• Вайолет Эвергарден
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава Первая: Драматург и Автозапоминающая Кукла. Часть Вторая.

    После того, как прошло еще три дня его времяпровождения с Вайолет, Оскар вновь встал на ноги. Он получил вдохновение для специфической сцены.

    История Оскара, которую писала Вайолет, была о приключениях одинокой девушки. Девушка, которая покинула дом, посещала множество земель, вступала в контакт с множеством людей и становилась свидетелем множества происшествия, таким образом становясь взрослее. Образ девушки писался с его больной дочери.

    В самом конце девушка вернется в свой дом, который покинула. Ее отец ждал ее там и не мог сказать, была ли это действительно она, поскольку она изменилась слишком сильно. Опечаленная девушка умоляла его вспомнить, напоминая ему о данном ими однажды обещании - пересечь озеро у их дома, идя по опавшим листьям, упавшим в воду.

    "Люди не могут ходить по воде".

    "Я просто хочу представить. Я сделаю так, что ей окажет помощь благословение духа воды, которое она получила в середине своего путешествия".

    "Даже так, я не подхожу для этого. Девушка из истории жива и невинна. В отличие от того, кем являюсь я". - спорила Автозапоминающая Кукла.

    Оскар попросил Вайолет надеть одежду, подобную той, что была на его главной героине, и попросил ее немного поиграть на берегу озера. Он уже заставлял ее заниматься уборкой, стиркой и другими домашними делами, и, вдобавок к этому, попросил оказать такую услугу. Как будто она была мастером на все руки.

    Даже Вайолет, которая была очень спокойной профессиональной девушкой с удивлением подумала: "Что за проблематичный человек..."

    "Твой цвет волос... возможно немного отличается, но он светлый, такой же как был у моей дочери. Если ты наденешь платье, несомненно..."

    "Мастер, я всего лишь личный секретарь. Автозапоминающая Кукла. Я не ваша жена или наложница. Точно так же я не могу стать заменой".

    "Я-я знаю это. У меня нет подобной заинтересованности в такой девушке, как ты. Просто... твоя внешность... если бы моя дочь была жива, я думаю... она бы выросла похожей на тебя".

    Вайолет, которая до этого твердо стояла на своем, заколебалась: "Я действительно думала, что вы были слишком упертыми... так значит ваша дочь умерла?" - она легонько прикусила губу. На ее лице отображался ее внутренний конфликт.

    За последние несколько дней Оскар сумел понять одну вещь о ней. То, как Вайолет придерживалась того, что считалось 'добродетельным' решая между плохими и хорошими вещами.

    "Я Автозапоминающая Кукла... Я хочу удовлетворять желания моего клиента... но это желание нарушает мой рабочий регламент..."

    Она вела себя так, будто внутренне боролась с собой и, хотя Оскар винил себя за это, он попробовал в последний раз: "Если ты можешь создать картину выросшей девушки, вернувшейся назад домой и готовой выполнить ее обещания, моя воля к письму вскоре вернется. Я могу заплатить двойную цену по сравнению с твоей обычной. Эта история действительно драгоценна для меня. Я хочу закончить ее написание и сделать это вехой в моей жизни. Пожалуйста".

    "Но... Я... не кукла для нарядов..."

    "Тогда я не буду делать фотографий или что-либо в этом духе".

    "Вы намеревались?"

    "Я выжгу это в моей памяти и напишу историю лишь с этим. Пожалуйста".

    Вайолет подумала об этом еще немного с угрюмым лицом после чего все же согласилась, проиграв настойчивости Оскара. Она возможно была тем типом, что становилась слабой под давлением.

    Оскар тогда закончил свою жизнь затворника, самостоятельно вышел наружу и прикупил нарядную одежду и зонтик для Вайолет. Из одежды была белая кружевная блузка с поясом-лентой поверх синего платья. Зонтик был голубым с белыми полосками, изобилующий излишествами. Казалось, он заинтересовал Вайолет, поскольку она крутил его вокруг, многократно открывая и закрывая его.

    "Этот зонтик странный?"

    "Это первый раз, когда я вижу столь милый зонтик".

    "Разве ты сама не носишь милую одежду? Разве она не соответствует твоему вкусу?"

    "Мы носим то, что начальство в компании предлагает. Я сама не часто посещаю модные магазины".

    Это было подобно дитю, носящему то, что ему скажет мать.

    ――Может быть... что она значительно моложе, чем она сама думает.

    С подобным мышлением она немного напоминала маленькую девочку, не смотря на ее взрослый внешний вид. Пока Вайолет еще не изменила свое решение, как только Оскар закончил покупки, он не терял времени, попросив ее переодеться.

    Был поздний вечер, немного облачно снаружи. Не казалось, что будет дождь, но атмосфера подразумевала. Морозный воздух давал ощущение, что осень близко, но был недостаточно холодным, чтобы покалывать кожу.

    Оскар был первым, кто вышел. Он сел на деревянный стул в окрестностях озера, покуривая трубку. Он немного позаботился о себе и не курил с тех пор, как она приехала, ощущение дыма, заполняющего все до его живота, распространялось.

    Прошло несколько минут, во время которых он пускал кольца дыма в воздух. Затем, входная дверь отворилась со все более нарастающим скрипом.

    "Извиняюсь за ожидание".

    Он повернул голову на беспристрастный голос: "Ты..."

    "... не заставила меня долго ждать" - было то, что он собирался сказать, но слова так и не покинули его уст, поскольку его дыхание на секунду замерло. Он с трудом сглотнул, столь же ошарашенно, как когда он первый раз увидел Вайолет.

    Она была великолепна с распущенными волосами – красота, что украла момент признания у всего мира вокруг. Волосы, что когда-то были заплетены, плавно ниспадали и немного завивались на концах. Они были значительно длиннее, чем он представлял. Но что еще более важно...

    ――Если бы... моя дочь могла вырасти... она бы была именно такой.

    Пришла ли она что бы показать ему свой наряд? Когда он думал об этом, тепло разливалось в его груди.

    "Мастер, достаточна ли хорошо я выгляжу в одежде, что вы мне дали?" - Посреди мира осенних цветов, кружилась девушка нечеловеческой красоты. "Я должна лишь смоделировать, будто я пересекаю это озеро, верно? Эм, но Мастер, это действительно та постановка, что вы желаете написать? Скорее, чем просто бродить вокруг да около, даже если на несколько секунд, возможно было бы лучше, если бы я действительно пробежала через озеро. Мастер, оставьте это на меня. Я специализируюсь на физических занятиях, а также пусть и немного, но я способна удовлетворить ваши ожидания". - безэмоционально объяснила Вайолет и как всегда безразлично, не обращая внимания на Оскара, которого переполняло слишком много эмоций, который не мог собраться и в ответ мычал что-то невнятное.

    Та, кто стояла перед ним - была полной противоположностью его дочери. Не смотря на те же золотые волосы, ее зрачкам не хватал того сладкого сияния.

    Вайолет прислонила закрытый зонтик к своему плечу, крепко ухватившись за него. Она стояла на достаточно большой дистанции от озера, уставившись на него, будто оценивая водную гладь. Окрашенные в увядающие цвета осени опавшие листья плавали на ней.

    Ветер был нестабильным, то дул, то останавливался. Оскар обеспокоенно наблюдал, как она облизывает один из ее механических пальцев кончиком языка, подтверждая направление ветра. Уверенно отступив назад на землю, она слабо улыбнулась Оскару.

    "Не беспокойтесь. Все... будет согласно желанию Мастера". - уверяя со сладким звоном в голосе, Вайолет высоко подпрыгнула. Хотя она была вдали от него, за секунду она пролетела перед глазами Оскара. Данная скорость была подобна ветру.

    Прежде чем ступить на озеро, все столь же быстрая Автозапоминающая Кукла сильно оттолкнулась от земли. Толчок был достаточно сильным, чтобы пошатнуть почву. Ее жесткие ноги давали возможность прыгать на пугающую высоту. Выглядело так, будто она взбиралась по лестнице в небеса. Оскар стоял, разинув рот, от столь сверхчеловеческого действа.

    С этого момента, все происходящее казалось шло в замедленной съемке. Достигнув пика, Вайолет подняла зонтик, который взяла с собой и раскрыла его. Это было подобно распустившемуся в небе цветку. Украшения зонтика красиво покачивались, и будто предугадывая момент, ветер подтолкнул ее вперед. Ее юбка и зонтик легонько приподнялись в воздухе, показав ее нижнюю юбку. Ее длинные сапожки мягко ступили на опавшие листья, плывущие на поверхности воды.

    Этот момент. Эта секунда. Эта картина. Сцена запечатлелась в память Оскара так четко, как фотография. Девушка с покачивающимся зонтиком и развивающейся юбкой, ступающая по поверхности озера, прямо как чародейка.

    Слова его дочери с того самого дня, когда ее сердце остановилось, всплыли в его памяти.

    "Когда-нибудь..."

    "Ты покажешь мне это когда-нибудь, верно? В том озере около нашего дома, когда листья, которые опадают осенью, соберутся вместе на поверхности".

    "Когда-нибудь... Я покажу тебе это когда-нибудь, отец".

    Голос... голос той девочки, который он в конце концов забыл, отразился в его голове.

    ――Ты понятия не имеешь, не так ли? Я хотел, чтобы ты звала меня больше сотни раз.

    "Ты покажешь мне это когда-нибудь, верно?"

    "Отец". - пролепетал сладкий голос: "Я покажу это тебе когда-нибудь, отец".

    ―― Твой голос было слушать приятнее чем что-либо другое.

    "Я покажу это тебе когда-нибудь".

    ―― Ах, верно. Ты, с этим голосом, будешь невинно развлекать меня. Ты сказала это, не так ли? Мы дали обещание. Я забыл. Я забыл все это. Долгое время я не мог заставить себя вспомнить тебя должным образом, поэтому я рад, что мы встретились вновь. Даже если это иллюзия, я рад встретить тебя. Моя милостивая маленькая леди. Я знаю... что это не может быть исполнено. Тем не менее мы все равно пообещали это. Это обещание, что ты дала... оно уничтожало меня, толкая жить дальше до сих пор. И вплоть до сегодняшнего дня, я продолжал тянуть себя через эту жизнь. Я жил небрежно, смотря на следы, оставленные тобой. Я возмущался этим, но в этот момент... момент, когда кто-то, кто не ты, напоминает мне тебя... был мгновением, случайным стечением, встречей и объятием. Я хотел увидеть это, думая, что это заставит менять хотеть жить настоящим вновь. Ты, чье имя я не могу даже прошептать из-за печали. Я... хотел увидеть тебя, милая, все это время. Мой последний член семьи, что у меня остался. Всегда, всегда... Я постоянно хотел увидеть тебя. Я любил тебя.

    Он был столь счастлив, что хотел улыбаться, но ...

    "Уф... ух... ух..."

    ...лишь всхлипывания покидали его уста. Поток слез будто привел в движение остановившееся для Оскара время.

    "Ааах...не могу..."

    Он мог слышать тиканье часов. Это был звук биения его прежде застывшего сердца.

    "Я действительно, действительно..."

    Когда он прикрыл лицо руками, он понял, насколько неприятно морщинистыми они стали. На сколько же долго его время застыло, с тех пор как те двое погибли?

    "... хотел что бы ты... не ... умерала..." - его лицо исказилось, когда он пробормотал голосом, полным слез: "Я хотел, что бы ты жила... жила и ... росла..."

    ―― ... и показала мне, сколь прекрасной ты станешь. Я хотел увидеть тебя такой. И после того, как я увидел бы тебя в этом виде, я хотел бы умереть раньше тебя. Раньше тебя, после того, как ты бы заботилась обо мне - я хотел бы умереть именно так. Не так... что бы я ... заботился о тебе. Не так.

    "Я хотел увидеть тебя..."

    Слезы Оскара текли из его глаз по щекам и капали на землю. Звук Вайолет, ступающей по озеру, отдавался в его мире рыданий. Момент проблеска прошел, и голос его дочери, который он наконец вспомнил, вскоре вновь забылся. Иллюзия улыбающегося личика также исчезла, как мыльный пузырь.

    Оскар закрыл свои глаза не только руками, но и сомкнув веки. Он отрицал мир, которому она больше не принадлежала.

    ―― Ах, было бы хорошо, если бы я умер прямо сейчас. Неважно, как много времени я потратил в трауре, они не вернутся. Сердце, дыхание, пожалуйста остановитесь. С тех пор, как моя жена и дочь умерли, я стал неотличим от мертвеца. Поэтому, сейчас... прямо сейчас, в эту самую секунду... я хочу упасть мертвым на землю, будто я был застрелен. Прямо как цветы, которые не могу продолжать дышать, если все их лепестки опали.

    Он взмолился, но даже если он пожелает этого несколько сот миллионов раз, ничего не изменится. Он, кто уже пожелал этого сотни миллионов раз, знал это очень хорошо.

    ――Позволь мне умереть, позволь мне умереть, позволь мне умереть. Если единственный вариант - жить в одиночестве, позволь мне умереть вместе с ними.

    Как бы он не умолял, ничего из этого не осуществлялось. Ничего, однако...

    "Мастер!"

    В мире, который он отбросил, он мог слышать голос человека, чье время было столь же застывшим, как и его собственное. С неровным дыханием, она направлялась к нему.

    ――Я... жив.

    Он все еще жил. И изо всех сил пытался исчезнуть, так же, как его любимые. Это была не та молитва, которая будет отвечена, будучи сказанной, но с поглощенным тьмой взором, куда не мог пробиться солнечный свет, он все равно молился.

    "Бог, пожалуйста..."

    ――Если я не умру, по крайней мере - пусть моя дочь будет счастлива в этой истории. Пусть моя дочь будет удовлетворена ею. И рядом со мной. Пусть она будет... рядом со мной, вечно. Даже если лишь внутри этой повести. Даже лишь как воображаемая девочка. Будет вместе со мной.

    Он не мог не пожелать этого. В конце концов, его жить продолжится.

    Перед Оскаром, который рыдал, не беспокоясь о своем возрасте, стояла Вайолет, промокшая в озерной воде. Капли воды капали с ее неряшливой одежды, которая теперь была испорчена. Тем не мене, у нее было наиболее радостное выражение, которое можно было считать за улыбку, которое она показывала до сих пор.

    "Ты видел? Я смогла пройти три шага".

    Не раскрывая то, что он не мог видеть сквозь слезы, Оскар ответил, шмыгая носом: "Хм, я видел. Спасибо тебе, Вайолет Эвергарден". - он вложил всю благодарность и почтение в эти слова.

    "Спасибо тебе, за то, что воплотила это в жизнь. Спасибо. Я действительно стал свидетелем чуда. Я не верю в Бога, но если он существует, то это определенно ты".

    Вайолет лишь ответила: "Я Автозапоминающая Кукла, Мастер". - не отрицая и не подтверждая существование Бога.

    Впоследствии, Оскар нагрел ванну для Вайолет, которая полностью промокла.

    Она не показывалась за едой, однако она пользовалась ванной каждый день, и предположительно отдыхала в комнате, которую ей предоставили. Она была очень человекоподобной механической куклой.

    ――Действительно, в наше время цивилизация потрясает. Развитие науки просто удивительно.

    Даже несмотря на то, что она была механической девушкой, она не могла оставаться в мокрой одежде. Поскольку смена одежды была необходима, она обернула банный халат вокруг своего, предположительно, идеального тела, и направилась в ванную. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как кто-то кроме Оскара регулярно использовал ванную, поэтому из-за пробела в памяти он зашел, не постучавшись и все закончилось тем, что он увидел ее до того, как она надела что-либо на себя.

    "Ах, мне жа... ль... а?"

    Он сглотнул из-за недоумения.

    "Что за!?"

    То, что отразилось в глазах Оскара - вид куда более очаровательно красивый, чем просто обнаженная девушка. Капли стекали с золотых волос. Ее глаза сияли прекрасной синевой, которую не сможет передать ни одна кисть художника, под которыми были розовые полные губки. Стройное тело, с деликатной шеей, выступающими ключицами, округлой грудью и женственными изгибами.

    Ее искусственные руки, состоящие из металлических частей, шли от плеч до кончиков пальцев. Но лишь они. Не смотря на множество шрамов, каждый дюйм ее тела, за исключением рук, был полностью из плоти и крови. С этим тонким телом, она не была похожа на механическую куклу, но на сравнительно нормальное человеческое создание.

    Со всем, во что он верил до сих пор, и с открывшимся шокирующим откровением, Оскар пытался подтвердить то, что он видел, раз за разом.

    "Мастер". - Вайолет обратилась с голосом, полным осуждения за то, что он продолжал в изумлении рассматривать ее.

    "Ааа! Ааааа! АААААААААААА!"

    Как ни странно, но единственный крик после этого инцидента исходил от Оскара. С лицом одновременно красным от смущения и частично в слезах, выпустив с криком весь воздух из легких, он бешено спросил: "Так ты все же человек?!"

    Обернув полотенце вокруг себя, Вайолет откровенно ответила: "Мастер действительно проблематичный человек". - После того, как она мягко пробормотала эти слова, опустив взгляд, ее щеки немного порозовели.

    "Автозапоминающая Кукла". Прошло довольно много времени с тех пор, как это название популяризовалось.

    Создателем был исследователь механических кукол - Профессор Орланд. Его жена, Молли, писательница новелл, и все началось, когда она потеряла свое зрение. Когда она ослепла, Молли была невероятно подавлена тем, что не может больше писать новеллы - то, чем она занималась большую часть своей жизни - и становилась слабее с каждым днем. Не в силах больше наблюдать за своей женой в подобном состоянии, Профессор Орланд создал первую Автозапоминающую Куклу. Это означало запись всего, что сказано человеческим голосом - другими словами, машина, которая служила "секретарем".

    После этого, некоторые работы Молли выиграли международные литературные призы, а изобретение Профессора Орланда стало известным, как необходимым в ходе истории. Несмотря на то, что он намеревался сделать только одну для своей возлюбленной жены, позднее это стало общеизвестно с поддержкой большого количества людей. В настоящее время Автозапоминающие Куклы продавались по разумно низкой цене, а были даже типы, которые брали в аренду или одалживали. Живые, дышащие люди также были секретарями унаследовавшие подобные Автозапоминающим Куклам характеристики, и они даже унаследовали это же название.

    Попрощавшись с Вайолет, Оскар узнал от своего друга, что она была очень популярной в индустрии. Когда друг узнал, что Оскар по ошибке принял ее за настоящую Автозапоминающую Куклу, он над ним лишь посмеялся: "Ты действительно жил под скалой! Ты действительно думаешь, что столь хорошенькая машина может существовать?"

    "Это все потому, что ты сказал, что она была механической куклой..."

    "Технологии текущей человеческой цивилизации еще не достигли такого уровня. Действительно существуют механические куклы. Некоторые даже милые. Но я просто... подумал, что она будет хорошим лекарством для кого-то вроде тебя, закрытого и не взаимодействующего с людьми. Эта девочка... не говорит много, но у нее есть сила восстанавливать людей. Она послужила своей цели, верно?"

    "Да".

    Она была определенно тихой, но, да, она была действительно хорошей девушкой.

    "Нет никого равного Вайолет Эвергарден, но в следующий раз, для тебя в качестве постоянного ассистента я отправлю секретаря, который не будет наполовину человеком".

    В конце концов, посылка была доставлена Оскару домой. Она содержала маленькую куклу, полностью отличающуюся от Вайолет Эвергарден. Это была механическая кукла, предназначенная для записи всего сказанного им, с помощью печатной машинки, которая будет как правило сидеть на столе, одетая в красивое платье.

    ―― Ясно. Определенно, это экстраординарно.

    "Но, это не может сравниться с ней..." - Оскар криво улыбнулся, глядя на комнату, которую он предоставил девушке, которой больше не было рядом. Если бы он сказал, что был одинок, он определенно знал, что бы она ответила.

    "Мастер... столь проблемный человек". - отдавался сладкий голос. Его владелец говорил безэмоционально, лишь уголки ее губ немного приподнимались.

    Даже если ее не было здесь, у него было чувство, что он мог слышать ее.

  • Вайолет Эвергарден
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии