• Устремления суперзвезды
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 31: «Прослушивание на роль Лин Сяо» (Часть 1).

     

    Прослушивание для фильма «Чёрные тучи» проходило в Городе S, где позже и должен был сниматься фильм.

    Хотя эта команда снимала всего лишь недорогой биографический фильм, они не относились небрежны к реквизиту. Когда Жун Сюй прибыл на площадку, он увидел множество людей,  поглощённых организацией съёмок и подготовкой реквизита. Когда он вошёл в зал для прослушивания, то увидел в первом ряду шесть человек.

    Предварительно выбранный главный актёр, сценарист, продюсер, инвестор и режиссёр – так обычно выглядели команды, проводящие прослушивание.

    Однако в зале «Чёрных туч» сидели шесть человек. Жун Сюй не узнал женщину, которая сидела от него дальше всех. На ней были чёрные очки, а светлый шарф закрывал треть её лица. Он мог понять только, что она элегантна, но истинную её внешность увидеть не мог.

    Взгляд Жун Сюя на секунду задержался на этой женщине, после чего он быстро отвернулся. Он улыбнулся и поприветствовал членов «жюри», а затем выслушал режиссёра Ляна, сидящего посередине:

    — У Вас отличный имидж и темперамент. Жун Сюй, давайте сразу же приступим к прослушиванию. Вы, кажется, выбрали третью сцену? Мы с нетерпением ждём Вашего выступления.

    Цзяо Цзиншань жил в городе S. Жун Сюй слышал, что вчера он уже прошёл прослушивание, и результаты были очень хорошими. Что касается Лин Чжэня, он только что вернулся из Англии и должен был прибыть в город на прослушивание днём.

    Соответственно, Жун Сюй проходил прослушивание вторым.

    Выслушав режиссёра Ляна, Жун Сюй вежливо ответил и зашагал прямиком к стене, установленной в центре комнаты. Сначала он поднял гитару, лежавшую на полу, и попробовал сыграть несколько нот, а затем протянул руку, чтобы взъерошить волосы.

    Его действия были хорошо видны шести членам жюри. Только режиссёр Лян и таинственная женщина показали какую-то реакцию и выпрямились.

    Глубоко вздохнув и медленно выдохнув, юноша открыл глаза; в его глазах было несколько оцепенелое выражение, но уголки его губ были слегка приподняты в нежной и тёплой улыбке.

    В следующий момент этот, казалось бы, хрупкий юноша запел чистым мелодичным голосом.

    Гитара была очень универсальным инструментом и, можно сказать, одним из лучших инструментов для начала обучения. Многие мальчики пытаются освоить гитару; всё потому, что девочкам нравятся мальчики, умеющие играть на гитаре.

    Яркий, ослепительный свет озарял тело юноши, отбрасывая его одинокую тень на стену. Он пел сильно и громко. Казалось, временами он вообще выпадал из реальности, а его глаза бегали по сторонам, не осмеливаясь посмотреть перед собой.

    Режиссёр Лян призадумался, глядя на ноги Жун Сюя, и внезапно обнаружил, что он стоит неподвижно, ступня к ступне!

    Более того, всё тело юноши было напряжено. Если посмотреть внимательно, можно было обнаружить, что его пальцы, лежащие на струнах, тоже слегка дрожали. Он нервничал, он был напряжённым, и даже... застенчивым!

    — Лето снова прошло, и время, которое я ждал тебя, увеличилось ещё на год. Чёрные тучи плывут над горизонтом… я оглядываюсь назад, чтобы взглянуть на твою улыбку…

    Что такое первая любовь?

    Многие из поклонников Лин Сяо говорят, что узнали о первой любви из его песен.

    На первый взгляд «Чёрные тучи» казалось крайне мрачным названием, но на самом деле это была очень нежная песня о любви. Юноша влюбился в девушку, они молчаливо встречались каждый день у фонтана. До последнего дня лета мальчик ежедневно приходил к фонтану, но так и не увидел девушку, с которой никогда даже не разговаривал.

    Затем он прождал ещё год и целое лето. В последний день лета он увидел небо, затянутое чёрными тучами, и спел эту песню. У него не было никакой ненависти и грусти. Он был просто счастлив тому, что у него есть такие прекрасные воспоминания.

    Затем, когда чёрные тучи медленно рассеялись, он обернулся и увидел эту ослепительно прекрасную улыбку.

     

    Мелодия была очень простой, как и текст, но эта простая и честная песня была способна затронуть нужные струны в сердцах людей. Когда Лин Сяо пел «Чёрные тучи» своим чистым голосом, его поклонники не могли не улыбнуться, вспоминая о своей первой любви или прошлых отношениях.

    У них не было грусти, только благодарность; Благодарность за то, что у них есть такие хорошие воспоминания.

    Независимо от того, насколько «всесильным» был Жун Сюй, он никак не мог превзойти Лин Сяо, полагаясь только на голос. В своей прошлой жизни он тоже пел и выпустил много альбомов, и даже сыграл ключевую роль на музыкальной арене. Однако, когда Жун Сюй послушал «Чёрные тучи» прошлой ночью, он замер, тронутый до глубины души, и не мог не пожалеть Лин Сяо.

    В своей прошлой жизни Жун Сюй также дебютировал как актёр. Позже он стал выдающимся актёром, который также мог и петь, и даже был удостоен нескольких музыкальных наград. Его голос не был уникальным, но он вкладывал в пение достаточно времени и сил и использовал все свои навыки, чтобы восполнить свою врожденную «посредственность». Более того, ему потребовались годы, чтобы найти интересные приёмы, подходящие его тембру, и, наконец, выработать свой собственный уникальный певческий голос.

    В тот день, когда он должен был петь «Резонанс войны» с Тан Мэнлань, Жун Сюй также хотел опробовать приём, который он использовал в своей прошлой жизни, но, к сожалению, он мало тренировался со своим новым голосом и не успел привыкнуть к нему, поэтому спел еле как. К счастью, он вовремя всё исправил. Но на этот раз для прослушивания Жун Сюй практиковался в вокале несколько дней и теперь мог петь своим голосом, как в прошлой жизни.

    Это был опыт,  который облегчал прогресс. С голосом, подобным его прежнему, и вокальными навыками, которые он развил в себе путём многолетней практики, он не мог проиграть ни одному другому певцу.

    В зале для прослушивания было тихо; все слушали песню с благоговейным вниманием, а юноша, стоявший посреди комнаты, как будто медленно расслаблялся. Его ноги были всё так же плотно сомкнуты, но пальцы больше не дрожали. Его голос становился всё громче и громче, как будто он пел в просторном и пустом переходе.

    Чтобы его песню услышали больше людей, он преодолел свою стеснительность и пошёл на многолюдную станцию метро. Чтобы его голос услышали, он пел громко; так, чтобы его песня дошла до каждого работника с белым воротничком, который поспешно проходил мимо него в утренний час пик.

    Постепенно его лицо становилось ярче и веселее. Он закрыл глаза и счастливо запел.

    Утончённый и беспечный голос напоминал чистый источник, бьющийся о валун, со звуками струящейся воды. Радостные и добрые эмоции, распространяющиеся от него, словно пытались зарядить всех вокруг.

    Он пел искренне, причём пел поистине восхитительно. Когда прозвучала последняя фраза песни «Может быть, однажды мы сможем дойти до последней остановки жизни», он внезапно открыл глаза и улыбнулся, посмотрев на жюри неподалёку.

    Взлохмаченные чёрные волосы ниспадали на его чистые ясные глаза, но не могли скрыть ожидание, читаемое в его взгляде. Такой яркий и обнадеживающий взгляд не мог не удивить режиссёра Ляна. Когда он откинулся назад, юноша уже спел последние слова песни, после чего поклонился. На этом прослушивание Жун Сюя было окончено!

    В конце концов, режиссёр Лян снимал фильмы уже более двадцати лет, поэтому он сумел быстро взять себя в руки и сказал:

    — Очень хорошо. Можете пока идти.

    В отличие от некоторых новичков, Жун Сюй не был так любопытен, чтобы расспрашивать режиссёра о результатах. Вместо этого он с улыбкой кивнул, вежливо поклонился и сказал:

    — Спасибо, тогда я пойду.

    Такое поведение заставило шесть человек в комнате узнать его лучше.

    Убедившись, что Жун Сюй действительно ушёл, продюсер хлопнул в ладоши и воскликнул:

    — С точки зрения  подхода, этот Жун Сюй намного лучше, чем вчерашний Цзяо Цзиншань! Вчера Цзяо Цзиншань держался далеко не так спокойно, как он. Сравнивая их выступления, я просто не могу поверить, что Цзяо Цзиншань играет уже восемь лет, а этот Жун Сюй дебютировал всего несколько месяцев назад!

    — Он выступил очень хорошо, — согласился режиссёр Лян.

    Все единодушно кивнули:

    — Спел он также намного лучше, чем Цзяо Цзиншань вчера. Его игра тоже была превосходной.

     

    Глава 31: «Прослушивание на роль Лин Сяо» (Часть 2).

     

    Перед прослушиванием режиссёр Лян сказал, что Жун Сюю досталась третья сцена, но на самом деле это была лишь хитрая уловка команды. Во всех их сценах для прослушивания было одно и то же задание: актёры должны исполнить сцену пения Лин Сяо «Чёрных туч» в метро. Все ​​без исключения.

    Жун Сюй, конечно, был выдающимся во всех отношениях; настолько, что даже продюсеры, которые считали его новичком, не могли сдержаться от похвалы, однако сценарист перебил их, серьёзно заявив:

    — Он совсем не подходит нам по внешности.

    Все сразу же замолчали.

    Лин Сяо не был уродливым, но его лицо нельзя было назвать красивым; он был обычным. Его темперамент восполнял все недостатки внешности, а из-за его характера все вокруг чувствовали, что он очень хорош, однако внешность Жун Сюя была слишком уж выдающейся. Трудно быть хоть как-то связать его с Лин Сяо.

    Обдумав это, инвестор сказал:

    — А Лин Чжэн, который был днём, тоже не подходит по внешности?

    Сценарист ответил:

    — У Лин Сяо не было такого красивого лица, как у этого Жун Сюя; он чрезмерно привлекателен. Наиболее подходящим должен быть Цзяо Цзиншань: он всегда отличался хорошей актёрской игрой, да и внешность у него не особо примечательна.

    Пятеро человек обсуждали этот вопрос ещё какое-то время. Даже режиссёра Ляна сценарист уже почти уговорил, однако в этот момент таинственная женщина, сидевшая сбоку, не сказав ни слова, медленно встала и пошла к двери.

    Режиссёр Лян был поражён:

    — Синьжоу!

    Таинственная женщина медленно обернулись и, наконец, подняла руку, чтобы снять свои солнцезащитные очки. Когда присутствующие в комнате увидели эти глаза, они замерли. Её прекрасные яркие глаза были красными от едва сдерживаемых слёз.

    Если бы Жун Сюй всё ещё был здесь, он бы, несомненно, смог назвать имя этого человека: Хэ Синьжоу.

    Пятнадцать лет назад состоялся дебют Вэнь Сюань. В то время самой популярной актрисой в Китае была Хэ Синьжоу. Хэ Синьжоу трижды удостаивалась премии «Золотой Феникс» за лучшую женскую роль, «Оскара» за лучшую женскую роль второго плана и одну награду Берлинской Премии за лучшую женскую роль; Раньше она была чрезвычайно популярной актрисой, но постепенно исчезла с экранов, а в последние годы и вовсе редко появлялась на публике.

    Поговаривали, что её время давно прошло, и она побаивается, что кассовые сборы следующего фильма с её участием будут провальными, поэтому не решается на съёмки. Однако её поклонники игнорировали эти слухи и продолжали почитать свою любимую актрису.

    В этот момент Хэ Синьжоу заговорила, чеканя каждое своё слово:

    — Жун Сюй – это Лин Сяо; это не может быть Цзяо Цзиншань. Я не хочу видеть следующее прослушивание. Я прошу, чтобы вы позволили Жун Сюю сыграть роль Лин Сяо!

    ***

    В этот день Жун Сюй и Ло Чжэньтао остались в городе S, чтобы дождаться результатов прослушивания. Если Жун Сюй пройдёт, то ему, естественно, не нужно будет уезжать из города, поскольку он будет готовиться со съёмочной группой к стартовой церемонии и самим съёмкам.

    В городе В в это время мужчина получил сообщение.

    Сюй Цзинь: «Жун Сюй прошёл прослушивание; его выбрала Синьжоу».

    Увидев первую половину предложения, Цинь Чэн одобрительно кивнул. Увидев вторую половину предложения, он мигом нахмурил свои красивые брови и напечатал ответ: «Почему именно Хэ Синьжоу выбрала его? Как она отреагировала на него во время прослушивания?»

    Сюй Цзинь:

    — …

    Вскоре Сюй Цзинь собрался с мыслями и позвонил ему, прямо сказав:

    Вы слишком много думаете. Разве Вы не знали, что Хэ Синьжоу всегда любила Лин Сяо? Я думал, Вам давно об этом известно: Вы с ними ведь участвовали в нескольких церемониях награждения. Однако Лин Сяо, похоже, не отвечал Хэ Синьжоу взаимностью. Идея этих «Чёрных туч» же принадлежит Хэ Синьжоу, а её отсутствие на экранах в последние несколько лет должно было связано с внезапной смертью Лин Сяо.

    Услышав это, Цинь Чэн слабо произнёс:

    — О…

    Это звучало так, будто человека, который только что поднял шум из ничего, никогда и не существовало.

    Сюй Цзинь не слишком много думал об этом и невзначай спросил:

    — Вас так волнует Жун Сюй, кажется, даже чересчур, ах! Мадам Цинь просила Вас следить за его личной жизнью? Даже если Хэ Синьжоу и благосклонна к Жун Сюю, она выбрала его на роль Лин Сяо, так что это не такая уж большая проблема. Хэ Синьжоу сейчас всего 38 лет, и она отлично выглядит, хотя Жун Сюй… э-э, немного моложе, но если они будут счастливы вместе, в этом нет ничего плохого.

    Острые глаза мужчины внезапно сузились, и он ледяным голосом перебил своего помощника:

    — Значит, тебе нравится эта зрелая женщина.

    Сюй Цзинь:

    — … у меня есть девушка!»

    Цинь Чэн:

    — О, так получается, что у тебя уже есть зрелая женщина.

    Сюй Цзинь:

    — Моя девушка младше меня на два года!!!

    Цинь Чэн:

    — О!

    Сюй Цзинь:

    — …

    «Ни с того, ни с сего становиться таким холодным… чего ты, чёрт возьми, хочешь от меня!?»

    Изначально Сюй Цзинь хотел сказать больше, однако его босс отвечал ему только короткими «О». После каждого «О» Сюй Цзинь слышал в его голосе нотки… убийственного намерения!

    Поначалу он думал закончить этот разговор, чтобы сохранить свою жизнь, но когда Сюй Цзинь уже собирался повесить трубку, он услышал низкий и магнитный голос Цинь Чэна:

    — Когда они приступят к съёмкам, они, кажется, будут в городе S? Купи мне завтра билет в город S, а я пока займусь переговорами с командой.

    Сердце Сюй Цзиня дрогнуло:

    — О чём Вы собираетесь вести переговоры?

    Цинь Чэн ответил так, будто это было чем-то, само собой разумеющимся:

    — Обсужу сцены, в которых я буду сниматься.

    Сюй Цзинь:

    — …

    «Почему у меня такие плохие предчувствия по этому поводу...»

    Продолжая придерживаться мысли «Кажется, что-то не так, но если я произнесу это вслух, это вызовет кучу проблем», Сюй Цзинь быстро забронировал билет. Он колебался до самого последнего момента, но, наконец, всё же забронировал ещё один билет и для себя, чтобы не дать безответственному Молодому Мастеру своей семьи делать то, чего он делать не должен.

    ***

    К ночи Жун Сюй, наконец, получил от команды «Чёрных туч» сообщение, подтверждающее, что он прошёл кастинг. Он почти никак на это не отреагировал, но зато Ло Чжэньтао был так счастлив, что даже открыл бутылку вина, чтобы отпраздновать это.

    ***

    Цзяо Цзиншань также получил результаты прослушивания, и был разочарован лишь пару минут, после чего быстро забыл об этом.

    В это же время в одном пятизвездочном отеле города S некий красивый и элегантный молодой человек сердито бросил чашку на пол, разбив её вдребезги.

    — Жун Сюй!? Как они могли выбрать Жун Сюя? У этой помойки «Западни», в котором он недавно снялся, рейтинги были выше, чем у моей «Летней правды», но я мог смириться с этим. Это была проблема плохого сценария, и это не имело никакого отношения ко мне. Но какого чёрта он получил сейчас эту роль!? Каким местом я не так хорош, как он? Скажите мне, ах, как я могу быть не так хорош, как он!?

    Младший помощник бросился убирать осколки с пола.

    Лин Чжэнь с сердитым видом сидел на диване. Когда он поднял глаза, он случайно увидел по телевизору заголовок «Борьба за превосходство»…

    Даже здесь был этот чёртов Жун Сюй!

    — Выключи этот проклятый телевизор! Какая, к чёрту, «Борьба за превосходство»?! На что тут смотреть!

    Младший помощник мог лишь покорно кивнуть и пойти выключать телевизор.

    Лин Чжэнь сел на диван, чувствуя удушье. Он спросил:

    — Ты уже видел эту «Борьбу за превосходство»? Как он там играет? Отвратительно?

    Младший помощник немного поколебался, но всё же ответил:

    — Персонаж, которого он играет, появился только сегодня вечером; я его ещё не видел…

    — Хе-хе, да там и смотреть не на что. Как ты думаешь, что сделал этот Жун Сюй, чтобы попасть на эту роль? Я не знаю, какие методы он использовал, чтобы обойти меня и Цзяо Цзиншаня, и заполучить главную роль в «Чёрных тучах»… Действительно удивительно… новички этого года просто невероятно…

    Младший помощник хотел поспорить, но увидев высокомерное лицо Лин Чжэня, мог лишь тихо склонить голову и продолжить собирать с пола  осколки, думая про себя: «На самом деле, «Борьба за превосходство» –  очень хороший сериал. В конце последнего эпизода было показано, что сегодня в сюжете появится персонаж Жун Сюя, и он, кажется, действительно хорош, ах...»

     

    В этот момент, по всей материковой части Китая, бесчисленные зрители сидели перед телевизором, внимательно наблюдая за «Борьбой за превосходство».

    На экране они увидели маленькую лодку, плывущую по реке, и молодую героическую женщину-генерала, глядящую на здание вдалеке. Она прищурилась и приказала своим людям грести быстрее. Наконец, они прибыли на берег и быстро направились ко входу в это здание.

    Яркая и доблестная женщина-полководец подняла голову, чтобы увидеть элегантно написанные символы на табличке у двери. Холодным голосом она прочитала:

    — Павильон Ван Цю. Это... тот самый павильон Ван Цю из «Кто бы ни заполучил Ваньци, получит мир?»

    В следующий момент все прибывшие вошли внутрь!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 32: «Мечтаю переспать с ВаньЦи Яо!» (Часть 1).

     

    Три шахматные партии определят их успех или неудачу в просьбе «ВаньЦи» павильона Ван Цю!

    Когда зрители увидели превью прошлой ночью, они стали с нетерпением ждать выхода серии. Они видели, как Сяо Сян собирает людей, чтобы выиграть игру в шахматы, а также, как Сяо Сян смело кладёт свой меч на стол и говорит опасно низким тоном: «Мастер Ваньци».

    Однако ролик на этом обрывался, и они не могли увидеть ничего, кроме края белой одежды ВаньЦи Яо.

    Тянь Фэйфэй была преданной поклонницей «Борьбы за превосходство» задолго до того, как сериал вышел в эфир. И это неудивительно, ведь с тех пор, как она посмотрела «Западню», ей очень понравился её герой – Хо Си. Сначала она была преданной поклонницей маршала Хо, и смотрела этот новый сериал только для того, чтобы ещё раз взглянуть на Жун Сюя, но теперь она стала его преданным зрителем.

    Со времени первого эпизода прошло уже прилично времени, а ВаньЦи Яо должен был впервые появиться в сериале только сегодня!

    Переписываясь со своими друзьями, Тянь Фэйфэй нервно ждала появления ВаньЦи Яо.

    «Маршал Хо был таким жестоким красавчиком… Судя по трейлеру, я чувствую, что Ваньци Яо имеет куда более мягкий и нежный темперамент, ах. Я всегда чувствовала, что Жунжуну не подходит нежный типаж… Он должен убивать людей своим пистолетом и быть непредсказуемым. Он может быть только таким, только таким… он так красив, ах, Жунжун моей семьи».

    После отправки этого сообщения Тянь Фэйфэй подняла голову и увидела, что женщина-генерал Сяо Сян заводит своих людей в павильон Ван Цю.

    В одно мгновение фоновая музыка внезапно прекратилась, оставив только шум волн на берегу озера. Мрачный холодный осенний ветер завывал над широким озером Юнь Мэн, порождая рябь на поверхности голубых волн. Доблестная и героическая женщина-генерал прошла через высокий мост, расположенный между двумя зданиями, гордо держа осанку.

    Шаг за шагом, шаг за шагом…

    Пробраться в павильон Ван Цю было непросто. Она взмахнула мечом, и с помощью размышлений ученых они преодолели трудности, ожидавшие их на каждом этаже.

    Наконец, она прибыла на верхний этаж павильона.

    Протянув руку, она открыла дверь.

    В этот момент утихли даже звуки ветра и волн, оставив после себя только «скрипящий» звук открывающейся двери. Тянь Фэйфэй не могла удержаться от вздоха; её пальцы непроизвольно задрожали.

    Камера медленно скользнула по комнате, показав зрителю коллекцию из десятков тысяч книг в и кучу сандаловых благовоний. Стройная фигура стояла перед окном, прислонившись к перилам и глядя куда-то вдаль. Бриз, дующий с озера, мягко развевал его длинные волосы и заставлял трепетать его белые одежды. Перед ним был горизонт, соединяющий воду и небо, а за ним – мирный и спокойный кабинет.

    Если кто-то одержит победу на третьей шахматной доске, он получит возможность встретиться с Мастером ВаньЦи.

    Однако в этом мире пока не было никого, кто смог бы выиграть первую шахматную игру!

    И всё же сегодня Сяо Сян привела в павильон более двадцати шахматистов, у которых ушло три дня и три ночи на то, чтобы одержать победу в первых двух партиях. Это было достигнуто обманным путём, но она всё же победила. Вскоре она обнаружила, что третьей шахматной доски нет, поэтому, взяв свой длинный меч, она поднялась по лестнице и, наконец, обнаружила этого человека на самом верхнем этаже.

    Шок Сяо Сян длился всего секунду. Она быстро вошла и сложила ладони:

    — …Мастер ВаньЦи?

    В её голосе читались нотки сомнения.

    В ответ она услышала лишь звук волн, который оставался неизменным с незапамятных времён.

    Сяо Сян сделала шаг вперёд и повторила:

    — Мастер ВаньЦи.

    В тихом кабинете не было никого, кто откликнулся бы на её зов.

    В этот момент эта сильная и властная женщина-генерал, похоже, вспомнила о том, что государство Чу находится в опасном положении: её страна  на грани разрушения. Она стиснула зубы, сделала ещё один шаг вперёд и громко сказала:

    — Сяо Сян хотела бы разобраться с третьей партией в шахматы, поэтому прошу Вас, Мастер ВаньЦи, пожалуйста, ответьте мне. Теперь, когда Сяо Сян решила первые два задания, она осмеливается спросить Мастера ВаньЦи, где находится третья шахматная доска?!

    Её громкие слова снова повисли в воздухе.

    Однако ВаньЦи по-прежнему не оборачивался. В ту секунду, когда человек, стоящий за Сяо Сян, собирался было вмешаться, внезапно раздался тихий смех. Сяо Сян была поражена, и все люди. Пришедшие с ней, тоже. Они наблюдали, как эта высокая фигура в белом, стоявшая над озером Юнь Мэн у перила, медленно поворачивается к ним, глядя на них с улыбкой.

    В это мгновение время словно остановилось. Он поднял правую руку, и маленький воробей на его запястье замахал крыльями. Неизвестно, когда эта маленькая птичка вообще появилась на его пальце; возможно, это произошло, пока Сяо Сян с остальными терпеливо ждали ответа.

    Воробей подпрыгивал взад-вперед, отказываясь уходить. Этот необычайно красивый молодой человек, стоящий перед Сяо Сян, погладил гладкие перья маленькой птички, прежде чем она, наконец, неохотно улетела прочь.

    Взгляд Сяо Сян не мог не проследить за маленьким воробьём, который улетел из павильона Ван Цю. Когда она, наконец, снова опустила взгляд, её глаза встретились с парой ярких и ясных глаз ВаньЦи. Он стоял над голубыми волнами озера Юнь Мэн, окружённый множеством книг, и молча глядел на неё.

    — Если одержать победу в двух моих шахматных партиях, можно войти в павильон Ван Цю. Что касается последней игры... почему бы не устроить её прямо сейчас? Я подготовлю третью доску для генерала Сяо.

    Его тон был таким же лёгким, как ветер и облака, а улыбка на его губах была ещё мягче и нежнее.

    Маленький воробей облетел здание вокруг и вернулся назад; он снова протянул руки, глядя на маленькую птичку любящим взглядом.

    Сяо Сян долгое время молчала, прежде чем сделать ещё один шаг вперед:

    — Уважение не заменяет послушание.

    Это был Ваньци Яо. Когда Сяо Сян впервые увидела его, она держала в руке острый клинок, а он гладил маленького воробья. В кабинете, в котором находились десятки тысяч книг, высоко над озером Юнь Мэн, Ваньци Яо впервые встретился с Сяо Сян, произнёс её имя и предложил ей сыграть третью шахматную партию.

    Фигура в белой одежде играла чёрными, начав с коми в семь с половиной.

    В конце концов, с разницей в половину коми он проиграл двадцати высококвалифицированным мастерам из государства Чу. Двадцать гроссмейстеров вздохнули от восхищения и своей неполноценности. Что касается Ваньци Яо, то он лишь взял с собой маленького ребёнка и маленький чемодан, прежде чем сесть на корабль, приготовленный Сяо Сян, и покинуть озеро Юнь Мэн.

    Этот эпизод заканчивался отдаляющимся изображением павильона Ван Цю на экране.

    Осеннее солнце ярко освещало озеро, раскрашивая яркими красками постройки павильона Ван Цю и покрывая его тёплым жёлтым светом.

    На этом эпизод закончился.

    ***

    На телефон Тянь Фэйфэй приходили бесконечные оповещения, но она продолжала пристально смотреть на экран телевизора широко распахнутыми глазами; ей было совсем не до телефона. Дождавшись окончания промо следующего эпизода, она внезапно отошла от своего оцепенения и быстро включила телефон, чтобы посмотреть, что ей пишут.

    Ей пришло более двадцати сообщений!

    «Ах, ах, ах, Жунжун такой красивый, ты видела?! Как он может быть таким красивым!»

    «Я маленькая птичка в руках Жунжуна! Это я! Это я!»

    «Кто же спрятал моего Мастера ВаньЦи в этом золотом доме в самом центре озера Юн Мэн? Ах, ах, ах !!! Фэйфэй, Жунжун так прекрасен! Смотришь в его глаза, и видишь в них свет! Настоящий  свет, ах-ах-ах! Мой муж такой красивый!

    «... Фэйфэй, скажи что-нибудь, а?»

    «Ao-ao-aо! Жунжун вообще не планировал побеждать! Как ВаньЦи Яо может быть таким могущественным!?»

    — ...

    «Помню, раньше ты говорила, что Жунжун не подходят роли подобного нежного и отчуждённого типажа! Я хочу серьезно поговорить с тобой! Ты осмелилась сказать, что Яо моей семьи не годится на эту роль? Яо моей семьи достаточно красив, чтобы опрокинуть Небеса! Жунжун в белом просто бог! Эмм, подожди, подожди… Что ты думаешь о «Хо Си + ВаньЦи Яо»? Теперь, когда я подумала об этом, похоже, это возможно?! Яо такой красивый: Маршал определенно не захотел бы с ним расставаться! Он хранил б его в своих  ладонях, как сокровище...»

    Как только она увидела это сообщение, Тянь Фэйфэй испугалась и поспешно ответила:

    «Это один и тот же человек! Тебе не кажется, что дыра в твоём мозгу слишком велика?! Но Жунжун и правда слишком красив! Как он может быть таким красивым?! Но меня не покидает мысль, что аскетизм, который испускает Яо, просто чрезмерен... разве ты не чувствуешь, что... чрезмерное воздержание... тоже... очень... грязно... АХ-АХ! Я очень хочу с ним переспать! Очень хочу переспать с ним!!!

    #Мечтаю_переспать_с_ВаньЦи_Яо»

     

     

    * Уважение не заменяет послушание - [恭敬 不如 ] следовать чьим-то наставлениям; самая искренняя форма уважения; принятие чьей-либо просьбы, приглашения и т. д.

     

     

     

    Глава 32: «Мечтаю переспать с ВаньЦи Яо!» (Часть 2).

     

    Эпизод закончился, и к одиннадцати часам вечера хэштэг #Мечтаю_переспать_с_ВаньЦи_Яо

    поднялся в тройку популярных хэштэгов в ветке темы «Борьба за превосходство». Более того, после полуночи, хэштэг даже поднялся до 32-го места в популярных поисковых запросах и попал в топ-50 самых популярных поисковых запросах во всем Интернете!

    Любой пользователь сети, который щёлкал по хэштэгу, мог увидеть тщательно отредактированные фанатами ролики с ВаньЦи Яо. Его привлекательная спина, облачённая во всё белое, которая могла ввести в транс любого пользователя по всему миру, его элегантная осанка, его лицо, с улыбкой оборачивающееся на камеру, его баловство с маленькой птичкой и конфронтация с Сяо Сян!

    «#Мечтаю_переспать_с_ВаньЦи_Яо»

    «#Мечтаю_переспать_с_ВаньЦи_Яо! Если я смогу переспать с ним, то вся моя жизнь будет стоить того!»

    «Ах, ах, ах, как Мастер ВаньЦи может быть таким чистым!? Чем он чище, тем больше мне хочется его замарать… Я действительно хочу разорвать на нём одежду, прижать его к кровати и целовать, целовать, целовать… я очень хочу увидеть, как он выглядит, когда краснеет!!!»

    «Сетевая полиция 666 заблокировала пользователя наверху. Тук-тук, пожалуйста, откройте дверь, я пришла, чтобы проверить ваши счетчики».

    ***

    Ночью, в городе В.

    Два эпизода «Борьбы за превосходство» закончились. Красивый и отчуждённый мужчина, одетый в чёрную пижаму, с серьёзным лицом таращился на рекламу, идущую по телевизору. Через некоторое время он молча взял пульт и нажал кнопку воспроизведения.

    Он начал пересматривать эпизод «Борьбы за превосходство», а именно сцены, в которой Сяо Сян входит в павильон Ван Цю, беседует с Ваньци Яо, побеждает и, наконец, они вместе покидают озеро Юнь Мэн.

    Он пересматривал эту сцену снова... и снова!

    После третьего просмотра Цинь Чэн без всякого выражения поднялся с дивана, подошёл к окну и посмотрел вниз на шумный ночной город. Через три минуты он молча вернулся на диван; красные кончики его ушей, наконец, немного посветлели. Он что-то пробормотал про себя, прежде чем снова взять пульт... и пересмотреть сцену в четвертый раз!

    Вскоре на Вэйбо был опубликован пост.

    Паста из семян лотоса с апельсиновой начинкой: «Ах, ах, ах, ах, ах, ах, ах, ах, ах, ах, ах, ах! Как же я хочу его» #Мечтаю_переспать_с_ВаньЦи_Яо»

    Если кто-то перешёл бы на эту учетную запись и немного прокрутил стену вниз, он с удивлением обнаружил бы, что все посты, публикуемые этим пользователем, были посвящены Жун Сюю!

    Один пост утром…

    Паста из семян лотоса с апельсиновой начинкой: «Я очень хочу сегодня позавтракать с Жунжуном».

    Один пост днём…

    Паста из семян лотоса с апельсиновой начинкой: «Хо Си такой красивый».

    Один пост ночью…

    Паста из семян лотоса с апельсиновой начинкой: «Борьба за превосходство скоро начнётся; жду встречи с ВаньЦи Яо!»

    Этот пользователь был даже пунктуальнее, чем люди с трёхразовым питанием!

     

    В это же время Жун Сюй, находившийся за тысячи миль о города В, естественно, не подозревал, что в квартире, из которой он вчера уехал, мужчина с пустым выражением лица пересматривал кадры с ним уже в шестой раз! Даже после того, как он пересмотрел этот эпизод столько раз, на его лице не появилось никакого выражения, как будто он просто небрежно смотрел эти кадры от скуки.

    Чтобы успеть на завтрашний грим и фотосессии, Жун Сюй решил лечь спать пораньше. Проснувшись, он почистил зубы и зашёл в Вэйбо. Просматривая новости друзей, он вдруг обнаружил, что снова попал в список трендов.

    #Мечтаю_переспать_с_ВаньЦи_Яо.

    Этот тэг… был немного постыдным. Жун Сюй тут же набрал Ло Чжэньтао сообщение, чтобы спросить, не он ли стоит за этим крайне постыдным хэштэгом.

    Ло Чжэньтао сразу же ответил, чувствуя себя несколько обиженным:

    «Если бы я хотел купить армию фэйков, чтобы помочь Вам продвинуться, разве я не вписал бы в тэг Ваше имя? Сяо Сюй, хотя этот тэг… и несколько неудобен, результаты всей этой шумихи поразительно хороши! На самом деле сами пользователи сети подняли Вас топ-10!»

    Жун Сюй:

    — …

    Да, верно, топ-десять. Как только он нажал на этот тэг, он обнаружил, что тысячи людей пишут одно и то же: «Я действительно хочу переспать с ним».

    Жун Сюй думал, что за свою жизнь испытал на себе всё, в том числе и любовь многомиллионной публики. Сколько всего он повидал за свою прошлую жизнь? Но это было действительно... в первый раз… чтобы весь мир «мечтал переспать» с ним. Даже после того, как в своей прошлой жизни он стал знаменитым, он всегда играл главные роли в паре с красивыми женщинами… и даже мужчинами... Да, он действительно снимался в гей-фильме.

    Тем не менее, его фанаты никогда не были такими восторженными, и лишь молча вносили свой вклад в кассовые сборы. Как могло случиться, что все пользователи сети внезапно стали такими страстными?!

    «Если я не могу переспать с ВаньЦи Яо, я отказываюсь вставать!»

    «Ой, я упала. Я встану только в том случае, если Жунжун поцелует меня!»

    «Если я не могу переспать с ВаньЦи Яо, то какой смысл мне жить... или, может быть, я могу переспать с Хо Си? :3»

    «Я позволю вам, ребята, довольствоваться ВаньЦи Яо и Хо Си. Но сама я буду спать с Жунжуном! @ЖунСюй»

    Жун Сюй:

    — …

    Они даже смеют отмечать его!!!

    Пока он снимался на постеры персонажей в течение дня, Жун Сюй продолжал молча листать комментарии фанатов. Этим утром он уже подписал контракт с командой «Чёрных туч» вместе с Ло Чжэньтао и обсудил график съемок, поэтому сегодняшняя фотосессия была для него очень расслабляющей и приятной. Жун Сюй бездельничал, поэтому успел посмотреть уже тысячи постов своих фанатов.

    Нажимая на хэштэг #Мечтаю_переспать_с_ВаньЦи_Яо, он читал каждое сообщение, слово за словом.

    Когда он возвращался в отель ночью, Жун Сюй прочитал очередной подобный пост.

    Паста из семян лотоса с апельсиновой начинкой: «Нет! Переспать с ВаньЦи Яо будет недостаточно! Я хочу Жунжуна! Я хочу переспать с Жунжуном! #Мечтаю_переспать_с_ВаньЦи_Яо».

    Между этим постом и всеми предыдущими не было большой разницы, Жун Сюй лишь мельком взглянул на него, прежде чем продолжить небрежно прокручивать ленту вниз. На следующий день он уже привык к бесстыдству своих фанатов. Он даже случайно нажал на странный коллаж одного из пользователей, поэтому его больше не заботили эти словесные «домогательства».

    Перед сном Жун Сюй в очередной раз подумал об этом и всё-таки решил сделать пост.

    Жун Сюй: «После просмотра Борьбы за превосходство сегодня вечером, вы должны хорошенько отдохнуть. Я уже пошёл спать (дверь заперта, никто не может войти) :)»

    Многие фанаты как раз включали телевизор и слушали заставку «Борьбы за превосходство», когда им неожиданно пришло уведомление.

    «Ах, ах, ах! Жунжун, позволь мне пойти в кровать вместе с тобой!!!»

    На следующий день, с ростом сцен ВаньЦи Яо, появлялось всё больше и больше поклонников, которые не просто облизывались на его красоту, но и начинали анализировать его характер. Чем больше он появлялся в кадре, тем больше людей восхищались им. Потому что, кто мог поверить, что такой хрупкий на вид юноша сможет направить тысячи солдат, чтобы уничтожить превосходящие силы противника?

    Если бы вы говорите, что этот человек понравился вам с первого появления, то вам, скорое всего, понравилась лишь его внешность. Но теперь, с раскрытием персонажа «ВаньЦи Яо» всё больше и больше поклонников воспевали его спокойное невозмутимое поведения, а также были тронуты его, казалось бы, холодным, но нежным сердцем.

    Три дня спустя ВаньЦи Яо и второй мужской персонаж ДунЛи Лань встретились на поле боя.

    Жун Сюй же в это время начал подготовку к церемонии запуска «Чёрных туч». Многие зрители были ошеломлены, наблюдая за тем, как ДунЛи Лань, облачённый в доспехи, холодно смотрит на Мастера ВаньЦи, одетого во всё белое. Острый длинный меч сверкнул, и мужчина, холодно усмехнувшись, бессердечно заявил:

    — Тот, кто убьёт его, получит десять тысяч золотых и титул Маркиза!

     

     

     

     

    Глава 33: «Популярная ветка Лань-Яо!» (Часть 1).

     

    Среди десятков тысяч солдат, среди поднимающегося со всех сторон дыма, красивый, но зловещий мужчина взмахнул своим мечом и объявил награду своим десяти тысячам солдат.

    Что это было за чувство?

    Зрители не знали, какие чувства испытывал в этот момент ВаньЦи Яо, но одно они знали точно: они были готовы взорваться!!!

    «ДунЛи Лань знает ВаньЦи Яо?! Оу-оу?! Я что-то пропустила? У меня вылетело из головы что они на самом деле знакомы?!»

    «Черт, ДунЛи Лань – такой безжалостный и властный человек! Чувство от того, что на самом деле знает Яояо, слишком… сенсационно! У этих двоих были отношения, о которых они не могли рассказать другим людям… выдавать такую большую награду… Почему ДунЛи Лань хочет убить Яояо моей семьи? В каких они отношениях?! @КомандаБорьбыЗаПревосходство»

    «Один – демонически красивый и высокомерный хладнокровный наследный принц, в то время как другой - бесподобно талантливый молодой военный советник. Когда он впервые увидел его на поле боя, он поднял свой меч, чтобы отнять у него жизнь. Неизвестно, будут ли эти двое как-то связаны позже, но они поклялись быть вместе в течение трех жизней».

    «… Синопсис довольно шокирующий… но почему это кажется мне таким трогательным, ах! Так какова же связь между ДунЛи Ланем и Ваньци Яо? Как они могут быть знакомы?»

    Два эпизода этим вечером повествовали о другом сражении между государством Чу и империей Лян.

    До этого армия государства Чу одержала победу над империей Лян под руководством Ваньци Яо и вернула себе земли, которых их лишили девять лет назад. Месяц спустя наследный принц Империи Лян ДунЛи Лань лично повёл войска к границе. Обе стороны встретились на границе, и разразилась грандиозная битва.

    Империя Лян имела мощную и хорошо обученную армию. Их силы были значительно лучше, чем у государства Чу. Несмотря на то, что у Чу был ВаньЦи Яо, они все равно не смогли получить преимущество над Империей Лян. Обе стороны были в равном положении, и снова стояли на границе друг напротив друга; ни одна из сторон не осмеливалась сделать шаг вперёд.

    В этих двух эпизодах больше не было показано ничего, однако «удивительное» отношение ДунЛи Ланя к ВаньЦи Яо заставило всех зрителей задуматься над этой темой. Вскоре из-за бурных обсуждений в сети хэштэг #БорьбаЗаПревосходство поднялся в топ. У кого-то не ушло много времени на то, чтобы догадаться о возможной личности ДунЛи Ланя.

    «В первых нескольких эпизодах ВаньЦи Яо по неосторожности сказал Сяо Сян, что у него есть друг, его Шисюн. Они росли вместе и были очень близки, но затем потеряли контакт. Если ДунЛи Лань действительно знает Ваньци Яо, он вполне может быть его Шисюном или знакомым его Шисюна!»

    Две серии, вышедшие на следующий день, подтвердили предположение этого пользователя сети.

    Сяо Сян спросила ВаньЦи Яо о его отношениях с ДунЛи Ланем, на что ВаньЦи Яо улыбнулся и ответил:

    — Он мой Шисюн.

    Затем зрителям были показаны  приятные и счастливые воспоминания.

    ДунЛи Ланя родила у дворцовая служанка. С юных лет он не пользовался благосклонностью императора Империи Лян. Однажды он чуть не утонул в озере. Позже, хотя он и не умер, он заразился оспой и был выслан из дворца. Тогда он и познакомился с бывшим мастером павильона Ван Цю, который также был учителем ВаньЦи Яо.

    Павильон Ван Цю был местом не только экономической политики, но и исключительных боевых искусств. Предыдущий Мастер Павильона видел, что ДунЛи Лань имеет отличное телосложение и не мог не принять его в свои ученики. Он научил его боевым искусствам после того, как излечил его болезнь. Через полгода он привёл Ваньци Яо и таким же образом обучил его боевым искусствам и всем своим хитростям.

    Однако ВаньЦи Яо не обладал талантом к боевым искусствам, в то время как ДунЛи Лань был в них исключительным. Его боевые искусства были превосходны, а сам он – крайне талантлив.

    В боевых искусствах ВаньЦи Яо был не так хорош, как ДунЛи Лань; зато он превосходил его в гуманитарных науках. ДунЛи Лань ни разу не побеждал Ваньци Яо в ​​стратегиях планирования, но он всё же превосходил в них большинство других людей. Когда Сяо Сян спросила, почему ДунЛи Лань ушёл, Ваньци Яо беспомощно покачал головой:

    — Мы все думали, что Мастер выберет следующим Мастером Павильона Шисюна. Мы и представить себе не могли, что он выберет меня.

    Не желая мириться с такой ситуацией, гордый и высокомерный ДунЛи Лань предал павильон Ван Цю и вернулся в Империю Лян, захватив положение наследного принца. Император Лян стал формальным правителем Империи Лян, а ДунЛи Лань – фактическим.

    Выслушав эту историю, фанаты не могли не оплакивать эти злополучные отношения.

    «Чёртова мелодрама, они давят на наши чувства! Но... это так здорово! Отношения между этими двумя такие трогательные!»

    «В воспоминаниях Яояо я заметил маленького наследного принца, который был так добр к Яояо. Он даже использовал свой меч, чтобы разрезать ему фрукты и помогал маленькому Яояо тайком выбираться из павильона Ван Цю, чтобы погулять по городу. Как может наследный принц хотеть убить Яояо!? Боже, я не верю в это!»

    «Да что вы об этом знаете? Это называется «любовь убивает»! Ха-ха-ха-ха! Сегодня я дам сценаристу леденец на палочке. Он действительно умеет веселиться; даже в романах в этом году не осмеливались написать нечто подобное. У сценариста в голове очень большая дыра ~ Чмок:* =3»

    ДунЛи Лань и ВаньЦи Яо едва встречались в этих четырёх эпизодах, но именно их взаимоотношения внезапно стали самыми популярными. Новый хэштэг #ЛаньЯо стал стремительно набирать популярность. Вначале об этом говорили лишь небольшое количество людей, но когда кто-то нарисовал комикс с двумя пухленькими мальчиками – маленьким Яояо и маленьким наследным принцем - все пришли в восторг.

    В тот же вечер в 12 часов тема «ЛаньЯо» стала самой популярной в ветке #БорьбыЗаПревосходство, оставив позади главного героя и героиню сериала. К концу дня появилось много сценариев, описывающих чувства этих «боевых братьев», дабы утолить жажду фанатов. В этих сценариях также встречалось множество милых кусочков, которые трогали людей до глубины души.

    Затем появились ёнкомы (четырехкадровая манга) от фанатов-художников. Хотя их и было не так уж много, среди них было несколько шедевров.

    В обновлении на третий день больше не было объяснений о взаимоотношениях ВаньЦи Яо и ДунЛи Ланя. Однако в серии было показано кое-что интересное: Ваньци Яо до сих пор хранил нефритовый кулон, который подарил ему ДунЛи Лань.

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 33: «Популярная ветка Лань-Яо!» (Часть 2).

     

    Сяо Сян однажды случайно наткнулась на этот нефритовый кулон. К счастью, он не сломался. Сяо Сян несколько раз извинилась, но Ваньци Яо лишь улыбнулся:

    — Так как он не сломан, всё в порядке. Этот нефритовый кулон не стоит больших денег, максимум пару серебряных монет. Тем не менее, это память; его оставила Шисюну его мать. Когда я был ребёнком, я однажды помог Шисюну и взял его вину за какой-то проступок на себя. Когда я вышел из Дисциплинарного зала, где провёл на коленях три дня, я обнаружил, что Шисюн все эти три дня охранял дверь снаружи. Позже он подарил мне этот нефритовый кулон, сказав, что он должен мне, и что этот кулон будет служить этому символом.

    Сяо Сян не могла не удивиться:

    — Тогда, почему же, когда он увидел Вас вчера, он…

    Оставшиеся слова Сяо Сян не договорила, но ВаньЦи Яо итак знал, что она хотела спросить.

    Он был готов использовать столь значимый нефритовый кулон в качестве символа и подарить его своему Шиди. Так как же могло случиться, что теперь он осмелился объявить награду за его голову?

    ВаньЦи Яо слабо улыбнулся и покачал головой. Без тени обиды он объяснил:

    — В то время мы были совсем молоды. Боюсь, Шисюн давно забыл об этом.

    Естественно, Сяо Сян была не из тех людей, кто стал бы просить ВаньЦи Яо использовать нефритовую подвеску, чтобы попросить ДунЛи Ланя сдаться, поэтому она просто кивнула и старалась больше не упоминать об этом. Но когда зрители увидели, что она больше не задаёт ему вопросов на эту тему, они были взбудоражены до безумия.

    «Божечки! Яояо такой понимающий, такой мудрый, такой красивый. Если бы я была ДунЛи Ланем, мне бы было плевать на то, кто будет Мастером Павильона! Я хотела бы одного – Яояо моей семьи!!!»

    «Я уже придумала для них заголовок: Безжалостный, чертовски красивый и властный Гун; и любящий, нежный, умный бесподобный Шоу!»

    «Я думаю, эпизод с амнезией отлично подойдёт для нашей семьи!»

    «… Вы все думаете, что Яояо - это Шоу? Как мне кажется, Яояо – это, наоборот, Гун. Внешне он кажется чрезвычайно добрым и чистым, но как только вы посмотрите глубже, БАМ! Красавчик с чёрным сердцем!»

    Горячая дискуссия «Лань-Яо» была очень прибыльной для «Борьбы за превосходство». В то же время это было выгодно и для двух вовлечённых в это сторон.

    Первоначально из-за популярности «Западни», Жун Сюй также смог стать популярным за одну ночь. Благодаря этому еженедельному сериалу он поднялся, став звездой второго уровня. Теперь, с хорошим сюжетом и ролью всеми любимого ВаньЦи Яо, он медленно набирал такую популярность, какой могли только позавидовать  другие обычные звезды второго уровня.

    С июля, когда Жун Сюй присоединился к команде «Борьбы за превосходство», и до ноября, когда «Западня» вышла в эфир, и до нынешнего момента, когда вышла в эфир уже половина серий «Борьбы за превосходство», прошло всего полгода. Однако в течение этих шести месяцев о нём говорили просто на каждом углу.

    Теперь, благодаря ветке «Лань-Яо», он и Е Цяо часто упоминались пользователями сети.

    Популярность Жун Сюя росла с каждым днём; как минимум десять тысяч поклонников следили за ним ежедневно. Каждый пост, публикуемый им на Вэйбо, собирал более десяти тысяч комментариев и репостов, в то время как посты Е Цяо – более пяти тысяч.

    Это не значило, что четыре миллиона подписчиков Жун Сюя на Вэйбо могли превзойти семь миллионов поклонников Е Цяо, нет. Просто поклонники Жун Сюя следили за ним только в течение последних шести месяцев, поэтому, естественно, они были более активны.

    С популярностью ветки «Лань-Яо» для карьеры Е Цяо открылось второе дыхание.

    Многие зрители обсуждали отношения ДунЛи Ланя и ВаньЦи Яо и следили за Вэйбо Е Цяо и его форумом на сайте его компании. Популярность Е Цяо резко возросла. Всё, как Дун Чжэн и говорил полгода назад. В том же году Студия «Ци Ли» выпустила кассовый фильм «Чёрный конь» о гомосексуализме. И теперь Студия «Ци Ли» сделала то же самое в «Борьбе за превосходство», повысив популярность второго мужского персонажа.

    Многие звезды смогли внезапно стать знаменитыми благодаря каким-то драматическим сериалам или фильмам. Как и сейчас, в актерском составе «Борьбы за превосходство», главная героиня Тан Мэнлань всегда была популярна, но прославилась она только после одного драматического сериала. После этого все её появления на экране были запоминающимися, поэтому она закрепила за собой титул «Королевы».

    В последний раз рейтинг «Борьбы за превосходство» достиг отметки в 3.4.

    Судя по оживленным дискуссиям среди зрителей, эти цифры в дальнейшем будут только расти.

    Главный герой Дун Чжэн также был в плюсе: он сыграл в своём первом «высокорейтинговом» сериале.

    Кто среди всех актёров получил наибольшую выгоду, так это второй мужской герой Е Цяо и второстепенный актёр Жун Сюй. Для первого это было возвращением на большие экраны; а для второго – основанием для устойчивого взлёта его карьеры.

    Среди всего актёрского состава только третий ведущий актёр Сун Минфэй не произвёл ни на кого большого впечатления. Но в этом нельзя было винить его. Ведь его герой ещё даже не появился в сериале. После официального появления, возможно, его карьера также получит хороший импульс.

    Обо всём этом Жун Сюй только мельком слышал от Ло Чжэньтао. Он не стал мешать команде и Е Цяо использовать ветку «Лань-Яо» для продвижения сериала и актёров. Да, верно, популярность ветки «Лань-Яо» поддерживалась не только активностью фанатов, но и пиар-командами причастных сторон.

    Этот оправданный маркетинг мог одновременно увеличить популярность Жун Сюя и позволить ему, новичку, привлечь как можно больше внимания аудитории. Он мог убить двух зайцев одним выстрелом, так зачем же ему препятствовать этому? Тем более, что Жун Сюю даже не нужно было ничего для это делать. Команда «Борьбы за превосходство» и пиар-команда Е Цяо, естественно, прекрасно справлялись с эти и сами. От Жун Сюя требовалось только разрешение на использование его имени. Сам же он в это время мог спокойно заниматься подготовкой к своему новому фильму.

    ***

    Ради съёмок «Чёрных туч», съёмочная группа специально пригласила преподавателя по вокалу для Жун Сюя, чтобы тот научил его петь.

    По мнению режиссёра Ляна, хотя Жун Сюй и пел очень хорошо, он всё ещё не имел стабильной основы. Как известно, фильмы нельзя было дублировать. Использование дублирования означает, что вы заранее отказываетесь от наград за свою роль.

    Награды за фильмы были чрезвычайно требовательны к актёрам. Если голос в фильме не был вашим собственным, если эмоции в вашем голосе принадлежали не вам, то вы не могли получить соответствующую награду. Даже если ваша игра была безупречной, вы все равно не могли получить за неё ни одной кинопремии. Всё было очень строго.

    Поэтому, если это было возможно, команда «Чёрных туч» хотела, чтобы Жун Сюй пел лично. Только при тех обстоятельствах, когда это будет действительно необходимо, команда решит, заменять ли им его певческую партию голосом Лин Сяо. Тем не менее, этот факт обязательно повлияет на фильм.

    Мысли режиссёра Ляна были верны, однако он и предположить не мог, что профессиональный преподаватель вокала, которого он специально пригласил, сердито нагрянет к нему уже спустя десять минут занятий с Жун Сюем, возмущённо жалуясь:

    — Старый Лян, вот уж не думал, что ты такой! Ты попросил меня прийти, чтобы помочь тебе научить этого Жун Сюя, который якобы обладает кое-какими навыками, но никогда прежде не выпускал альбомов! Как ты мог солгать своему старому другу?

     

     

     

    Глава 33: «Популярная ветка Лань-Яо!» (Часть 3).

     

    Режиссёр Лян был ошеломлён:

    — Я… солгал тебе? В чём я тебе солгал? Старина Чэнь, ты можешь сказать мне прямо?

    Учитель Чэнь надул губы:

    — У Жун Сюя прочная база, а ты сказал мне, что он никогда прежде этому не учился! С таким же успехом я мог бы написать своё имя задом наперёд! Ладно, довольно, я не могу ничему научить его за такое короткое время. Даже если ты дашь мне год, я в лучшем случае смогу помочь ему отрегулировать голос. С точки зрения мастерства он очень развит. Больше не играй со мной так. Пригласи меня на ужин сегодня вечером, и я сделаю вид, будто ничего этого не было.

    Режиссёр Лян:

    — …

    «То есть, после того, как я заплатил тебе за то, чтобы ты преподал парню десятиминутный урок, ты ещё требуешь угостить тебя ужином?!»

    В этом нельзя было винить режиссера Ляна. И Жун Сюя, конечно же, тоже нельзя было винить.

    Накануне режиссёр Лян сказал ему, чтобы он пришёл сегодня в студию пораньше. Режиссёр Лян не уточнял цель этого визита, поэтому Жун Сюй не ожидал, что режиссёр Лян на самом деле пригласит для него преподавателя вокала. В своей прошлой жизни Жун Сюй учился вокалу целых три года. Хотя он и не сказал бы, что он был экспертом, но у него была неплохая прочная база.

    После этой ошибки Жун Сюй сам пригласил на обед режиссёра Ляна и Учителя Чэня.

    За обеденным столом известный режиссёр и известный преподаватель по вокалу пили и болтали, не заботясь о том, что произошло раньше. Однако, когда Жун Сюй захотел выпить немного красного вина, Учитель Чэнь внезапно протрезвел и отчитал его:

    — Если ты хочешь хорошо петь, тебе следует избегать алкоголя и всего стимулирующего и тяжелого на вкус.

    Режиссер Лян сказал:

    — Перестань волноваться! Ребёнок просто снимается в кино. Он актёр, а не певец.

    Учитель Чэнь громко рассмеялся:

    — Ха, а я уже и забыл. Полагаю, я просто привык обращать внимание на такие детали.

    Жун Сюй мог лишь беспомощно кивнуть и слабо улыбнуться.

    Глядя на них, он подумал, что эти двое, похоже, действительно перебрали сегодня с алкоголем.

    Возможно, из-за привычек из его прошлой жизни, в этом мире Жун Сюй ещё ни разу не пил алкоголь. Максимум, бокал красного вина. Таким образом, он неосознанно берёг своё горло. Очевидно, сейчас он был только актёром, но он всё равно продолжал беречь своё горло.

    Эта привычка была буквально выгравирована у него в костях. Он ежедневно занимался вокалом, тренируясь до тех пор, пока его горло не станет сухим и болезненным. Если он брался за что-то, он продолжал усердно работать над этим, не жалея себя.

    Прошло ещё два дня. «Борьба за превосходство» стремительно приближалась к середине сюжета, а сцены ВаньЦи Яо заканчивались ещё быстрее. Зрители, естественно, этого не знали, но Жун Сюй периодически заходил в интернет  и просматривал комментарии фанатов.

    ***

    Команда «Чёрных туч» уже завершила подготовку к съёмкам. Завтра должна была состояться официальная церемония открытия. В течение этого времени Жун Сюй оставался с командой и изучал  привычки и интересы Лин Сяо. Он хотел максимально точно отобразить характер этого человека, поэтому ему, естественно, нужно было понимать его. Только так он мог показать зрителю настоящего Лин Сяо.

    На следующее утро небо посветлели, и члены команды «Чёрных туч» зажгли благовония и начали церемонию открытия.

    Мужчина и женщина встречали всех прибывших. Режиссёр, продюсеры, инвесторы, сценаристы и другие также присутствовали на церемонии. Первым шёл режиссёр Лян, за ним Жун Сюй и главная героиня Юй Сыюй, а уже за ними – продюсеры, инвесторы…

    Процесс ничем не отличался от церемоний открытия других фильмов; каждый с лёгкостью выполнил свою задачу. После того, как режиссёр Лян с остальными членами команды разрезали красную ленточку, символизирующую церемонию открытия, съёмки «Чёрных туч» официально начались.

    Все казалось довольно обычным, если бы не кое-что странное...

    На церемонии не было СМИ.

    На самом деле, от начала и до конца церемонии открытия не появилось ни одного представителя СМИ! В здании присутствовали только члены команды, менеджеры актёров и помощники. Кроме них, не было ни одного репортёра!

    Это не означало, что «Чёрные тучи» не заслуживали освещения в СМИ, или что репортеры не хотели знать инсайдерскую информацию. Напротив, в Городе Кино города S сотни репортеров и журналистов окружили студию, ломая себе голову и пытаясь всеми силами проникнуть внутрь, чтобы получить хотя бы один сенсационный кадр.

    Один из репортёров выругался, жалуясь:

    — Команда «Чёрных туч» фактически отказалась от всех интервью! Это слишком странно!

    С самого раннего утра команда «Чёрных туч» была начеку. Они поставили охрану в окрестностях студии и не пропускали внутрь никаких представителей СМИ.

    Режиссёр Лян категорически отказывался давать интервью СМИ и запрещал всем членам команды раскрывать хоть какую-нибудь информацию о фильме посторонним. Даже актёрский состав нельзя было разглашать. Кто бы ни допустил слив новостей, он будет немедленно уволен.

    Чем загадочнее они были, тем больше внешнему миру хотелось что-нибудь о них разузнать!

    «Чёрные тучи» – это фильм, посвящённый памяти Лин Сяо, – это все итак прекрасно знали. Год назад, когда этот фильм был запущен, и сейчас, когда съёмки официально начались,  каждый поклонник Лин Сяо с энтузиазмом искал об этом фильме хоть какую-нибудь информацию. По всей стране… нет, следует сказать, что поклонники со всего мира мечтали разузнать детали этого фильма. Зная их предвкушение, все СМИ, естественно, хотели опубликовать такие новости первыми.

    ***

    Церемония открытия началась и закончилась без единого представителя СМИ.

    Когда они готовились к фотосессии днём, режиссёр Лян, похоже, боялся, что Жун Сюй может неправильно всё понять, поэтому решил вызвать его и терпеливо объяснить всё лично:

    — Пожалуйста, не переживай на счёт этого. Нашему фильму суждено быть увиденным сотнями людей, миллионами поклонников. На Вэйбо Лин Сяо до сих пор подписано двести миллионов поклонников, поэтому я не стал раскрывать публике детали съёмок. Так будет лучше.

    Услышав это, Жун Сюй слегка кивнул и улыбнулся:

    — Я понимаю. Я знаю, что режиссёр Лян сделал это ради того, чтобы мы могли сконцентрироваться на создании хорошего фильма независимо от внешней критики.

    Услышав это, режиссёр Лян рассмеялся и воскликнул с присущим ему открытым и свободным северо-восточным акцентом:

    — Ты, малыш, очень умён! Ах, неплохо, неплохо. Если у тебя есть время, тебе следует поговорить с Юй Сыюй; она хороший человек, к тому же она тоже из твоего «ХуаСя Энтертейнмент». Она должна позаботиться о тебе.

    Жун Сюй улыбнулся в ответ.

     

     

     

     

     

    Глава 33: «Популярная ветка Лань-Яо!» (Часть 4).

     

    Возможно, она как-то услышала слова режиссёра Ляна, но в тот вечер Юй Сыюй сама подошла к Жун Сюю.

    Она была милой и нежной красавицей. Её шелковистые чёрные волосы были собраны в пучок, и только пара выбивающихся прядей ниспадала ей на щёки, делая её ещё более милой. В отличие от яркого и свободного стиля Тан Мэнлань, и от осанистого стиля Чжан Тунтун, Юй Сыюй, похоже, обладала врождённой мягкостью.  Любой, кто видел её, просто не мог на неё сердиться: она ведь казалась такой милой и доброй.

    Но говорила она, наперекор своей внешности, очень смело и прямо:

    — Мы с тобой из одной компании. Жун Сюй, если в будущем у тебя возникнут какие-либо вопросы, ты можешь смело обращаться ко мне за помощью Ты дебютировал всего полгода назад и снялся пока только в двух телесериалах. Можешь обращаться ко мне по любым вопросам, связанным с фильмом.

    Выслушав её, Жун Сюй не стал отказываться и тепло улыбнулся:

    — Спасибо, Юй цзе.

    Юй Сыюй покачала головой:

    — Не стоит благодарностей. Ты – главный герой этого фильма. Если у тебя возникнут какие-то проблемы, то этот фильм также неизбежно будут навлечены неприятности. Мне очень нравился Лин Сяо, и, хотя моя любимая песня далеко не «Чёрные тучи», он – мой любимый певец. Я с нетерпением жду, когда ты сможешь показать нам настоящего «Лин Сяо».

    Этим предложением она сама ответил на вопрос, который давно терзал Жун Сюя.

    Когда он получил сценарий, он знал, что главную женскую роль в фильме будет играть Юй Сыюй.

    Кандидаты на главного героя были мелкими звёздами. Ни он, ни Лин Чжэнь никогда раньше не снимались в большом кино, а он был ещё совсем новичком. Цзяо Цзиншань снимался в нескольких фильмах, но их кассовые сборы были крайне низкими, да и его игра в телесериалах не считалась выдающейся. Так зачем же Юй Сыюй согласилась на съёмки в автобиографичном фильме, где главную играл такой малоизвестный актёр?

    Оказывается, Юй Сыюй тоже нравится Лин Сяо.

    Это всё объясняло

    Пять лет назад Юй Сыюй получила премию «Золотой Феникс» за лучший дебют, а три года назад –  премию «Эффи» за лучшую женскую роль второго плана. В прошлом году она была номинирована на «Оскар» за лучшую женскую роль второго плана. В прошлом месяце она также была номинирована на премию «Золотой Феникс» за лучшую женскую роль.

    С точки зрения наград и титулов Юй Сыюй была абсолютно первоклассной актрисой. Более того, самым замечательным было то, что помимо множества наград Юй Сыюй, у её фильмов были действительно удивительные кассовые сборы.

    Если Тан Мэнлань называли «Королевой Рейтингов» главных телевизионных сериалов, то Юй Сыюй была «Королевой Кассовых сборов» среди фильмов категории «A». За последние шесть лет, общие кассовые сборы одиннадцати её фильмов составили 1,23 миллиарда!

    Юй Сыюй нельзя было сравнивать с такими международными кинозвездами, как Вэнь Сюань и Ся Муйян, однако ей было всего двадцать девять лет. Она была ещё молода. Она до сих пор не получила ни одной награды за лучшую женскую роль, но уже имела такие высокие показатели кассовых сборов. Поэтому она была королевой всех фильмов категории «А» и любимицей всех режиссёров.

    Поговорив с Юй Сыюй ещё немного, Жун Сюй обнаружил, что, хотя актриса и была довольно прямолинейной, она вполне соответствовала тому, что сказал режиссёр Лян: она была хорошим человеком. Она говорила прямо всё, что думала. Однако, с точки зрения профессионализма, она не была небрежной и была очень терпелива с людьми.

    Подводя итог, она действительно хотела воспользоваться своим статусом «старшей», чтобы опекать Жун Сюя.

    Например, перед тем, как все вернулись в отель этим вечером, Юй Сыюй неожиданно напомнила Жун Сюю:

    — Ты ещё молод. Возможно, ты ещё немного импульсивен, поэтому тебе нужно обращать внимание на некоторые вещи. Хотя в этот фильм и не вложено огромных инвестиций, в нём появится много известных людей в качестве гостей. Насколько я знаю, Ся Муйян и Чу Ци тоже примут в нём участие. Поэтому, Жун Сюй, тебе нужно следить за своими словами и поступками; не нагруби никому.

    Это замечание не имело под собой ни капли такта или сдержанности, но было весьма полезно для Жун Сюя.

    Если бы другой новичок услышал это, он подумал бы, что Юй Сыюй как бы предупреждает его: «Ты всего лишь мелкая звезда; следи за своим языком, когда увидишь крупных знаменитостей, и не будь наглым и импульсивным. Однако Жун Сюй знал, что она беспокоится лишь о том, что он может по неосторожности обидеть кого-нибудь и даже не заметить этого.

    Размышляя над этим, Жун Сюй не мог не похвалить про себя Юй Сыюй. Он улыбнулся в ответ:

    — Спасибо. До завтра, Юй цзе.

    Юй Сыюй слегка кивнула:

    — До завтра.

    В мире так много людей; это действительно интригующе. Пока Жун Сюй шёл в свою комнату, он размышлял над этим. Очевидно, внешне Юй Сыюй была очень чистой и нежной, так почему же на деле она была такой серьёзной? Если бы он рассказал об этом её поклонникам, он боялся, что никто ему не поверит.

    Обдумывая это, Жун Сюй вынул из кармана ключ и вставил его в замочную скважину. Когда он осторожно открывал дверь, за его спиной раздались чьи-то уверенные шаги, прекратившиеся где-то недалеко от него.

    Дверь со скрипом открылась. Перед тем, как войти внутрь, Жун Сюй неосознанно повернул голову, желая увидеть, кто это был. Когда он увидел этого мужчину, он застыл на месте. Первой мыслью, что пришла ему в голову, было...

    «Получается, Цинь Чэн тоже приехал сюда в качестве приглашённого гостя фильма?!»

    Красивый и равнодушный мужчина опустил глаза, спокойно глядя на юношу. Взгляд в этих глазах феникса был глубоким, скрывающим все эмоции. Он тихо наблюдал за тем, как юноша изумлённо смотрит на него. Он вдруг подумал о по-глупому милому поведению юноши в шоу «Очень интересно».

    Его тонкие губы не могли не изогнуться в улыбке, но в голосе Цинь Чэна слышались нотки удивления:

    — Какое совпадение! Неужели, ты тоже  здесь... ради съёмок фильма «Чёрные Тучи»?

     

     

     

     

     

     

    Глава 34: «Цинь Чэн тоже хочет сниматься в этом фильме!?» (Часть 1).

     

    Прозрачные глаза отражали удивлённое лицо мужчины напротив. Жун Сюй уставился на Цинь Чэна, некоторое время посмотрел на него, но так и не обнаружил ничего необычного. Этот человек, казалось, был искренне удивлён, встретив его здесь. Видимо, он действительно не знал, что его приняли на главную роль в «Чёрные тучи».

    Поскольку команда «Чёрных туч» хотела держать всё в секрете, она, естественно, должна была держать в секрете и этот отель.

    Этот отель, расположенный недалеко от Кинотеатра, имел всего четыре этажа, и этого было достаточно для того, чтобы в него могли заселиться все члены съёмочной группы. Здесь могли появляться только люди, имеющие какое-то отношение к «Чёрным тучам». Жун Сюй верит в неподкупность режиссёра Ляна: даже если бы Цинь Чэн лично попросил у него разрешения остановиться здесь, режиссёр Лян всё равно не пошел бы ни на какие уступки.

    Но... то, что Цинь Чэн действительно остановился рядом с ним… могло ли это быть простым совпадением?

    Словно прочитав мысли юноши, Цинь Чэн первым произнёс это:

    — Ты остановился рядом со мной?

    Последний намёк на сомнения в сердце Жун Сюй развеялся. Он слабо усмехнулся и кивнул:

    — Забавное совпадение. Должно быть, Вы здесь, потому что появитесь в качестве гостя в «Чёрных тучах», верно? Я слышал, что многие звезды примут участие в этом фильме, но не ожидал, что Вы тоже присоединитесь.

    Цинь Чэн был одет в чёрное шерстяное пальто, белый шерстяной свитер с высоким воротником и чёрный пиджак, от чего выглядел очень красиво и стильно. Он стоял посреди этого тихого коридора, пристально наблюдая за молодым человеком перед собой, выглядя крайне спокойным. Он не двигался, и ни один нерв на его лице не дернулся, но рука в его кармане сжалась в кулак.

    Когда он открыл рот, он заговорил очень спокойным тоном:

    — Роль, которую ты играешь… это Лин Сяо?

    Жун Сюй улыбнулся и кивнул, не став отрицать этого.

    Цинь Чэн улыбнулся в ответ, протянул руку и тихо сказал:

    — Мы впервые работаем вместе. Надеюсь, впереди нас ждёт приятное сотрудничество.

    Жун Сюй, естественно, крепко пожал его руку в ответ:

    — За приятное сотрудничество.

    Однако через некоторое время они разошлись по своим комнатам и больше не разговаривали. На самом деле, им просто не о чем было поболтать. Что касается Жун Сюя, то так получилось, что Цинь Чэн появлялся в качестве гостя в фильме, где он играл. Поскольку в этом фильме выступили приглашёнными гостями Вэнь Сюань, Ся Муйян и Чу Ци, появление Цинь Чэна также не было чем-то невозможным.

    Войдя в свою комнату, Жун Сюй быстро снял пиджак и пошёл в ванную. Пока он мыл руки, он неосознанно подумал: «Ладонь Цинь Чэна такая потная? Он сильно потеет?»

    Холодный ветер дул в окно, словно отрицая слова юноши. Больше не думая об этом, Жун Сюй снял с себя всю одежду, залез в ванну и включил горячую воду.

    Когда вода уже наполнила ванну, Жун Сюй вдруг отдалённо услышал знакомую мелодию.

    Это был саундтрек «Борьбы за превосходство». Подсчитав в уме, сколько сейчас времени, Жун Сюй догадался, что по телевизору сейчас начиналась очередная серия «Борьбы за превосходство».

    Он тут же решил, что кто-то смотрит «Борьбу за превосходство», но когда он выключил воду, чтобы убедиться, что ему не послышалось, музыка прекратилась. И поэтому он, естественно, не знал, что просто его сосед не подозревал, что, когда он включит телевизор в нужное время – не опоздав ни на секунду – чтобы посмотреть «БзП», окажется, что громкость на этом чёртовом телевизоре выкручена на максимум!

    Лицо Цинь Чэна побагровело, и он сразу же уменьшил громкость на телевизоре.

    По телевизору уже показывали ту серию, где ВаньЦи Яо решил «осадить страну Вэй и выманить тигра подальше». События развивались гладко. ВаньЦи Яо уже развернул свои войска, создав иллюзию уверенности. Он хитро объединил стратегии «Пустого Города» и «выманивания тигра с горы», и намеренно сообщил ложную информацию шпиону, которого обнаружил. Теперь ему просто нужно было ждать, когда рыбка клюнет.

    Посмотрев два эпизода без эмоций на лице, Цинь Чэн продолжал спокойно и уравновешенно сидеть на диване. Выражение его лица всё это время оставалось неизменным. Он взял пульт, желая посмотреть серию ещё раз, но… кто бы мог подумать... На телевизорах в этом отеле отсутствовала функция повторного воспроизведения!

    Цинь Чэн:

    — …

    Он ещё мог проигнорировать то, что громкость на телевизоре была выкручена на максимум, но отсутствие функции воспроизведения! Плохая оценка! Крайне негативная оценка!

    В этих двух эпизодах «БзП» не было никаких совместных сцен ДунЛи Ланя и ВаньЦи Яо, но, хотя они и не встречались, были сцены, которые так или иначе связывали их вместе. Например: после того, как Ваньци Яо дал ложную информацию шпиону, шпион передал эту информацию в Империю Лян. Так эта «утка» дошла до ушей ДунЛи Ланя.

    Поначалу ДунЛи Лань подозревал, что ВаньЦи Яо может обманывать его, но потом вспомнил один разговор из их молодости.

    Тогда ещё юный ВаньЦи Яо улыбнулся и сказал:

    — Не сердись, Шисюн. Шиди никогда не любил сражаться в неясных битвах, и я не позволю себе оказаться в невыгодном положении, используя Стратегию Пустого Города. Шисюн, ты ведь  понимаешь это?

    ДунЛи Лань усмехнулся:

    — Он притворился, что использует Стратегию Пустого Города, а сам в это время скрыл свои войска. Давай не будем с ним возиться: он точно обманщик.

    Именно так и закончился второй эпизод на сегодня: ДунЛи Лань решил отправить свои войска, в то время как ВаньЦи Яо использовал Стратегию Пустого Города, чтобы выманить тигра из его владений.

    К тому времени, когда заиграла финальная мелодия, бесчисленные зрители впали в ступор от напряженности последней сцены. Они были так взволнованы, что их сердца сжались, но внезапно... всё закончилось.

    «Ах, ах, ах, кто писал этот чёртов сценарий! Это было сделано преднамеренно! Точно преднамеренно!»

    «Мне плевать на правила! Я должна увидеть следующий эпизод сегодня же! Я должна увидеть его прямо сейчас! Мне нужно увидеть лицо Его Королевского Высочества наследного принца, когда он узнает, что его снова обманул Шиди его семьи! Его лицо будет искажено? Будет ли он ненавидеть себя за то, что он не может убить Яояо моей семьи!? Ха-ха-ха! Яояо моей семьи – прекрасный хитрый красавчик;  Его Королевскому Высочеству наследному принцу никогда его не победить!»

    «Яояо настолько хитёр, что сумел просчитать все мысли и действия ДунЛи Ланя наперёд. Как это называется? Это называется «быть слишком умным для своего же блага»! Если бы противником ДунЛи Ланя был не Яояо, он мог бы выбрать более безопасную тактику. Но он думал, что хорошо знает Яояо… однако он не учёл, что Яояо знает его еще лучше!»
    «Мои желания, связанные с парой Лань-Яо, сбылись. Каждый день появляется что-то новенькое!»

    «Хе-хе-хе, поднять знамя Лань-Яо! Я готов сражаться ещё сто лет ~\()/~»

     

     

    Глава 34: «Цинь Чэн тоже хочет сниматься в этом фильме!?» (Часть 2).

     

    Эпизод только что закончился, а многие зрители уже перешли на официальную страницу сериала в Вэйбо, а также форумы, супер-ветку и прочие соцсети, чтобы приступить к восторженным спорам и обсуждениям.

    Все взволнованно обсуждали серию, особенно линию «Лань-Яо». Очевидно, что в сегодняшних сериях было не много сцен с этими героями, но того, что они увидели, оказалось достаточно, чтобы открыть простор для воображения.

    Было бы хорошо, если бы сцен с ними вообще не было, поскольку всякий раз, как только они появлялись, это вызывало волну обсуждений и счастья среди фанатов!

    «Я стою на стороне Лань-Яo. Все, кому они не нравятся, могут попробовать поспорить со мной!»

    Поскольку были люди, которым это нравилось, естественно, были и те, кому это не нравилось. Вся аудитория «БзП» подразделялась на три группы: те, кто не интересовался этой парой, те, кому было лень об этом спорить, и те, кто горячо её обожал. Среди них те, кому она нравилась, занимали лидирующую позицию. Почти никто не мог сказать, что ненавидит их... конечно, это не значит, что таких людей не было вовсе.

    Паста с семенами лотоса и апельсиновой начинкой: «Лань и Яо совершенно не подходят друг другу! Совсем нет! Ни капельки!»

    Один клик на аккаунт этого пользователя, и вы  могли быстро обнаружить, что этот пользователь сопротивлялся шиппингу пары Лань-Яо, начиная с того эпизода, где ДунЛи Лань и ВаньЦи Яо встретились впервые. Однако на его Вэйбо было всего несколько подписчиков, да и те были «мёртвыми аккаунтами», поэтому комментировать его посты было попросту некому.

    Но, тем не менее, этот пользователь постоянно, непоколебимо, настойчиво противился этой паре.

    Паста с семенами лотоса и апельсиновой начинкой: «Они совсем не подходят друг другу! Яояо - мой, Жунжун - тоже мой! Кто такой этот ваш ДунЛи Лань? Скажите ему, чтобы проваливал! #ЛаньЯо #БзП #МечтаюПереспатьСВаньЦиЯо»

    Один из поклонников «БзП»  случайно наткнулся на этот аккаунт, листая комментарии. Он зашёл на него, только чтобы обнаружить, что владелец этого аккаунта крайне настырен и неутомим. Он расхохотался и написал ему сочувствующий комментарий: «Ах, у тебя совсем нет комментариев, бедняжка ^_^»

    Цинь Чэн, увидевший этот комментарий:

    — …

    Некоторое время спустя Сюй Цзиню, который только что прибыл в аэропорт города S, неожиданно поступил звонок:

    — Я только прилетел… что случилось? Я уже всё уладил... ЧТО?! Вы спрашиваете меня, как купить фейков? Почему вы хотите купить их... Погодите, я уже несколько лет не занимался такими вещами. Почему Вам захотелось отрекламировать себя сейчас... Ч-ЧТО!? Вы хотите купить подписчиков для своего дополнительного аккаунта? У вас, что, есть второй аккаунт? Что ещё за второй аккаунт!? Почему Вы не говорили мне об этом? Цинь Чэн, Вы можете объяснить понятнее... Эээ… Алло?! Цинь Чэн? Цинь Чэн!!!

    Он на самом деле бросил трубку!

    ***

    Рано утром следующего дня Жун Сюй уже прибыл на площадку и увидел, как Ло Чжэньтао быстро направляется к нему.

    Ло Чжэньтао приехал сюда раньше, чтобы уладить некоторые вопросы. Как только он увидел Жун Сюя, он сразу же подошёл к нему и понизил голос:

    — Я только что получил новости… Оказывается, Цинь Чэн тоже появится в этом фильме. Сяо Сюй, вы с ним, кажется знакомы… Вы знали об этом?

    В помещении было жарко, поэтому Жун Сюй снял с шеи шерстяной шарф и с улыбкой ответил:

    — Я видел его вчера в отеле, похоже, он приехал ради фильма. Но это вполне нормально… Ло, разве Вы сами не говорили, что Вэнь Сюань тоже приедет сюда в качестве гостя?

    Ло Чжэньтао, услышав это, удивился:

    — И Вы совсем не удивлены?

    Жун Сюй медленно приподнял бровь:

    — А что меня должно удивлять?

    Ло Чжэньтао помолчал с минуту, а потом ответил:

    — Хотя этот фильм и является исключительным, разве Вы не испытываете… беспокойство от того, что Цинь Чэн будет вашим партнёром?

    Улыбка лице элегантного красивого юноши застыла, когда он медленно поднял голову, уставившись на Ло Чжэньтао. Его глаза медленно расширились. Через некоторое время Жун Сюй, наконец, смог произнести свой вопрос

    — Цинь… Чэн не… гость?

    Ло Чжэньтао вдруг понял:

    —Ах, я-то думал, что Вы уже знаете. На этот раз он действительно приехал на площадку не в качестве приглашенной звезды. Я узнал об этом сегодня утром. Видимо, изначально команда приглашала его сняться в их фильме в качестве гостя, точно так же, как и Вэнь Сюань. Он тоже должен был появиться на экране максимум на минуту. Но несколько дней назад Цинь Чэн сообщил, что намерен принять участие в «Чёрных тучах» в качестве актёра. Таким образом, поскольку Вэнь Сюань и остальные приедут сюда как гости, они будут играть самих себя. Но Цинь Чэн – другое дело. Он будет играть роль имперского поэта-песенника Лин Сяо, Гу Минсю!

    Сердце Жун Сюя забилось чаще. Он открыл рот, желая задать ещё один вопрос, но внезапно услышал резкий возглас откуда-то сзади.

    — Цинь Чэн! Цинь Чэн! Ах, он такой красивый...

    Жун Сюй неосознанно обернулся, чтобы посмотреть. Когда его взгляд упал на этого человека, он внезапно застыл.

    В дверях гримёрной он увидел высокого красивого мужчину, который стоял, опустив голову, пока стилист помогал ему закрепить воротник. На нём был простой чёрный чонсам и чёрный пиджак. Его длинные прямые ноги обтягивали такие же чёрные брюки. К одежде была прикреплен кисточка, выглядящая уныло.

    Неизвестно, когда они успели нарастить ему волосы, но они были завязаны у него за спиной кожаным шнурком, оставляя лишь пару прядей на левой щеке. Он молча стоял там, не улыбаясь и не двигаясь. Это создавало некую тихую и мрачную атмосферу артиста, не вписывающуюся в обстановку.

    Глаза Цинь Чэна были опущены, а выражение его лица – спокойным, пока стилист поправлял его одежду. Его губы были плотно сомкнуты. Словно заметив на себе взгляд юноши, он поднял голову и посмотрел в сторону Жун Сюя. Их взгляды встретились, что одновременно напугало их обоих.

    Через некоторое время губы Цинь Чэна слегка изогнулись в тёплой улыбке.

    Жун Сюй на мгновение опешил, а потом тоже улыбнулся в ответ. Какое-то странное чувство необъяснимо разлилось по его груди.

    И это был только первый день съёмок «Чёрных туч»…

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 35: «Это действительно Лин Сяо!» (Часть 1).

     

    В просторной и аккуратной студии можно было увидеть суетящихся и снующих повсюду сотрудников. Группа по реквизиту была разделена на три отдельные группы: одна была ответственна за установку сцены, одна - за внутренний реквизит и ещё одна – за внешний. Группа по освещению также была разделена на две, а операторы – на четыре группы.

    Премьера «Чёрных туч» должна была состояться через пять месяцев. Этот фильм не требовал каких-либо сложных спецэффектов, и при этом у него не было никаких грандиозных сцен. Вероятно, самой большой сценой были бы концерты, поскольку съёмочной группе нужно было как-то показать стотысячную аудиторию Лин Сяо. Тем не менее, эту часть можно было сделать уже при монтаже с помощью компьютера.

    Так что самой большой сложностью для этой съёмочной группы был сам процесс съёмок.

    В актёрском составе «Чёрных туч» человеком с наименьшей квалификацией был, как ни странно, Жун Сюй.

    Уже было подтверждёно, что в этом фильме появятся девяносто шесть звёзд! Все известные люди Китая были задействованы в этой работе. Но среди гостей были и иностранные звёзды, которые также приняли приглашение. В фильме они, по сути, должны были играть самих себя, дабы создать образ «настоящего» развлекательного круга в этом биографическом фильме.

    Тот факт, что такое количество звёзд добровольно согласились потратить своё время и сняться в фильме в таком маленьком камео, говорил о колоссальном влиянии Лин Сяо и обширной сети связей. Хотя среди них были и те, кто принял приглашение только ради шумихи и всеобщего хайпа с массой громких имён, большинство звезд всё же приехали из-за Лин Сяо.

    Чтобы соответствовать этим роскошным приглашённым звёздам, команда специально подготовила четыре группы операторов, чтобы снимать сцены с их участием как можно оперативнее.

    В прошлой жизни Жун Сюя был подобный фильм, который собрал почти триста самых знаменитых людей того времени. Даже лучшая суперзвезда была в нём лишь гостем, сыгравшим крайне незначительную роль. Фильм был художественным, поскольку только фильмы такого рода могли собрать под своим знаменем столько знаменитостей.

    Для «Чёрных туч» возможность пригласить девяносто шесть знаменитостей была не только преимуществом, но и своеобразным вызовом.

    Но теперь режиссёр Лян почувствовал облегчение.

    Была только одна причина, почему он хотел выбрать актёра на роль Лин Сяо именно среди трёх мелких молодых актёров: максимально приблизиться к образу Лин Сяо. Дело в том, что они не могли быть зрелыми, поскольку, когда Лин Сяо только вошёл в развлекательный круг, он был ещё очень молод.

    Ещё одной причиной можно было назвать достижение баланса.

    Если бы актёр, играющий Лин Сяо, был очень знаменит, кого видели бы зрители, глядя на него: его или Лин Сяо? Лин Сяо умер не так давно, и его образ до сих пор был жив в сердцах его поклонников. Главных герой «Чёрных туч» должен был играть роль Лин Сяо, и никого другого.

    Поэтому не было необходимости даже упоминать Жун Сюя. Он сам был новичком. Помимо него, что Цзяо Цзиншань, что Лин Чжэнь, были актёрами драматических сериалов, никогда прежде не игравшими в фильмах. Они были как раз подходящего возраста, у них были хорошие актёрские навыки, и, хотя они были популярны, они были далеки от того, чтобы люди могли сравнивать их с Лин Сяо.

    В итоге режиссёр Лян отправил этим троим приглашение на прослушивание, на котором и выбрал Жун Сюя.

    Чтобы выбрать Жун Сюя, требовалась определенная смелость. Во-первых, хотя у Жун Сюя сейчас и было много поклонников,  ему всё ещё не хватало громких работ и широкой славы. И, во-вторых, он всё ещё был новичком. Никто не может гарантировать, что его актёрская игра сможет удержать эту роскошную группу приглашённых звезд.

    Но теперь в актёрском составе появился ещё один человек – Цинь Чэн.

    Режиссёр Лян сжал в руке скомканный сценарий:

    — Я видел актёрское мастерство Жун Сюя во время прослушивания: оно очень приличное. Но я не знаю, как он будет играть после сегодняшней церемонии открытия. Цинь Чэн, Вы редко вызываетесь сыграть роль лично… Я вынужден побеспокоить Вас: позаботьтесь о нём в течение этого времени. Помнится мне, что он, кажется, тоже из Вашего ХуаСя Энтертейнмент. Я заранее благодарю Вас за Ваш тяжёлый труд, но позаботьтесь о своё младшем, хорошо. Что Вы об этом думаете?

    Режиссёр Лян снял много известных коммерческих фильмов с высокими кассовыми сборами, но ни в один из них он не мог пригласить Цинь Чэна. Это было его первое сотрудничество с Цинь Чэном, но он не сомневался в этом человеке, считая то, что он сможет позаботиться о Жун Сюе чем-то само собой разумеющимся.

    Выслушав режиссёра Ляна, мужчина слегка нахмурил свои красивые брови, и, когда он уже собирался открыть рот, чтобы ответить, режиссёр Лян добавил:

    — Я знаю, что это не очень удобно для Вас, но это пойдёт во благо фильма. Я думаю, что Вам тоже не хочется, чтобы наш главный актёр был «раздавлен» гостями?

    Цинь Чэн слегка кивнул:

    — Да, я позабочусь о нём.

    Режиссёр Лян мог, наконец, вздохнуть с облегчением.

     

    Жун Сюй, который только что вошёл в гримёрку, естественно, не знал о том, что пока он переодевался, режиссёр Лян уже «продал» его хитрому лису, давным-давно спланировавшему это.

    Гримёр аккуратно нанесла на его лицо пудру. Жун Сюй поднял голову и увидел в отражении зеркала фотосессию, идущую на площадке. В это время оператор как раз снимал Цинь Чэна для постеров с персонажами.

    В его прошлой жизни кто-то однажды оценил Жун Сюя так: «Если оценивать максимальную любовь Бога в десять баллов, значит, он любил Жун Сюя на девяточку».

    Хотя эти слова и были немного преувеличены, – даже Жун Сюй опешил, услышав их – на самом деле они восхваляли лишь внешний вид и темперамент этой топовой суперзвезды. Если говорить о внешности Жун Сюя, он на протяжении пяти лет выигрывал титул «Идеальный Любовник Мечты всех фанатов». С точки зрения его телосложения – он был ростом 188 см (на 3 см выше, чем в этой жизни), с широкими плечами, узкой талией и длинными ногами. Он казался худым в одежде, но был мускулистым без неё.

    Тем не менее, Жун Сюй необъяснимо чувствовал, что эти преувеличенные слова также подходят и Цинь Чэну.

    Под объективом камеры оператора Цинь Чэн быстро и профессионально позировал. Он трижды переодевался. Каждый раз, когда объектив камеры отвлекался от него, он равнодушно отворачивался в сторону. Помощник быстро подбегал к нему, чтобы вытереть пот, в то время как гримёр быстро подправляла его грим. Однако, когда камера снова  нацеливалась на него, он моментально превращался обратно в мрачного поэта.

    «Сам выбрал сниматься в этом малобюджетном фильме, да ещё и на роль второго плана… Цинь Чэн, этот парень... О чём он думал?»

    Жун Сюй отвёл взгляд и отмахнулся от этих мыслей.

     

     

     

    Глава 35: «Это действительно Лин Сяо!» (Часть 2).

    ***

    В десять часов утра на следующий день после церемонии открытия Цинь Чэн также закончил сниматься на постеры с персонажами. В этот момент на студию прибыли актёры второй мужской и третьей женской роли.

    Актриса третьего плана никогда не думала, что сможет сняться с Цинь Чэном в одной сцене, а тем боле в стольких совместных сценах! Воспользовавшись тем фактом, что съёмочная группа ещё не приступила к официальным съёмкам, она взволнованно подбежала к Цинь Чэну и, мгновение посуетившись, достала из сумки блокнот и ручку.

    В это время Цинь Чэн снимался на постеры и должен был быть слишком занят, чтобы отвлекаться на это, но он всё же взял её блокнот и дал ей автограф.

    До самого конца Цинь Чэн не замечал, что эта актриса была так счастлива, что вся покраснела. Когда она села рядом с Жун Сюем чтобы нанести грим, она всё ещё обсуждала это со своей помощницей:

    — Третий молодой мастер только что улыбнулся мне! Ты видела это, видела?! Аааах, я буду помнить эту улыбку всю свою жизнь!

    Роль «третьего молодого мастера» Цинь Чэн играл в своём самом знаменитом фильме «Мушэн». Его героя звали Лу Мушэн, и он был третьим молодым мастером престижной семьи Лу. Он уже умер семьдесят лет назад. В начале фильма он появился как призрак рядом со вторым мужским героем и попросил его помочь исполнить его желание.

    Он забыл, чего хотел, и о чём мечтал; поэтому один человек и один призрак могли полагаться лишь на обрывки воспоминания Третьего молодого мастера и искать его «цель» вслепую.

    В конце концов, это желание так и не было исполнено. У женщины, которую он когда-то любил и ради которой умер, уже были дети и внуки. Когда второй герой упомянул имя «Лу Мушэн», женщина смущённо посмотрела на него, словно уже забыла этого бесподобного молодого мастера, которого любила когда-то в молодости.

    Ради этой женщины Третий Молодой Мастер впервые пошёл против своих родителей и вынужден был стоять на коленях под проливным дождем день и ночь. Он сильно замёрз и, к сожалению, скончался. Это было семьдесят лет назад. Больше не осталось никого, кто помнил бы Третьего Молодого Мастера. Эта женщина, пережив период страданий от боли его утраты, вскоре также забыла о нём, повстречав своё новое счастье.

     

    Жун Сюй открывал подарочную коробку в твёрдом переплёте, которую вручил ему Цинь Чэн в прошлом месяце, и только что закончил смотреть этот фильм. Теперь, когда он услышал упоминание Лу Мушэна из уст актрисы Ло Сяоцин, он вспомнил его финальную сцену.

    Ло Сяоцин взволнованно продолжила:

    — Кажется, завтра я снимаюсь в сцене с Третьим молодым мастером? Мне нужно тщательно изучить сценарий сегодня вечером! Я не могу завтра налажать. Сяо Ци, ты должна напомнить мне лечь спать пораньше. Если я буду в плохой форме из-за недосыпа или недоученного сценария, я выставлю себя в плохом свете перед Третьим молодым мастером.

    Гримёр Ван Цзе услышала это и не смогла сдержать улыбку:

    — Вам так сильно нравится Цинь Чэн?

    Ло Сяоцин праведно воскликнула:

    — Конечно! Я пошла в актрисы только ради него!

    Эта ситуация была Жун Сюю очень знакома. Подумав, он вдруг вспомнил... кажется, Е Цяо тоже говорил ему что-то подобное?

    В тот момент, когда он думал над этим, Жун Сюй внезапно услышал живой голос Ло Сяоцин:

    — Здравствуйте, я Ло Сяоцин. Вы, должно быть, Жун Сюй, верно? Я смотрела «БзП», и мне кажется, что ВаньЦи Яо поистине прекрасен! В последнее время я каждый день слежу за сериалом. Я всегда включаю телевизор, чтобы посмотреть его, когда возвращаюсь в отель! Мне очень нравится!

    Жун Сюй поднял губы в улыбке и спросил:

    — Вы смотрите его сразу, как только возвращаетесь в отель?

    Ло Сяоцин бездумно ответила:

    — Конечно! Я не пропустила ни одного эпизода.

    Жун Сюй улыбнулся и протянул ей руку, сказав:

    — Спасибо за поддержку «БзП». Я Жун Сюй, и я очень ценю Вашу похвалу.

    «Получается, это она вчера смотрела «БзП». Она случайно так громко включила телевизор, хе-хе...»

    Ло Сяоцин беззаботно ответила, не заметив многозначительного выражения лица Жун Сюя.

    ***

    Через час съемочная группа, наконец, была готова снимать первую сцену.

    Это была самая первая сцена после церемонии открытия. Режиссёр Лян придавал ей большое значение. Подумав об этом несколько раз, он решил выбрать сцену с Жун Сюем и Юй Сыюй. Не было необходимости в сложной сцене: они снимали сцену с моментом после того, как Юй Сыюй увидела в Интернете видео с пением Лин Сяо и захотела лично посетить станцию ​​метро города B и подписать контракт с Лин Сяо.

    Чтобы обеспечить безукоризненные съёмки без повторных дублей, Юй Сыюй специально вытянула Жун Сюя на репетицию на полчаса раньше. Во время съёмок реальной сцены эта Королева кассовых сборов выглядела крайне серьезной, кардинально отличаясь от своего привычного мягкого образа. Тем не менее, её голос был изысканным и ровным; уникальным для женщины-менеджера, которую она играла.

     

    *Мушэн – фильм, ранее упоминаемый как «Вечерний звук».

     

     

    .

    Глава 35: «Это действительно Лин Сяо!» (Часть 3).

     

    Если бы она не была достаточно проницательной, то она бы абсолютно точно не смогла откопать такой безупречный нефрит; если бы она не была достаточно сильной, то никогда бы не смогла пойти против всех разногласий и упрямо подписать контракт с таким обычным певцом, которого можно было найти где угодно.

    Прислонившись к стене у входа в метро, ​​юноша опустил голову и от всего сердца пел свою песню. Он пел «Чёрные тучи» снова и снова, снова и снова «встречая» в песне свою любимую девушку. Создавалось впечатление, будто он никогда не устанет от этого; он пел очень радостно и весело.

    Вся команда молчала. Были слышны только голоса переговаривающихся статистов, бродящих по метро. Кроме них не было слышно ничего – только шум ветра и пение Жун Сюя.

    Его голос был беззаботным и нежным. Когда он пел, можно было расслабиться, отпустить все свои проблемы и печали, и почувствовать себя по-настоящему уютно и комфортно.

    Когда люди проходили мимо него, они все ненадолго останавливались и бросали в футляр его гитары немного денег. Каждый раз он поднимал голову и дружелюбно улыбался прохожим.

    Распущенные грязные волосы ниспадали на его ясные узкие глаза; эти глаз сияли ярко, словно кристаллы. Его теплая улыбка могла заряжать сердца всех людей: прохожие, которые смотрели на него, невольно становились чуточку счастливее.

    После того, как он спел в восьмой раз, новые зрители в очередной раз искренне поаплодировали ему, прежде чем развернуться и продолжить ритм своей жизни.

    После этого он присел на корточки и осторожно собрал деньги, когда вдруг почувствовал, что кто-то загородил ему свет.

    Лин Сяо посмотрел вверх.

    Одетая в костюм элитная бизнес-вумэн приподняла очки и сказала:

    — Приятно познакомиться! Я Чжао Чуюнь из «ХуаСя Энтертейнмент». Я слушала, как Вы поете одну и ту же песню восемь раз… как называется эта песня? Это Ваша собственная мелодия и текст, верно? Кажите, Вы заинтересованы в том, чтобы подписать со мной контракт, а затем записать и выпустить этот сингл?

    Скорее всего, шокированный от её долгой речи, юноша уставился на эту незнакомую женщину и ещё долго ничего не говорил.

    Чжао Чуюнь серьёзно повторила сказанное и добавила в конце ещё одно предложение:

    — Если Вы мне не верите, возьмите мою визитную карточку. Вы можете прийти в «ХуаСя Энтертейнмент» завтра. Я буду в офисе – Вы можете прийти в любое время.

    С щелчком Лин Сяо осторожно закрыл чехол для гитары. Он медленно встал, и оказался ровно на голову выше Чжао Чуюнь. Он мягко посмотрел на неё.

    Чжао Чуюнь поначалу хотела снова что-то сказать, но кто бы мог подумать, что этот мальчик нежно улыбнётся ей и спросит:

    — Вы нервничаете?

    Чжао Чуюнь была ошеломлен и безучастно уставилась на парня.

    Закинув гитару за спину, Лин Сяо посмотрел на бесконечный поток людей, приходящих и выходящих из станции метро, ​​и с улыбкой сказал:

    — Я тоже очень нервничал. Поэтому, когда я увидел Вас, я почувствовал... что Вы тоже очень нервничаете. Но Вам не нужно нервничать: я Вам верю. Я пойду с Вами и взгляну на Вашу компанию. Спасибо, что Вам нравится моя музыка.

     

    Следующий отрывок должен был стать последней частью Юй Сыюй в этой сцене. Ей нужно было показать удивление Чжао Чуюнь, всё ещё притворяющейся спокойной.

    Эта сцена была для Юй Сыюй немного трудной, а для Жун Сюя – не особо. Вот почему режиссёр Лян специально выбрал именно эту сцену в качестве стартовой.

    Юй Сыюй нахмурила брови, когда её глаза выражали подозрение. Она долго смотрела на юношу перед собой, прежде чем, наконец, спросить:

    — Почему Вы так просто мне поверили? Не боитесь, что...

    — За последний час Вы бросили десять и сорок юаней в мой футляр. Я всегда верил, что хорошие люди не могут быть лжецами. Подумать только: чтобы мне выпала возможность встретить такого хорошего человека в период, когда я нахожусь на самом дне, да который ещё и будет готов подписать меня и выпустить мою песню… — его голос медленно оборвался, и юноша осторожно поднял голову. Свободные пряди волос упали на лоб, прикрыв глаза, которые стали серповидными, когда он улыбнулся и искренне сказал. — В общем, я очень благодарен Вам. И я верю Вам, мисс Чжао.

    Юй Сыюй была поражена.

    В этой паре ясных и ярких глаз, кажется, скрывалась целая галактика. Ей было так тепло и нежно, когда она просто смотрела в них. Время внезапно откатилось на восемь лет назад. Восемь лет назад она была на вечеринке, где впервые увидела этого человека...

    Лин Сяо в то время было уже тридцать шесть лет; он был не особо красив, но зато излучал какую-то атмосферу комфорта, из-за которой людям было трудно отвести от него взгляд. Он схватил её за руку, когда она споткнулась и чуть не упала из-за своей спешки. Пока она всё ещё пребывала в состоянии шока, он улыбнулся ей и сказал: «Будьте осторожны, не упадите – пол скользкий».

    Это был тот же взгляд, тот же тон...

    Он – Лин Сяо...

    Он действительно Лин Сяо!

    — Снято! Эта сцена очень хороша! Очень хорошо! Жун Сюй, ты большой молодец. Юй Сыюй, обратите внимание на свои мелкие действия. Всем: приготовиться ко второй сцене!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

  • Устремления суперзвезды
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии