• Стратегия бандита
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Сгущающиеся сумерки опускались на город, а усиливающиеся порывы ветра сметали пожелтевшие листья. 

    Прохожий мог увидеть, как в одном из окон зданий местной администрации загорелся тусклый свечной огонек. Недавно вступивший на должность префект уже который час сидел за стопкой бухгалтерских книг и периодически бил пальцем по деревянным счетам. Взгляд его был сосредоточенным, а губы поджатыми. 

    Где-то через полчаса кропотливого труда, мужчина, наконец-то, откинулся на спинку деревянного стула и нахмурился. 

    «Этот город огромен, но поистине беден». 

    (п/п: забавная игра слов, название города Цанман пишется также как огромный)

    А причиной тому стали обосновавшиеся на прилегающих к поселению горах злые и свирепые бандиты. Не боясь грабить даже дворян да чиновников, они частенько не брезговали и простыми людьми. 

    Многочисленные происшествия пагубно сказались на физическом и психическом здоровье бывших префектов. А одним из них был знаменитым на всю Центральную равнину генералом. 

    Все работающие в Цанмане чиновники стремились уйти в отставку. Один из них даже сдал печать и более никогда не прикасался к официальным бумагам. 

    Расползшиеся об этой истории слухи добили репутацию Цанмана. Так что даже обычные люди начали задумываться о переезде из этой бедной провинции. 

    Новоявленного префекта звали Вэнь Люнянь. Тощий книжный червь изначально служил маленьким окружным судьей в провинции Сычуань, но внезапно получив приказ, был вынужден отправиться в Цанман и сместить местного главу. 

    Что ни говори, а бывший префект, встречая замену со слезами на глазах, рассыпался тысячью благодарностей и менее чем через пару часов вместе с семьей покинул город. А ведь то была ночь и они даже не отужинали. 

    Приехавшие с новым префектом слуги с ужасом оглядывали пожалованный дом. Разбитый и грязный он не внушал доверия, так же как и провинция в целом. 

    Наблюдавшие за приездом нового главы местные жители также впали в отчаяние. Что ни говори, а им нужен волевой, сильный, бывавший в сражениях мужчина, а не штатный, никогда не державший в руках меч, ученый. Как такой дохляк сможет защитить их от бандитов? 

    Но Вэнь Люнянь не обращал на них никакого внимания. В первый же день он, наряду со слугами, привел в порядок новое жилище и здание администрации, а после выбрал из местных, знакомого с местностью и насущными делами города, помощника – Му Циншаня.

    Частный ученый секретарь предпочитал носить лишь светлые одежды, а также всегда держал в руках складной веер. Такой же худой обладатель приятной внешности мужчина имел мягкий голос и, стоя рядом с префектом, создавал плачевную для жителей Цанмана картину. Тем казалось, что новоявленные главы уже пострадали от рук горных головорезов. 

    Там, где есть люди, там есть и слухи. Интересуясь личностью нового начальника, жители прознали, что в прошлом тот помогал руководить южным, крайне богатым и плодородным краем. Кто знает, почему его сместили со столь хлебного места. Как бы там ни было, никто не решался задавать прямых вопросов. 

    - До своего приезда я собрал некоторые справки о Цинмане, - просматривая книгу учета, вздохнул Люнянь. – Но никогда не ожидал, что дела его настолько плохи. 

    - К сожалению, по-другому не могло и быть, - кивнул Циншань. – Этот город был возведен на бедной почве, а перекрытая бандитами дорога и вовсе отрезала его от подвоза ресурсов. Люди едва сводят концы с концами. Цинман нельзя сравнивать с южными регионами. 

    - И это продолжается уже в течение нескольких поколений, - поднялся со своего места префект. – Я собираюсь немного прогуляться. Не хотите пойти со мной? 

    Взглянув на ярко палящее солнце, Му Циншань немного смутился: 

    - Увы, но я уже пригласил местных плотников для починки крыши администрации. Мне лучше остаться и приглядеть за их работой. 

    - Что ж, ничего страшного, - на самом деле Вэнь Люнянь не хотел самостоятельно обходить незнакомые окрестности, но, так или иначе, должен был познакомиться с предоставленной ему в управление территорией. 

    На дворе был жаркий полдень. Полевые работники да лавочники предпочитали проводить это время за обедом в тени собственных домов, поэтому улицы оказались полупустыми. Новоявленный префект с тоской и толикой надежды не спеша осматривал бесплодные холмы и протекающую худую реку с мутноватыми водами. 

    Местные виды разнились с его воспоминаниями родного края. Здесь не так много людей или магазинов и все же даже этот город он обязан спасти. 

    Потратив на прогулку около часа, Вэнь Люнянь составлял подробные заметки и план поселения. Когда с основной частью города было покончено, мужчина вышел за ворота и отправился к местным сельскохозяйственным угодьям. 

    Местную почву нельзя назвать плодородной, поэтому на полях выращивались лишь грубые, способные пережить засуху и отсутствие удобрений культуры. 

    Время подходило к сбору урожая соевых бобов. Поэтому подойдя к ближайшему полю, Вэнь Люнянь наклонился и хотел проверить побеги, но тут же услышал громогласное: 

    - Эй! 

    Инстинктивно обернувшись, мужчина заметил несущийся к его лбу камень и, уклоняясь, случайно наступил в канаву. Не найдя опоры, нога подогнулась и новоявленный префект с криком скатился в поле. 

    (п/п: так как почва в городе неплодородная, жители сняли верхний слой земли. Такая практика распространена в степях и на полупустынных территориях. То есть, Вэнь Люнянь, фактически, свалился в огромную яму)

    - Кто ты? – префект был так зол, что даже не сразу поднялся с земли. И пусть на поле не было воды, одежда его все равно извалялась в пыли. 

    - Так ты действительно… - подошедший к краю обрыва мужчина, без особого любопытства оглядел префекта, а после поднял маленький, упавший на землю, мешочек. 

    «Так то был не камень?» 

    И все равно мало приятного в получении по лицу тканевым мешочком. Еще неизвестно, что в нем находится. 

    - Похоже, ты очень голоден, раз отважился на кражу, - раскрыв куль, мужчина вытащил оттуда свежую паровую булочку и бросил ту префекту. – Лучше съешь это. От сырых бобов получишь лишь несварение. 

    В этот раз Вэнь Люнянь поймал снедь и, оглядев ту, с нескрываемым удивлением поднял взгляд к неожиданному благодетелю. 

    Не более двадцати лет, крепкий, с немытой, но расчесанной шевелюрой и горбинкой на идеальной переносице, но с толикой нетерпения во взгляде. Судя по всему, обладал непростым характером. На поясе мужчины красовалась изогнутая сабля. 

    - На что уставился? – лишь сильнее нахмурился незнакомец. 

    - Лишь хочу сказать спасибо, - сложив руки в знак приветствия, поклонился префект. – Мне бы хотелось узнать имя героя… 

    Даже недослушав хвалебных речей, мужчина развернулся и отправился вдоль дороги. 

    - Эй, постой, - кое-как выбравшись из ямы, позвал Люнянь. – Подожди меня! 

    Мужчина ускорил темп. 

    Вэнь Люнянь сорвался на бег. 

    С явно ухудшающимся настроением мужчина остановился и бросил взгляд на пыльного преследователя. 

    - Я бы хотел… 

    - Этого хватит? – в руки чиновника была передана вся сумка с ароматной снедью. 

    - Нет-нет, - пытался оправдаться Люнянь. 

    - Не хватит? – мужчина, изгибая бровь, с прищуром оглядел незнакомого крестьянина и отметил, что тот слишком худ. Ему бы не мешало питаться получше. 

    - Мне не нужны булочки, - наконец-то, отдышавшись, прямо посмотрел на мужчину префект. – Уважаемый герой хочет отправиться в горы? 

    - Да, - кивнул тот не задумываясь. – Ты идешь той же дорогой? 

    - Нет, я живу в городе, - прокашлялся чиновник. – Просто хотел предупредить, что в горах обитают бандиты. Скоро начнет темнеть. Лучше герою переждать ночь и отправиться в свое путешествие утром. 

    - Бандиты? – искренне удивился незнакомец. – Боишься, что на меня могут напасть? 

    - Я слышал, что они по-настоящему свирепы, - искренне беспокоился Люнянь. – Если герой не торопится, то лучше остаться в городе. Через четыре дня из Цинмана двинется хорошо охраняемый караван. Они обойдут гору. 

    - Боюсь, что для обхода такой большой горы потребуется слишком много дней, - прикинул собеседник. 

    - Такова вынужденная мера безопасности. Ничего с этим не поделаешь, - вздохнул префект. – Лучше потратить больше времени, но остаться в безопасности. 

    - Давно ты в городе? – будто заинтересовавшись, незнакомец, казалось, проявил намек на дружелюбие. 

    - Лишь недавно переехал сюда с семьей, - почему-то проникнувшись к давшему булочки незнакомцу, наивный Люнянь даже не думал врать. – Скоро стемнеет, давай вернемся? 

    Но герой уже отвернулся и пошел по намеченному пути. 

    Вэнь Люнянь покачал головой. Да, этот незнакомец выглядит мастером улин, но как один человек сможет противостоять целой банде бандитов? 

    Подобрав еще несколько фраз для убеждения негаданного друга, префект вдруг услышал приближающийся цокот множества копыт, а обернувшись, увидел, как в пыльной дымке им навстречу несется дюжина всадников. Одетые в черное, они не внушали доверия. 

    Тут же догадавшись о причастности странных личностей к разбойникам, Люнянь испугался и начал оглядываться. Они стояли среди полей. Спрятаться было негде. 

    Желая отвести от себя ненужные взгляды, чиновник схватил нового знакомого за руку и утащил в полевую яму. 

    - Что ты делаешь? – обескураженный незнакомец, разве что не покатившись кубарем, удивленно взглянул на худющего крестьянина. 

    - Тс… - приложив палец к губам, умолял Люнянь был тише. – Здесь бандиты. Лучше спрятаться. 

    - Боишься быть пойманным бандитами? – сорвав пушистую травинку, мужчина провел ее кончиком по носу нового знакомого, заставляя того чихнуть. – Можешь продолжать прятаться, а я пойду домой. 

    Ухватившись за край ямы, мужчина попытался выпрыгнуть на дорогу, но был схвачен за ворот и утянут обратно. 

    - Лучше спрятаться! – в голосе префекта проявились командные нотки. 

    - Так ты изучаешь мир лишь по книгам… - мужчина не смог сдержать смешка. – Ты хоть знаешь, как выглядят бандиты? 

    - Конечно! Я их видел! – подтверждая собственные слова, Люнянь вынул из внутреннего кармана аккуратно свернутый буклет. На желтоватой бумаге красовался нелепый, будто рисованный со злого духа из детских сказок, мужской портрет. Растрепанные волосы, огромный рот, шрам на левой щеке и виднеющаяся за спиной рукоять меча. 

    - И правда, похож, - потирая собственный подбородок, кинул незнакомец. 

    - Этого зовут Чжао Юэ. Он лидер горных бандитов! 

    - Что? – брови героя медленно, но верно поползли к переносице. 

    - Это лидер горных бандитов, - мягко, словно учитель, повторил Люнянь. – Чжао Юэ. 

    Однако прежде, чем он продолжил свои пояснения, незнакомец стукнул его по лбу. 

    - Книжный червь, - взгляд героя стал яростным и одновременно обиженным. – Этого человека зовут Ван Тяньху. А его прозвище Ван Дадао. Это не Чжао Юэ, смотри не ошибись в следующий раз. 

    - Откуда ты знаешь? – явно колеблясь, неуверенно произнес префект. 

    Вздохнув, мужчина, ничего не отвечая, все-таки ухватился за край и выскочил на дорогу. Тут же вынимая из одежды нефритовый свисток, герой смог извлечь из диковинки четкий, но очень приятный звук. 

    Не так давно проскакавшие мимо всадники резко обернулись, а герой махнул им рукой.

    - Большой брат! – ринулись они к уважаемому начальнику. 

    - Да кто ты такой, черт возьми?! – повысил голос Люнянь. 

    Ловко запрыгивая на свободную лошадь, мужчина с усмешкой взглянул на ученого мужа: 

    - Чжао Юэ. 

    Вэнь Люнянь резко выпустил воздух. 

    - Больше не путай меня с тем уродцем, - будто дурачась, мужчина потратил на нового знакомого всего пару секунд, а после обернулся к так называемым бандитам. – Братья, возвращаемся в горы! 

    - Да! – хором ответили подчиненные и звук удаляющейся конной команды застыл в ушах префекта. 

    До этого сидящий на корточках Вэнь Люнянь упал на землю. 

    Люди в городе говорили, что Чжао Юэ страшный и грозный бандит. Говорили, что он с легкостью убивает неугодных. Рассказывали, что его сабля Чи Янь это истинное оружие зла. Будто она, впитывая энергию лунного света, дребезжит всякий раз, когда бандит хочет снести кому-нибудь голову. 

    Однако можно ли верить этим слухам, раз даже портрет оказался неточен? 

    Еще раз раскрыв распространяемым правительством буклет, Люнянь нахмурился. С какой стороны ни посмотри, а художник явно что-то спутал. Даже если его глаза плохи, оригинал ни в коем разе не сочетается с портретом. Можно сказать проще, кроме того, что они оба мужчины здесь нет никаких сходств. 

    А ведь по этим листовкам люди должны узнавать неугодных обществу отщепенцев и держаться от них подальше. 

    Перебирая в памяти десятки портретов, Вэнь Люнянь так и не смог припомнить подходящего. Поэтому поднявшись и кое-как приведя себя в порядок, отправился в администрацию, дабы расспросить помощника. 

    - Боже, что с вами случилось? – все это время наблюдающий за работой чинящего крышу плотника, Му Циншань сразу заметил вошедшего во двор начальника. 

    - Вы когда-нибудь видели Чжао Юэ? – перешел к делу префект. 

    - Нет, не видел, - покачал головой ученый. – Говорят, что те, кому удалось его увидеть уже не могут разговаривать и спят в могилах. Пожалуйста, не проклинайте меня его именем. 

    - Тогда откуда появился этот портрет? – тут же вынул бумагу мужчина. 

    - Написан со слов простых граждан, - Циншань ненадолго задумался. – Хотя бандиты уже давно основали здесь свою базу. Возможно, у него прибавилось шрамов и он стал старше. 

    - То есть, он неточный? – задумался чиновник. – А что насчет Ван Тяньху по прозвищу Ван Дадао? 

    - Это один из горных бандитов. Он уже пару раз спускался в город ради грабежа. Однако поговаривают, что он не так уж и жесток. Чжао Юэ куда свирепее и страшнее. 

    - В чем повинен Чжао Юэ?

    - О, господин, пройдемте, я вам все покажу. 

    Пройдя в очищенный от пыли кабинет, Му Циншань тут же отправился к прилегающему хранилищу и начал вынимать свитки. Когда в руках у него более не нашлось места, все они были перенесены на стол префекта. 

    - Все эти случаи были связаны с Чжао Юэ. Вы можете прочесть доклады лично. 

    Вэнь Люнянь достал первую приглянувшуюся бумагу и приступил к чтению. Сразу заметив очевидное несоответствие, он изогнул бровь и взглянул на помощника: 

    - То есть, на тридцать седьмом году эпохи Чжао Чу, Чжао Юэ с бандой уже терроризировали окрестности? 

    (п/п: в Китае восхождение нового императора или династии провозглашало новую эпоху. Чаще всего, называлась она по фамилии самого правителя)

    - Если так написано в документе, то все верно. Однако в то время я был еще очень юн, поэтому не могу подтвердить сказанного. 

    Вэнь Люнянь нахмурился. Даже если бы в этом году Чжао Юэ исполнялось тридцать, в эпоху Чжао Чу он был желторотым, неспособным держать меч юнцом. Исходя из собственных предположений, префект мог понять, что новому знакомому едва исполнилось двадцать, так что написанное в документе не может быть правдой. 

    Аккуратно свернув и отложив пыльный свиток, мужчина серьезно задумался. 

    Могло быть и так, что тот кого он сегодня видел не был настоящим Чжао Юэ. Или это какой-то передающийся по наследству титул. Что если даже его подручные были одурачены? 

    Независимо от того, что окажется правдой, как новоявленный глава провинции Вэнь Люнянь не мог игнорировать несостыковки. 

    Еще некоторое время раздумывая о сложившийся ситуации, мужчина позвал помощника: 

    - Есть ли в этом городе хороший художник? 

    - Конечно, - кивнул Циншань. – Живет по соседству с администрацией. Провалился в поэзии, зато преуспел в живописи. 

    - Пожалуйста, приведи его ко мне, - кинул префект. – Я хочу, чтобы он кое-что нарисовал. 

     

  • Стратегия бандита
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии