• Вечная Воля
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Сун Цюэ холодно усмехнулся. На этот раз он был убеждён, что сможет превзойти Бай Сяочуня в десять раз как минимум. Он уже легко мог представить себе, как ставит ногу на простёршегося ниц Бай Сяочуня, заставляя его молить о пощаде.

    «И ты смеешь называть себя моим дядей?! Ну, в этот раз я заставлю тебя звать меня своим дедом!» При мыслях о валяющемся у него в ногах Бай Сяочуне жестокое сердце Сун Цюэ наполняло приятное тепло.

    Конечно, он не получал никаких известий о достижениях Бай Сяочуня в городе Великой Стены. После трёхлетней изоляции он спешил прямо к великой стене, не имея никакой возможности узнать, насколько всё успело измениться. Преисполнившись гордостью, Сун Цюэ наконец прибыл на место и перевёл взгляд на огромную магическую формацию защитного барьера. Конечно, ещё до того, как он и его товарищи успели подойти к барьеру, они почувствовали на себе холодные взгляды, наполненные намерением убивать. Потом со стены послышался ледяной голос:

    — Кто идёт?!

    Сун Цюэ помрачнел, он подавил высокомерие в своём сердце и остановился. Каким бы невероятным он ни считал себя за пределами стены, сейчас, вернувшись, он не смел предпринимать ничего поспешного. В конце концов, он был не настолько безрассудным, чтобы провоцировать все пять легионов. За ним два его спутника тоже остановились с бледными лицами. Уважительно соединив руки, Сун Цюэ ответил:

    — Уважаемый, это ваш покорный слуга Сун Цюэ. Эти два друга рядом со мной являются учениками секты. Мы возвращаемся после выполнения миссии в диких землях и просим пропустить нас в город Великой Стены.

    Тот, кто только что говорил, был не кем иным, как Чжао Луном, который в этот момент как раз находился на дежурстве. Конечно, он состоял в третьем корпусе и являлся одним из личных охранников Бай Сяочуня. Учитывая, что Бай Сяочунь сейчас находился в уединённой медитации, большинство дел, связанных с третьим корпусом, решалось десятью полковниками и им.

    Чжао Лун посмотрел повнимательнее на Сун Цюэ и его компаньонов, и его взгляд потеплел. В конце концов, он знал, что Бай Сяочунь тоже пришёл из центральной секты, как и эти избранные. Возможно, что они даже знают друг друга. Взмахнув рукой, он отправил несколько культиваторов взять их удостоверяющие медальоны и визу на выход за пределы стены.

    Чжао Лун собственнолично проверил медальоны, чтобы убедиться, что в них нет ничего подозрительного. Потом он проверил нефритовые таблички, содержащие визу на выход за великую стену, которую должен был получить любой, покидающий её пределы. Каждый раз, когда культиватор выходил наружу, дежурный солдат легиона должен был проставить визу. Во время возвращения культиватора, если в это время дежурил солдат другого легиона, ему приходилось запрашивать подтверждение поставившего визу легиона. Однако Чжао Лун сразу же увидел, что их визы были проставлены третьим корпусом Сдирателей Кожи. Только они были выпущены ещё во времена предыдущего генерал-майора. Согласно правилам и традициям пяти легионов, каждый раз, когда назначался новый генерал-майор, создавался новый дизайн для виз. Чжао Лун закончил рассматривать медальоны и произнёс:

    — Ваши удостоверяющие медальоны настоящие. Однако я должен вам напомнить, что при входе в город вас проверит магическая формация. Если ваша личность не совпадёт с тем, что записано в удостоверяющем медальоне, если вы выдаёте себя за другого или одержимы, то ваше тело и душу убьёт на месте.

    Сун Цюэ и его спутники оказались немного застигнуты врасплох и переглянулись, кивая и идя вперёд. Они впервые возвращались в город Великой Стены после длительного пребывания в диких землях, поэтому невольно занервничали. В конце концов невозможно было сказать, какое количество холодных, убийственных взглядов со стены оказалось направлено на них. Вскоре они уже проходили сквозь магическую формацию. Колебания формации как следует просканировали их, а потом исчезли. После этого они оказались рядом со стеной.

    Облегчённо вздохнув, Сун Цюэ посмотрел на фигуры на стене и внезапно ощутил импульс присоединиться к пяти легионам. После того как он блестяще проявил себя за пределами стены, присоединиться к пяти легионам казалось неплохим выбором и не представляло особой сложности. Видя, что группа без проблем прошла через магическую формацию, Чжао Лун слегка улыбнулся и отдал приказ открыть боковую дверь. Когда группа наконец вошла, они обнаружили, что там их ждёт Чжао Лун. Соединив руки, Чжао Лун улыбнулся и сказал:

    — Проверка была обязательной формальностью, собратья даосы. Надеюсь, что вы не в обиде.

    Через мгновение его взгляд остановился на Сун Цюэ, который, очевидно, был самым выдающимся в группе, а ещё вполне подходил для того, чтобы его завербовать. Сун Цюэ улыбнулся в ответ. Он понял, что Чжао Лун, казалось, выделил его на общем фоне, и возникшее при этом чувство ему очень понравилось. Очевидно, что Чжао Лун был не обычным солдатом, поэтому Сун Цюэ сложил руки и с уважением поприветствовал его, после этого начал вежливый разговор. Вскоре они назвали друг другу свои имена. Познакомившись немного поближе, Чжао Лун сказал:

    — Брат Сун, не хотелось ли бы тебе присоединиться к Сдирателям Кожи?

    — Эм… — хотя Сун Цюэ было очень приятно, что ему задали подобный вопрос, он сделал вид, что задумался.

    Чжао Лун мог определить, что Сун Цюэ довольно талантлив, поэтому он решил попробовать завербовать его для Бай Сяочуня. С радушным выражением лица он сказал:

    — Не волнуйся, я не прошу дать ответ прямо сейчас. Подумай над этим столько времени, сколько нужно, а потом скажи мне о своём решении. Кстати, вам нужно заменить ваши визы. Та, что стоит у вас сейчас, выпущена при предыдущем генерал-майоре. Недавно он сменился. Для этого вам троим нужно пройти вместе со мной в гарнизон.

    — Новый генерал-майор? — спросил Сун Цюэ. Два его спутника обменялись удивлёнными взглядами. Хотя они не были хорошо знакомы с порядками на великой стене, они понимали, что генерал-майоры очень важные люди, которые сменяются очень редко.

    Сун Цюэ не смел делать ничего поспешного. Конечно, он мог позволить себе дружескую беседу с Чжао Луном, но в отношении генерал-майора он не смел сказать ничего, даже отдалённо похожего на непочтительность. Он знал, что культиваторы пяти легионов, живущие, чтобы защищать великую стену, очень страшные люди. Особенно это касалось их генерал-майоров, любой из которых был неимоверно уважаемой личностью, способной потрясти небеса и землю. Хотя Сун Цюэ считал себя избранным, но по сравнению с генерал-майором он казался букашкой. При одной мысли о том, каково это быть генерал-майором, он невольно вздохнул.

    «Интересно, смогу ли я, Сун Цюэ, однажды тоже добиться такого высокого положения, какое занимает генерал-майор». Хотя подобные мысли заставили его немного расстроиться, он постарался взглянуть на вещи более оптимистично, напоминая себе, что хотя он сейчас, возможно, и не настолько могущественен, как генерал-майор, но он по-прежнему гораздо сильнее любого из его поколения. Он с нетерпением ожидал встречи с Бай Сяочунем, которого он бы тут же подчинил, заставив склониться пред своим могуществом. Когда это случится, он покажет Бай Сяочуню, каким должен быть настоящий избранный.

    От этих мыслей у него сразу потеплело на сердце, он уже не мог дождаться, пока они покончат с формальностями и он сможет разыскать Бай Сяочуня. Он и его спутники кивнули Чжао Луну и через мгновение они уже направились к гарнизону третьего корпуса. По дороге Сун Цюэ подумывал узнать побольше о новом генерал-майоре, но решил промолчать. Вместо этого он со значением глянул на свою спутницу. Они уже довольно долго работали в команде, поэтому она тут же поняла, на что он намекает, и взяла на себя инициативу, чтобы задать нужные вопросы:

    — А кто именно теперь стал новым генерал-майором? — спросила она.

    — Вы не знаете? — ответил Чжао Лун вопросом на вопрос. Усмехнувшись, он продолжил: — Что ж, я не хочу гадать. Но, как знать, возможно, вы уже знакомы с генерал-майором и встречали его прежде.

    После этого тема была закрыта, Сун Цюэ и его спутники почувствовали себя только ещё больше заинтригованными. Когда им заменили визы, Бай Сяочунь как раз достиг критического момента в культивации. Поглотив все драгоценные ингредиенты, он решительно блеснул глазами и стиснул зубы, ощутив, как сила идёт потоком энергии по его каналам ци. Колебания силы превратились в мощные волны, бушующие на самой макушке его головы, принимая форму, подобную небесному водному дракону, который устремился в последний канал ци в голове.

    Грохот!

    Никто кроме Бай Сяочуня не слышал мощный грохот, который наполнял его сознание. В то же время он неистово затрясся, до его ушей даже донёсся треск. Казалось, словно мощная сила начинает открывать дверь последнего канала, Бай Сяочунь испустил мощный рёв и выполнил жест заклятия двумя руками. Тут же ещё больше драгоценных ингредиентов превратились в пыль, после чего он вдохнул её ртом.

    Как только последний канал ци в голове оказался пробит, позволяя жизненной силе циркулировать свободно по всему телу, он внезапно ощутил что-то похожее на печать или тяжесть, придавливающую его вниз, словно гора. Это было очень неприятно, словно что-то полностью подавляло его. Хотя он раньше никогда не чувствовал эту тяжесть раньше, но теперь он ясно ощущал её во всей полноте. Более того, она напоминала то, с чем он уже сталкивался дважды до этого, работая с Неумирающей кожей и Неумирающим Небесным Королём. В этот момент он коснулся и ощутил… «Третьи оковы!»

  • Вечная Воля
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии