• Тринадцатый раз
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Kaп-кап, ручеек набирает cвoй поток, - не высокий для своих семнадцати лет юноша прыгал по темным, вязким лужицам. С каждой из сторон до его слуха доносились лязг мечей и предсмертные вопли проигравших.

     

    Oтвлекшись от своей игры, он поднял взгляд в небеса и про себя отметил, насколько красиво они подсвечиваются яростными столпами пламени, объявшими огромное поместье.

     

    Чуть обжигающий кожу ветер, ароматы сгорающей плоти и чувство глубокого удовлетворения, вызвали на его лице благословенную улыбку. Он представил себя художником и, зажав в пальцах воображаемую кисть, прикрыл глаза. Bзмах рукой и широкий рукав, темного одеяния, описал полукруг. Воображаемая картина обрела новые ужасающие детали.

     

    Pядом, в кустах с сочной листвой, раздался треск. Юноша, взявший фамилию матери «Фо», направил свой острый взгляд в направлении шума. Мягкая поступь не могла позволить его обнаружить. Aккуратно раздвинув листву, он ласково улыбнулся, двоим, жавшимся друг к другу, детишкам.

     

    - Hу, надо же, - голос дьявольского художника оказался мягок и приветлив. – Вы из поместья Чуньчо? Убегаете от бандитов?

     

    Старший из мальчишек кивнул. Его перепачканное, сажей и слезами, пухлое личико выглядело немного комично. Не считая кое-где порванной одежды, дети были целы.

     

    - Бедняжки. Вы дети слуг?

     

    - Нет, - снова откликнулся старший. Он хотел представиться, но младший, почувствовав рядом кого-то из взрослых, перестал сдерживать громкие всхлипы и кинулся к юноше, инстинктивно ища защиты. На лице Фо Аня отразилось изумление. Его изящная, но отнюдь не мягкая, ладонь коснулась головы ребенка.

     

    - Вам нельзя тут оставаться, - протянув руку, он помог старшему из мальчишек покинуть переплетения кустарника. – Пойдемте, я покажу надежную тропу.

     

    Фо Ань поднял на руки младшего из детей и неспешным, можно сказать, грациозным шагом, направился в сторону, казалось бы, непроходимого леса.

     

    - Не отставай, разбойники наверняка будут вас искать.

     

    Юноша понял, кем, ныне покойному, старейшине приходились эти дети. Единственные и любимые внуки Най и Нун. Наверное, слуги помогли им бежать.

     

    - Братец, ты тоже из поместья? – старшенький все еще хлюпал носом, старательно вытирая влагу рукавом своей дорогой пижамы. Его немного трясло, но он старался придать себе мужественный вид. Весьма не дурное поведение для ребенка шести лет.

     

    - Но не из этого, - уклончиво ответил Фо Ань, сетуя на то, как младшенький пачкает его плечо отнюдь не слезами.

     

    Они вошли в лес, звуки не утихающего сражения начали тонуть в листве разномастных деревьев. Среди оных было достаточно темно, но

     

    юноша с легкостью обступал камни и мощные корневища. А вот у Чуньчо Ная это выходило не так ловко, поэтому Фо Аню пришлось притормозить.

     

    - А как ты оказался в наших краях? – не унимался ребенок.

     

    - Путешествовал, - вскоре они вышли на поляну с вытоптанной травой и вырванными кустарниками. Кое-где валялись давно затухшие головешки. Даже не опытный путешественник поймет, они набрели на место недавнего привала очень большой компании.

     

    Старший из остатков рода Чуньчо напрягся. Фо Ань слышал как он, попятившись назад, спотыкнулся о ветку.

     

    - Братец, а как тебя зовут?

     

    - Фо Ань.

     

    - Собирающий жизни Фо Ань, - отозвался ребенок на руках юноши. Тот не удержался от смеха, поднимая оного над собственной головой, кружа по поляне.

     

    - Тебя пугали мной в сказках, да? – юноша так счастливо и заразительно смеялся, что младший из братьев ничего не понял и рассмеялся в ответ. – Наверное, говорили, что я огромный, волосатый монстр?

     

    Краем глаза юноша заметил, как Чуньчо Най поднял с земли сухую, больше него самого палку и, видимо припоминая что-то из уроков фехтования, направил ее на Фо Аня.

     

    - Зачем ты пугаешь своего братика? – в глазах юноши отразился лунный свет, придав им холодное свечение. – Смотри, как он смеется, а ведь совсем недавно заливался слезами.

     

    Фо Ань вернул ребенка на собственное плечо.

     

    - Почему бы тебе не подойти и не поиграть с нами?

     

    По спине Чуньчо Ная пробежал холодок. Он видел, как жилистые натруженные пальцы юноши скользили по шее младшего брата, грозя переломить оную в любой момент. От этого зрелища в уголках его глаз начала собираться влага.

     

    - Тише-тише, иди к нам, - Чуньчо Наю пришлось послушаться. Не выпуская палку, он сделал шаг в сторону Фо Аня, и тут же в его глазах зажегся огонек. Такой редко можно увидеть на детском лице. Фо Ань наблюдал подобную решительность лишь у тех, кто смирился с собственной судьбой, и под финальные аккорды жизни собирался забрать с собой неприятеля.

     

    Юноша не повел и бровью, легко уходя от первого выпада ребенка. Чуньчо Нун запутался в происходящем и удушающе крепко обнял Фо Аня за шею. Воистину детская наивность бывает очаровательна.

     

    Кружась в своеобразном танце, юноша ловко уходил от выпадов неумелого бойца, и когда ребенок задышал тяжелее, перехватил палку, рывком вытягивая ее из рук наследника, некогда великого клана. Оружие полетело в кусты.

     

    Лишь на секунду опешив, маленький храбрец, рванул на Фо Аня с кулаками, но был жестоко отброшен не сдержанным ударом ноги. Мальчишка отлетел на несколько чи и рухнул в траву.

     

    Маленький Нун, увидев брата, разревелся и принялся выворачиваться из рук Фо Аня. Юноша собирался еще немного поиграть, но почувствовал на себе чей-то взгляд и обернулся. Вокруг было тихо. Однако настроение юноши кардинально изменилось, заподозрив неладное, он несколькими пальцами сжал шею младшего из братьев. Тот заверещал, чем привел в чувство старшего.

     

    - Отпусти!

     

    - Как скажешь, - щелчок и бездыханное тело двухлетнего мальчика, с глухим звуком, рухнуло на землю.

     

    - Аааааааа!

     

    Из рукава Фо Аня, будто живая змея, выскользнула длинная цепь с серпом на одном из краев. И в туже секунду Чуньчо Най подавился собственной кровью. Острое, загнутое лезвие насквозь прошло его шею. На лице мальчишки отразился ужас агонии. Лезвие вышло из тела также легко, как и проникло. Кряхтя, ребенок уткнулся носом в траву, вскоре перестав издавать какие либо звуки.

     

    Фо Ань снова взмахнул рукой и лезвие поднялось в воздух, очищаясь от крови последнего из клана Чуньчо.

     

    Юноша не стал убирать оружие. Его душу все еще терзало смутное тревожное предчувствие. Убийца затаил дыхание, прислушиваясь к звукам леса, но так ничего и не обнаружив, поспешил вернуться к своим сообщникам.

     

    Звуки сражения сменились пьяными выкриками победителей. Поместье великого клана все еще полыхало, но пламя уже не казалось столь завораживающим, нежели раньше.

     

    - А вот и наш А-Ань, - мужчина выше юноши на полторы головы, в порыве радости, опустил руку тому на плечо. – Опять выслеживал беглых?

     

    - Именно, - Фо Ань позволил себе добродушную улыбку, как будто, не так давно, не он отправил на тот свет нескольких детей. – Как командир Сюнь? Он ведь не принимал участия в сражении?

     

    Боевой товарищ оценил беспокойство Фо Аня и потрепал его по голове, взлохматив темные волосы. Этот безжалостный убийца был любимцем всей банды, выросшим на глазах большинства ее членов. И по праву считался будущим главой разрастающейся организации.

     

    - Вон он, - мужчина указал в сторону самой шумной компании.

     

    Фо Ань не стал благодарить старшего товарища и, переступая конечности павших, направился к выделяющемуся своей мужской, суровой статью командиру.

     

    Раскат грома оглушил празднующих. Небо посветлело сильнее, чем днем. Фо Ань на пару секунд зажмурился, прикрывая лицо ладонью. Божественные лучи достигли омытой кровью земли и из них стали выходить, окруженные свечением, слишком красивые для людей, создания.

     

    Собравшихся охватил настоящий трепет.

     

    Армия небожителей обнажила свои мечи, пойдя в атаку на боевых товарищей юноши. Те, закаленные во множестве сражений, быстро пришли в себя, вступив в бой с бессмертными.

     

    Фо Ань выхватил кусари-кама(1) из рукава, приготовившись к нападению, но чья-то сильная рука, схватила его за шиворот одеяний, заставив остановиться.

     

    - Беги, - над ухом юноши раздался низкий голос командира налетчиков Жао Сюня.

     

    - Но!

     

    - Я сказал марш отсюда!

     

    Те, кто заметили эту сцену, улыбнулись в сердцах.

     

    Юноша, скрепя зубами, бросил взгляд на авангард сражения и, что-то для себя решив, развернулся, бросившись прочь, к знаменитому утесу клана Чуньчо.

     

    Проклиная небеса, он вскоре достиг необходимо места, отмечая высоту творение природы. А также нашел спуск к широкой реке и несколько лодочек у деревянного причала.

     

    - Xватит убегать, - юноша обернулся на мужской голос и увидел нескольких небесных созданий. На их одеждах не осталось и капли крови его товарищей.

     

    - Да что б вас всех, - оружие легло в ладонь, Фо Ань напрягся, словно тетива перед выстрелом.

     

    - Мальчик, за свои деяния, прими уготованную богами участь, - небожители не восприняли угрозу всерьез, что еще больше разозлило Фо Аня.

     

    Серп, смертоносным жалом, рванул к лицу одного из небесных созданий. Атака была заблокирована. Цепь накрутилась на лезвие длинного меча. С нечеловеческой силой, небожитель рванул его на себя и юноша, оторвался от земли.

     

    Все произошло слишком быстро. Создания неба не сговариваясь, совершили странный пируэт и Фо Ань почувствовал как его тело пронзила жгущая органы боль.

     

    Он опустил взгляд, увидев окутанный божественным свечением меч торчащий из живота. Рот юноши наполнился чем-то вязким.

     

    - Ты хуже их всех. Безжалостный убийца, творящий беззаконие не по нужде, а по велению души, - цедил сквозь зубы тот, насадил его на лезвие.

     

    Фо Ань усмехнулся и схватился за оружие небожителя, насаживаясь все дальше и дальше, пока не оказался лицом к лицу с неизвестным ему богом.

     

    - Я и из ада отомщу всей вашей братии, - юноша чувствовал дыхание смерти.

     

    Лик божества исказился гримасой отвращения.

     

    - Отныне твоя душа обречена на бесконечные перерождения, в каждом из которых ты будешь умирать самыми мучительными смертями…

     

    - Не слишком ли это? Он ведь ребенок, - подал голос второй сын неба, перебив напарника.

     

    - …покуда твоя душа не очистится от зла.

     

    Юноша уже не мог сохранять ясность ума. Его конечности налились тяжестью, а веки неожиданно потяжелели. Где-то на отголосках сознания он почувствовал, как меч покинул живот, а тело отправилось в полет.

     

     

     

    Фо Ань подскочил на кровати, судорожно ощупывая собственное тело. В голове гудело, а во рту был терпкий привкус табака. Проклятый богами огляделся, волосы на его затылке зашевелились. Совершенно незнакомая обстановка комнаты, современно подростка двадцать первого века, до трепетного ужаса напугала жителя прошлых столетий.

     

     

     

    Израненное тело в темных одеждах прибилось к заросшему высокой травой берегу. Юноша, находящийся на грани смерти, не мог понять, где он и что с ним произошло. Попытавшись глубоко вздохнуть, он хлебнул воды и тут же закашлялся, чем спровоцировал новый приступ страшной боли.

     

    Цепляясь руками за ил, он лишь наполовину выкарабкался из воды и потерял сознание.

  • Тринадцатый раз
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии