• Ученик карты
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Тысяча ласточек-лезвий!

    Бесчисленное множество летящих лезвий, по форме чем-то напоминающие ласточек, наполнили воздух свистом, разрывающим барабанные перепонки. И если брошенные диски Саго затмевали собой небо, то эффект от использования этого заклинания был в корне другой. Небо озарил яркий свет, на ослепительные лучи которого невозможно было осмотреть. Так, свистящие лезвия накрыли собой всех Бесхвостых Обезьян.

    Бам… Бам… Бам…

    Лезвия стали втыкаться в землю, поднимая в воздух тучи пыли. Обезьяны же, чьи тела оказались пронзёнными ими, разразили воздух своими страшными воплями ужаса, обагряя землю своей кровью.

    У Бесхвостых Обезьян не было никаких шансов защититься против такой мощной атаки со столь большой зоной покрытия, поэтому им не оставалось ничего другого, кроме как умереть.

    Тем не менее, эти животные продемонстрировали уникальную стойкость и упрямство.

    Ослеплённые ярким светом от потока лезвий, с кровоточащими ранами по всему телу, они вдруг нашли в себе решительность и почти все одновременно, собрав в кулак последние силы, стали бросать в противника все оставшиеся у себя в запасе диски Саго. Несколько десятков круглых снарядов взметнулось в воздух навстречу потоку лезвий и полетело в парящего в небе Бо Вэня.

    Спустя мгновение эти брошенные диски начали сталкиваться с лезвиями, которые проходили насквозь, разрезая их на мелкие кусочки, но это никак не затормаживало их движения вперёд.

    И в итоге, на Бо Вэня теперь летело на бешеной скорости сотни осколков от дисков Саго.

    Вопль обезьян, свист летящих снарядов и ласточек-лезвий, в одну секунду всё это смешалось в сплошную канонаду почти неразличимых друг от друга звуков в голове Бо Вэня, который также прекрасно слышал и своё тяжелое дыхание.

    Кульминация этого сражения, казалось была уже близка, но…

    Поток из тысячи ласточек-лезвий и впрямь ослеплял своим светом, из-за чего никто не мог приглядеться к одной из обезьян, с абсолютно чёрной шерстью, которая, свернувшись калачиком, лежала на земле, не подавая признаков жизни. Хоть её тело и было уже почти полностью покрыто ранами, и она не издавала ни единого звука, обезьяна была жива. И это была единственная особь из этой стаи, которая не бросила свой диск Саго вместе с остальными в последней их попытке уничтожить своего обидчика.

    Висевший в воздухе Бо Вэнь охнул. Хоть диски и превратились лишь в кучу маленьких осколков, но впивались они в тело очень больно. Сила у этих обезьян действительно была нечеловеческая. Бо Вэнь поспешил активировать карту энергетической защиты, и осколки звучно застучали по щиту словно дождь по крыше.

    Первый поток этих обломков не только заставил мерцать его энергетическую защиту, будто бы она сейчас не выдержит и разрушится, но и некоторые из этих кусков успели задеть те части тела, которые Бо Вэнь не успел защитить.

    Самые большие из осколков не превышали размером кулак человека, но всё же их оказалось действительно очень много, и учитывая силу, с которой они летели, Бо Вэнь никак не мог выдержать эту атаку, не оказавшись отброшенным назад.

    Как раз в этот момент, та свернувшаяся черношёрстная обезьяна вдруг стала подниматься, и в руках у неё мелькнул один оставшийся диск Саго.

    Бо Вэнь перепугался. Всё, чем он мог себя сейчас защитить, была энергетическая защита. Поток за потоком летящие в него осколки дисков продолжали оказывать на него давление, лишая возможности совершить хоть какой-нибудь манёвр в воздухе.

    Поражающая мощь осколков тоже казалась далеко не слабой, но если в его энергетическую защиту попадёт целый диск, то энергетический щит уже точно не сможет выдержать и рассыплется, как черепица на крыше старого дома. Без неё же Бо Вэнь окажется беззащитен, словно бумага против ножа.

    Два искрящихся глаза обезьяны были наполнены ненавистью, рот был чуть приоткрыт, будто бы в насмешке над Бо Вэнем, теряющим контроль над ситуацией, а движения очень быстрыми. Она выпрямилась и уставилась на Бо Вэня убийственным взглядом. собираясь совершить свой последний смертельный бросок. Она не могла промахнуться в такую мишень.

    Этой обезьяной в данный момент явно двигало лишь одно желание, желание мести за смерть её сородичей.

    Аааа! Наконец, она криком вылила всё, что накопилось у неё на сердце. Рука её выпрямилась, готовясь к броску.

    Сердце Бо Вэня наполнилось отчаянием и в его глазах потух свет надежды. Что может быть страшнее, чем просто наблюдать, как смерть подходит к тебе всё ближе и ближе?

    Неужели он сегодня умрёт, да ещё и таким вот образом? Пронеслась мысль в его голове.

    В эту секунду вдруг раздался плачущий свист.

    Этот звук был очень странный, Бесхвостая Обезьяна никогда раньше не слышала такого. Он должен как-то её остановить? В её наполненных безумием глазах на мгновение промелькнуло сомнение… Но уже ничто не может измениться! Ничто не помешает её диску попасть в её покосившуюся добычу.

    Перед глазами у неё пронёсся луч света, и голова у неё тут же наполнилась болью, она не успела никак на это среагировать, и вскоре перед глазами у неё наступила тьма.

    Неподалёку Чэнь Му с абсолютно равнодушным лицом держал руку вытянутой с протянутым указательным пальцем. На лице у него не было ни намёка на радость. Мгновение назад он выпустил три Хвостатые Иглы, это был способ применения карты, продемонстрированный недавно Бо Вэнем на Карте Кровавого Ветра – тройная атака. В режиме Скрытого Дыхания Чэнь Му мог контролировал своё Восприятие на пределе возможного и этого оказалось достаточно, чтобы выпустить за раз сразу три Хвостатые Иглы, и уменьшить количество затрачиваемого на атаку время.

    Точный выстрел попал прямо в правый глаз Бесхвостой Обезьяне, и в этот момент обнаружилась сила, которая была заключена в Хвостатой Игле. Три иглы подряд, одна за другой, вошли в глаз обезьяны и насквозь пробили её череп. От этого удара из её затылка хлынула кровь, а куски мозга разлетелись в разные стороны, и она моментально погибла.

    Висевший в воздухе Чэнь Му внезапно повернул голову в сторону леса, и почти в ту же секунду его указательный палец, на котором все остальные увидели вертевшуюся блестящую, как жемчуг, хрустальную трубку с заострённым концом, указал туда же.

    Палец дёрнулся и можно было заметить лишь луч света, который, слетев с его пальца, скрылся в лесной чаще.

    Ах…!

    Из чащи до них донёсся чей-то тяжёлый вздох: значит там кто-то есть! Бо Вэнь и Чэн Ин удивлённо переглянулись: кто-то устроил им засаду! Но в тоже время они совершенно не обратили никакого внимания на то, что Ли Духун, находившийся в объятиях Чэн Ин, изменился в лице.

    Пока его спутники терялись в догадках, Чэнь Му вдруг двинулся в направлении выстрела на трудноуловимой скорости, снова демонстрируя невероятный контроль Восприятия.

    Когда Бо Вэнь и Чэн Ин пришли в себя, его уже и след простыл. Они вновь встретились взглядами и увидели в глазах друг у друга лишь выражение страха. Чэнь Му атаковал как раз вовремя, чтобы спасти Бо Вэню жизнь, но больше всего их поразил способ его атаки.

    Это и есть заклинание Креста? Бо Вэнь недоумевая посмотрел туда, куда направился Чэнь Му. Хотя последнее заклинание, применённое этим парнем, и служило для атак на дальнем расстоянии, по описаниям в записях его клана оно совершенно не соответствовало заклинанию Крест. Хрустальная трубка, которую он увидел перед вторым выстрелом Чэнь Му на его указательном пальце, никак не могла оставить крестообразную рану.

    Бо Вэнь подошёл к трупу чёрной обезьяны. Она едва не забрала его жизнь. Если бы не вмешательство Чэнь Му, он бы уже умер. От этой мысли у него стало противно на душе. Труп обезьяны лежал прямо перед ним на земле: область вокруг правого её глаза была окровавлена, а затылок кажется был весь разворочен, и из него вытекала смесь мозга и крови. Выглядело всё это весьма жутко.

    Хотя сил у него оставалось немного Бо Вэнь всё же с трудом, но опрокинул останки животного на бок, после чего принялся восстанавливать своё дыхание.

    «Что ты делаешь?» – спросила с некоторым недоумением Чэн Ин, подлетев к Бо Вэню.

    В трупе Бесхвостой Обезьяны абсолютно не было ничего ценного, что можно было бы собрать в качестве материалов – это была основная причина, по которой заклинатели очень недолюбливали этих животных. У кого вообще может вызвать симпатию свирепый и опасный зверь, не представляющий из себя никакой ценности?

    Бо Вэнь показал на затылок животного и сказал: «Смотри!».

    Вмиг лицо Чэн Ин осталось без кровинки. Маленькое лицо Ли Духуна тоже побледнело и от страха мальчик сглотнуло слюну. Лицо Бо Вэня изображало отвращение, как будто он увидел самую омерзительную картину в своей жизни.

    Если бы они просто увидели сквозную дыру в черепе обезьяны, то их реакция была бы гораздо спокойней, но то, на что они смотрели… Это была просто кровавая каша. Пока Бо Вэнь переворачивал труп, часть мозга и крови вылилась на землю, и на теле осталась только половина головы. Затылка, вообще, по сути, не было – его вместе с кровью и мозгом вынесло от удара.

    Пустая половина черепушки без мозга, один вид этого зрелища вызывал ужас. Неудивительно, что им стало не по себе от такой картины.

    Бо Вэнь вернул телу обезьяны прежнюю позу и объяснил: «Кроме правого глаза со всеми остальными частями лица всё в порядке. Это может говорить только об одном – у этого энергетического тела, которым выстрелил Чэнь Му, очень высокая скорость. Только так он мог нанести такую рану».

    «Вот это мощь!» – пробормотала Чэн Ин.

    «Согласен. Действительно очень мощно», – Бо Вэня вернул себе невозмутимый вид.

    «Но разве заклинатели Ночного Креста могут быть слабыми?» – добавил он после секундной паузы, однако сомнений на счёт Чэнь Му на самом деле у него стало только больше.

    Эта рана абсолютно не похожа на те раны, благодаря которым заклинатели Ночного Креста снискали свою славу.

    Неужели они действительно не стояли на месте все эти годы? Скорее всего так и есть. Если какая-то секта смогла просуществовать до сегодняшнего дня, она обязательно должна была развиваться, ибо только так она могла продолжить своё существование. Те же группировки, что отвергли развитие, даже если некогда они были великими, оказались обречены на исчезновение.

    «Ты уже не первый раз упоминаешь этот Ночной Крест, можешь наконец объяснить, кто это такие?» – не удержалась от вопроса Чэн Ин.

    После последнего конфликта парней ей было очень любопытно узнать, о чём-таки говорил Бо Вэнь.

    Но Бо Вэнь лишь улыбнулся, и ничего не ответил, а, наоборот, спросил: «Ты не слышала чей-то стон, когда Чэнь Му выстрелил во второй раз?»

    Чэн Ин тут же поняла, что не должна задавать подобные вопросы, в конце концов это не имеет к ней никакого отношения.

    Что же касается стона, она его тоже услышала. Лицо девушки в миг стало сосредоточенным.

    «Слышала. Не знаю, кто это, но думаю мы об это узнаем, когда вернётся Чэнь Му».

    «Я вообще не почувствовал до этого, что там кто-то скрывается», – выражение лица Бо Вэня при этих словах показало недовольство.

    Он не заметил, а Чэнь Му заметил – снова его обошёл.

    Сегодня ему пришлось пережить сразу несколько атак, даже оказаться на краю гибели. Однако Чэнь Му спас его. Заносчивый характер с трудом позволял Бо Вэню переносить чувство поражения, но этот парень и в самом деле очень силён!

  • Ученик карты
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии