• Тысяча Лиц Демонической Наложницы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 17.2 - Обыск

    После небольшого ожидания, которое все провели в напряженной тишине, во главе других служанок явилась Донг Мей, держа в руке узел с вещами, которые Лу Цинву привезла в резиденцию.
    Донг Мэй положила этот узел на пол перед всеми и вытащила из него прекрасный деревянный футляр, украшенный изысканной резьбой. Солнечный свет падал на него, и он выглядел еще красивей.
    Все с любопытством смотрели на него, желая узнать, что внутри. Лу Цуфен с подозрением смотрел на эту деревянную коробку, удивляясь как такая дорогая вещь оказалась в вещах Лу Цинву. Каким образом она завладела ею? Это очень странно и внушает еще большие подозрения. Вероятно, внутри находится браслет.
    Лу Ляньсинь заметила его размышления, и не в состоянии сдержать себя, закричала:
    -Это шкатулка! Папа, это же шкатулка Цинву! Браслет должен быть внутри!
    Но выкрикивая эти слова, она почувствовала какое-то беспокойство. Почему Донг Мей выбрала такую красивую деревянную коробку, чтобы спрятать браслет бодхи? Впрочем, это неважно. Сейчас необходимо, чтобы Лу Цинву выгнали, потом все будет хорошо.
    Лицо Лу Цуфена потемнело, он схватил эту деревянную коробку и крепко сжал ее.
    -Что это?! Лу Цинву, и ты сказала, что не крала браслет?!
    Лу Цинву равнодушно посмотрела на него. Она не суетилась и не дергалась, как делал бы всякий, кто уличен в преступлении. Она только посмотрела спокойно ему в глаза:
    -Отец, ты же еще не видел, что внутри. Откуда ты знаешь, что искомый предмет там?
    -Ты скорее умрешь, чем признаешься, верно? – Лу Цуфен готов был выгнать ее прямо сейчас.
    Ему даже не нужно было смотреть, чтобы убедиться в том, в чем он был и так уверен.
    «Эти несколько лет в ссылке в деревне не пошли ей на пользу, а только окончательно испортили ее характер», - в гневе думал он.
    Со злобой он нажал на позолоченный замок, чтобы открыть деревянный ящик. Но когда открыл его, он замер.
    Внутри не было браслета бодхи. Зато на шелковой подушечке лежала красная глубоководная жемчужина размером с гусиное яйцо!
    Эта прекрасная жемчужина сияла, завораживая своим совершенством, и Лу Цуфен застыл и не мог оторвать глаз от нее.
    Все видели, как остолбенел Лу Цуфен, и, не в состоянии сдержать свое любопытство, двинулись вперед, а увидев, что было внутри шкатулки, в ту же секунду замерли на месте.
    Хотя все они видели раньше различные драгоценности, никому не доводилось встретить жемчужины такого большого размера. Жемчуг столь редкого вида и цвета считался наиболее ценным.
    Сердце каждого стало биться немного быстрее, и все, недоумевая, посмотрели на Лу Цинву. То, что находилось в шкатулке, несомненно, гораздо дороже, чем браслет бодхи, и, если Цинву
    обладала таким редким сокровищем, у нее не было особых причин для кражи браслета. В конце концов, даже если он был высочайше пожалован, это всего лишь браслет!
    Лу Цинву вела себя так, будто не замечала, кто на что смотрит, и изысканным движением забрала из рук отца деревянную коробку.
    Пока зрители отупело смотрели на это чудо, коробочка закрылась на замок, и звук от его щелчка вывел всех из оцепенения.
    Лу Цинву окинула присутствующих холодным взглядом, а потом засмеялась и сказала:
    -Ради того, чтобы рассеять свои подозрения, отец и госпожи посмотрели на содержимое коробки. Они убедились, что там нет пропавшего браслета. Это коробка от известного ювелира. Каждый предмет этого мастера отмечен именем владельца, и каждое изделие уникально. Видите, здесь надпись? Я уверена, что все поймут эти три слова. Если у вас есть еще какие-то вопросы, вы можете сходить в эту ювелирную лавку и все выяснить, потому что у них остаются записи о покупках.
    Закончив говорить, Лу Цинву отвела взгляд и медленно положила деревянную коробку обратно в узелок.
    Глядя на Лу Цуфена, который все еще стоял как столб, она не смогла удержаться от смеха. Она обратилась к Лу Цуфену:
    -Отец, изначально у меня не было ничего, чтобы я могла вручить, как подарок. Жемчуг я нашла на дне горячих источников, рядом с охотничьим семейным домиком. Одну жемчужину обменяла на шкатулку, а лучшую жемчужину хотела дать отцу в качестве подарка на день рождения. Но, похоже, отец не любит все, что имеет отношение к сельской местности, поэтому я придумаю для него другой подарок.
    -Цинву, я… - Лу Цуфен открыл рот, чтобы сказать, что он не думает так на самом деле!
    Он совсем не возражал против столь ценного подарка! Но теперь на виду у семьи он не мог взять свои слова обратно, так как это означало потерять лицо.
    Ведь он открыто признал, что подозревает свою дочь в краже, иначе зачем ему было устраивать обыск в ее комнате. Наверняка, она чувствует себя оскорбленной. Как же ему теперь сказать, что он сожалеет. Только подумать, одна жемчужина, хотя это была редкая, а потому ценная жемчужина, смогла заставить его терзаться сожалениями! Почему же он не поверил словам Цинву? Если бы он предложил этот жемчуг императору сегодня, император, несомненно, был бы доволен.
    Но сейчас невозможно признать перед всеми свою ошибку. Он будет выглядеть глупо и смешно в глазах Цинву, если скажет о том, что она может отдать ему свой подарок. Чем больше он думал об этом, тем больше чувствовал разочарование и сердился на неудачное стечение обстоятельств. Эти чувства были чрезвычайно сложными, и они отражались на его немолодом и некрасивом лице.
    Вдруг, он вспомнил о чем-то и обернулся, чтобы посмотреть на Лу Ляньсинь.
    -Лянь Эр, ты говорила, что шкатулка у тебя?

  • Тысяча Лиц Демонической Наложницы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии