• Точка зрения Всеведущего читателя
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Искры окружили моё тело, когда я почувствовал признаки вероятностного шторма. Это было ощутимым бременем для созвездия, которое не является повествовательным.

    Я думал, что записи о том, как Чок Чжунхён встретился в одиночку с армией было преувеличением. Однако это было скорее преуменьшением.

    Фактически Чок Чжунхён стал намного сильнее с момента становления созвездием. Другими словами – от одного его имени многие мастера меча начинали нервничать.

    И всё же мне пришлось терпеть. Если я не смогу ему противостоять – не сломаю печать 100 Дней.

    Ваш статус в настоящий момент запечатан

    Ваши навыки в настоящий момент запечатаны

    Оставшееся время: 100 дней

    Печать 100 Дней могла быть использована только высшими созвездиями Хонгик, и были лучшими из возможных.

    Ешьте чеснок и полынь и терпите в течении 100 дней

    Впрочем, стоило признать, что эта печать была не худшей. Если бы я мог есть чеснок и полынь в течении 100 дней – я смог бы получить благословение Хванина[1] и пробудить потенциал своего тела.

    Но у меня не было времени. Хан Союнг смотрела, как чеснок и полынь сыпятся с неба и спросила:

    «Эй, что, уже всё сделано?»

    «Его мощь настолько велика, что её трудно контролировать. Подожди».

    Я глубоко вздохнул, стараясь контролировать магическую силу. Чок Чжунхён придал мне сил после моего вызова, но ничего не сказал. Просто дал часть сил, словно говоря: «Попробуй коль уверен».

    В итоге я контролировал безумно мощную историю в течении 30 минут. Казалось, что моё тело сейчас лопнет.

    Я смотрел на ворчащую Хан Союнг и вдруг почувствовал раздражение.

    «Это всё из-за тебя. Если бы ты не прикрывалась мной как щитом – этого бы не случилось».

    «Я сделала это не специально».

    «Ты думаешь я поверю? Вспоминая всё то, что ты делала…»

    Кажется, моё терпение было переполнено, и я уже не мог не ворчать. Сколько минут прошло?

    Хан Союнг тоже не выдержала и закричала:

    «Ах, прошу прощения! Да, я использовала тебя как щит. Чего ты хочешь теперь?»

    Я хотел сказать, что она обнаглела, но тут меня прервало неожиданное сообщение.

    Созвездие ‘Чёрный Огненный Дракон Бездны’ прерывает вас кашлем

    Созвездие ‘Чёрный Огненный Дракон Бездны’ говорит, что Хан Союнг никогда не использовала вас в качестве щита

    Созвездие ‘Чёрный Огненный Дракон Бездны’ говорит, что ваша смерть – ваша вина

    Хан Союнг закричала:

    «Эй, заткнись и не мешайся! Нечего нести ненужную…!»

    «Что он имеет ввиду?»

    «Не важно. Не думай о нём».

    Созвездие ‘Чёрный Огненный Дракон Бездны’ утверждает, что Хан Союнг не защитила ваше сердце только для того, чтобы защитить вашего чёрного огненного дракона

    «…Моего чёрного огненного дракона?»

    «Вот поэтому я…»

    Хан Союнг поколебалась, после чего сказала:

    «Я имею ввиду, что атака Чона Вучи… полетела в это место».

    «…Хах».

    Я был настолько ошеломлён, что забыл о важности происходящего и вздохнул. Хан Союнг колебалась, смотря мне в глаза и кусала губы.

    «Ну… ты явно был бы несчастным, если бы лишился подобного, поэтому… я сменила направление».

    «И поэтому это попало в моё сердце?»

    «…Ну, примерно так».

    Это было абсурдно. Хан Союнг решила не ждать моей реакции и быстро добавила:

    «У меня не было никаких странных мыслей. Не думай в таком ключе. Ублюдок Чёрный Дракон орал, что я должна защитить ‘китёнка’…»

    Созвездие ‘Чёрный Огненный Дракон Бездны’ смотрит на своё воплощение с смущением и волнением

    Я легонько вздохнул и сказал:

    «…Плевать. В следующий раз защити моё сердце».

    Хан Союнг выглядела удивлённой моими словами и кивнула. Неловкая атмосфера рассеялась.

    Хан Союнг о чём-то серьёзно подумала и спросила:

    «Кстати, Ким Докча, у меня вопрос…»

    «Что такое?»

    «Почему он зовёт его чёрным драконом?»

    ***

    «Он… он был таким маленьким, когда был ребёнком».

    Ли Сокюнг была погружена в свои воспоминания, глядя на тёмные и пустынные равнины Тёмного Замка.

    И сколько понадобится времени, чтобы добраться?

    Лёгких сценариев не было в принципе, и все планы были наполовину искажены или разрушены. Сколько раз она уже была на пороге смерти из-за недостатка информации?

    «Особенно опасно было встретить Нирвану».

    Реинкарнатор. Ли Сокюнг никогда не думала, что подобное может существовать в мире. Впрочем, это было в первую очередь ненормально для реальности, а не для романа.

    Она обернулась и увидела Чо Юнгран, воплощение Чона Вучи.

    «Ваше Величество».

    «Давай без этого».

    «…Сокюнг-сси».

    У Чо Юнгран был странный взгляд.

    «Неудивительно», – подумала Ли Сокюнг.

    Чо Юнгран была единственной странницей, знавшей о ней всё.

    «Вам не нужно было сражаться. Достаточно было сказать почему вы написали книгу…»

    «Быть честной сложнее, чем сражаться. Особенно, когда это дело родителей и детей».

    Фактически она разговаривала с Кимом Докча по предложению Чо Юнгран.

    Чо Юнгран продолжала давить.

    «В этом возрасте он уже может принять правду. Он не 10-летний мальчик, которого ты знала».

    «Для меня он всё ещё ребёнок. Неважно, 30 ему или 40».

    «…Гордыня родителя».

    «Гордыня…»

    «Именно. Это была она».

    Ли Сокюнг опустила глаза.

    «В начале я пыталась проявить смелость. Я пыталась сказать правду».

    «…»

    «Однако, посмотрев в его глаза… мне показалось, что это лишь оправдание для меня».

    Реальность отличается от романа. Раненого можно спасти, хоть он и останется раненым. Но вот излечить его было нелегко.

    «Я не знаю, действительно ли ему нужна правда. Может быть она была нужна мне. Я не хотела оставаться плохой матерью…»

    Она исказила свою жизнь, чтобы защитить Кима Докча. Она стала такой только из-за своей любви.

    Воплощение Ким Докча будет убит человеком, которого он любит большего всего

    Ли Сокюнг вспомнила момент, когда она услышала о судьбе своего сына от Ю Сангах. Судьба Олимпа наверняка свершится.

    «…Он поймёт меня однажды».

    Чтобы выяснить как спасти своего сына, Ли Сокюнг подарила Матери Основателя три дня и три ночи.

    Три предмета SSS ранга были предложены как дань уважения Хонгик, и она так же отдала 20 лет своей жизни. За это она смогла узнать спрятанную Олимпом часть судьбы.

    Если он не сможет заняться следующим сценарием – Воплощение Ким Докча сможет выжить

    Ли Сокюнг улыбнулась.

    «Все ли войска собраны?»

    «Да. Они все собраны».

    На краю равнин собралась группа странников, которую она вела. Они все были здесь, потому что верили в неё. Ли Сокюнг открыла окно со сценарием.

    +

    Основной Сценарий №10 – 73 Король Демонов

    Категория: Основной

    Сложность: SS

    Условия Выполнения: Вы имеете право участвовать в последнем сценарии Тёмного Замка. Соберите 4 имеющих место в рейтинге человек и поднимитесь на третий этаж Тёмного Замка, дабы начать финальный сценарий.

    Лимит Времени: 30 Дней

    Награда: 100 000 монет

    Штраф за невыполнение: ― Смерть

    * Ваш текущий рейтинг Тёмного Замка – 2 место.

    * Только воплощения из 10 лучших в рейтинге могут бросить вызов финальному сценарию вместе с вами.

    +

    Ли Сокюнг посмотрела на Чо Юнгран. В настоящий момент у неё было двое из 10 лучших. Чо Юнгран и Ли Боксун. Чтобы завершить сценарий и бросить вызов последнему этажу требуется ещё 2.

    «Они идут». – Сказала Чо Юнгран.

    Армия шла с другой стороны Равнин Бездны. Они шли из Рая. Она увидела знакомое лицо во главе армии.

    Ли Сокюнг поприветствовала одного из людей в чужом стане.

    «Ю Сангах-сси. Давно не виделись».

    «А! Я весьма счастлива… вы живы! Докча-сси…»

    «Мы поговорим об этом позже».

    Ли Сокюнг посмотрела на группу напротив неё.

    «Слева направо – Ли Хюнсунг, Шин Ёсунг, Джун Хивон, Ли Джиё и Ли Гильюнг».

    Она слышала о Ли Хюнсунге, Шин Ёсунг и Ли Джиё от Кима Докча, но никогда не слышала о Ли Гильюнге и Джун Хивон. Возможно это были не зависящие от романа люди, которых нашёл её сын.

    «Было бы намного проще, будь тут только персонажи из романа. Дурак».

    В детстве Ким Докча делал множество непредсказуемых вещей. Поэтому Ли Сокюнг верила, что её ребёнок станет творческим человеком.

    «Королева Странников».

    Раздался голос человека, которого она ждала. Это был человек, о котором она много слышала от своего сына, пока сидела в тюрьме. Она никогда не думала, что встретится с ним лично.

    «Ю Джонхъюк».

    Верховный Король Ю Джонхъюк. Главный герой этой истории сказал:

    «Почему ты хотела увидеть меня?»

    «Я решила закончить этот сценарий».

    Ю Джонхъюк посмотрел на Ли Сокюнг и спросил:

    «Ты тоже собираешь четырёх Небесных Королей?»

    «Четырёх Небесных Королей?»

    «Тебе нужны люди с местами в рейтинге, чтобы перейти к следующему сценарию. Разве ты не знаешь?»

    «А… да, именно так. Я собираю их. Я и не думала, что ты их так называешь. Я не могу идти в ногу с модными словами детей в наши дни».

    Брови Ю Джонхъюка дёрнулись после её слов.

    «У тебя извращённый ум».

    «Ты проницательное дитя».

    Их взгляды пересеклись и волны энергии вырвались. Просто обменявшись взглядами, Ли Сокюнг могла смутно увидеть силу Ю Джонхъюка.

    Это было превосходно. Он должен быть настолько сильным, чтобы быть главным героем истории.

    Ли Сокюнг вздохнула и сказала:

    «Возьмёмся за руки. Давай соберём оставшихся членов рейтинга вместе».

    «…Членов рейтинга?»

    «Да. Разве ты не хочешь спасти мир? Тебе нужен самый мощный набор воплощений из возможных для завершения сценария. Я могу тебе помочь. Мой спонсор – Мать Основателя».

    Ю Джонхъюк слегка прищурился после её слов. Но это было лишь на мгновение. После чего он неожиданно спросил:

    «Где Ким Докча?»

    «…Почему ты его ищешь?»

    «Я слышала, что ты забрала его».

    «И что?»

    Ли Сокюнг ощущала странное чувство пренебрежения к его вопросу. Это было то, что могла ощутить только мать с ребёнком.

    Она спросила:

    «Разумеется ты не собираешься включать его в свою команду, так?»

    «Я не обязан отвечать на это».

    «Ты ведёшь себя ровно так, как он говорил».

    «…Ким Докча рассказывал мою историю?»

    «Да. Он многое мне рассказал».

    Она посмотрела в глаза Ю Джонхъюка, и ощутила, что подозрения становятся только больше.

    Ли Сокюнг спросила:

    «Я слышала, что ты передал достижения Рая моему сыну. Почему?»

    «Он может спасти мир, если станет сильнее».

    «А, так ты хочешь использовать его для этого?»

    Ли Сокюнг специально подчеркнула последнее слово. Она знала этот расслабленный тон.

    Тогда Ю Джонхъюк сказал:

    «Ким Докча нужен этому миру. Он нужен мне».

    «…»

    «Он будет моим компаньоном и увидит конец сценариев».

    Лицо Ли Сокюнг немедля посуровела. Компаньон? В этот момент в её голове раздался голос её маленького сына.

    «Этот придурок полнейший психопат».

    «Он знает только как использовать людей. – Он сделает всё, чтобы достичь своей цели».

    «Это странно. Ю Джонхъюк, о котором я слышала никогда не сказал бы подобного».

    «В твоей семье все любят говорить о людях так, словно они о них что-то знают?»

    Ю Джонхъюк вытащил свой меч. Это действие явно показывало, что диалог его больше не интересует.

    «Отдай мне Кима Докча. Тогда я пощажу тебя».

    Ли Сокюнг уставилась в его пылающие глаза и вспомнила голос своего сына. Хоть он и частенько жаловался – но всегда выглядел взволнованным.

    «История не продолжится без него. Такой вот роман Пути Выживания».

    В этот момент Ли Сокюнг внезапно осознала:

    Воплощение Ким Докча будет убит человеком, которого он больше всего любит

    Ли Сокюнг поняла истинный смысл этой судьбы. Она знала, кто убьёт её любимого сына. Возможно она смогла это осознать просто потому, что привыкла к подобным метафорам и символизмам.

    «Ясно».

    Ли Сокюнг всё поняла и рассмеялась.

    Это не было первоначальным планом. Тем не менее пророчество требовало, чтобы план был изменён на ходу.

    «Прости, но я не могу позволить тебе увидеть моего сына».

    «Почему?»

    «Обязанностью матери заключается в том, чтобы оградить своего ребёнка от плохой компании».

    Взгляд Ли Сокюнг стал холодным после того как она вытащила Восемь Бисерных Колокольчиков.

    «Я должна вернуть своего сына в реальность».

     


       

    [1] Хванин — персонаж корейской мифологии. Являлся внуком Хвангуна, одного из четырёх Людей Неба, в корейских мифах считался предком всего корейского народа. В более поздних мифах Хванин сам являлся Владыкой Небес, а его сын Хванун и внук Тангун выступали как основатели Кореи.

  • Точка зрения Всеведущего читателя
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии