а я начинаю больше походить на её отца, чем на мужа. Люди продолжают шептаться, как ей не повезло выйти за меня замуж. Пожалуйста, сделай это и на мне тоже!

    До Лита доходили эти слухи. Они были подлыми и мелочными. Такие люди заслуживали встречи лицом к лицу. Он никому не позволит плохо отзываться о своём отце.

    — Хорошо, но только при некоторых условиях, которые я также просил у мамы. Во-первых, секретность, никто не должен ничего знать, кроме нас с тобой. Подумай обо всех плохих людях, которые могут захотеть эксплуатировать меня.

    Рааз кивнул.

    — Во-вторых, ты никогда не будешь говорить об этом с Орпалом или Трионом и не попросишь меня сделать это для них. Мне всё равно, влюбятся они или захотят пожениться. Они довольно ясно дали понять, что чувствуют ко мне и Тисте. Я не буду рисковать своей безопасностью ради них.

    Рааз хотел возразить, напомнить Литу, что они тоже семья. Но их поведение только ухудшилось после того, как они были вынуждены проводить так много времени вместе зимой. Раазу пришлось ругать их несколько раз, чтобы они вели себя прилично.

    — Я могу только надеяться, что, когда они вырастут, мои сыновья смогут исправить свои отношения. Я не могу заставить их жить вместе.

    И поэтому он согласился.

    ***

    Через несколько недель Лит захотел пойти на охоту, но вместо этого, он сначала отправился в дом Селии на обычную уборку. В свете зари мир вокруг него казался сказочным.

    Отражая оранжевый свет на сорняках и деревьях вдоль дороги, тонкий слой снега выглядел безупречно. Его окружала полная тишина — мир был спокоен.

    На следующей поляне Лит достал из сумки магический камень, рассматривая его в утреннем свете.

    За зимние месяцы магический камень заделал большую часть следов зубов. И его жизненная сила, и путь маны значительно улучшились, но он всё ещё был бесполезен.

    — Просто моя удача, — вздохнул он. — Я зря рисковал жизнью, столкнувшись с этим ру? Будем надеяться, что я смогу найти что-то в книгах Наны, — Литу действительно не терпелось начать своё ученичество.

    Это означало возможность изучать магию по книгам, а не как самоучка. Кроме того, как ученик целителя, он будет практиковать магию и получать за это деньги, получая тем самым признание и уважение деревни.

    Так много зайцев одним выстрелом.

    Положив магический камень обратно в сумку, Лит добрался до места назначения и открыл дверь. В тот день Селия уехала из деревни, чтобы продать товар, поэтому она оставила дверь открытой для него.

    Ему не потребовалось много времени, чтобы всё убрать и уйти.

    Как только он вышел из дома, его ударили по голове деревянной палкой.

    Глаза Лита затуманились. Он почувствовал, как кто-то толкает его обратно внутрь, заставляя упасть на землю прямо животом.

    — Смотри, кто здесь, мелкая пиявка!

    Лит узнал этот голос. Это был один из друзей Орпала.

    Четверо мальчишек быстро окружили Лита, пиная его ногами, а пятый закрыл дверь, убедившись, что их никто не заметил.

    — Ты маленький высокомерный кусок дерьма! Орпал рассказал нам всё о тебе. Как ты унижаешь его каждый день, как ты даже смеешь красть его еду!

    — Ага! — завопил ещё один.

    — Он твой старший брат, это он должен получить всё, а не ты, маленький неблагодарный коротышка!

    — Меньше кричи и больше бей, Трант! Помни слова Орпала, если пиявка получит шанс использовать свою магию, нам конец!

    Несмотря на то что Лит свернулся калачиком, отчаянно пытаясь защитить голову и живот, ещё один удар задел его лицо, отчего один из его молочных зубов выпал.

    — Я знаю, что делать! — Трант двинулся вперёд, сжимая руки Лита с достаточной силой, чтобы раздавить их.

    — Посмотрим, как он будет колдовать без рук!

    Подойдя так близко, Трант вынудил своих друзей приостановить пинки, и это мгновение было всем, в чём нуждался Лит.

    Он выпустил всю молнию, которую смог собрать, ужарив Транта до потери сознания.

    Но прежде чем он успел сделать что-то ещё, деревянная палка снова ударила его по голове, заставив упасть.

    — Ты придурок! Как ты смеешь обижать старших! Ты заслуживаешь смерти!

    Избиение возобновилось, но на этот раз без намёка на милосердие или сдержанность. Лит начал кашлять кровью и зубами.

    Все четверо окружили Лита. Он несколько раз пытался выкатиться из окружения, но каждый раз его отправляли обратно в середину.

    Множество чувств опустошало его разум, а тело горело от боли. Злость за предательство брата, ярость от того, что на него нападают мальчишки вдвое старше и крупнее его. Но больше всего он чувствовал себя беспомощным и боялся смерти.

    «Проклятая магия! Какая от тебя польза, если у меня нет времени сосредоточиться? Глупый камень, я месяцами носил тебя на шее, сделай что-нибудь! Помогите мне! Кто-нибудь, кто угодно, помогите мне!» — мысленно закричал Лит.

    Все его молчаливые мольбы остались без ответа.

    Пока угрызения совести угасали, Лит начал проклинать себя за слабость и беспомощность.

    «Магия, боевые искусства, вся эта тщательная подготовка, — бесполезны».

    Странно, но его последняя мысль была не о семье и не о мести, а о последнем противнике.

    «Если бы я был так же силён, как ру! Путём вливания в себя маны! И я тоже могу это сделать! Это один и тот же принцип, лежащий в основе жизни и видения огня!»

    Сработал инстинкт самосохранения, разум и тело действовали в унисон.

    С каждым вдохом он начинал призывать стихийную энергию, но вместо того, чтобы тратить время на придание ей формы, Лит позволил ей слиться непосредственно с его ядром маны, наполняя себя магией земли.

    Все его тело начало твердеть, боль становилась всё слабее и слабее. Лит также наполнил себя магией света, ускоряя своё исцеление и предотвращая потерю сознания.

    Вскоре он уже не обращал внимания на удары и одним плавным движением вскочил на ноги.

    «Что такое земля? Это просто смесь минералов и органических веществ, как и моё тело. Я могу быть неподвижным, как гора!»

    С этой мыслью он ещё больше укрепил свою голову, прежде чем ударить головой ниже подбородка нападавшего перед ним.

    Прежде чем оставшиеся трое смогли оправиться от неожиданности и возобновить окружение, Лит поднял свою защиту. Левая рука вперёд для блокировки, а правая для атаки.

    Друзья Орпала были напуганы после того, как Лит сбил их лидера ударом головы. Единственное, что было у них на уме, — это помешать ему использовать магию, поэтому они бросились вперёд, не давая ему времени прийти в себя.

    Ближайший нападавший попытался ударить Лита в лицо, чтобы прервать любое заклинание, которое он мог сказать.

    «60% человеческого тела состоит из воды. Я могу быть бесформенным, как вода».

    Левая рука Лита, пропитанная магией воды, обвилась вокруг правой руки противника, как змея.

    «Организм сжигает калории для производства тепла и энергии. Я могу быть разрушительным, как огонь!»

    Огненная магия прожигала его мышцы, давая Литу короткие вспышки взрывной силы. Согнув левую руку, Лит сломал обездвиженную конечность в трёх точках, в то время как его правый кулак ударил противника по носу, раздробив его.

    От боли мальчик потерял сознание, а из носа у него хлынула кровь.

    Оставшиеся двое впали в панику и попытались убежать.

    «Нервы, синапсы, вся информация и приказы в организме передаются через электрический импульс. Я могу быть быстрым как молния!»

    Лит пропитал всё своё тело магией воздуха, став достаточно быстрым, чтобы моргать перед ними. Он одновременно ударил обоих в гонады.

    Все его противники лежали, всхлипывая от боли или потеряв сознание.

    Лит сплюнул кровью, обдумывая результаты своего последнего эксперимента.

    «Похоже, эта новая магия слишком сильно напрягает моё тело. Может быть, я слишком молод, а может быть, я получил слишком много повреждений, неважно. Времени у меня теперь предостаточно».

    — Теперь мне нужно решить, что делать с вами, мелкие куски дерьма, — сказал Лит, используя магию света для исцеления своих внутренних повреждений. — Это может занять некоторое время, но вы получите моё пристальное внимание. Приятного времяпровождения.

    Лит сидел на диване, положив левую руку на грудь, исцеляя себя.

    Его правая рука была раскрыта перед ними, выпуская пять потоков молний, которые окутали пятерых мальчиков, как корневые усики, заставляя их кричать в агонии.

     

     

  • Верховный Маг
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии