• Ваше Величество, помилуйте!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 2. Обжора

    Люй Шу одновременно пытался сосредоточиться на происходящем и готовился схватить Люй Сяоюй, чтобы дать дёру. А смогут ли они сбежать или нет… только и можно сказать – приложат максимум усилий.

    Тем не менее, эта группа людей одетых в чёрные ветровки, по-видимому, не рассчитывала впутывать их. Они совершенно не походила на стандартных негодяев, которых показывают в телесериалах: то и дело сразу убивают невиновных и так далее. На удивление… они просто ушли.

    Лишь после этого Люй Шу смог немного успокоиться. “Неужели они действительно из органов власти?”

    Он вдруг вспомнил возникшие перед этим сверхъестественные события, а также о пропавших людей и видео… “Неужели этот исполнитель связан с подобными событиями? С каких пор в правительстве стали носить чёрные ветровки, такую странную униформу… Выглядит довольно неплохо”.

    Если бы в это время они неожиданно предъявили удостоверение загадочного отделения, возможно, Люй Шу действительно мог поверить.

    Что же касается упомянутой ими противопожарной бригады… Ну и ладно….

    После этого инцидента у Люй Шу и Люй Сяоюй совсем не осталось настроения продолжать осмотр храмовой ярмарки, и они решили вернуться домой.

    Уходя, Люй Шу опустил голову и впал в глубокое раздумье. У него был немного отсутствующий вид.

    Подняв голову, Люй Сяоюй взглянула на него: «Люй Шу, о чём ты задумался?»

    «Если назовёшь меня старшим братом, ты что ли помрёшь, а?» – сразу же рассердился Люй Шу.

    «Разве мы кровные родственники?» – с презрительным видом сумничала Люй Сяоюй.

    Как раз в это время, их путь неожиданно преградил молодой человек и дружелюбно сказал со смехом: «Вы только что вышли из-за кулис? Можете сказать, что произошло внутри?»

    Люй Шу настороженно спросил: «Ты кто такой?!»

    «Здравствуйте, меня зовут Чжи Вэй, рад вас встретить» - Привлекательный молодой человек с улыбкой представил себя.

    «Так сильно рад?» - спросил Люй Шу.

    Этот молодой человек по имени Чжи Вэй почти поперхнулся: “Твою мать, почему этот болван настолько нелогично играет?”

    «Эм… короче говоря, я весьма рад…»

    Но как только Чжи Вэй хотел продолжить разъяснения, то сразу увидел, как стоящий перед ним юноша, даже не взглянув в его сторону, потянул руку милой девочки и продолжил путь, а она вприпрыжку последовала за ним…

    «Ху-у… Ну и ладно, не хочу ругаться с тобой!» – немного разозлился Чжи Вэй, но всё-таки сам ушёл смотреть. Внутри должно быть немало очевидцев, с ними наверняка приятнее общаться, чем с этим юношей.

    Пройдя часть дороги, Люй Шу повернул голову и, нахмурившись, посмотрел на удаляющийся силуэт этого молодого человека.

    «Люй Шу, ты сегодня немного необычный» – тихо сказала Люй Сяоюй.

    «Сяоюй, если бы в этом мире существовало множество ещё более обалденных, по сравнению с обычными, людей, как бы ты поступила?» - спросил Люй Шу.

    Если с тем исполнителем действительно есть проблема, тогда неужели та дрожь в его сердце предполагает… что с ним тоже есть проблема?

    «Ха, естественно надо быть ещё более обалденными!» – словно это в порядке вещей сказала Люй Сяоюй.

    Услышав это, Люй Шу короткое время подумал, а после, как будто что-то поняв, весело рассмеялся: «Ха, ты сказала действительно по-простому. Впрочем, это также разумно. Идём, вернёмся домой»

    Полностью игнорируя его, Люй Сяоюй проговорила: «Люй Шу, твоё тело такое слабое, ты определённо не годишься быть обалденным. Поиграв пять минут в баскетбол со своими одноклассниками, ты сразу же начинаешь задыхаться, это - безобразно. Но ничего страшного, хотя ты и не годишься, зато гожусь я! В будущем я буду защищать тебя. Ты только лишь готовь еду специально для меня, тогда всё будет в порядке!»

    «Ха-ха-ха» - Лицо Люй Шу помрачнело: «Удивительная уверенность в себе…»

    *********

    Люй Шу и Люй Сяоюй проживают в городе Лоян в четвёртом доме по улице Синшу. По слухам это место принадлежало семьям членов горкома, но это дело более десятилетней давности. Сейчас четвёртый дом – общепризнанные трущобы. За всё прошедшее время от него осталось лишь изодранное одноэтажное здание, не имеющее газа и отопления. Неудивительно, что посторонние называют это место трущобами.

    Они снимали здесь комнату за арендную плату, в городах “третьей линии” она составляла пятьсот юаней за каждый месяц, не включая коммунальные услуги. Домовладелец не рассчитывал продавать здание, а только лишь ждал снос дома и положенные за это неплохие компенсационные выплаты.

    Уже давно говорили, что это здание хотят снести. Но в результате, за прошедшие несколько лет до сих пор не снесли, поскольку квартиранты этого здания сравнительно несговорчивые.

    Очень много людей презирало это место. Люй Шу, впрочем, здесь исключительно нравилось, потому что у каждой квартиры был маленький дворик. В нём можно посадить немного чеснока, душистого лука и им подобных вещей. В конце концов, на все покупки требуют денег.

    Люй Шу не хватало денег, поскольку он сирота. В детстве он был подброшен к дверям сиротского приюта.

    Люй Сяоюй была такой же.

    В обычной ситуации, если до шестнадцати лет сироту никто не усыновляет, тогда ему приходится вливаться в общество самому и выживать собственными силами. Люй Шу попал как раз в такое положение.

    С детства он обладал сравнительно хилым телосложением. Какая семья захочет взять на воспитание хиляка?

    А Люй Сяоюй сама тайно сбежала. Для сиротских приютов подобное уже вошло в привычку. В современном мире, когда сиротам надоедают условия жизни сиротского приюта, они тайком сбегают, а после, ходя по миру, обворовывают и отнимают предметы. Таких ситуаций сейчас очень много, поэтому в подобных случаях многим даже не хочется извещать полицию.

    Сиротские приюты тоже не такие “типичные сиротские приюты” как в кино, которые наделены чувством ответственности. Жив или мёртв сбежавший ребёнок, кто так много заботится?

    Люй Шу пытался возвращать Люй Сяоюй в сиротский приют. Она ведь сама по себе неплохая, возраст тоже маленький, определённо найдётся кто-то, кто удочерит её. Но Люй Сяоюй каждый раз повторно сбегала.

    Через долгое время Люй Шу тоже привык.

    Люй Сяоюй была немного ненормальной, по сравнению с ровесниками у неё было преждевременное развитие. Само собой, Люй Шу также нельзя назвать нормальным. Хотя в обычное время это особенно не прослеживается, но сегодня, во время диалога с тем Чжи Вэем, это немного проявилось.

    Их квартира находилась в наиболее внутренней части здания. Когда они проходили рядом с одной квартирой, одна соседская тётушка как раз варила лекарство.

    Люй Шу знал, что в этой семье есть один пожилой человек. Весь круглый год он пребывал в мучениях болезни. Эта тётушка – сноха того старика. Его болезнь как будто бы передаётся по наследству, а его сын замученный болезнью ушёл перед ним.

    Но сноха оказалась преданной и почтительной, так много лет продолжает заботиться о старике. Несмотря на то, что тётушка Лин выглядит за сорок и у неё довольно много морщин, но по контурам её лица Люй Шу всё равно мог разглядеть, что в молодости она была очень красивой.

    Такая женщина согласна остаться вдовой и в одиночку заботиться об отце её супруга, в нынешнем обществе таких людей действительно встретишь немного…

    «Тётя Лин, добрый вечер» – смеясь, поприветствовал Люй Шу.

    «Малыш Шу и малышка Юй, вы вернулись»– улыбнувшись, ответила тётушка.

    Но как только Люй Шуй рассчитывал вернуться в их квартиру, Люй Сяоюй внезапно присела на корточки и с глазами полными надежды посмотрела на кастрюлю с лекарством, которая стояла в маленькой печи.

    «Тётя Лин, можно мне немного выпить?»

    Тётя Лин рассмеялась: «Это же лекарство, а, Сяоюй»

    Подумав, Люй Сяоюй сказала: «Тогда я выпью чуть меньше!»

    Лицо Люй Шу немедленно помрачнело: «Идём, идём, идём, зачем ты мешаешься? Лекарство других людей ты также хочешь выпить!»

    “Твою за ногу, слишком позорно!”

    Люй Шу как раз в таком возрасте, когда у юношей возрастает чувство самоуважения. Жить с такой маленькой обжорой прямо-таки…!

    “У того лекарства даже запах неприятный, ясно?!”

    «Угу…» – Люй Сяоюй с неохотой продолжала идти вглубь здания. За каждый шаг она три раза поворачивала голову – очевидно, ещё заботилась о той кастрюле с лекарством.

    Из комнаты за спиной тёти Лин раздался тихий звук кашля и последовал старческий вздох: «Быть молодым действительно хорошо, а!»

    Тётя Лин с улыбкой согласилась: «Да! Быть молодым действительно хорошо!»

    Люй Сяоюй больше не поворачивала голову, чтобы смотреть на ту кастрюлю с лекарством, а с нетерпением смотрела на Люй Шу.

    «Люй Шу, я хочу лапшу быстрого приготовления, а ещё тушёную говядину с ростками бамбука в коричневом соусе!»

  • Ваше Величество, помилуйте!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии