• Улыбка злодея
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Teлo Шень Фейсяо сильно болело. Лежа на каменной кровати с матрасом из тонкого слоя ваты, он думал о том, как бы ни замерзнуть, насмерть. Пусть весна уже давно вступила в свои права, мальчик совершенно не чувствовал тепла. Oн смотрел на удаляющиеся фигуры Лю Лин и Цинь Ши, гадая, умрет ли он здесь.

     

    Он умрет? Шень Фейсяо тиxо посмеялся. У него кружилась голова. Mальчик не знает какого это быть кем-то любимым (п/п: имеется ввиду, он никогда не чувствовал заботы о своей персоне), не знает как заставить кого-то его полюбить. Eго мать слишком рано отправилась на тот свет, а отец никогда не проявлял заботы. Hикто не объяснял ему как нужно себя вести.

     

    Поднявшаяся из-за многочисленных травм температура, не позволяла ему рыдать. Свернувшись калачиком, словно израненный зверек, он прикусил запястье, ощущая собственную беспомощность.

     

    Соболь, будто почувствовав состояние мальчишки, запрыгнул к нему на кровать и принялся игриво облизывать щеку, по-своему, утешая.

     

    Цинь Kайи избрал наиболее безопасную тактику и телепортировался в дом мальчишки. Конечно же, перед этим он не забыл переодеться и напустить на лицо морок, сродни маски. Несчастный не должен его узнать.

     

    - Кто ты? – внезапно появившийся из неоткуда человек напугал Шень Фейсяо. Прищурившись, он, опираясь на руки, попытался приподняться.

     

    Цинь Кайи посчитал, что ему стоит оставаться инкогнито. Узнай мальчик кто перед ним, то вряд ли примет лекарство.

     

    - Что ты собираешься сделать? – ребенок явно не понимал происходящего. Он вглядывался в покрытое белым морок лицо Цинь Кайи, отмечая, что то не несет в себе агрессии. Даже наоборот, выглядит прекрасным, моментами милым и успокаивающим.

     

    - Прими, - Цинь Кайи бросил к рукам Шень Фейсяо несколько маленьких бутылочек. – Это лекарство.

     

    Мальчик ничего не ответил. Его брови свелись к переносице. Опыт подсказывал ему не верить незнакомцам.

     

    - Это поможет избавиться от боли, - тон Цинь Кайи изменился. В голосе не наблюдалось и тени мягкости.

     

    - Почему ты мне помогаешь? – мальчик знал, что в этом мире никто не станет помогать ему лишь по доброте душевной. Вывод прост, им хотят воспользоваться. Подобные размышления заставляли его сильнее нахмуриться.

     

    - Не показывайся, - мальчик убрал соболя под кровать.

     

    - Если не хочешь, чтобы его у тебя забрали, то лучше спрячь понадежнее, - юноша не стал отвечать на очевидный вопрос мальчика. Вместо этого, он мило улыбнулся ребенку, как бы говоря о том, что ему действительно можно доверять.

     

    Шень Фейсяо понял, что ответа ему не дождаться и сжал губы.

     

    - Сегодняшние страдания, несомненно, помогут тебе добиться большего в будущем, - не зная как еще убедить хмурящегося мальчишку, юноша вздохнул и телепортировался обратно.

     

    «Извини, но только так я могу тебе чем-то помочь».

     

    Шень Фейсяо некоторое время смотрел на пустое место, которое недавно занимал Цинь Кайи. Он изучал бы его и дальше, но пурпурный соболь вновь запрыгнул к нему на кровать, принявшись обнюхивать пальцы. Переведя взгляд на бутылочки, оставленные Цинь Кайи, зверек замер. Его взгляд был осмысленным и глубоким. Никто не мог узнать, о чем тот думает.

     

    После того как Цинь Кайи покинул дом Шень Фейсяо, ему следовало заняться своими делами. Мальчик попал в секту Линшань (п/п: Духовная гора, в оригинале звучит интереснее) в возрасте двенадцати лет, Цинь Ши же был двадцать один год. Он на девять лет раньше вступил в секту Линшань, и благодаря своим талантам довольно быстро занял место главного ученика.

     

    Из-за своего быстрого развития, к юноше относились с почтением и уважением. Цинь Ши принимал в ученики многих шиди и шимей, а некоторые из них были старше него на двадцать, а то и на тридцать лет.

     

    Однако с переселением у него возникли кое-какие проблемы. У Цинь Кайи не было таланта Цинь Ши. А без этого было невозможно понять и некоторые практики. Да, в его голове осталась база накопленная предшественником, но это было недостаточно. Не мог же он полагаться лишь на ничтожный опыт пререканий в интернете?

     

    За нынешнее время его пребывания в этом теле, никто не сможет его разоблачить, однако, если говорить о перспективе долгосрочной, старейшины быстро разберутся, в чем дело. И даже не это может создать ему очередную проблему. Xуже всего, что Цинь Кайи не может идти в ногу с сюжетом и как-то двигать историю.

     

    Если он, как полагается, не сможет следовать сюжету, то никогда не вернется домой. Не заработав эти треклятые проценты, Цинь Кайи никогда не покинет созданного им же мира. Ему суждено быть убитым Шень Фейсяо!

     

    Чем больше Цинь Кайи размышлял о перспективах своего возвращения, тем острее чувствовал необходимость собственного совершенствования. А, значит, это дело станет первым на повестке дня.

     

    Оригинальный Цинь Ши не отличался ленью, поэтому серьезное и кропотливое отношение Цинь Кайи к саморазвитию не привлекло много внимания. Но изменения в его поведении стала замечать, частенько навещающая юношу Лю Лин.

     

    Цинь Кайи вкладывал в занятия все свои силы. Естественно у него не оставалось свободного времени, дабы сопровождать девушку. Он не испытывал привязанности к шимей, которая обязательно предаст его в будущем. Но что-то объяснять было тщетно. Поэтому частенько меж ними происходили следующие разговоры.

     

    - Шисюн, ты должен пойти со мной в город и помочь выбрать зверька, которого я смогу вырастить.

     

    - Не могу.

     

    - Почему?

     

    - Совершенствуюсь.

     

    - Шисюн, помоги мне вырастить кролика.

     

    - Не могу.

     

    - Почему?

     

    - Совершенствуюсь.

     

    - Шисюн…

     

    - Нет.

     

    - Но я же еще ничего не сказала!

     

    - Совершенствуюсь.

     

    Недовольная подобными результатами Лю Лин, наконец-то, перестала беспокоить Цинь Кайи. Теперь ее взгляд был обращен к маленькому шиди.

     

    «Прости, Шень Фейсяо, я могу тебе только посочувствовать».

     

    Расположение секты Линшань было крайне продуманно. Духовная среда пропитывала воздух и землю, что также можно было сказать, и построена на оной. За свои таланты, на период обучения, Цинь Ши получил в личное пользование пещеру с концентрацией духовных сил.

     

    Поскольку Цинь Кайи понимал важность самосовершенствования, то в течение трех дней, не отвлекаясь на еду, запершись в пещере, целиком и полностью посвятил себя духовным практикам. По истечении этого времени, истощенный Цинь Кайи почувствовал, что его силы увеличились. Это немного порадовало юношу.

     

    Подобное стремление заложило основу для будущих издевательств над главным героем. Молодой человек знал, Шень Фейсяо сейчас также проходит усиленные тренировки.

     

    В оригинальном романе пурпурный соболь привел Шень Фейсяо в запретные земли секты Линшань, и помог отыскать самую ценную, секретную книгу основополагающего учения «Шань Юань Сяо Цзи». Эта работа известна как описание опыта одного совершенствующегося, прошедшего эпоху древних войн. Пока эта книга находится у мальчика, ему, к обучению, доступны самые разные, порой спорные, техники. Например, как пройти тысячу миль за день, или, как скрыть собственные навыки, не привлекая ненужных глаз. Шень Фейсяо открыл для себя довольно интересные пути развития таланта. Цинь Кайи же придется еще не раз запереться в пещере, чтобы не отставать от мальчика. Он не мог не думать о том, на какой стадии развития находится его будущий убийца.

     

    Теперь, когда Лю Лин заинтересовалась Шень Фейсяо, должен ли он помогать мальчику? Размышляя об этом, Цинь Кайи, надкусил недавно сорванное яблоко, и вспомнил об одной очень важной вещи.

     

    Если память его не подводит, то вскоре он должен будет снова унизить Шень Фейсяо. Это разочарование должно стать ключевым, в раскрытии таланта мальчика.

     

    «Черт!», - невольно выкрикивая ругательства, Цинь Кайи хотел сам себя ударить. Почему он, идиот, не мог дать ребенку более простой и безобидный толчок к раскрытию таланта? Почему это обязательно должно быть грубое унижение?

     

    Если он все правильно помнит, то до трагического момента еще осталось какое-то время.

     

    Надкушенное яблоко было выброшено.

     

    Решено!

     

    Он позаботится о Шень Фейсяо и, тем самым, снимет часть груза с собственного сердца.

     

    Схватив цыпленка из собственных запасов, Цинь Кайи переоделся и направился к дому Шень Фейсяо. Конечно же, юноша не забыл о мороке, скрывающем его личность.

     

    Когда он подошел к дому мальчика, то первым делом убедился, что Лю Лин не ошивается, где-нибудь поблизости. Убедившись в ее отсутствии, он медленно прошел за дом и увидел медитирующего Шень Фейсяо. Цинь Кайи напугал мальчика своим появлением, но тот не издал и звука.

     

    - Все хорошо, спокойно, - цыпленок был выложен за столик. – Это поможет тебе укрепить тело.

     

    Шень Фейсяо не удостоил его ответом. Он уставился на юношу, пристально того изучая.

     

    Хах, этот ребенок должен понимать, что даже с книгой, он не сможет обойти его всего за месяц.

     

    - Тренируешь запретные техники? – уголки рта Цинь Кайи слегка приподнялись.

     

    - Какие запретные техники? – мальчик нахмурился, а его зрачки подозрительно сократились в размерах. По-видимому, слова Цинь Кайи сильно его удивили.

     

    - Не бойся, - Цинь Кайи попытался его успокоить, на самом же деле боялся сам. Возможно, Шень Фейсяо уже развил навыки до уровня способного разрушить его морок, но раз тот его не узнал, значит, все в порядке. Пока в порядке.

     

    Еще неизвестно, смогут ли они противостоять друг другу в будущем. Да, Шень Фейсяо изучает запретные техники, но не так-то просто освоить подобное без наставника.

     

    - Я подбросил тебе этого соболя, - а так как о техниках он уже упоминал, то решив нагнать таинственности образу, добавил. – Я помогу тебе с тренировками.

     

    - Кто ты? И что тебе от меня нужно? – мальчик начинал сердиться.

     

    - А что у тебя есть? – Цинь Кайи решил ответить вопросом на вопрос, чтобы Шень Фейсяо сам понял одну простую истину.

     

    И, похоже, что мальчик ее осознал. У него ничего нет.

     

    - Тебе меня просто жаль, да? – Шень Фейсяо произнес эти слова словно личное поражение.

     

    Боже, не может же он быть настолько закомплексованным? Цинь Кайи вздохнул: «Ты думаешь, что достоин жалости? Ты не инвалид и, вроде, не болен. Можешь бегать, прыгать, есть и пить. Так почему я должен тебя жалеть?».

     

    Взгляд Шень Фейсяо подсказал юноше, что тот попал в самую цель, отвечая сердцу будущего героя (п/п: имеется ввиду, что он его успокоил и отнесся как к равному, несмотря на разность их положения).

     

    - А теперь давай поедим. Один ты ее не осилишь, - Цинь Кайи намекнул на принесенную снедь.

     

    - Ешь, - Шень Фейсяо по-прежнему хмурился, так пристально рассматривая Цинь Кайи, будто бы собирался съесть его вместо этого самого цыпленка.

  • Улыбка злодея
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии