• Вечная Воля
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Жаба хотела оказать сопротивление, но всё, что она могла делать — это реветь от злости. Сила притяжения продолжала стягивать к зонтику её жизненную силу, заставляя издавать жалобные вопли и ссыхаться всё дальше.

    В это время девятое духовное море Бай Сяочуня достигло девяноста процентов кристаллизации. Оставалось всего десять процентов до достижения великой завершённости возведения основания, дающей уровень силы, значительно превышающий текущий. И в этот момент… полностью сформировался его десятый демон! В мгновение ока десять демонов наложились друг на друга, их контуры потеряли резкость и образы превратились в туман.

    Туман заклубился, посылая вокруг ужасающие колебания. Очевидно, что внутри формировалось вселяющее неимоверный трепет дхармическое воплощение. Потом в тумане зажглось магическое сияние нимба из огня, в котором, казалось, содержалось бесконечное множество кричащих душ. Под нимбом из огня зажглись две красные точки, похожие на глаза. Ещё мгновение, и рядом появилось ещё две красные точки. Потом и третья пара! По всей видимости у того, кто скрывался в тумане, оказалось три головы! Через пару секунд из тумана высунулись две чёрные ручищи. Однако всё ещё не закончилось. Тут же появилась вторая пара рук и третья. Потом стало видно совершенно чёрные доспехи. Существо, чей образ формировался в тумане, казалось, вполне может нести небеса на своих руках, его силы было невозможно осознать. У него было три головы, шесть рук и он излучал ужасающую мощь. Это было не что иное, как проявление Неумирающего Тела Асуры!

    Бай Сяочунь дрожал, а сила его физического тела достигала небес. Теперь он оказался намного сильнее, чем раньше. Когда он открыл глаза, то они засветились так ярко, что этот свет мог затмить сияние солнца и луны. В тот миг, когда его глаза открылись, казалось, что его душа наконец вернулась. Выдернув Вечный зонтик из плоти жабы, завершая поглощение энергии, он сорвался с места. Взревев, он проделал огромную дыру в стене и выскочил наружу.

    Когда он оказался в воздухе, то проверил свою основу культивации и убедился, что она была на волосок от великой завершённости возведения основания. Потом он убедился, что перешёл от Тела Небесного Демона к Телу Асуры, после чего его сердце наполнилось восторгом.

    Огромная жаба совсем исхудала и дышала с трудом. Прежде она легко могла справиться с Бай Сяочунем, но теперь из неё выкачали слишком много жизненной энергии, ей оставалось только глотать воздух ртом и с тоской смотреть на Бай Сяочуня, словно умоляя сжалиться над ней. Её сердце наполнилось страхом. Раньше она могла просто проигнорировать предложение Бай Сяочуня, надеясь застать его врасплох и убить, таким образом полностью изменив собственную судьбу. Но теперь, когда она смотрела на него, то в её глазах были только мольба и страх. Особенно это касалось чёрного зонтика, который он держал в руках. От одного его вида жаба начинала дрожать.

    Бай Сяочунь даже немного сочувствовал жабе. Вздохнув, он сказал:

    — Я же с самого начала предлагал решить всё мирно, но ты стал задирать меня. Как я и говорил, когда я нападаю, то даже я сам боюсь себя. До сих пор не веришь мне?

    Он покачал головой и ещё глубже вздохнул над тем, насколько он прямолинейный и правильный человек. Когда бы он не нападал, он всегда предупреждал заранее, но, к сожалению, никто никогда ему не верил.

    Он уже хотел ещё повздыхать, но тут увидел несколько лучей света вдали. Его сердце забилось чаще, но времени на обдумывания плана уже не было. Он быстро выполнил жест заклятия правой рукой и указал пальцем на жабу. Стараясь выглядеть как можно более устрашающе, он выпятил подбородок и холодно произнёс:

    — Как ты посмел, неуязвимый, непревзойдённый жабо-монстр? Думаешь, сможешь победить меня, Бай Сяочуня? Пффф! Ну, ты сдаёшься или нет?!

    Как только патриархи и культиваторы эшелона наследия прибыли на место, они сразу увидели ужасающий вид вконец исхудавшей жабы. Теперь уже жаба не была настолько огромной и впечатляющей, как раньше. Она больше походила на груду кожи, которая лежала и задыхалась, а её глаза со страхом смотрели на человека перед ней… В этом взгляде читался просто дикий ужас. Ну, а стоял перед жабой не кто иной, как Бай Сяочунь.

    Когда прибывшие на место услышали его слова, то обменялись обескураженными и растерянными взглядами. Они примчались сюда из такой дали, чтобы выручить Бай Сяочуня. Как они могли подумать, что в итоге увидят нечто подобное. Ли Цинхоу опешил, а культиваторы эшелона наследия поражённо вздохнули. Даже у патриархов отвисли челюсти. На морде чернильного дракона Небесный Рог появилось выражение полного неверия. Вид измученной жабы был настолько невероятным, что дракон даже начал сомневаться, что может раньше не рассмотрел её как следует. Повисло молчание, потом патриарх-основатель повернулся к дракону Небесный Рог.

    — Небесный Рог, эм… а ты уверен, что это та самая жаба, про которую ты говорил?

    — Я… — промямлил чернильный дракон Небесный Рог.

    Внимательно рассмотрев жабу, он убедился, что она та самая. Однако сцена перед его глазами казалась полностью невероятной. Дракон невольно посмотрел на Бай Сяочуня с растущим в душе глубоким уважением. Притворяясь, что не заметил примчавшихся, Бай Сяочунь повернул голову в их сторону. Его стальная воля пульсировала, а убийственная аура исходила во все стороны. Сложив руки и поклонившись, он невозмутимо произнёс:

    — Приветствую, патриархи. Я очень благодарен за ваше желание помочь. Однако я, Бай Сяочунь, уже одолел непобедимого жаба-монстра.

    У всех на лицах появились странные выражения. Очевидно, они понимали, что он выпендривается, но при этом никак не могли этому воспрепятствовать. Они начали криво улыбаться, осознавая, что Бай Сяочунь, видимо, никогда не повзрослеет.

    — Как тебе это удалось? — спросил патриарх-основатель. Он видел, что основа культивации жабы находилась на позднем зарождении души, возможно даже на великой завершённости. Она даже приближалась к царству дэв.

    — Я был рождён с силой богов, — ответил Бай Сяочунь, складывая руки за спиной и выпячивая подбородок. — Достигнув возведения основания небесной нити, я могу сотрясать небеса. Я призвал бессчётное количество молний небесного Дао на это создание и серьёзно ранил его. Я не стал его убивать, только потому, что мне стало его жаль.

    Его обыденный тон и слова, которые он произнёс, пробудили у присутствующих желание дать ему хороший подзатыльник. Даже у Ли Цинхоу появилось такое желание. Видя, как рисуется Бай Сяочунь, он лишь криво усмехался про себя.

    — Патриархи и остальные собратья даосы, спасибо, что пришли спасать меня. Я был ранен в процессе, но всё равно смог в одиночку победить непревзойдённого монстра. Даже так, ваш дружеский жест всегда останется в моём сердце. Чтобы отплатить вам за доброту, позвольте мне подарить секте этого монстра!

    С этими словами он взмахнул рукавом.

    — Если уж на то пошло, я, Бай Сяочунь, одним щелчком пальцев могу низвести любого монстра в прах…

    Патриарх-основатель скривился. Больше он не мог это выносить. Последний раз строго глянув на Бай Сяочуня, он посмотрел на жабу. Про себя он обрадовался. Взмахнув рукой, он забрал жабу в бездонную сумку. Хотя жизненная энергия жабы сильно пострадала, но если дать ей достаточно долго отдохнуть, то она восстановится и, возможно, станет ещё одним мощным зверем-хранителем секты Духовного Потока. На жабе оставалась даже какая-то часть ауры короля зверей.

    Патриархи остались довольны. Они почувствовали, что жизненную силу только что выкачали, но ничего не сказали по этому поводу. Хотя у них и были подозрения, но они решили оставить их при себе. Культиваторы эшелона наследия одобрительно отнеслись к такому решению патриархов. Когда ученику встречается удача, то она принадлежит этому ученику. Если другие в секте начнут пытаться забрать её себе, то это приведёт к разладу внутри секты. Кроме того, Бай Сяочунь являлся младшим патриархом. Даже мастера зарождения души не стали бы превышать свои полномочия, обращаясь с подобным человеком.

    Вскоре все отправились на выход, включая Бай Сяочуня, который с видом одинокого героя летел в их группе. Конечно, про себя он просто лопался от радости.

    «Значит, — думал он, — в этом месте и правда можно встретить удачу. Отлично. Превосходно. Думаю, что в конечном итоге я не стану избавляться от черепашки. Возможно, что он приведёт меня в будущем к ещё большей удаче».

    Хотя он и чувствовал себя полностью удовлетворённым, он неожиданно вспомнил, как с ним обошёлся чернильный дракон Небесный Рог, и сурово глянул на того. У дракона Чернильный Рог дрогнуло сердце. Он уже и раньше понял, что девяносто процентов жизненной силы жабы было каким-то способом выкачано из неё, и это заставило дракона содрогнуться от страха. Он не знал, что за метод использовал Бай Сяочунь, чтобы добиться подобного. Но что бы это ни было, оно пугало. Теперь, когда он смотрел на Бай Сяочуня, то на его морде было заискивающее выражение. На самом деле, окажись Бай Сяочунь в подобной ситуации на месте дракона, то повёл бы себя так же. Бай Сяочунь великодушно кивнул дракону.

    Так группа и прибыла к месту входа, пролетела через воронку и оказалась опять в секте Духовного Потока. Когда все вернулись, воронка исчезла и чернильный дракон Небесный Рог снова погрузился в ущелье, чтобы стоять на страже.

  • Вечная Воля
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии