• Тысяча Лиц Демонической Наложницы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 38.1 - Его гнев

     

    В награду за усилия Лу Цинву сегодня император высочайше сделал ей много подарков.

     

    К тому времени, как она вышла из дворца, было уже глубоко за полночь.

     

    Она ступила на землю, покрытую серебряным инеем, медленно выходя за пределы дворца.

     

    Лу Цуфен раньше ее покинул дворец, но он, вероятно, уже знал, что произошло во внутреннем дворце сегодня вечером, ведь он всегда был в курсе всех новостей.

     

    Он велел старому слуге дядюшке Чжао ждать около ворот с Алой птицей свою Старшую дочь.

     

    Увидев ее, дядюшка Чжао бросился навстречу. Его морщинистое лицо было похоже на хризантему.

     

    -Ох, наконец-то, старшая госпожа, вы вышли из этого дворца. Лаойе говорил о вас в течение длительного времени. Давайте, давайте вернемся скорее обратно в свою резиденцию. Лаойе очень ждет вас.

     

    Лу Цинву ничего не ответила, как будто она не заметила его попытку польстить ей.

     

    Она нагнулась, чтобы войти в карету, и при этом, краешком глаза увидела фигуру, стоявшую в стороне.

     

    Она задержалась лишь на мгновение, потом быстро села в свой экипаж и закрыла дверцу.

     

    Но прежде чем карета тронулась, Лу Цинву подняла занавеску и посмотрела на человека, который стоял всего в нескольких шагах от нее у ворот.

     

    На нем была темно-красная одежда, а его прекрасное лицо сияло в лунном свете.

     

    Его лицо всегда сохраняло улыбку, но сам он вовсе не был таким теплым и добродушным, как эта улыбка. У него было прозвище: “Улыбающийся Тигр”.

     

    -Му Йюнчин! - Лу Цинву пробормотала его имя с холодным блеском в глазах.

     

    Му Йюнчин выдающийся ученый Йонхе, в настоящее время ему было 28 лет.

     

    Он был чиновником пятого ранга Департамента юстиции, а также зятем правого премьер-министра Ли Мяо, мужем его старшей дочери Ли Сьянглуан.

     

    По слухам, шесть лет назад, когда Му Йюнчин был еще студентом, его “Светлая песня луны на тростнике” прославилась на всю столицу, завоевав сердце Ли Сьянглуан.

     

    Но Му Йюнчин опрометчиво отверг ее предложение в то время.

     

    Чуть позже, по неизвестной причине, он будет носить ежевику и просить наказания три раза, прося ее руки.

     

    Это была наделавшая шума столичная новость в тот год.

     

    Впоследствии Ли Сьянглуан простит его и выйдет за него замуж. Они будут уважительно относиться друг к другу в браке и жить на зависть всем.

     

    Странно было, что у Му Йюнчина появлялось много возможностей подняться по карьерной лестнице за эти шесть лет, но вместо этого охотно соглашался оставаться в Министерстве юстиции.

     

    И в эти годы, как добрый и послушный зять Ли Мяо, Му Йюнчин помог ему сделать много вещей, включая резню семьи Тан.

     

    Если Лу Цинву хочет повторно открыть это старое дело, ей придется сначала получить материалы. А для этого ей придется нанести удар от Му Йюнчину.

     

    Ее глаза вспыхнули темным светом, и Лу Цинву медленно опустила занавес, скрывший силуэт Му Йюнчина.

     

    -Му Йюнчин, как же мне найти твою слабость? – прошептала она.

     

    Карета быстро мчалась по темным улицам, цокот лошадиных копыт был отчетливо слышен на вымощенной камнем дороге.

     

    В наиболее темном месте карета внезапно остановилась.

     

    Лу Цинву нахмурилась и спокойно спросила:

     

    -Дядюшка Чжао, что там случилось?

     

    Но никто снаружи не ответил ей. Она услышала только странные звуки, словно что-то рассекало воздух.

     

    Свистящие звуки продолжились. Лу Цинву побледнела. Она инстинктивно наклонилась и чудом увернулась от стрелы, пробившей карету.

     

    Дождь стрел посыпался на карету, производя низкие свистящие звуки.

     

    На секунду все затихло, она изумленно подняла брови и открыла дверь, чтобы выйти.

     

    Она увидела дядюшку Чжао, лежащего на земле в согнутом положении. Карету окружили агрессивные люди, одетые в черное. Один стоял наверху.

     

    Когда они увидели ее, то сразу окружили. Потемневшими глазами она смотрела на этих убийц.

     

    -Кто послал вас убить меня?

     

    -Вы хотите знать? Спросите царя Йама!

     

    Главарь сухо рассмеялся и в одно мгновение нанес удар острым клинком по Лу Цинву.

     

    ***

     

    Примечание

     

    Дядюшка Чжао - это просто уважительное обращение, потому что он старый. Он не в буквальном смысле ее дядя и называть его “г-н Чжао’ нельзя, так как он всего лишь слуга. Обращение дядюшка показывает определенную степень уважения.

     

    Царь Йама - царь мертвых

  • Тысяча Лиц Демонической Наложницы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии