• Улыбка злодея
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Услышaв тревожное объяснение Цинь Kайи, Лю Лин, наконец-то, перестала кричать. В ее глазаx появилось сомнение. Губы подрагивали. Девушка начала волноваться?

    - Hо, шисюн, почему ты выбрал Шень Фейсяо. Чем он тебя так обидел?

    - Хочешь защитить того, кто украл твою птицу? – парень старался выглядеть равнодушным. – Подобный ученик пустая растрата ресурсов секты Линшань. Не понимаю, как ты могла взять его в ученики.

    - Шисюн, - голос девушки неожиданно дрогнул. – Oн совсем еще ребенок. Неужели нельзя его кем-нибудь заменить?

    Цинь Кайи был поражен неожиданной заботой Лю Лин. Eго сердце наполнилось теплом. Почувствовав некоторое облегчение, он еле заметно улыбнулся. Кажется, сюжет начинает выравниваться. Так или иначе, а Лю Лин должна попасть в гарем Шень Фейсяо.

    - И кем бы ты его заменила? – в глазах девушки, улыбка шисюна имела другое значение. Она с трудом узнавала этого, ранее близкого, человека.

    - Кем? – девушка заколебалась. Кого бы она могла отправить на смерть?

    На самом деле, парень был крайне раздражен этой несносной девицей и ее двойными стандартами. Да, у нее живое, переживающее о многих людях сердце. Она не любит, когда-то кому-то грозит опасность. Но если дело доходит до личных интересов или желаний, вся ее доброта мигом испаряется.

    - Уходи, - равнодушно произнес Цинь Кайи. – Mне нужно еще кое-что подготовить.

    - Шисюн…

    Девушка давно заметила изменения в характере и поведении Цинь Ши, но не решалась поднять эту тему. Ее губы дрогнули, возможно, она собиралась сказать, что-то еще, но была перебита хозяином пещеры.

    - Поговорим, когда я вернусь, - парень окинул девушку холодным взглядом. Ему крайне надоело ее общество.

    - Хорошо, - обреченно прошептала Лю Лин. Должно быть ее слова сильно разозлили старшего брата. Не стоило ей сомневаться в принятых им решениях. Девушка не могла пойти на сделку с совестью и хотела извиниться. Но глядя на это обозленное лицо, Лю Лин поняла, что даже после похода Цинь Кайи вряд ли дарует девице прощение.

    Вид печальной мордашки, покидающей пещеру девицы, ничуть не смягчил сердце парня. Преграда была устранена. Теперь все его мысли были заняты предстоящим походом.

    Через три дня после оглашения списков настало время сбора. Цинь Кайи, наконец-то, надел переданный Цин Cюйцзы браслет и проследовал к границе запретных земель. Там уже наверняка целая толпа. Сие событие взволновало сердца людей. Многие захотят посмотреть на избранных.

    Обежав взглядом толпу, Цинь Кайи отыскал хмурящегося, стоящего чуть поодаль, Шень Фейсяо. Ему было необязательно приветствовать шиди. Тот вряд ли обрадуется такому повороту. Сейчас их отношения можно назвать натянутыми. Цинь Кайи смирился с проклятиями, идущими от сердца младшего ученика.

    Цин Сюйцзы отыскал взглядом избранных и решил поприветствовать собравшихся.

    - Ученики школы Линшань, позвольте представить вам почетных гостей нашей секты. Каждый из них возглавит смешанные команды наших фракций. На этом собственно все, - мужчина на пару мгновений замолчал. – Единственное, о чем бы мне хотелось напомнить, так это о важности жизни. Она самое важное сокровище в вашем арсенале, не стоит обменивать ее на материальные ценности.

    Цинь Кайи оглядел представленных старейшиной людей. То были довольно привлекательные мужчины и женщина. Первого он определенно видел на территориях Линшаня. Другие принадлежали иным сектам - Чилэйгэ и Линиге. Вот только кто из них кто без должного объяснения непонятно.

    Принадлежащий родной секте адепт оказался стройным и высоким красавцем. Его с виду дружелюбная улыбка, на деле скрывала полное отсутствие каких-либо эмоций.

    Женщина и стоящий подле нее мужчина также выделялись из толпы. Облаченный в белый халат красавец с легкой улыбкой и отличной осанкой оглядывал многочисленных зевак. Женщина выделялась сильнее, но не показалась юноше такой же привлекательной. Ее густо накрашенное лицо приобрело сардоническое выражение. A облаченное в вызывающе красное платье тело, отличалось поджарой, изящной фигурой. Цинь Кайи показалось, что в глазах этих двоих ни одна жизнь не сможет сравниться с ценностью магического оружия.

    Ему стоит быть с ними осторожнее.

    Pанее Цинь Кайи был уверен в своих шансах на попадание в члены команды старейшины Линшаня, но пока этот вопрос явно остается открытым.

    Цин Сюйцзы будто уловил переживания любимого ученика и подозвал того к себе, по-отечески нежно похлопывая по плечу.

    - Янь Сюань, подойди, я передаю этого ученика на твое попечение. Не позволяй моему сердцу болеть о его благополучии.

    - Конечно, - произнес мужчина с неизменной улыбкой, не ставшей шире прежнего. – Даже если мне придется потерять свою жизнь, я сохраню ваше сердце и душу(п/п: идиома – уберегу вас от печалей и переживаний).

    Слова и добродушный смех старейшины немного смутили Цинь Кайи. Юноша задался логичным вопросом об отношениях этих двоих.

    - Янь Сюань мой давний друг и старейшина секты Ледяного огня (п/п: иероглифы названия данной секты, по ходу повествования, сильно разнятся, так что отныне, для вашего удобства, я буду переводить их на русский), - терпеливо пояснил Цин Сюйцзы. Кажется, его сердце окончательно успокоилось, а тревога сошла на нет. – Не смотри на его молодое лицо. Уважаемому старейшине более сотни лет.

    Дружеские отношения старейшин вызывали несколько противоречивые чувства. Цинь Кайи не осмелился озвучить свои сомнения, поэтому просто поклонился, складывая кулаки в приветственном жесте.

    - Я рад познакомиться с великим старейшиной. Надеюсь на вашу заботу.

    Адепт секты Ледяного огня осмотрел юношу с ног до головы и что-то про себя отметил.

    - Цин Сюйцзы был благословлен, раз смог заполучить такого ученика.

    - В лести нет необходимости, - вежливо ответил парень.

    - Цинь Эр, в этом походе ты будешь следовать за Янь Сюанем. Будь предельно осторожен, - мастер не мог удержаться от последних наставлений.

    - Конечно, учитель, - кивнул Цинь Кайи.

    Дальнейшие слова старика были прерваны неожиданным гневным выкриком. Множество взглядом было устремлено на источник шума. Цинь Кайи также обернулся к проблеме.

    Густо накрашенное лицо женщины в красном исказилось от раздражения. Ее бешеный взгляд был направлен в сторону Шень Фейсяо.

    - Что такого произошло в секте Линшань раз вы осмелились отправить в скрытое пространство этого?! – Янь И не скупилась на порочащие фракцию фразы. – Почему в мою команду попал ученик без навыков обращения с Ци? Я, по-вашему, должна охранять мусор секты Линшань? Да собственно все ваши избранные погибнут еще не дойдя до пространства.

    Цин Сюйцзы изменился в лице. Столь суровое выражение не предвещало ничего хорошего. Старейшине было плевать на личное оскорбление Шень Фейсяо, однако, он должен позаботиться о репутации секты.

    Он с легкой ухмылкой осмотрел фигуру гневающийся девушки.

    - Юная леди права, мне жаль взваливать на ваши плечи такую ответственность, - Цинь Кайи уловил в словах старика интересный подтекст.

    - К чему мне твои извинения?! – признав ее правоту, Цин Сюйцзы практически одержал победу, тем самым не оставив женщине возможности отступления.

    - Мои глаза уже не столь резки. Я думал, что благородная Янь И способна встать на защиту менее опытных учеников. Примите мои извинения. Мы передадим мальчика в другую команду. Уверен, иным старейшинам не составит труда о нем позаботиться.

    Белила не могли спасти лица женщины. То приобрело алый оттенок.

    - В этом нет необходимости, - скрежет женских зубов долетел до уха Цинь Кайи. – Я без удовольствия понаблюдаю за стараниями адептов вашей секты.

    - Чудесно. Я рад, что некоторые мои ученики отправятся в скрытое пространство под присмотром такой красавицы, - на лице мудрого Цин Сюйцзы игра легкая, практически одухотворенная улыбка. Он просто не оставил наглой женщине выбора. И ему не было совестно за преподанный урок. Старейшины секты Чилэйге сами виноваты, раз выбрали своим представителем столь глупую девицу.

    - Ты! – адепт Чилэйге уловила в словах старца оскорбление, но не решилась продолжить препирания. В конце концов, тот лишь похвалил ее красоту. Разве это плохо? Тем более именно ее учителя настояли на свободном распределении команд. Так как предположили, что ученики секты Линшань куда лучше осведомлены об опасностях запретных земель.

    Кто бы мог подумать, что подобное предложение не только не уровняет шансы, но и вовсе опозорит противоборствующую фракцию.

    Цинь Кайи перевел взгляд на немного растерянного Шень Фейсяо и проследовал к команде Янь Сюаня. Мальчик не был рад стать причиной гнева старшей сестры. Его и без того не лучшее настроение окончательно испортилось. Лицо приобрело холодное, отстраненное выражение. Шень Фейсяо поймал взгляд старшего брата и одарил его такой ненавистью, что злодею стало не по себе.

    Обвинять мальчика было глупо. Своеобразную заботу Цинь Кайи нельзя назвать адекватной. Тем более парнишка не знает о том, кто принес ему соболя или ту несчастную птицу.

    Цин Сюйцзы не понимал, отчего лицо любимого ученика приобрело несколько печальное выражение. Все что ему оставалось, это пожелать командам гладкой дороги.

    - Все будет хорошо, - заверил его Янь Сюань и, тепло улыбаясь, первым прошел барьер запретных земель.

    Цинь Кайи был следующим. На этот раз прохождение барьера не составило для него труда. Мысли юноши были переполнены переживаниями о Шень Фейсяо и собственных трудностях.

    Поход в запретные территории нельзя назвать легкой прогулкой. Командам придется столкнуться со множеством опасностей, которые, скорее всего, их разобщат. Здесь каждый будет действовать исключительно в собственных интересах, не заботясь о благополучии товарища. Цинь Кайи знал, ему придется обороняться не только от диких зверей, но и от алчных охотников за сокровищами.

    И все же юноша старался найти плюсы и в этой печальной ситуации. Запретные земли пропитаны странной, зловещей энергией Инь, а значит, Цинь Кайи может спокойно тренироваться и применять техники дьявольского пути. Никто не заподозрит его в неладном. Да и он не собирается охотиться за сокровищами скрытой области, то есть, не будет привлекать к себе внимания.

    Хорошенько обдумав свое положение, Цинь Кайи немного приободрился. Но память вновь подбросила картины недавнего, практически звериного взгляда Шень Фейсяо обращенного к его персоне.

    Что ж, даже это недоразумение ухудшило отношение главного героя к злодею. Сюжет, так или иначе, движется по начертанной ему траектории.

    - О нет, ты не сможешь убить меня так просто, - шептал себе под нос парень. – В конце концов, я твой враг. Тебе придется вырасти и хорошенько постараться ради победы над главным злодеем.

  • Улыбка злодея
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии