• Тысяча осеней
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 1: «История гласит: прогуляйся, и ты наткнешься на сюрприз».

     

    Пик Полушага, как и предполагает его название, имел несколько квадратных дюймов пространства; всего полшага вперед приведет к краю обрыва высотой в тысячу метров. На вершине виднелись дивные скалы и росли деревья необычной формы. Подножие горы скрывали бесконечные туманы и мгла. Образ разъяренного бога или призрака не будет столь страшным по сравнению с этим извилистым и опасным пейзажем; даже небо и земля, казалось, не могли достичь друг друга.

     

    Напротив была еще одна вершина под названием Пик Сожаления. Он был не менее поразительным и обрывистым, чем Пик Полушага. Его горный хребет поднимался ввысь на сотни метров, словно он был отсечен ножом, и не было даже места, где можно было бы устоять. Хотя там все еще росли растения, их корни обвивали камни — это зрелище заставляло любого, кто осмелился взглянуть, дрожать и сожалеть о том, что он поднялся на вершину. Именно отсюда и произошло его название.

     

    Между двумя пиками был естественный барьер. Смотря вниз с одной из вершин, море облаков казалось застывшим, из-за это было невозможно определить глубину расщелины. Здесь можно было смутно услышать шумные воды реки, бесконечно текущие мощным потоком, подобно голодному тигру или бегущему льву. Даже простые лесорубы и охотники не осмеливались приблизиться. Если мастер боевых искусств Сяньтянь[1] стоял бы там, на вершине, он был бы также тронут незначительностью человеческой воли по сравнению с волей небес.

     

    Тем не менее внизу под слоем тумана и облаков, у подножия скалы, между рекой и горными склонами лежала узкая и сложная каменная тропинка, вымощенная скалами дивной формы. Сейчас как раз по ней шли два человека, один следовал за другим.

     

    Шумная река неслась вперед, ее волны периодически извивались и разбивались о мокрые и скользкие камни. Любому, кто шел по тропинке, было легко промокнуть, и если не упасть в реку, то хотя бы быть забрызганным играющими волнам. Но если бы кто-нибудь попытался наклониться вперед к скале, он бы в конечном итоге столкнулся с острыми зубчатыми камнями с внешней стороны навесных каменных стен. Любой человек застрянет, как пойманная в ловушку мышь. В таком жутком месте совершенно невозможно сохранять беззаботную и изящную походку, словно блуждая по собственному двору, — прямо как двое прямо сейчас.

     

    — Было сказано, что двадцать лет назад Даосский Мастер Ци[2] с горы Сюаньду победил Хулугу, заклинателя номер один из Туцзюэ[3], прямо здесь, на вершине Пика Полушага, и заставил его поклясться не входить на Центральные равнины[4] на последующие двадцать лет. Жаль, что я был слишком молод, чтобы увидеть тот поединок своими глазами, полагаю, это было невероятное зрелище.

     

    Говорящий шел впереди. Их темп был умеренным, но они оставались буквально в трех шагах друг от друга.

     

    У человека, который шел впереди, были небольшие шаги, ему было так легко, казалось, что он идет по ровной земле. Молодой человек позади шагал более широко; хоть он и был грациозен, словно бессмертный, если смотреть лишь на него одного, но было несложно увидеть некоторые различия, если сравнивать их.

     

    Янь Уши усмехнулся: 

     

    — Учитывая все, что происходило за эти годы на Поднебесной, Ци Фэнге действительно заслуживает своего звания «номер один». Хулугу, который был лишь бесстыжим варваром, сам виноват, что его самоуверенность опозорила его самого. Да и Ци Фэнге слишком уж крепко держался за отрешенность Даосских кланов и отказывался наносить смертельный удар, настаивая на заключении какого-то двадцатилетнего завета. Чем же это было полезно, кроме того, что лишь послужило зародышем будущих проблем для горы Сюаньду? 

     

    Юй Шэнъянь с любопытством спросил: 

     

    — Учитель, боевые навыки Хулугу действительно настолько хороши?

     

    — Если бы я сражался с ним прямо сейчас, не было бы уверенности в моей победе.

     

    — Он действительно настолько силён?!

     

    Выражение лица Юй Шэнъяня было полным испуга. Он точно знал, насколько мощны и непостижимы боевые навыки его учителя. Если Хулугу получил такую похвалу от Янь Уши, его уровень должен был быть таким же невероятным. Возможно, он мог даже попасть в тройку лидеров Поднебесной.

     

    Янь Уши равнодушно продолжил: 

     

    — Иначе зачем мне твердить, что Ци Фэнге оставил своим будущим поколениям учеников бесконечные проблемы? Это правда, что двадцать лет назад Хулугу немного уступал Ци Фэнге, но этот пробел не был чем-то недостижимым после двух десятилетий. Теперь этот Ци Фэнге мёртв, а Гора Сюаньду никогда не сможет найти себе второго Ци Фэнге.

     

    Юй Шэнъянь тихо вздохнул: 

     

    — Верно, Даосский Мастер Ци вознесся на небеса[5] пять лет назад.

     

    — Кто теперь глава клана горы Сюаньду?

     

    — Это ученик Ци Фэнге по имени Шэнь Цяо.

     

    Янь Уши едва показал какую-либо реакцию на это имя. Он встретил Ци Фэнге только один раз, и это было двадцать пять лет назад. В то время Шэнь Цяо был избран Ци Фэнге как его ученик[6].

     

    Несмотря на то, что гора Сюаньду была названа «Даосской сектой номер один Поднебесной», в глазах Янь Уши, который только что вышел из десятилетней Медитации Уединения[7], кроме Ци Фэнге, не было никого на Горе Сюаньду, кто мог бы сравниться с ним.

     

    Но Ци Фэнге умер.

     

    Видя, что его учитель не проявляет особого интереса, Юй Шэнъянь продолжил:

     

    — Я слышал, что ученик Хулугу, Куньэ, — король левых туки[8], а также мастер номер один в Туцзюэ нашего времени, сегодня бросил Шэнь Цяо вызов на дуэль на вершине Пика Полушага, заявляя, что это месть за прошлое унижение. Заинтересован ли учитель в том, чтобы пойти посмотреть?

     

    Янь Уши не потрудился ответить, вместо этого спросив: 

     

    — В течение десяти лет, пока я был в медитации уединения, были ли другие крупные события, помимо смерти Ци Фэнге?

     

    Юй Шэнъянь на мгновение подумал: 

     

    — Вскоре после того, как вы вошли в медитацию, Гао Вэй взошел на трон как новый Император Ци[9]. Однако, он человек, утопающий в чувственных удовольствиях и предающийся жизни в роскоши, потому за последние десять лет национальная мощь Ци резко сократилась. Ходят слухи, что Юйвэнь Юн, император Чжоу[10], планирует напасть на Ци. Я боюсь, что северный район скоро попадет в руки Чжоу.

     

    — После смерти Ци Фэнге рейтинг лучших десяти мастеров меча также изменился. Среди них И Бичэнь из храма Чуньян-Дао на горе Цинчэн, мастер Цзэнь Сюэтин из Чжоу и мастер Жуянь Кэхуэй из Института Линьcхуань[11] входят в тройку лидеров, и трое из них, как оказалось, являются представителями трёх школ[12]: даосизма, буддизма и конфуцианства.

     

    —Но некоторые говорят, что мудрец[13] Цзюйшэ из Туюйхуня [14] также должен войти в тройку лидеров. И еще Хулугу. Если он продвинулся дальше в навыках за последние двадцать лет, тогда, когда он снова вернется на Центральные равнины, для него не будет невозможным достигнуть места номер один.

     

    Видя, что его учитель молчит и не замедляет шаг, Юй Шэнъянь еще раз убедительно заявил: 

     

    — Учитель, Кунье бросил вызов Шэнь Цяо на дуэль сегодня, по-видимому, в великолепной схватке, которую трудно встретить. Шэнь Цяо как человек живет очень уединенной жизнью. С тех пор как он взял на себя ответственность за Пурпурный Дворец Сюаньду[15], он еще меньше участвует в боях с другими. Лишь благодаря выдающейся репутации своего мастера Ци Фэнге, он также входит в десятку лучших мастеров. Если учитель хочет взглянуть на настоящую силу горы Сюаньду, сегодняшняя битва определенно является тем, что мы не хотим пропустить. Боюсь, что сейчас на Пике Сожаления уже собрались все мастера, которые пришли посмотреть поединок.

     

    — Ты думаешь, причина, по которой я пришел сюда сегодня, состояла в том, чтобы посмотреть бой?

     

    Юй Шэнъянь немного нервничал: 

     

    — Тогда каков план учителя?

     

    Ему было всего семь лет, когда Янь Уши взял его в ученики. Три года спустя Янь Уши потерпел поражение в битве с главой демонического клана, Цуй Юваном, и, получив тяжелые раны, вошел в Медитацию Закрытой Двери - Медитацию, которая длилась десять лет.

     

    В течение этих десяти лет, как велел Янь Уши, Юй Шэнъянь продолжал практиковаться и также путешествовал по многим местам. Его успехи вышли далеко за пределы ожидаемого, так как он уже давно был одним из лучших мастеров. Однако, прошло десять лет с тех пор, как они в последний раз видели друг друга, естественно, между ними были некоторые пробелы и отчуждение. Более того, видя как боевая аура Янь Уши становилась все глубже и серьезнее, благоговение в сердце Юй Шэнъяна также усиливалось. Даже его привычная непринужденность в общении с остальными превратилась в своего рода осторожность перед его мастером.

     

    Сложив руки за спиной, Янь Уши сказал ясным голосом: 

     

    — Я видел бой между Ци Фэнге и Хулугу много лет назад. Хоть и Шэнь Цяо, и Кунье являются их учениками, они все еще молоды; неважно насколько они умелы, их бой не превзойдет зрелище битвы между Ци и Ху. Я привел тебя сюда, поскольку, благодаря быстрому течению реки и сложной местности, это место соединяется ввысь с тенями небес и ниц с духом земли - оптимально для занятий и понимания боевых искусств. Когда я был в уединении, у меня не было времени позаботиться о тебе. Теперь, когда я вернулся, я больше не могу позволить тебе задерживать свое развитие навыков без каких-либо прорывов. Пока ты не сможешь понять и достичь пятого уровня Базовых Записей Феникса Цилинь, ты должен остаться здесь.

     

    Юй Шэнъянь был немного обижен. За последние десять лет, даже во время своих путешествий, он никогда не пропускал ни одного дня тренировок. Сейчас ему едва исполнилось двадцать, но он уже достиг четвертого уровня Базовых Записей Феникса Цилинь и был признан одним из лучших среди молодого поколения. Он был доволен собой, но после слов своего учителя казалось, что он не достиг ничего особенного.

     

    Янь Уши будто знал о чувствах Юй Шэнъяня, и уголок его губ поднялся в саркастической улыбке: 

     

    — В твоем возрасте я уже достиг шестого уровня. Чем же ты так гордишься? Вместо того, чтобы конкурировать с мелкими рыбешками, почему бы тебе не конкурировать со мной?

     

    Его волосы обрамляли лицо по бокам до мочек ушей, но это не преуменьшало его очарование. Более того, со следами этой угасающей улыбки на его лице было еще труднее отвести взгляд от его привлекательной внешности.

     

    Белое одеяние развевалось на ветру, но человек в нем оставался непоколебимым. Просто стоя там и сложив руки за спиной, его окружила незримая подавляющая аура, сформированная с таким высокомерием, словно он смотрел на всех с вершины мира, бросая вызов любому, кто приблизится.

     

    Юй Шэнъянь как раз стоял напротив него и почувствовал удушье, что заставило его сделать несколько шагов назад. В глубоком почтении и страхе он сказал: 

     

    — Учитель обладает небесными талантами, как я, ваш ученик, смею соревноваться с вами!

     

    — Встреть меня своими самыми мощными навыками. Я хочу увидеть твой прогресс за эти годы.

     

    С момента уединения учителя Юй Шэнъянь никогда не проверял свои боевые способности, потому, услышав вызов, он слегка колебался, в то же время испытывая жажду попробовать. Впрочем, эта нерешительность исчезла, как только он увидел, что нотка нетерпения блеснула на лице Янь Уши.

     

    — Тогда, прошу, простите вашего ученика за дерзость!

     

    До того как его голос успел угаснуть, его тело уже двигалось в соответствии с мыслями, и рукава его мантии взмыли в воздух. Пара движений и он был уже достаточно близко к Янь Уши.

     

    Рукав Юй Шэнъяна поднялся, и он атаковал ладонью. Наблюдая, можно было увидеть, что его движение не было таким сильным, оно больше выглядело словно собирание цветов весенним днем или смахивание пыли летней ночью. Его легкость была почти потусторонней.

     

    Только те, кто находился рядом, почувствовали, что когда его ладонь ударила, все растения в метре от них задрожали, и даже река начала течь в обратную сторону, ее бурные волны и пена взлетели в воздух, который поднялся с ревом и устремился в сторону Янь Уши!

     

    Тем не менее этот поток, который мог остановить реки или даже повернуть морские волны вспять, раскололся и устремился в разные стороны, когда достиг Янь Уши, словно он был заблокирован невидимой завесой.

     

    Он все еще стоял на месте. Его позиция ничуть не изменилась. Когда ладонь Юй Шэнъяня приблизилась к его глазам, он просто поднял палец.

     

    Лишь один палец, ничего больше.

     

    Этот единственный палец буквально остановил наступление Юй Шэнъяня в воздухе.

     

    Юй Шэнъянь почувствовал, как весь поток воздуха вокруг его ладони, что он только что выпустил, обратился против него. В его глазах отразился возвращающийся поток, который был в несколько раз сильнее того, что он создал. Удивленный, он использовал силу потока, направив его к своим ногам в спешном отступлении!

     

    Это отступление унесло его назад более чем на десять шагов!

     

    Пока он, наконец, не остановился на одном из камней, все еще трепеща от страха. 

     

    — Благодарю учителя за милосердие!

     

    В мире боевых искусств мало кто мог бы противостоять его удару ладонью. До этого Юй Шэнъянь был вполне доволен этим.

     

    Но Янь Уши, в целях самообороны, смог заставить его убрать ладонь всего одним пальцем.

     

    «К счастью, учитель только проверял мои навыки и не использовал преимущество для дальнейших атак. Если бы это был враг...»

     

    Думая об этом, Юй Шэнъянь покрылся холодным потом, в панике он больше не позволял себе быть столь самоуверенным.

     

    Зная, что он уже достиг своей цели, Янь Уши не собирался больше ничего говорить. 

     

    — Не трать свои превосходные таланты впустую. Через несколько дней я уеду в Туцзюэ на некоторое время. После того, как ты достигнешь пятого уровня, если тебе больше нечего делать, ты можешь найти своего шисюна[16]. Не проводи слишком много времени слоняясь по округе.

     

    Юй Шэнъянь ответил со всем почтением: 

     

    — Да.

     

    Янь Уши продолжил: 

     

    —Виды этой местности созданы дикой природой и редко посещаются людьми. Я хочу пройтись, потому тебе не стоит...

     

    Прежде чем он закончил, грохочущий звук прозвучал недалеко над ними. Они посмотрели в направлении звука и увидели кого-то, словно он был сброшен сверху, разбивая слои веток и ударяясь о дно утеса. Даже Юй Шэнъянь не мог сдержать «ой!», услышав приглушенный стук приземления.

     

    Падение с такой высокой вершины, даже для мастера Сяньтянь было бы трудно выжить.

     

    Не говоря уже о том, что этот человек определенно не упал без причины: должно быть, он был тяжело ранен.

     

    — Учитель? — он посмотрел на Янь Уши в ожидании приказа.

     

    — Пойди посмотри, — сказал Янь Уши.

     

    Его одежда была порвана во многих местах, скорее всего ветвями и зазубринами во время падения. С кровавыми пятнами и свежей кровью стекающей по разорванной плоти, было еще труднее узнать его первоначальный облик.

     

    Человек уже потерял сознание и был неспособен даже держаться за свой меч. Когда он упал, его меч последовал за ним и лежал недалеко от него.

     

    — Он, похоже, сломал много костей.

     

    Юй Шэнъянь некоторое время осматривал упавшего человека с нахмуренными бровями и выражал сочувствие, цокая языком. Он нащупал пульс и почувствовал, что шансы на выживание были крохотными.

     

    Но для такого человека, как он, даже если его жизнь может быть спасена, результат может быть не намного приятнее смерти.

     

    В конце концов, Юй Шэнъянь был учеником демонического клана. Несмотря на то, что он был молод, его доброта была ограничена. По этой причине, хоть у него и были Великие Пилюли Исцеления, он не собирался использовать их на пострадавшем.

     

    Но...

     

    — Учитель, сегодня день схватки между Шэнь Цяо и Кунье. Этот человек упал с вершины, может ли быть...

     

    Янь Уши подошел. Вместо того чтобы осмотреть мужчину, он сначала поднял его меч.

     

    Его лезвие было холодным, как осенняя вода, без малейшей царапины, а отражение движущихся рек и туманов в нем создавало впечатление, будто это само лезвие колышется. Рядом с рукоятью меча была выгравирована надпись.

     

    Юй Шэнъянь подошел поближе, затем удивленно вскрикнул: 

     

    — Меч Шаньхэ Тунбэй[17]! Он принадлежит главе клана Пурпурного Дворца Сюаньду, так что это действительно Шэнь Цяо!

     

    Глядя на Шэнь Цяо, который был смертельно ранен, это казалось чем-то невероятным. 

     

    — Ци Фэнге был сильнейшим мастером боевых искусств. Почему Шэнь Цяо, его лучший ученик и глава клана горы Сюаньду, потерпел полное поражение?

     

    Юй Шэнъянь присел на корточки перед Шэнь Цяо, и его брови нахмурились. 

     

    — Могли ли навыки Кунье достигнуть такого уровня что он превзошёл даже своего учителя Хулугу?

     

    Если бы упал какой-нибудь другой человек с горы Сюаньду, Янь Уши не проявил бы к этому никакого интереса и даже лишний раз не взглянул бы. Но Шэнь Цяо, который являлся нынешним главой клана, был действительно исключительным случаем.

     

    Он бросил Меч Скорбящих Небес Юй Шэнъяню, затем на мгновение уставился на неузнаваемое лицо Шэнь Цяо. Внезапно многозначительная улыбка появилась на его лице.

     

    — Дай ему Великую Пилюлю Исцеления.



    Примечания:

    [1] Сяньтянь / Хоутянь ( 先天 / 后天 ) — названия двух этапов совершенствования, этап Хоутянь предшествует этапу Сяньтянь . Идея заключается в том, что нечто «сяньтяньское» изначально и потому близко к Дао, тогда как что-то «хоутяньское» деградирует или находится дальше от Дао.

    Эти два термина происходят от даосизма и алхимии. Существует поверье, что люди рождаются с небольшим количеством сяньцзян (Суть, Ци и дух). Практикуя даосское совершенствование и алхимию, они могут впитывать и совершенствовать Хоутянь Ци в мире, чтобы неуклонно увеличивать запасы Хоутянь (что приносит здоровье и долголетие).

    [2] Даосский Мастер — т.к. тут есть три школы [12], будет уместно указывать к какой из трёх школ принадлежит тот или иной мастер и соответственно его клан. Дайте знать, если лучше переводить как «Мастер Дао» или просто «Мастер». 

    [3] Древние тюрки — исторический народ в Центральной Азии, гегемон Тюркского каганата. Образовался в результате смешения местного алтайского населения с пришлым родом Ашина. https://ru.wikipedia.org/wiki/Древние_тюрки

    [4] Центральные равнины — в древности называлась «Чжунхуа» (кит. 中華) и «Чжунго» (кит. 中国) - «Центральная страна», «Китай». В нашем переводе на вики звучит как Центральная равнина в единственном числе, но во многих исторических книгах пишут Центральные равнины, на анлейте тоже переводят во множественном числе, так что остановлюсь на этом. Если вы знаете наверняка - пишите :) 

    [5] Вознестись к небесам (遐 遐 dengxia) — вежливый термин для «смерти».

    [6] Ученик (弟子 rushi dizi= личный ученик) — ученик, который выбирается для обучения лично его учителем. Обычно учитель передает все, что знает, своим личным ученикам.

    [7] Медитации Уединения/Медитация за закрытой дверью (闭关 бигуан) — также называется обучением за закрытой дверью. Медитация проводится в уединении, обычно для того, чтобы сосредоточиться прорыве в развитии, а также чтобы залечить травмы / раны или избежать отвлечения внимания в критический момент (нужна полная концентрация).

    [8] Древние тюрки — исторический народ в Центральной Азии, гегемон Тюркского каганата. Образовался в результате смешения местного алтайского населения с пришлым родом Ашина. Тюркский этнос формировался в среде смешанных европеоидно-монголоидных форм, поэтому при своем расселении на запад он нёс как монголоидные признаки, так и брахикранный европеидный комплекс. Король левых туки обычно назначался преемником чанью.

    [9] Имеется ввиду Северная Ци (кит. упр. 北齊, пиньинь: Běiqí, палл.: бэй ци) — одно из государств эпохи Северных и южных династий в Северном Китае в 550—577 годах. https://ru.wikipedia.org/wiki/Северная_Ци

    [10] Имеется ввиду Северная Чжоу — тобасское государство периода Северных и южных династий в Северном Китае в 557—581 годах. https://ru.wikipedia.org/wiki/Северная_Чжоу

    [11] Институт (宫 宫 xuegong) — официальная конфуцианская школа, основанная правительством. В этом романе эта школа также служит конфуцианским кланом.

    [12] Три школы: будет использоваться как аббревиатура для «трех школ даосизма, буддизма и конфуцианства».

    [13] Мудрец (智者 чжиже) — почетное звание монахам из тибетского буддизма с высокими званиями.

    [14] Туюйхунь (吐谷浑) — могущественное королевство, основанное евразийскими кочевниками, связанное с сяньбэй в горах Килиан и в верховьях долины Желтой реки.

    [15] Пурпурный Дворец Сюаньду (玄 都 紫府 Xuandu Zifu): или Сюаньду Сифу, часто используется для обозначения места / дворца / штата, где живут Бессмертные (я еще думала назвать особняком/поместьем/дворцом, если у вас есть варианты получше - пишите!)

    [16] Шисюн — старший боевой брат. Они не родные братья, а ученики одного учителя. Вспомните японское сэмпай или корейское сонбэ. Это практически оно же.

    [17] Меч Скорбящих Небес (山河 同 悲 Shanhe Tongbei) — буквально означает «Горы и Реки скорбят вместе [с ними]», в то время как «Горы и Реки» часто используется для обозначения «Мир / вся земля / Природа». 

     

    Еще заметки:

    Базовые Записи Феникса Цилинь, с фениксами мы все знакомы, но Цилинь — своего рода химера: как правило, у него несколько рогов, зелёно-голубая чешуйчатая кожа, тело коня, ноги оленя, голова дракона и медвежий или бычий хвост. https://ru.wikipedia.org/wiki/Цилинь

    Я буду переводить "стадии развития" их базового учения как "уровни", думаю так всем будет яснее.

     

  • Тысяча осеней
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии