• Точка зрения Всеведущего читателя
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • В путях Выживания созвездия делились на два типа. Одни были абсолютно свободны, другие – принадлежали своим туманностям.

    [Тривиальный человечишка смеет угрожать великим звёздам?]

    Я сглотнул слюну, видя столь яростный напор. Было несколько знаменитых туманностей, основанных на мифах о Земле.

    Был Асгард из Нордической мифологии и Эдем из Апокалиптической. Ну и передо мной стояла представительница не менее знаменитого Олимпа.

    Я сказал ей:

    «…Прими свою форму. Я не святоша, чтобы пугаться».

    Выражение лица Ю Сангах изменилось. Созвездие, что внезапно спустилось, явно чувствовало себя смущённым – но останавливаться я не собирался.

    «Вероятность в начальных сценариях никогда бы не позволила получить доступ к богам Олимпа. Я не прав?»

    [Ты…!]

    Не существуй вероятность как балансирующий элемент – и Сеул уже был бы разрушен спуском 12 Богов Олимпа. Последствия шторма были бы колоссальными. Многие из богов Олимпа могут смотреть на происходящее свысока, но они не были глупцами. Я видел нити магической силы, обёрнутые вокруг тела Ю Сангах.

    «Видимо сейчас ты единственная, кто может участвовать в действиях, Брошенный в Лабиринте Любовник».

    Собственно, как у Кореи были великие созвездия – так и у Олимпа таких хватало. На самом деле их было большинство.

    Брошенный в Лабиринте Любовник. Так звалась Ариадна, любовница Тесея.

    «Ты не особо ценна, поэтому Олимп, как настоящий скупец решил отправить тебя».

    [Заткнись! Как ты смеешь!]

    Волшебные нити, летающие вокруг неё, заставляли землю дрожать. Понемногу земля покрывалась трещинами.

    И правда, Ариадну нельзя было игнорировать. Как бы не была она слаба – она явно была сильнее не-созвездий. Однако я знал, что напасть на меня она не может.

    Искры вовсю летали. Кандалы вероятностей двигались. Конечно это не полностью её ограничивало, но её возможности уже были крайне ограничены, стоило ей только лишить воплощение воли и частично спуститься.

    К тому же Ариадна была частью большой туманности. А соответственно её телодвижения напрягали и других могущественных существ.

    Великий Чертог в небе Сеула взвыл. Ощутимый страх заставил меня похолодеть.

    Ариадна, контролирующая Ю Сангах, так же побледнела.

    «Я не думаю, что у тебя много времени. Перейдём к делу?»

    Такова уж реальность созвездий. Они были сильнейшими в Звёздном Потоке, но строго ограничивались тяжёлыми оковами вероятности

    «Боги других миров кажется заметили тебя».

    […Откуда человеку знать о таком?]

    «Это очень важно? Разве ты не явилась по другой причине? Я не думаю, что созвездия могут выдержать шторм вероятности, который скоро произойдет».

    Гром грянул около Великого Чертога. Как и ожидалось – великим созвездиям было рано спускаться.

    Я продолжил:

    «Я задам три вопроса. Если ответишь на них – я отвечу на твои».

    [Хочешь обменяться тремя вопросами?]

    «Да».

    Обмен тремя вопросами. Изначальный торговый стиль созвездий, минимизирующий угрозу вероятности.

    Ариадна посмотрел на меня с неодобрение.

    [Человек, использующий метод торговли созвездий…]

    «Так ты согласна или нет?»

    […Подожди.]

    Ю Сангах закрыла глаза. Возможно прямо сейчас она общалась с другими созвездиями Олимпа через их средства связи.

    Созвездие, которому не нравится, когда его беспокоят в азарте, заинтересован вашим предложением

    В любом случае тут имелись наблюдатели Олимпа. Ариадна закончила общение и открыла глаза.

    [Я согласна на вопросы.]

    Затем появилось сообщение.

    Божественные Три Вопроса и Ответа начались.

    Обе стороны обмениваются тремя вопросами и ответами.

    На все вопросы надо отвечать только правдой.

    Обе стороны могут отказаться отвечать на один вопрос.

    Пока вопросы и ответы не будут получены – беседа не закончится.

    «Я спрошу первым».

    [Хорошо.]

    Задается первый вопрос.

    «Во-первых – почему ты в теле Ю Сангах?»

    […]

    «Твой дом на другой стороне континента, да и ты не занята работой над сценариями, так? Почему именно здесь?»

    [Я контролирую сингулярность этого мира.]

    Первый ответ получен.

    «Сингулярность?»

    [Это твой второй вопрос?]

    Чёрт возьми, она была довольно умна. Возможность вопроса исчезает, даже если человек неопределённо отвечает на вопрос.

    «Нет. Твоя очередь».

    Созвездие Брошенный в Лабиринте Любовник задает первый вопрос.

    [Кто ты такой?]

    «Я? Полагаю, одна из сингулярностей, за которой ты наблюдаешь».

    Созвездие Брошенный в Лабиринте Любовник получило первый ответ.

    Смущённая Ариадна пробормотала:

    […Откуда ты это знаешь?]

    «Догадался только что».

    Я предположил, но это оказалось правдой. Ариадна прищурилась.

    [Ты…]

    «Не сердись. Разве ты не слишком часто это делаешь?»

    Созвездие, которому не нравится, когда его беспокоят в азарте, доволен вашим умом

    Ариадна буквально источала желание убивать. Однако Обмен Тремя Вопросами должен был закончится должным образом. Отвечающий, особо не задумываясь, лишь потеряет время зря. Вопрос требовалось использовать с умом. Такова напряжённая борьба за вопросы.

    Я продолжил.

    Задается второй вопрос

    «Тогда мой второй вопрос. Что, чёрт возьми, такое сингулярность?»

    [Это существа наподобие тебя.]

    Ррр, вот и она решила хитрить. Однако я не мог принять такой ответ.

    «Ответь правильно. Или ты хочешь наворачивать круги?»

    […В принципе, именно они упоминаются в ‘божественном послании’.]

    «Можешь сказать мне больше? Я всё ещё не понимаю».

    Ариадна немного подумала, после чего сказала.

    [Изначально мы не нацеливались на тебя. Просто так вышло.]

    «…Просто так вышло?»

    [Мы пытались отслеживать кое кого ещё. Он несёт колесо пугающей судьбы на своей спине и уничтожает вероятность. Именно он интересующая нас сингулярность.]

    Стоило мне это услышать – и я понял, что такое сингулярность.

    Второй ответ получен.

    Олимпийцы уже нашли Ю Джонхъюка в этой регрессии. Туманность такого уровня может отслеживать очень ощутимую часть информации.

    Как минимум благодаря Гермесу. Да и многие великие созвездия уже осознали, что за отклонение вероятностей представляет из себя Ю Джонхъюк…

    Но был и странный момент. Информация о регрессоре была не тем, что могло получить нынешняя Ариадна.

    [Моя очередь получить ответ.]

    Созвездие Брошенный в Лабиринте Любовник использует второй вопрос.

    [Кого ты выберешь в следующем Выборе Спонсора?]

    Это был неожиданный вопрос. Я не ожидал что Олимп нацелится на меня.

    Созвездие, которому не нравится, когда его беспокоят в азарте, слушает вас

    Некоторые созвездия, любящие Корейский Полуостров, нервничают

    Созвездие Узник Золотого Обруча вовсю воспевает своё имя

    Это было сложно, но выбора у меня не было.

    «Я не буду отвечать. Разве это весело – сказать заранее кого выберу?»

    Вы воспользовались правом отказаться.

    С этого момента вы не имеете право отказаться от ответа на вопрос.

    Видимо Ариадна ожидала этого, ибо следом задала следующий вопрос.

    Созвездие Брошенный в Лабиринте Любовник использует третий вопрос.

    [Тогда последний вопрос. Как ты заметил, что мы следим?]

    Чёрт, это была её изначальная цель. Да ещё и выбранная после тщательных раздумий. Обтекаемый вопрос не имел вменяемого ответа, поэтому она задала более конкретный вопрос. Немного подумав, я ответил:

    «Я тщательно прочитал книгу».

    [Что?]

    «Я узнал после прочтения книги».

    Мой ответ звучал неубедительно, но раскрыть историю Пути Выживания здесь я не мог. В любом случаем это отфильтруют, и понять она попросту не может. А объяснять я не хотел.

    «Мы, Корейцы, знаем мифы».

    […И как это понимать?]

    «Вы достаточно известны в моей стране. Достаточно популярны, чтобы стать персонажами детских мультфильмов. Разве вы не знаете о своей известности? По-вашему, кто-то не знает об Олимпе?»

    Смущение Ариадны можно было заметить по слегка дрожащим векам.

    [Это невозможно. Маленькая страна…]

    «Критский Лабиринт».

    [……!]

    «Наполовину монстр».

    Её глаза расширились.

    «Любовник, что забыл тебя. Остров Наксос. Последующий роман… мне продолжать?»

    [Стоп! Я поняла, остановись!]

    Созвездие Брошенный в Лабиринте Любовник получил третий ответ.

    Ариадна выглядела совершенно растерянной и захлопнула рот.

    [Откуда человеку из тривиальной страны…]

    Я вздохнул про себя. Мне удалось её запутать. Ариадна была не особо ценным с позиции вероятности созвездием. Но к счастью – именно её отрядили представлять Олимп.

    Волнения у Великого Чертога становились всё ощутимее.

    Я спросил:

    «Тогда мой последний вопрос. Каково содержание божественного послания, которое вы получили тогда?»

    Ариадна достаточно долго думала об этом, было видно, что она буквально считает что-то про себя.

    [Я не могу тебе сказать.]

    Созвездие Брошенный в Лабиринте Любовник воспользовалось правом отказа

    Все вопросы и ответы были получены

    Три вопроса и ответа закончились

    Я ожидал этого, но всё равно было жаль. Всё-таки последний вопрос был самым важным.

    Созвездие, которому не нравится, когда его беспокоят в азарте, чувствует вкус сожаления

    Ариадна нахмурившись смотрела на молнии, падающие с неба.

    [Моему мужу было любопытно послушать твою историю, и я немного развлекла его, но на этом всё закончится.]

    Она ускорялась, явно чувствуя, что времени у неё было немного.

    [Я пришла сюда только по одной причине. Олимп предупреждает тебя первый и последний раз. Не мешай нам. Мы работаем над предотвращением разрушения мира. И эта женщина станет отличным волнорезом.]

    «Почему она?»

    [Искать причину не имеет смысла. Даже крутящие нити три сестры не знают причины.]

    Проклятье. Олимп оправдывается судьбой.

    [Воплощение поймано в сценарии. Направление судьбы меняется. Истории звёзд собираются в одном месте, образуя судьбу созвездий.]

    «О чём ты? Ты мне сейчас рассказываешь Гигантомахию?»

    […Ты знаешь даже это. Ты действительно потрясающий. Но даже с этой информации тебе не следует мнить, будто ты всё понимаешь.]

    Искры вокруг тела Ю Сангах достигли предела. Это был знак вероятностного шторма.

    [Ты, марионетка момента, никогда не поймёшь. Запомни. Когда придёт время, если ты не встанешь на правильной стороне―]

    В этот момент молния ударила в Ю Сангах, и я почувствовал, как сила Ариадны уходит. Звук разрыва в пространстве и времени резонировал, а сама Ю Сангах рухнула, словно сломанная кукла.

    Я поспешно схватил тело Ю Сангах. После чего почувствовал чей-то взгляд с неба. Но я не должен был поднимать голову. Никто не говорил мне об этом, но я знал инстинктивно. Если я посмотрю наверх, меня…

    Эксклюзивный навык 'Четвёртая Стена' сглаживает ваш ментальный шок

    Я смущённо посмотрел наверх. Что-то было в этом Великом Чертоге. То, что подавило силу Ариадны. Будто язык или щупальце, или может что-то вообще непонятное. Вызывающее страх, который нельзя было объяснить человеческим языком или в принципе понять.

    Бог другого мира.

    Время будто замедлилось, и пот потёк по лбу и спине. Поток времени, наполненный бездыханной болью. Я едва моргнул, и Великий Чертог вновь вернулся в нормально состояние. Я дрожал от страха. И всё же мне придётся побороться с этим.

    Я видел Хан Союнг, бегущую ко мне. Рёв взволнованных монстров заполнил тишину ночи, перемешиваясь с криками людей, которых ударила молния.

    Было несколько сценариев, связанных с концом. Рагнарёк, Гигантомахия, Армагеддон. Я не знал, о чём именно говорила Ариадна – но был уверен, что это отличалось от всего мне известного.

    И это было тем, чего я хотел. Я бы не смог достичь желаемого конца, если бы всё пошло по накатанной колее оригинальной истории.

    Я осторожно уложил Ю Сангах. Мне казалось, что она рассыплется, стоит только к ней прикоснуться вновь. Её лицо было бледно, а кулаки сжаты, словно она пыталась бороться со своим спонсором.

    Люди были слабы. Но звёзды забывали одну простую вещь, опасаясь лишь вероятности. Все мифы Земли начинались слабыми людьми, которых они игнорировали.

    Я осторожно коснулся кулаком кулака Ю Сангах.

    В глубине вашей души ваша ‘история’ изгибается

    Ваша первая стигма готова прорасти

    Мифы не сравняться с моей историей.

    ***

    В это время в темноте бежал серебряный волк.

    «Киик… чёртов волк».

    Королева Паразитов Антинус нахмурилась, осматривая своё новое тело. Потомок Имьюнтар стал её новым носителем.

    Конечно то, что она выжила уже было изрядной удачей. Её тело разорвало вероятностным штормом, и она бы умерла если бы Ликаон не лежал поблизости без сознания. Её инстинкт выживания спас её. Такое провернуть может только паразитирующий вид.

    Чёрная кровь тугими всплесками текла из Ликаона, поражённого осколками метеорита катастрофы. Таков уж был удел проводников – они чисто физически не могли противостоять катастрофам. Поэтому у Антинус было не так уж много времени.

    «…Мне нужен новый носитель».

    Антинус потряхивало от мыслей о людях, убивших Вопрошающую Катастрофу.

    Эти люди предотвратили катастрофу, которая разрушила её планету. Она была в отчаянии после столь невероятного зрелища, после чего вновь решилась. Она отомстит любым способом. Она уничтожит людей, который разрушили её дом, Хронос. В этот момент её усики отреагировали.

    «Эта аура?»

    Почувствовалась знакомая аура. Это была сила, которую она чувствовала от представителей вида Королей Насекомых, которые встречались на Хроносе в прошлом. Антинус ускорила темп. Если она заразит человека с таким потенциалом – у неё резко повысятся шансы.

    Наконец, Антинус достигла места и столкнулась с неожиданным существом. Она не могла в это поверить. Как подобное могло существовать на Земле?

    *К-Киееееек―!*

    Она инстинктивно издала звук, а глаза наблюдающего мальчика заблестели в лунном свете.

    «Ты будешь первым насекомым!» – Мальчик Ли Гильюнг рассмеялся над Антинус.

  • Точка зрения Всеведущего читателя
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии