• Тысяча Лиц Демонической Наложницы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 36.2 - Хорошо совместимые мужчина и женщина - пара

     

    Не прошло и пятнадцати минут, как Фэн Йеге извлек серебряные иглы из тела больной. Лу Цинву начала молча одевать супругу Йинг.

     

    Когда она снова посмотрела на Фэн Йеге, он снимал белую повязку со своих глаз.

     

    Его адамантовые глаза были поразительно глубокие, Лу Цинву даже замерла на мгновение. В тот момент, она чувствовала, что эти глаза ей по-настоящему знакомы.

     

    Она зажмурилась и снова посмотрела на него. Фэн Йеге не сердился, позволяя ей смотреть на себя.

     

    Но вскоре они услышали стон супруги Йинг, и Лу Цинву вернулась к реальности.

     

    Она посмотрела на супругу Йинг, лежавшую на кровати, только что вернувшуюся к жизни из страны мертвых.

     

    Лу Цинву подняла брови и посмотрела на серебряные иглы в руках Фэн Йеге.

     

    Она не могла не признать, что слухи о мастерстве иглоукалывания Ночного принца правдивы.

     

    В этом отношении он был очень похож на этого человека.

     

    Думая о том, кто обладал фиолетовыми глазами, сдержанная на проявление чувств Лу Цинву была взволнованна.

     

    Но это настроение быстро разрушил император, стоявший поблизости, с нетерпением ожидая, когда очнется его любимая Йинг Эр.

     

    Император готов был сойти с ума от счастья, когда увидел, что супруга Йинг пришла в себя. Он бросился к ней, прижимая к себе слабое и хрупкое тело супруги, теряя самообладание и совершенно забыв о собственной важности.

     

    Лу Цинву помассировала лоб пальцем, скрывая внезапный холод в своих глазах.

     

    Выходит, что эта супруга Йинг очень важна для императора.

     

    Она думала, что тот злоумышленник все это уже видел раньше и поэтому решил, используя супругу Йинг, избавиться от императрицы.

     

    Он хотел убить сразу двух зайцев. Этот кукловод пытался стравить между собой главных женщин императора, чтобы избавиться от одной и обвинить другую, в итоге нанеся удар по интересам Второго принца, лишив его в дальнейшем шанса на трон.

     

    Двери спальни закрылись после того, как в нее вошло всего несколько человек.

     

    Люди снаружи дворца услышали, что супруга Йинг проснулась, и многие вытерли пот со своих лиц. Гнев императора поверг поданных в ужас. Каждый боялся оказаться тем несчастным, на ком он выместит свою злость.

     

    В то же время их восхищение мастерством Ночного Принца усилилось, поскольку он смог спасти любимицу императора, вернув ему радость жизни.

     

    Разве что несколько наложниц и князей не проявили особого восторга, зато остальные выглядели счастливыми.

     

    Холодное и красивое лицо Сяхоу Руи особо сильно не изменилось, но он явно вздохнул с облегчением.

     

    Супруга Йинг осталась жить, значит, гнев отца-императора наполовину утихнет, и у императрицы-матери будет шанс оправдать себя.

     

    Он подошел вместе с Сяхоу Льююном, чтобы помочь императрице-матери подняться с колен.

     

    Сыновья стали успокаивать ее:

     

    -Императрица-мать, теперь все будет хорошо.

     

    Лицо императрицы было белым, как мел. Она покачала головой, уже не в состоянии что-либо говорить.

     

    Только ее глаза наполнились печалью, когда они, оглядев толпу, остановили свой взгляд на ее двух сыновьях.

     

    Затем она посмотрела в сторону дворца, где сейчас находилась Лу Цинву, с горькой усмешкой.

     

    В конце концов, она могла рассчитывать только на двух ее детей. Женщинам, которые называли себя ее сестрами, мужчинам, которые называли ее «императрица-мать» не хватило смелости, которая была у этой маленькой девочки. Она оказалась единственной, кто нашел в себе силы высказаться прямо перед всесильным правителем.

     

    Императрица постепенно приходила в себя, мягко говоря:

     

    -Руи Эр, Льююн Эр, императрица-мать обязана жизнью и честью старшей дочери семьи Лу.

     

    -Ваш сын знает об этом, я не пожалею усилий, чтобы защищать ее.

     

    Сяхоу Руи последовал за императрицей в направлении спальной комнаты. Его темные глаза еще больше потемнели при мысли о том, что ей угрожало.

     

    Но неожиданно взгляд Второго принца стал чуточку теплее. Это произошло, когда он подумал о Лу Цинву. Эта девушка вызывала восхищение своим смелым и решительным поведением.

     

    Она была настолько слабой и нежной – но своей речью она спасла отца и сестру на банкете. Как же ей хватило смелости заговорить перед императором снова, когда все словно воды в рот набрали, страшась его гнева?

     

    Эта сторона характера Лу Цинву стала ему очень интересна, и он почувствовал, как его холодное сердце начинает медленно, очень медленно согреваться.

     

    -Императрица-мать, ваш сын будет всегда хорошо относиться к ней в будущем.

     

    Он не осознавал: были эти слова обращены к императрице, или же он говорил их для себя.

     

    Супруга Йинг еще находилась в забытьи, но ее жизнь была спасена. У нее были тяжелые роды, кровотечение и состояние, близкое к смерти, когда она потеряла сознание. Теперь самое страшное для нее миновало.

     

    Своим искусством Фэн Йеге оттащил ее от ворот смерти обратно.

     

    Император был счастлив, но потом он вспомнил про мертвого маленького принца, и приказал старшим служанкам и помощницам присматривать за супругой Йинг с Фэн Йеге и Лу Цинву.

     

    Затем он покинул спальную комнату. Он приказал всем домочадцам, прислуге и начальству дворцовой охраны собраться у главного зала дворца Люхуа и грозно смотрел на толпу, стоявшую перед ним.

     

    По его приказу, помимо того горшка с ядовитой травой, что нашла Лу Цинву, был найден еще десяток других, размещенных в различных местах во дворце Люхуа.

     

    Все эти растения-убийцы были выставлены вместе, вызвав озноб в телах подданных, которые склоняли свои головы, прячась от глаз императора - зловещих и пугающих.

  • Тысяча Лиц Демонической Наложницы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии