• Точка зрения Всеведущего читателя
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Я издал нервный смешок. Мне пришлось протереть свои глаза и вновь посмотреть на экран, вдруг происходящее ложь. Расширением этого файла было ТХТ. Значит этот человек… его подарком была копия романа?

    Вы получили эксклюзивный атрибут.

    Эксклюзивный слот навыка активирован.

    Я услышал эти слова в своих ушах после открытия файла. Неудивительно, что мир превратился в «Пути Выживания».Все выжившие в Путях имели исключительные атрибуты и навыки.

    Я спокойно сказал«Окно Атрибутов» про себя. Мне требовалось знать, что за атрибут я получил.

    Вы не можете открыть Окно Атрибутов.

    «Что?»

    Я попытался вызвать ‘Окно Атрибутов’ вновь, но результат был таким же.

    Это было абсурдно. Почему так происходит? Если я не могу использовать Окно Атрибутов – то и узнать, что у меня за навыки и атрибуты я тоже не могу.

    Знать себя и врага – значит быть непобедимым. Но я попал в ситуацию где не знал даже себя, куда уж говорить о враге.

    Некоторое время я смотрел в пространство, после чего сдался и решил прочесть текст, который дал мне автор.

    Ваша скорость чтения была увеличена из-за эффекта эксклюзивного атрибута.

    Я не знал что за атрибут у меня был, но мне потребовалось меньше минуты для прочтения первого акта Путей Выживания, благодаря его эффекту.

    Я нашёл его. Место где остановился мой палец было началом сцены, где главный герой начинал ‘действовать’ в поезде.

    [ Он увидел, что люди собрались у задней двери вагона 3707. Колёсико крепко сжатой зажигалки было холодным.

    В этой жизни он априори не мог ошибиться. Он использовал любые средства для достижения цели.

    Выражение страха на лицах людей. Он не чувствовал никакой вины.

    Всё было мимолётно.

    Он посмотрел на людей беспощадным взглядом. Через некоторое время его пальцы зашевелились, зажигая огонёк. После чего всё началось.]

    Холод пробежался по моему позвоночнику, и я опять и опять перечитывал отрывок. Причина этого состояния выяснилась достаточно быстро.

    «…3707».

    Я рефлекторно проверил номер вагона, в котором ехал.

    [3807].

    Вагон, в котором я ехал, был ровно за вагоном, где ехал главный герой. Мои руки слабо дрожали.

    «…Минуточку. Сколько людей изначально выжило в том вагоне?»

    [ Он посмотрел в размытое стекло вагона 3807. Но было уже слишком поздно. Это было неизбежно. В конце концов, в вагоне выжило только два человека.]

    Выжили только двое. Это значит, что умерли все, кроме двоих. И я знаю, кто эти двое.

    Я поднял голову и глупо посмотрел на Ю Сангах. Наверное, эта женщина умрёт. И я с ней.

    «Докча-сси, разве мы не должны остановить это?»

    Что-то происходило там, куда указывала Ю Сангах. Там стонали. Парень сидел на корточках перед пожилой женщиной.

    «Дерьмо, у меня плохое настроение, а эта старуха продолжает ныть и стонать! Почему бы тебе не заткнуться?»

    Парень был студентом, прислонившимся ко входу спиной.

    Он был худым блондином. Его имя было написано на значке, прикреплённом к его униформе.

    Ким Намвун. Я знал это имя.

    [ В вагоне выжили только Ли Хюнсунг и Ким Намвун. Но это не имеет значение. Они всё равно нужны мне.]

    «Разве я не сказал тебе заткнуться?»

    Взведённый Ким Намвун схватил старушку за воротник. Её слабые ноги задрожали. Ладонь Ким Намвуна тут же пришла в движение.

    *Шлёп! Шлёп!*

    В обычное время кто-нибудь попытался бы остановить его. Но сейчас никто не двигался. Вскоре пощёчины сменились ударами.

    «С-спасите меня. Спасите меня…!»

    Я слышал звук жёстких ударов, поражающих плоть. Некоторое из мужчин вокруг Ким Намвуна колебались, но никто не рискнул подойти первым. Удивительно, но первым начавшим действовать был Хан Мьюнго.

    «Молодой человек, мучить стариков подобным образом…!»

    Однако в ответ он получил лишь полное презрения.

    «Мистер, ты хочешь умереть?»

    «…Что?»

    «Ты всё ещё не понял ситуацию?»

    «Что за херню несёт это отродье?»

    Ким Намвун лишь смеялся на ругань Хана Мьюнго. После чего указал пальцем на потолок вагона метро.

    «Разве ты не видишь это?»

    На потолке отражался голографический экран.

    [Помилуй меня!]

    [Ааааа!]

    [Умри! Умри!]

    Это был не просто вагон метро или визуализация происходящего в школе Дипонг. Это было живое видео, на котором по всей стране умирали люди. Ким Намвун же продолжил говорить.

    «Ты всё ещё не понимаешь? Армия не придёт нас спасти. И кто-то должен умереть».

    «Что ты несёшь…?»

    «Мы должны выбрать того, кто умрёт».

    Хан Мьюнго не нашёл слов для ответа. На его запястьях волосы стояли дыбом.

    «Разумеется, я знаю о чём ты думаешь.Убивать своих соотечественников ради выживания. Так поступают только последние сукины дети. Но ты знаешь, что ответственные за это находятся вне нашего контроля. Вне нашего контроля. Мы умрём если не будем убивать. Так чего нас винить? Может ты хочешь умереть из-за своих моральных принципов?»

    «Это…»

    «Хорошенько подумай. Мир, который вы знали, только что закончился».

    Плечи Хана Мьюнго дрожали. И такое происходило не только с ним. Надлом читался в глазах всех присутствующих. Это был момент, где смутная мораль рушилась. Ким Намвун вбил клин в этот самый надлом.

    «Новый мир требует новых законов».

    Ким Намвун. Парень, который быстрее всего адаптировался к миру Путей Выживания.

    Ким Намвун развернулся и вновь начал избивать старушку. Теперь его уже никто не пытался остановить. Хан Мьюнго, другие люди… даже Ли Хюнсунг.

    Кулаки солдата дрожали, когда он смотрел в потолок с потерянным выражением. Возможно, он так же для себя всё решил.

    «Вздох… убивать трудно. Ты будешь просто смотреть? Хочешь остаться позади?»

    Люди дрожали от слов Ким Намвуна. Выражения их лиц можно было прочитать словно предложение в дешёвом романе.

    [ Если за пять минут убийства не начнутся, все в вагоне умрут.]

    Глаза людей начали меняться.

    [ Если бабушка не умрёт – мы умрём через пять минут…]

    Самый примитивный взгляд, который только может быть у живого существа.

    «Да… этот ублюдок прав. Если мы этого не сделаем – все умрут».

    Первый человек бросился к Ким Намвуну. Он ударил старушку ногой, после чего та сразу рухнула и свернулась калачиком.

    «Ты забыл? Кто-то должен умереть! Так мы сможем выжить!»

    «Бл*ть… я не знаю».

    Второй и третий.

    Люди, стоящие неподалёку от старушки. Трусы, которые не торопились. Студент университета снимает происходящее на телефон. Мать ребёнка и Хан Мьюнго.

    Все они линчевали старушку, желая её смерти.

    «Умри! Умри быстрее!»

    Словно охрана, помогающая провести смертную казнь. Как охранник, который тянул за рычаг, не ощущая вины за убийство заключённого, эти люди пассивно пинали и били старушку.

    И я наблюдал за этим. Стоял и смотрел, словно это происходило в другом мире.

    Бабушка, которую я не знал, не хотела жить. В изначальном сценарии старушка умерла. В итоге… наблюдение за её смертью не было грехом.

    В этот момент Ю Сангах встала.

    «Тебя убьют». – Я рефлекторно ухватил её за руку.

    «Я сказал тебе не двигаться».

    Рука, которую я держал, дрожала. Ю Сангах сжала кулаки, пытаясь скрыть дрожь.

    «Я знаю, я знаю…!»

    «Ю Сангах-сси, ты умрёшь если пойдёшь туда».

    Взгляд Ю Сангах дрожал от страха. Даже так…

    Я понимал её. Хоть жанр истории изменился – некоторые люди всё ещё ярко сияли.

    «Ю Сангах-сси. Сядь».

    Однако человеком, который мог изменить историю, была не Ю Сангах. Она не была главным героем этой истории.

    «А? Но―»

    «Сделай, как я прошу, хотя бы сейчас. После я не буду тебе мешать».

    После того как я силой усадил Ю Сангах на место, мне пришлось глубоко вздохнуть и оглядеться. Я выпрямил спину и вздрогнул, выдыхая. Я медленно расслабил лодыжки и запястья.

    Фактически выходить на сцену было рановато. Изначально это было не моим планом.

    «…Докча-сси?»

    Я не ответил на её вопрос, смотря на людей. Люди хотели убить старушку.

    Я не вмешивался не потому, что боялся Ким Намвуна и остальных, или потому что не соглашался с их бесчеловечностью.

    Я просто ждал. В нужный момент я начну. Осталось лишь дождаться…

    *Кваанг!*

    Прямо сейчас.

    «Ах! Что?»

    Взрыв прогремел в моих ушах и поезд затрясся. Люди кричали. Дым поднялся из переднего правого угла вагона. Началось. ‘Он’ сделал свой ход.

    Я вскочил на ноги так сильно, как только мог, опираясь на правую ногу. Я прошёл мимо кричащих людей прямо к старушке.

    «Чтооо? Ёк!»

    Ким Намвун столкнулся со мной и с криком свалился. На первый взгляд казалось, что я спасаю старушку, но это не то, к чему я стремился.

    «Где же оно?» – Я быстро огляделся.

    Кто-то упал на старушку из-за взрыва. Это был ребёнок, рыдающий посреди этого ада. Ребёнок с сетью для насекомых.

    «Извини, я позаимствую ее на секунду».

    Я взял сеть у ребёнка.

    Стоило мне положить руку в сетку, как я ощутил хитин кузнечика кончиком пальцев. Я взял его и положил в руку мальчика. После чего повернулся к людям.

    «Остановитесь все. Вы не сможете выжить если убьёте старушку».

    Мой голос звучал на удивление ясно в тишине, наступившей после взрыва. Один за другим, весь вагон смотрел на меня.

    «Скажем, ты убил старушку. Что дальше?»

    Их удивлённые лица выглядели весьма характерно. Позвольте я расскажу вам немного больше.

    «Смерть старушку будет считаться тем, что доккэйби назвал ‘первым убийством’, и это купит нам немного времени. А что дальше?»

    «Ах…»

    «Если доккэйби сказал правду – то каждый из нас должен убить кого-то. Так кого ты убьёшь после старушки? Стоящего рядом с тобой?»

    Люди, думающие о моих словах, тут же отступили друг от друга. Ужас легко читался в их глазах. Все они знали. Бабушка будет только началом.

    Ким Намвун заметил столь нестабильную атмосферу в вагоне.

    «Хаха, о чём вы волнуетесь? Просто убейте его следующим! Трусы. Не думайте о своих действиях заранее! Шансы равны!»

    Я ожидал, что Ким Намвун скажет нечто подобное. Я прервал его движением своей руки.

    «Нет смысла так рисковать. У вас есть способ выжить, даже если вы не станете убийцами».

    «Что?»

    «Что за способ?»

    Люди были крайне взволнованы. Лицо Ким Намвуна исказилось.

    «Ты забыл? Условием сценария было не ‘убить человека’».

    Многие выглядели озадачено, но некоторые, наконец, что-то заметили.

    Убейте одно или несколько живых существ.

    Именно так. С самого начала в сценарии не упоминались люди.

    Одно или несколько живых существ. Другими словами – любая жизнь имела цену. Быстро соображающий человек крикнул, указывая на сеть в моей руке.

    «Насекомые! Насекомые!»

    Кузнечики прыгали в сетке. Глаза людей сияли. Я кивнул.

    «Именно так, насекомые».

    Я забрался рукой в сеть и достал кузнечика. Этот был пухлым, я уже видел его раньше.

    «Д-дай мне его! Быстрее!»

    «Только один! Мне нужен только один!»

    Я медленно отступал назад, смотря на приближающихся людей. Теперь я столкнулся с буквально взрывным безумием людей, желающих убить старушку. Но на моём лице появилась улыбка. Зачем? Даже в столь захватывающей ситуации, почему моё сердце было наполнено радостью?

    «Хотите их?»

    Я помахал сетью как тренер, провоцирующий животное. Несколько нетерпеливых людей бросились ко мне.

    «Тогда поймайте их!»

    Я сдавил кузнечика в своей руке.

    Вы получили достижение ‘Первое убийство’!

    Сто монет были получены в виде дополнительной компенсации.

    В этот же момент я бросил сетку как можно сильнее. Она улетела в противоположную часть вагона, подальше от старушки и толпы.

    «Это безумие!»

    Освобождённые насекомые прыгали так сильно, как только могли.

     

     

  • Точка зрения Всеведущего читателя
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии