• Стратегия бандита
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Огромная, покрытая густой зеленью, горная цепь не казалась враждебной. Жители Цанмана лишь знали, что на ней обитают бандиты, но никогда не вникали в их дела. Не знали, что среди тех было множество, воющих меж собой за территории банд. 

    Оппозиция Чжао Юэ редко покидала насиженное место, предпочитая оборонять уже захваченные позиции. 

    - Что будем делать дальше? – поинтересовался Лу Чжуй. 

    - Следи за ним, - выстукивая пальцами по столу, едва заметно нахмурился хозяин крепости Чжаому. – Сейчас нам нет смысла вмешиваться. Потрет уже распространили по городу. Сейчас каждый узнает мое лицо. И пока мы не понимаем истинных намерений префекта лучше быть осторожнее. 

    Как только ситуация изменится, будем обдумывать свой ход. 

     

    - Как вкусно пахнет… - проходящий мимо кухни Му Циншань не мог не заглянуть внутрь. 

    - Советник Му, - раздувающий огонь в печи парень быстро отложил свои дела и вежливо поздоровался. На нем были одежды ученика крепости Тэнъюнь, да и сам мужчина видел его подле Шан Юньцзэ. 

    - Что ты здесь делаешь? – озадачился молодой человек. – Где тетушка Ван?

    - Пошла обмывать овощи, - улыбнулся парень. – Господин решил, что еда в этом доме довольно простая и легкая, поэтому попросил меня приготовить традиционные блюда к сегодняшнему ужину. 

    - Вот оно что, - непроизвольно сглотнув слюну, кивнул Му Циншань и поспешил прочь с кухни. 

     

    В главном кабинете Вэнь Люнянь задумчиво поглядывал на разложенные на столе бумаги.

    - Господин, - вошел и поклонился Циншань. – Как обстоят дела у лорда Шан Бао? Я слышал, как сегодня утром ему отчитывался один из учеников. 

    - Бандиты не спешат показывать нос, - вздохнул префект. – Так что ученики крепости продолжают сидеть в засаде. Если они не решатся спуститься с гор – хорошо, а если решатся, у нас будет повод выйти на их логово и уничтожить проблему. Так или иначе, а Цанман в выигрыше при любом раскладе. 

    - А если они решат выждать? Кто знает, сколько потребуется времени для их выхода. Три года? Пять лет? Не думаю, что лорд Шан Бао останется с нами на такой срок, - потирая одно из делений резного веера, нахмурился советник. 

    - Почему бы и нет? – изогнул бровь Люнянь. – В конце концов, ученики крепости Тэнъюнь не зависят от нашего бюджета и продовольственных запасов. 

    - Я имел в виду другое… - вздохнул ученый. – Что если они просто устанут ждать и уйдут к себе? 

    - Если не хочешь ждать, то направляйся в горы и найди способ вытравить бандитов, - в этот момент худощавый Люнянь походил на изголодавшегося по добыче волка. – Не переживай, пока горы не очистятся от бандитов, Шан Юньцэ не покинет Цанман. Портреты Чжао Юэ разошли большим тиражом, если он действительно бандит, то непременно узнал себя на объявлении. А это значит, что и остальная группировка получила известия и теперь вынюхивает подробности да наращивает мощь. Лорду Шан Бао невыгодно покидать город в таком положении. Цанман последняя преграда меж бандитами и фортом Тэнъюнь. Сражаться куда безопаснее на чужой территории. 

    Глаза Му Циншаня были полны восхищения. Характер нового префекта был тверд, а душа полна талантов. 

    Как и пояснил Люнянь, Шан Юньцзэ не спешил с отъездом. Его никогда не обвиняли в предательстве и сейчас воин также не собирался отступаться от обещания. Он не мог оставить людей в столь бедственном положении. Да и угроза со стороны Дворца Затмения, казалась, более чем ощутимой. Да и до форта всего три дня неспешной езды, а любые срочные донесения будут приходить к нему и того раньше. 

    Можно сказать, что Юньцзэ и вовсе не покидал любимого, хорошо охраняемого преданными учениками дома. 

    Вновь взмахнув мечом и закончив обеденную тренировку, Шан Юньцзэ чувствовал себя крайне довольным. Вэнь Люлянь также нашел, чем поднять себе настроение. Влияние портретов на разум граждан имело колоссальный успех, которым префект не мог так просто пренебречь. 

    Привыкший к образу Чжао Юэ Цао Дай с радостью приступил к выполнению нового заказа и нарисовал серию весьма благонравных картин: Чжао Юэ с привязанными к балке прядями волос; трехлетний Чжао Юэ делится грушей; Чжао Юэ читает при свете лучины; Чжао Юэ выказывает уважение старшим; Чжао Юэ возмущен бесстыдным памфлетом; Чжао Юэ собирает сезонный урожай и многое другое. 

    (п/п: 1) идиома об усердном обучении. По легенде Сунь Цзинь привязал свои волосы к балке, чтобы та била ему по голове, если он заснет во время чтения поучительного трактата. 2) притча о том, что нужно уметь делиться. Кун Жун, будучи маленьким, но очень сообразительным, всегда брал себе только маленькие груши и отдавал крупные младшим и старшим братьям и сестрам)

    После высыхания, полотна представляли собой серию весьма занимательных иллюстраций. 

    А Шан Юньцзэ так громко и заливисто смеялся, что даже оперся о дерево во дворе, через который проходили приглашенные для копирования полотен умельцы. 

    - Неплохо, - кивал, сложивший руки на груди, Вэнь Люнянь. 

    Лорд крепости Тэнъюнь давно так не веселился, поэтому посулил художникам двойную оплату из казны форта. 

    - Благодарю, щедрого господина, - кивнул префект. Он был крайне доволен подобной дружбой. Мало того, что лорд Шан Бао передал в казну немалую сумму денег и помог отремонтировать храм, так еще и делился с бедняками едой. 

    Вэнь Люнянь, словно опытный полководец, медленно, но уверенно вел Цанман к процветанию и был рад некоторой экономии и без того скудных средств. 

    Одухотворенные большим вознаграждением художники работали до глубокой ночи и даже сумели справиться с большим объемом работы. 

    - Спасибо вам за старания, - остался доволен Люнянь. 

    На следующее утро галерея новых картинок была развешана на доске на главной площади. Опасаясь, что люди сорвут, так называемое привью, Люнянь не только приставил к доске охранника, но и пообещал, что вскоре все смогут получить личный бесплатный сборник этих работ. 

    Однако чего он не ожидал, так это что кто-то сердобольный принесет на площадь скамейки, дабы простой люд смог не спеша рассматривать обсуждать творения Цао Дая. 

    Месяц кропотливой работы позволил каждому жителю Цанмана заиметь не только иллюстрации, но и книги кратких рассказов о добродетели, важности труда, уважения к старшим, ценности молодости и честности. Истории в форме притчей, рассказывали о необходимости бережливого отношения к вещам и порицанию к расточительности. 

    В мгновение ока город преобразился до неузнаваемости. Все хотели походить на красивого героя и стали настоящими джентльменами и леди. 

    Лорд Вэнь не был праздным повесой и на этой ноте перешел к следующему шагу, набору добровольцев на выкапывание канала. Тот был призван немного расширить русло и обогатить почву. 

    Идея не нова, люди и сами подумывали о более удобном способе полива и удобрения, но всегда опасались бандитов. Теперь же, когда практически каждый мог наблюдать охраняющих поселение и дороги учеников крепости Тэнъюнь, а сам лорд Шан Бао поселился в администрации, жители почувствовали себя увереннее и с удовольствием вышли за ворота. 

    Признаться, жители Цанмана по-настоящему полюбили нового префекта. Изначальное впечатление стерлось из их памяти. В сравнении с великими, внушающими трепет мужами, приписанный к ним книжный червь не стремился огородиться от народа и не думал о собственной наживе, предпочитая заниматься делами города, а не укреплять мнимую оборону.

    С верой в светлое будущее люди не только отправились на рытье канала, но и с чистыми сердцами пытались восстановить город. 

     

    - И чем так недоволен Большой брат? – перешептывались младшие из крепости Чжаому, аккуратно посматривая на тренирующегося с мечом Чжао Юэ. 

    - Ты уже получил новый сборник? 

    - Получил, - кивнул парень. – Как по мне, он очень даже неплох, а история о мастере и карпе, так, вообще, крайне трогательна. 

    - Мне тоже так показалось, - еще тише шептал другой. – Я был бы рад стать героем таких произведений. В конце концов, его описали, как праведника, а не способного разорить город человека. 

    Прервал их милую беседу целенаправленный, весьма тяжелый взгляд главного героя маленьких рассказов. 

    - Большой брат! – воскликнули подчиненные в унисон, чем насмешили Лу Чжуя. 

    Смущенный и одновременно раздраженный таким вниманием, Чжао Юэ подошел к другу, дабы обсудить дальнейшие действия. 

    - Не переживай, похоже, префект не думает о тайных интригах. 

    - То есть, все это просто шалости? – стиснул зубы Юэ. 

    - Как мне кажется, целью этой пропаганды является не привлечение бандитов, - потирая подбородок, изрек шпион. – Префект использует образ героя для очистки и укрепления города. Люди выказывают трудолюбие и благородство. Цанман действительно преобразился. 

    Главарь банды потемнел лицом. 

    - Однако недолго быть мирным временам, - вздохнул Лу Чжуй.

    - Что ты имеешь в виду? 

    - На горе множество агрессивных группировок. Они уже поняли, что новый префект довольно интересная личность, видят, как укрепляется город и теперь попытаются подавить силу в зародыше. 

    - Думаешь, остальные перейдут к решительным действиям? – нахмурился Юэ. 

    - Для нас это очень хорошая новость. Мало того, что мы сможем узреть реальную силу нового префекта, так еще и получим ослабленных врагов. Кругом сплошная польза. 

     

    А вечером, в здании администрации лорд Шан Бао, решив, что стоит отпраздновать продвижение успешной кампании, накрыл стол и даже достал из личных запасов бутылку вина. 

    - Советник Му обязан со мной выпить, - широко улыбался Юньцзэ. 

    - Благодарю лорда за предложение, но я совсем не умею пить, - немного смутился Циншань. 

    Интерес мастера крепости Тэнъюнь многократно возрос, и теперь он намеревался напоить ученого во что бы то ни стало! 

    - Хотя бы один бокал? Уверяю, это очень хорошее вино. 

    Цанман и работники администрации были многим обязаны важному гостю, поэтому, укрепляя характер, Му Циншань не мог проигнорировать предложения: 

    - Только из уважения к лорду Шан Бао, - принимая бокал, едва заметно нахмурился секретарь. 

    Юньцзэ был в таком хорошем настроении, что не то похлопал, не то погладил ученого по спине. 

    Вэнь Люнянь также сидел за столом, но не разделял веселого настроения сотрапезников. Движения его были медлительными, а присутствующие на столе курица, утка да прочие закуски не вызывали особого аппетита. 

    Теперь Юньцзэ понял, почему господин Цинь Шаоюй «просил» лорда крепости снабжать того лакомствами. Кажется, в родном городе Люнянь приобрел определенные вкусовые пристрастия. А здесь, такие удовлетворить не самая простая задача. 

    Медленно попивая вино, Му Циншань довольно быстро продемонстрировал признаки легкого опьянения. Щечки его налились румянцем, а во взгляде появился взволнованный блеск. 

    Посмеивающийся и пристально наблюдающий за секретарем Юньцзэ преисполнился интереса и даже собирался вновь подшутить над книжным червем, но внезапно ворвавшийся в зал ученик крепости, перебил настрой. 

    - Господин! – запыхался парнишка. – Бандиты спустились с горы!

  • Стратегия бандита
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии