• Стратегия бандита
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Факты доказывали - литературный талант Вэнь Люняня поистине экстраординарен. Хорошо знакомый с бытом и образом мышления простых людей, он уже знал, что зацепит их внимание и, взявшись за перо, принялся пачкать чернилами бумагу. 

    История у него вышла простая, но в то же время яркая и затейливая. Такая не позволит читателю пройти мимо или забросить книгу в дальний ящик. 

    Помогая префекту просушить чернила и сложить листы в правильном порядке, Му Циншань невольно пробежался глазами по тексту: 

    «Сотни лет назад землю терзали демонические вихри, а людям не было спасения от призраков. Опасаясь за собственную жизнь, они лишь по крайней нужде покидали собственные обветшалые дома. 

    Но все изменилось с приходом славного генерала Чжао. Возглавляя войско небесного владыки Сюань У, военачальник принес божественный свет в людское царство и одним махом уничтожил призраков. 

    Однако высушенный ветрами мир все еще не был пригоден для жизни мирян. Палящее солнце превратило землю в, неспособный породить растения, песок. 

    Увидев страдания людей, великий генерал Чжао заручился поддержкой богов: земли, огня, богатства да семи совершенствующихся, чтобы привести мир смертных в порядок. 

    Многие поддержали идею и присоединились к разношерстной команде. Король драконов, земные мастера и лорды башен пообещали хранить мир и дары богов. 

    Общими усилиями боги и люди создали уже знакомый нам мир. Повсюду раскинулись рисовые да лотосовые поля. Обретшая плодородность земля радовала смертных плодовыми деревьями и укрывающими от ветров горами. В мире стало свежо и зелено. 

    После колоссальной работы люди смогли наесться впрок и даже оставить запасы. Не прошло и нескольких лет, как в каждом доме были мешки с зерном да сундучки с серебром». 

    Поскольку Вэнь Люнянь еще не уверовал в покладистость характера Чжао Юэ, то в новеллах да притчах не упоминал полного имени бандита. Тот всегда фигурировал в работах как господин Чжао, благодетель Чжао или генерал Чжао.

    - Что советник думает об истории? – складывая руки под подбородком, поинтересовался молодой префект. 

    Му Циншань ненадолго задумался: 

    - Господин, вы хотите услышать честный ответ? 

    - Определенно. 

    - История жива, но абсурдна! – пожал плечами ученый. 

    - Ты прав! Как и любая сказка, она абсурдна и несбыточна, - кивал Люнянь. – Именно такая и понравится людям. Напиши я историю о честном, сражающимся с непогодой да налогами, фермере, который не может взять в жены любимую женщину, никто бы не стал это читать. Так уж вышло, что люди будут чаще брать в руки книги, если те помогут им ненадолго позабыть о насущных проблемах. 

    - И все-таки я думаю, что выпускать эту историю в свет – большой риск, - тяжело вздыхая, Му Циншань вновь взглянул на внушительную стопку желтоватых листов. – Мы еще не знаем истинных намерений Чжао Юэ. Будет опасно внушать гражданам иллюзию о его безобидности. Пока мы полагаемся только на признание Ван Тяньху и его сообщников, а это, как ни крути, отнюдь не самый достоверный источник. 

    - Мы опираемся не только на слова Тяньху, - многозначительно изгибая бровь, серьезно заявил градоначальник. 

    - Ах да, я совсем забыл про подаренные вам булочки, - с толикой иронии и укоризной смотря на префекта, довольно мягко произнес Циншань. 

    - Что ты хочешь этим сказать? – без вызова, скорее с искренним интересом произнес молодой мужчина. 

    - Хочу сказать, что его дар вам ничего не значит. И если Чжао Юэ в самом деле бандит, то господину не стоит идеализировать его образ, - поясняя простую истину, Му Циншань действительно переживал о гражданах Цанмана. – Благодаря всем этим историям и картинам, люди могут превратно понять личность мужчины, и когда бандиты спустятся с горы, не смогут защитить свои жизни. Настоящий Чжао Юэ может оказаться фанатиком и напасть на администрацию. Мы ничего о нем не знаем. 

    - Не нужно так переживать, - улыбнулся префект. – Я уже обдумал план отступления. 

    - Мы не можем всегда полагаться на силы крепости Тэнъюнь, - строго парировал ученый. 

    - Я бы предпочел, чтобы вы все-таки полагались, - неожиданно появившись в дверях с миской рисовой каши с грибами, произнес улыбчивый Шан Юньцзэ. – О чем ведете речь? 

    - Лорд Шан Бао, - кивком поприветствовав главу форта, Люнянь многозначительно взглянул на еду в его руках. – Мы говорим о Чжао Юэ. 

    - На плите подогревается целый чан. Господин префект может послать слугу за порцией, - тут же передав кашу Му Циншаню, воин одарил того благостной улыбкой. – Съешь, пока не остыло. 

    В понимании Шан Юньцзэ советник был крайне худ и слаб. Морозы ранней зимы могли повредить его здоровью, а сверхурочная работа истощить организм. Того и гляди, маленького книголюба начнет сносить ветром. 

    - Благодарю, - как обычно, вежливый Му Циншань пока не мог приступить к еде. Острый вопрос не позволил бы провалиться и крохе в пищевод. – Вы так и не ответили на мой вопрос. Господин, поймите, на данный момент образ Чжао Юэ стал куда влиятельнее вашего слова. Если он окажется злым человеком, что мы с этим будем делать? 

    - Всего-то? – усмехнулся мастер ушу. – Ты не должен так об этом волноваться. Образ Чжао Юэ регулируется администрацией. Если оригинальный мужчина не будет ему соответствовать, то только навлечет на свою голову немало проблем. 

    - Что вы имеете в виду? – удивился советник. 

    - Развешенные по городу картины и выпущенные сборники коротких рассказов не упоминают полного имени проходимца. В народе его до сих пор называют господином Чжао и даже не представляют того в образе горного бандита, - с готовностью пояснял лорд Шан Бао. 

    - А теперь представь, что будет с человеком, который попытается очернить любимую горожанами икону? Тут даже не понадобится вмешательство учеников крепости, люди разорвут его на кусочки голыми руками, - добавил Вэнь Люнянь. – Горожане лишь знают, что прекрасный портрет был нарисован местным художником. Происхождение модели до сих пор держится в тайне. 

    Где-то в горах благородный Чжао дася поежился от пробежавшего по коже холодка.

    (п/п: мастер боевых искусств)

    - Думаю, вы правы, - прозрел Му Циншань. 

    - Раз вопрос решен, то сейчас нам нужно отыскать книжных дел мастера и уже завтра запустить тираж, - кивнул Люнянь. 

    - Я немедленно этим займусь, - поднимаясь со стула, решительно кивнул Му Циншань. – Господин не спал уже сутки, вам стоит отдохнуть. 

    - Не торопись, - также поднимаясь из-за стола, хлопнул его по плечу префект. – Сначала я схожу на кухню и поем каши. Тебе тоже не мешает немного подкрепиться. 

    Поспешно скрываясь в дверях, молодой магистрат оставил заботливого Шан Юньцзэ наедине с ничего не понимающим Му Циншанем. 

    - Поешь, пока не остыло, - вновь пододвинув миску к советнику, не спешил уходить мужчина. 

    - Благодарю, лорд Шан Бао, - сперва собрав разбросанные по столу бумаги, прилежный секретарь не торопился приступать к еде. Признаться, он и вовсе не хотел принимать пищу в кабинете, но раз ту доставили к его порогу, отказываться было бы невежливо. 

    «Какой он медленный…» 

    Наконец-то, принявшись за рисовую кашу, Му Циншань вел себя чинно да благородно. Манеры его, что ни капли не удивило воина, были изысканы и неторопливы. 

    Какое-то время разглядывая советника со спины, Шан Юньцзэ не выдержал и присел напротив. Подпирая подбородок рукой, он крайне заинтересованно разглядывал сосредоточенного на пище человека. 

    - Что-то не так? – не понимая причин откровенного надзора, поинтересовался молодой мужчина. 

    - Нет, все в порядке, - постукивая пальцами по столу, склонил голову набок воин. – Свободен ли ты завтра? 

    - Нет, - мотнул книголюб. 

    - А послезавтра? 

    - Аналогично, - вежливо пояснял секретарь. – В администрацию доставлено сто плененных. Мы не сможем удерживать их под контролем дольше месяца. Нужно подготовить множество документов, провести расследования и передать разбойников в руки высшей власти. Дел, как видите, предстоит немало. 

    - Маленький книголюб, - вздохнул Юньцзэ. 

    - Что? – откладывая деревянную ложку, отвлекся парень от наполовину съеденной каши. 

    - Давай завтра поужинаем вместе? 

    - Но мы ведь и так постоянно едим вместе в столовой. 

    - Я о другом. Хочу пригласить тебя куда-нибудь. Вряд ли в Цанмане отыщутся хорошие рестораны, но добротных лавок все-таки немало, - сверля секретаря взглядом, не терял момента воин. 

    - Я не ем рыбу, - припоминая рыночную улицу города, покачал головой Циншань. 

    - Что насчет жареной курицы? – вновь закинул удочку воин. 

    - И острое тоже не ем. 

    - Суп с бараньими ребрышками?.. 

    - В таком много чеснока да петрушки, - комично скривил губы молодой ученый. 

    - Ты меня разозлить пытаешься? – легонько щелкнув привереду по темечку, нахмурился мужчина. 

    - Конечно же, нет, - прикрывая голову руками, улыбнулся Циншань. – Просто я питаюсь определенным списком продуктов. И в том нет даже сладкого. 

    Теперь понятно, почему хранитель крепости Тэнъюнь видел советника лишь с кашами. А ведь сперва ему показалось, что юноша придерживается диеты из-за какой-то болезни. 

    Он всегда знал, что книжные черви привередливы, но никогда не думал, что дело может обстоять настолько печально. 

    Еще раз оценив вид худощавого хулигана, мужчина резко притянул к себе миску с недоеденным отваром и съел несколько ложек. 

    Наблюдающий за этим советник молча округлил глаза. 

    - Идем, - перехватывая чужое запястье, потащил Шан Бао парня. 

    - Куда?!

    - Мы идем есть! – ведя ученого к воротам, воин уже прикидывал пункт их будущего назначения. – Что еще тебе не нравится? 

    - Морковь… 

    - Еще? 

    - Жирная пища… 

    - И?

    - Вареный картофель… 

    Даже не думая отпускать чужую руку, Юньцзэ мог лишь усмехнуться. 

    «Теперь понятно, почему он настолько худой. Что не так с его аппетитом? Чем обусловлена эта разборчивость?» 

    На улице уже развесили фонари, а температура воздуха стала падать. Не собиравшийся выходить из администрации Му Циншань, само собой, не взял с собой накидки и теперь потирал руки. 

    Вопрос решил лорд крепости. Стаскивая со своих плеч теплый плащ, он укутал в него книголюба, а после провел того к рынку. Там они все же смогли отыскать подходящую лавку. Повар, будто хорошо зная о предпочтениях молодого работника администрации, подал мужчинам легкую лапшу, без моркови, зелени или специй. Единственное, что напоминало в ней о мясе, так это прозрачный куриный бульон. 

    ***

    Отведавший кашу в столовой, Вэнь Люнянь вернулся в кабинет и обнаружил, что на его столе успели прибраться. 

    - Где советник Му? – поинтересовался префект у подметающего пол слуги.

    - Покинул администрацию с лордом Шан Бао, - поклонилась прислуга. – Оба выглядели довольными, сказали, что вернуться позже. 

    - Что ж, очень хорошо, - обрадованный этой новостью, Вэнь Люнянь многозначительно улыбнулся, а после заперся в кабинете. 

    ***

    - Почему мастер не отдыхает? – в то же время на горе в крепости Чжаому, верный помощник Чжао Юэ – Лу Чжуй – спрыгнул с одной из крыш немногочисленных построек. 

    - Размышляю. Кажется, я потерял из виду истинную цель и сердце мое чернеет, - обернулся к нему мужчина. 

    - Не думаю, что ваши взгляды кардинально поменялись, - одарив друга улыбкой, посмотрел в небо Лу Чжуй. 

    - И все-таки я немного жалею… 

    - Мастер сожалеет о своем приходе на гору? – крайне осторожно поинтересовался так называемый бандит. 

    Складывая руки на груди, мужчина лишь тяжело вздохнул. 

    - Если чувствуете, что ваше пребывание здесь не верно, то все можно переиграть, - успокаивал помощник. – Неважно какое решение вы примете, я и остальные всегда последуем за вами. 

    - Я не жалею о приходе на гору, - вновь вздохнул Юэ.

    - Так о чем же тогда? 

    - Я жалею, что дал булочки ему в тот день… 

    Лу Чжуй изогнул бровь, а Чжао Юэ покачал головой. Разве мог он подумать, что этот скорее походящий на студента худощавый парень окажется, приносящим лишь головную боль, новым префектом?..

  • Стратегия бандита
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии