• Глава 1. Куб (1)

    Однажды я получил е-мейл. В нем отправитель спрашивал, можно ли ему сделать ремейк моего романа.

    В то время я был ошеломлен. Может я и был на перерыве некоторое время, но просить переделать роман, который был в платной сериализации ...

    Я, конечно, отказался. Если честно, я просто не ответил.

    Отчасти потому, что делать что-то подобное без разрешения, противоречит законам об авторском праве, но это было также потому, что мне было стыдно за статус «перерыва», в котором я был.

    Веб-новелла, которую я писал, называлась «Возвращающийся герой».

    Это не было сенсацией, но это был довольно популярный роман и величайший хит за пять лет моей работы.

    Но в то время, когда я получил е-мейл, я уже три месяца не писал.

    Причина была проста. Слова не шли ко мне.

    Сначала я вкладывал весь свой энтузиазм в произведение. Моя работа приближалась к роману в 50 000 символов, и я вложил свое сердце в написание каждой главы.

    Но после года письменности начался ужасный кризис.

    Тем не менее, я продолжал писать роман еще шесть месяцев, достигнув середины поздней стадии истории. Но из-за того, что я насильно выдавливал из себя текст, история была полна сюжетных дыр, и индивидуальности персонажей рухнули. Неудивительно, что число читателей падало с каждым днем. Я был слишком напуган, даже для того чтобы прочитать комментарии.

    В конце концов, я решил взять паузу.

    Но независимо от того, как долго я отдыхал, я не мог продолжить рассказ, у меня не вышло не единого предложения.

    И когда я погряз в горе осознавая недостатки своих навыков письма ...

    Я получил еще одно письмо с просьбой переделать свой роман.

    [[email protected]]

    [Пожалуйста. Это для личного удовлетворения. Я не буду раскрывать новую версию романа. Он останется только между мной и вами. Кто знает? Может быть, вы будете вдохновлены ремейком и придумаете способ продолжить рассказ ...]

    Это было довольно длинное письмо, состоящее из шести предложений, но то, что он просил, было простым.

    Он хотел переделать мой роман для удовлетворения собственных желаний.

    Насколько же он любил мой роман, чтобы отправить такое электронное письмо? Поскольку я не особенно гордился своей работой, я согласился, чувствуя благодарность и стыд.

    ... В этом ли случае была причина данной ситуации?

    Вероятность выиграть в лотерею равна 1 в 8,145,060. Тогда происходящее со мной в этот момент, должно быть шансом 1 из 7 миллиардов.

    Я стоял в обычном семейном доме.

    Но мир, в который я попал, не был моим миром, и я не был собой. Могло показаться что я философствую, в действительности нет. Это был лучший способ описать ситуацию, в которой оказался.

    Я стал лишним в своем романе.

    Статистом, о котором я не писал.

    Ким Чунь-дон.

    Чунь-дон жил в обычной жилой комнате, родителей у него не было. И я конечно же не знал почему.

    В 9 лет Чунь-дон был принят в «Военную академию агентов», где воспитывались элита для борьбы с монстрами и джиннами.

    Какие способности Чунь-дона позволили пройти вступительный экзамен?

    Я не знал.

    Я ничего о нем не знал. Я даже не знал его лица. Я не шучу. Я действительно этого не знал.

    Когда я смотрю в зеркало ...

    (?)

    Вот что я увидел. Овал с вопросительным знаком.

    Эта безумная одержимость или переселение, была совершенно безосновательной. Я лег спать точно так же, как и в любой другой день, но проснувшись, я оказался в военной академии агентов в последний день семестра.

    Сначала у меня было два подозрения.

    Во-первых, меня разыграли.

    Но эта идея была отброшена всего за пять секунд. Я даже не стану объяснять почему.

    Во-вторых, это был сон.

    Но мне также пришлось отвергнуть эту идею. Как все знают, мысль о том, что вы находитесь во сне, никогда не возникает у спящих людей, и что более важно, ни один сон не длится в течение двух недель с таким ясным чувством реальности.

    В результате я провел последние две недели, размышляя над тем, следует ли рассматривать «мир внутри романа» как «реальность, в которой я находился».

    Дзынь-дзынь-

    Tататататата ~

    Как и в прошедшие две недели, я лежал в постели и безучастно смотрел в потолок, когда будильник телефона начала звонить. Взглянув, я увидел, что «пришло время идти в школу».

    «Почему, черт возьми, я должен ходить в школу».

    13 дней назад, был выпуск военной академии. Но выпускались только не боевые специальности, а такие курсанты не могли называться Героями. Кадеты же боевого класса должны были посещать Академию еще три года.

    Эти три года будут проходить в «Кубе», Академии героев.

    К сожалению, этот проклятый парень Чунь-дон был боевым классом. Опять же, я понятия не имел, кто он.

    «Ах ... как это расстраивает».

    Я почти ничего не делал в течение двух недель. Я провел большую часть своего времени в Интернете, ел, когда проголодался, возвращался в Интернет, чтобы найти выход, смеялся над удивительно забавными и разнообразными шоу по телевизору и … ел, когда проголодался ... В любом случае, единственное мероприятие, заслуживающее внимания, произошло в Сеуле два дня назад, трехчасовая церемония входа в Куб.

    Я не хотел идти, но выбора у меня не было, так как если я не приеду меня исключат.

    «Мне кажется нужно идти, но ...»

    Я не мог понять, кто меня закинул сюда, по какой причине и какой силой обладала эта фигура.

    Но проведя в безделье две недели, я неохотно отправился на встречу своей судьбе.

    Похоже мне предстоит еще долгий путь в этой жизни.

    В таком случае мне, по крайней мере, нужно было зарабатывать себе на жизнь.

    В моем романе «Герой» - это чья-то работа мечты. Хотя все становится серьезным на середине повествования из-за злодеев, кризис произошел вскоре после этого.

    Я просто должен был выжить до тех пор. Когда придет время, я был уверен, что что-то придумаю.

    [7:33 AM]

    До школы было всего 57 минут.

    Я встал и поплелся в ванную.

    Стоя перед зеркалом, меня приветствовал мистер вопросительный знак.

    «... Да уберите этот вопросительный знак. Когда это вообще пройдет?»

    Без шуток мое лицо было вопросительным знаком. Я не знал почему.

    Дело не в том, что я не описал свое лицо. Если бы это было так, то и миллиарды других людей не имели бы лиц. Так почему же лицо Чунь-дона было вопросительным знаком?

    «Я не понимаю».

    Поворчав, я помыл лицо. Я чувствовал свою кожу. У меня тоже были волосы. Это сделало вещи еще более жуткими.

    Немного приведя себя в порядок, я переоделась в форму Куба, которую я получил на церемонии входа. Кроме этого, у меня не было другого багажа.

    Люди, которые увидели бы меня в этой униформе, несомненно испытывали бы зависть, но я не знал, что мне делать.

    Мое лицо было долбанным вопросительным знаком, как я должен был что-то понять?

    Повернув дверную ручку, я оглянулся.

    Мой дом в течение последних двух недель. Эту однокомнатную квартиру я едва нашел благодаря адресу на моей кадетской карточке. Кажется, я привязался к ней за этот короткий промежуток времени. Я чувствовал, что буду скучать по ней.

    Куб располагался в середине Восточного моря. Как только я уйду, я, вероятно уже не вернусь.

    «Эхех.»

    Я оставил позади комфортный дом, в котором мне было хорошо и вошел в темный и чужой мир.

  • Статист в мире новеллы \ The Novel’s Extra
  • Brynmor
    Brynmor 21 Nov 2018 , 9:46pm

    Интересное начало